Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Теофраст Парацельс




ХИМИЧЕСКАЯ ПСАЛТИРЬ,

ИЛИ

ФИЛОСОФСКОЕ РУКОВОДСТВО

(Здесь, или нигде искомое нами)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Почитателям истинного естественного Искусства:

Многое благословение и счастие в Боге!

Возлюбленные чада!

Все Философские писания, трактующие о высокой Гер­метической Медицине, суть не что иное, как лабиринт, в ко­тором ученики искусства впадают в тысячи заблуждений и избирают ложные пути. Никто еще из них до сего дня не обрел истинный выход.

Ибо ежели блуждающим сим и представляется иногда легкий путь, по-видимому, к истинным внешним вратам их ведущий, то вскоре являются им неисповедимые закоулки, которые устрашающихся заключают в вечные темницы. Сим


1 Печатается по изд.: Химическая Псалтирь Феофраста Парацельса. СПб.: Издательство журнала «Изида», 1912. Текст, помещенный в этом из­дании, в свою очередь является точной копией издания: Химическая Псал­тирь Феофраста Парацельса. М.: Вольная типография И. Лопухина, 1784. Текст исправлен в соответствии с современной орфографией.

Данный трактат, скорее всего, не принадлежит самому Парацельсу и является типичной позднейшей стилизацией анонимного автора. Он да­же не упоминается в изданном в 1926—1932 гг. в Йене полном собрании сочинений Парацельса в 10 т. Тем не менее этот трактат представляет определенную ценность для человека, интересующегося практикой алхимии, поскольку является последовательным собранием вполне классических ре­комендаций по осуществлению алхимического делания, причем с принци­пиально концептуальных позиций.

 

же образом и в книгах мудрых представляются иногда легкие и явственные пути, которые при первом на них воззрении ка­жутся гладкими и легкими, но ежели неосторожный работ­ник им последует, то в бесчисленные заблуждения впадает. К сему присовокупляется еще и то, что многие ложные огня работники обманывают многих ложными и злыми (худыми) заключениями, продавая им ложь, и чрез химические рабо­ты свои и бумаги, которыми они легковерным обещают зла­тые горы, посевая волчцы, пшеницу собрать желают. Чрез сие, будучи побужден состраданием, предлагаю вам разум­ные и на истинном, естественном Искусстве основанные пра­вила, которые назвал я моею настольною книгою и Химиче­скою псалтирью. Ибо все искусство ясно и, так сказать, в картине очам вашим предлагается. Рассуждайте о прави­лах сих, рассмотрите, осмыслите их и утвердите ими разум ваш, и тогда избежите заблуждений. Ибо кто верит всякому обманщику без различия, тот самопроизвольно обманут бы­вает. Истинное Искусство окружено многими заблуждени­ями, которые вас легко сбить с толку могут.

И сего ради, прежде начатия работы, разберите (обду­майте) причины естественных вещей с мудрым и непоспеш­ным разумом; или не предпринимайте лучше дела сего: луч­ше употребить время на другие науки и здравые размышле­ния, нежели претерпевать благозаслуженное наказание за дерзость и глупую бессмысленность.



Препоручаю вас Богу.

Писано в 1522 году.

 

1. Что ближе всего к совершенству, то легче всего в совершенство приводится.

2. Несовершенное ни чрез какое искусство совершен­ного не приемлет, ежели наперед не будет очищено от смешанных с Меркурием и серою земных серы и нечистот, в чем совершенное лекарство (врачевание) удерживает

преимущество.

3. Несовершенное сделать постоянным (твердым, не­подвижным) без духа и серы совершенного есть дело не­возможное.

4. Философское небо разлагает все металлы в их пер­вое вещество (материю), то есть в Меркурий.

5. Кто пытается превращать металлы в Меркурий без Философского неба или без металлической живой воды (aqua vita)1 и соли, тот весьма заблуждается; ибо появля­ющаяся в Меркурии от других средств (способов) разве­дения нечистота может быть видимою даже невооружен­ным глазом.

6. Ничто совершенно постоянным (твердым, непо­движным) сделаться не может, что нерушимо с постоян­ным (твердым, неподвижным) соединено не будет.

7. Растопляемое золото может быть превращено и об­ращено в кровь.

8. Чтобы серебро сделать постоянным (твердым, не­подвижным), не должно разводить его ни в порошок, ни в воду, ибо через сие разрушится оно до основания; но надлежит неотменно привести оное (его) опять в Мер­курий.

9. Серебро (кроме как чрез физическую тинктуру2) не может быть превращено в золото, ежели не будет сде-




1 Возможно также имеется в виду «liquor vitae» — универсальное лекарство. Дело в том, что под металлической водой Парацельс понимал третье начало всех металлов — соль (см. примеч. на стр. 63), однако здесь соль упоминается наряду с живой водой.

2 Физическая тинктура (Tinctura physicorum) именуется также крас­ным львом и упоминается во множестве алхимических сочинений. Это красная жидкость, способная не только превращать металлы в золото, но и продлевать жизнь, являясь также эликсиром, или Liquor vitae.

 

лано текучим Меркурием. Таковым же образом и о про­чих металлах судить должно.

10. Несовершенные тела приводятся в совершенство серебром и превращаются в чистое золото, ежели напе­ред превращены в Меркурий и белою или красною серою к силе огня приуготовлены.

11. Каждое несовершенное тело, чрез предварившее возвращение в Меркурий и последовавшее за тем варение с серою на собственном (свойственном ему) огне, приводит­ся в совершенство. Ибо из сего рождаются золото и сереб­ро. Заблуждаются и тщетно работают те, которые Солнце и Луну1 хотят приуготовить другим образом.

12. Железная сера (железо—сера) есть наилучшая. Будучи смешанной с золотою серою, она производит ле­карство.

13. Не родится Солнце, если не было наперед Луны.

14. Естество составляет вместе и варит минералы их мало-помалу; и сим образом все металлы производит оно из единого корня, до самого последнего конца металлов, который есть золото.

15. Меркурий съедает (нападает, хватает) золото, разводит его в Меркурий и делает летучим.

16. Камень составлен из серы и Меркурия.

17. Ежели приуготовление Меркурия не изучено бу­дет у искусившегося художника, то чрез чтение книг оно не приобретется.


1 В оригинальном тексте здесь и далее слова Солнце и Луна были заменены соответствующими символами. Таким образом подразумева­лись одновременно планеты и металлы — золото и серебро соответст­венно. Поэтому мы пишем их, так же как и Меркурий — ртуть, с боль­шой буквы.

 

18. Приуготовление Меркурия в философский менст-руум1 называется также умерщвлением.

19. Исполнение сего Великого Делания превосходит все таинства природы; и ежели кому от Бога или от ху­дожника не откроется и делом не покажется, тот никогда из книг к оному не достигнет2.

20. Сера и Меркурий суть вещество камня. Сего ра­ди нужно знать Меркурий, дабы избрать лучший; благо­даря чему камень сделается скорее.

21. Некоторый Меркурий сокрыт в теле и готов без всякого иного приуготовления; но трудное (мудреное) ис­кусство извлечь его оттуда3.

22. Меркурий не может быть превращен в золото или серебро и сделан быть постоянным (твердым, неподвиж­ным), кроме как посредством Великого Делания.


1 Менструум (разрешительность) — жидкость (liquor), способная растворять твердые тела для извлечения из них тинктур, экстрактов и са­мых тонких и существеннейших частиц. (Примеч. пер.)

Слово menstruum (лат. месячное) у Парацельса объясняется еще и следующим образом: «Menstruum, посредством которого воля может осуществлять доброе или злое воздействие, есть живая Mumia (магнети­ческое тело). Mumia — это форма, содержащая эссенцию жизни. Когда мы едим мясо животных, не это мясо возобновляет кровь и скелет нашего тела, но невидимый носитель жизни, извлеченный из плоти животных... Наибольшей силою обладает Mumia... умерших внезапною смертию...» (Гартман Ф. Жизнь Парацельса и сущность его учения. С. 158, 159). См. также правила 42 и 99—101.

2 См. также 17. Повторение того, что из одних только книг нельзя постичь искусства алхимии, свидетельствует о действительной важности этого правила всякой истинной науки.

3 Вообще, по убеждению алхимиков, тело человека, как самого совер­шенного творения природы, уже содержит в себе все необходимое для осуществления Великого Делания. Поэтому постоянно использовались в их практике кровь, моча, волосы и т. д. Но отсюда же возникло и убеж­дение в том, что можно достичь бессмертия, не прибегая ни к каким внешним средствам.

 

23. Развести и сделать постоянным (твердым, непо­движным) есть одно и то же; делается тою же вещью и в том же сосуде.

24. Что съедает Меркурий и делает его неподвиж­ным, то же и красит его через одну и ту же работу.

25. При сем деле наблюдать должно четыре степени огня: в первом Меркурий распускает свое тело; во втором Меркурий высушивает серу; в третьем и четвертом Мер­курий делается неподвижным (постоянным).

26. Вещи, повсюду (совершенно) между собою сме­шанные, через малейшее нерушимо связуются (соединя­ются), как, например, снег в воде смешивается.

27. Разные (различные) простые (несложные) вещи чрез гниение свое производят другие.

28. Форма (внешний образ) и вещество неотменно должны быть единого рода.

29. Сера и меркуриальная сила одного рода, он про­изводит золото и серебро; и сера есть оное (сие) чистое золото и серебро, не в том виде (образе), в котором мы (его) видим глазами: но чрез который они в Меркурий разводятся.

30. Без Философского разведения золота в Меркурии может из золота извлечена быть твердая масленность, ко­торая вместо ферментации (кисления, брожения) служит к рождению золота и серебра и для сокращения дела упо­требляется. Гебер называет оную Ребис.

31. В Меркурии разведенные металлы могут быть опять составлены в тело, ежели прибавится к ним несколько кис­ления (брожения); иначе сохраняют они беспрестанно вид (форму) Меркурия.

32. Философское небо, или винный камень, превраща­ющий все металлы в Меркурий, есть металлическая живая вода мудрых. Так они разведенные дрожжи (подсед) и на­зывают.

33. Сера и Меркурий состоят из одинакового (едино­го) естества.

34. Философский камень есть не что иное, как золо­то и серебро, которое одарено совершенною и драгоцен­ною тинктурою.

35. Золото и серебро имеют в собственном роде сво­ем столь много достаточных богатств, которые чрез при-уготовление их могут быть приведены и превращены в ес­тество и силу кисления (брожения), что количество оных

может быть умножено.

36. Два высочайших крайних конца находятся в Мерку­рии, то есть: великая незрелость и весьма великое отварение.

37. Мудрые наблюдают правило сие: что каждая су­хая вещь тем скорее впитывает влажность своего рода1.

38. Известь примененного серебра впитывает по­спешно свой Меркурий, это и есть минеральное основа­ние мудрых.

39. Сера есть душа; Меркурий же — вещество.

40. Меркурий чрез серу несовершенных металлов сам делается твердо-несовершенным телом и превращается в металлический род того несовершенного тела, коего серою сделался он жестким и твердым.

41. Совершенно невозможно из серы несовершен­ных металлов получить золото и серебро. Каждая вещь не


1 Возможно, здесь имеется в виду процесс пропитывания золота рту­тью, о котором Р. Бойль написал целый трактат и против публикации ко­торого был И. Ньютон.

 

может дать ничего более того, что в себе имеет и со­держит.

42. Меркурий есть женское семя всех металлов и мен-струум их, ежели искусством искусного работника к сему приведен будет: ибо через исполнение Великого Делания приемлет он и проходит свойства всех металлов, до само­го золота.

43. Дабы тинктура получила красный цвет, Меркурий должен быть одушевлен единым златоокислением; ежели же хочешь иметь цвет белый, то среброокислением.

44. Философское дело может быть сделано с легкою работою и без великих издержек, во всяком месте, во вся­кое время и каждым человеком, ежели только имеет под­линное (истинное) и достаточное вещество.

45. Сера из золота и серебра содержит духов в их родах.

46. Сера золота и сера серебра суть истинные мужские семена камня.

47. Все, что имеет содержащуюся в нем и неподвиж­но творящую силу, неотменно должно быть твердо (по­стоянно) и пребывающе.

48. Тинктура, несовершенному совершенство присво-яющая, проистекает из источника Солнца и Луны.

49. Кто употребляет серу Венеры, тот заблуждается1.

50. Венере не дано ничего от естества, необходимого для исполнения Великого Делания или пригодного к со­вершению (произведению) Солнца и Луны.

51. Примечай: ежели Солнце обращено в Меркурий прежде совокупления менструума его, то оно ни душою,


1 То есть те, кто пытается сделать золото из меди. Выдавать медные сплавы за золото мошенники продолжают и до сего дня. Особенно пе­чально знаменита этим бериллиевая бронза.

 

ни кислением (брожением) даже серою быть не может и ни к чему не полезно.

52. Когда дело приведено будет к концу, то чрез по­вторение может оно стать огненным.

53. Для сокращения дела совершенные тела должны быть приведены в текучий Меркурий и в сухую воду: да­бы приняли кисление.

54. Приуготовление Меркурия, совершаемое чрез сублимацию (и происходящее затем разбуждение), есть лучше, нежели делаемое чрез амальгамацию.

55. Душа не может принять иного вида (образа), как только от приходящего духа, который есть не что иное, как золото, обращенное в Меркурий.

56. Меркурий приемлет образ Солнца помощью духа.

57. Разведенное в Меркурий золото есть дух и душа.

58. Сера мудрых, тинктура и кисление (брожение)

значат одно и то же.

59. Обыкновенный меркурий делается равным всем телесным Меркуриям и подобию их и естеству подходит

всего ближе.

60. Кисление (брожение) делает Меркурий тяжелее

весом.

61. Ежели обыкновенный меркурий не будет одушев­лен, то ни к частному, ни к универсальному ничего не

приносит.

62. В истинно умерщвленном Меркурии впечатлена

уже душа.

63. Золото может быть приготовлено к кислению та­ким образом, что одна часть может одушевить десять ча­стей; сие дело не имеет конца.

64. Меркурий совершенных тел находится в середце-вине обыкновенного меркурия и тел несовершенных; но ис­кусство извлечь его оттуда есть самое труднейшее.

65. Иногда обыкновенный меркурий через возверже-ние (возведение) камня превращен бывает в Солнце или Луну; через что он возвышается и сделан быть может рав­ным телесному Меркурию.

66. Обыкновенный одушевленный Меркурий есть величайшее таинство.

67. Меркурий всех металлов с прекращением делания превращается в золото или серебро.

68. Влажная и тихая теплота огня называется Египет­скою1.

69. Достойно примечания, что мать обыкновенного серебра не есть серебро, но некоторый Меркурий, кото­рый свойствами своими равняется Луне.

70. Металлическое серебро мужского естества.

71. Обыкновенный меркурий из-за неплодоносной хладности принимает естество женское.

72. Меркурии полуметаллов имеют великое сходство с естеством серебра.

73. Все вещи произведены через Солнце и Луну, то есть из двух сущностей (субстанций).

74. Муж и жена, то есть Солнце и Меркурий, соеди­няются в одно.

75. Обыкновенный меркурий без приуготовления не годится к делу.


1 Здесь имеется в виду, что следует поддерживать температуру огня равной средней температуре летнего дня в Египте. Подробнее о температу­рах Делания см.: А. Пуассон, часть вторая, гл. V. Это упоминание о Егип­те можно рассматривать как свидетельство о том, что сама алхимия зароди­лась именно в Египте. Слово «алхимия», напомним, происходит от египет­ского Khemi (Черная земля) со средневековой арабской добавкой «ал».

 

76. Четыре Сатурна, Меркурий и Солнце совершают сочетание золота, то есть мужского и женского кисления (брожения).

77. При завершении разведения золото вновь обра­щается в меркурий.

78. Без гниения никакое разведение не совершается.

79. Гниение продолжается и распространяется до бе­лизны.

80. Очищение духа есть великое таинство, чрез кото­рое приуготовляется менструум; ибо чрез сие разводится золото.

81. Меркурий разводит золото в образе (виде) воды его, то есть в текучий Меркурий, который есть он сам.

82. Разведение (распущение) есть основание суше­ния жидкостей.

83. Когда золото обратится в текучий Меркурий, то недолго остается оно в том же виде (образе).

84. Кисление (брожение) высушивает Меркурий, де­лает его тяжелейшим и постояннейшим (твердейшим, не­подвижнейшим).

85. Солнце называется Философским кладезем (ис­точником).

86. Вещество обращается чрез гниение в густоту, или ил, который есть начало сгущения (сседания, суше­ния) жидкостей.

87. Есть еще более легкий путь, посредством которого у золота и серебра отнимается их сера; этим путем всякий Меркурий постоянно превращается в золото и серебро.

88. Вещество не должно никогда снимаемо быть с ог­ня. Кто поступает иначе, тот портит дело.

89. Когда вещество достигло черного цвета, то нуж­но употреблять вторую степень огня.

90. Мытье (омытие) мудрых есть только подобие, ибо единый огонь все совершает и улучшает (исправляет).

91. Яд и нечистота прогоняются силою огня без вся­кого прибавления. Один огонь сей все производит.

92. Огонь через проницающую силу свою очищает и возвышает во сто крат более, нежели какая ни есть вода.

93. Как скоро при жизни и при рождении какой-ли­бо вещи огонь погасает, так же скоро нападает смерть на вещь растущую.

94. Дух есть теплота.

95. Вещество, достигшее белого цвета, не может уже быть растлено (испорчено).

96. Всякое растление вещества означается смертным ядом.

97. Склянка, или сосуд, называется матерью.

98. Так же как тяжесть до бесконечности умножать­ся не может, так и сила серы не может быть далее распро­страненною, нежели только до некоторых пропорцио­нальных пределов.

99. Надлежит отметить вопрос: для чего мудрые ве­щество камня своего называют менструум?

100. Сера заслуживает названия формы, а менстру­ум — материи.

101. Менструум представляет маловажные и низкие стихии, то есть землю и воду; сера же — оба вышние, огонь и воздух, как мужские действующие существа.

102. Ежели ты разобьешь яичную скорлупу так, что яйцо выльется, то ничего доброго не сделается. Равным образом, ежели ты откроешь сосуд и вещество ощутит воздух, то никогда ничего не сделается.

103. Кальцинация1 Меркурия в реверберирной печи2 гораздо лучше всякой другой.

104. Изречения философов надлежит прилежно при­мечать, ибо через сублимацию разумеют они разведение тел в Меркурий посредством огня первой степени; сему последует вторая работа, которая есть напоение Меркурия серою; третье есть делание Меркурия неподвижным в со­вершившемся и совершенном теле.

105. Число заблуждающихся и отрицающих бытие Меркурия бесчисленно, поскольку он есть в своем виде; они же такого мнения, что с совершенными телами амаль­гамированная известь и есть субъект камня и вещества.

106. Белое лекарство приводится в совершенство в ог­не третьей степени. Но прежде белого лекарства не надле­жит употреблять степень сию; иначе дело испортится.

107. Четвертая степень огня рождает красное вещест­во, в котором являются многие цвета.

108. Ежели дело после белого цвета не приведено бу­дет до высочайшей красноты, то пребудет оно несовершен­но, касательно не только белой, но и красной тинктуры; и сим образом оставляется оно мертвым, доколе не достиг­нет красноты.

109. После пятой степени Персидского огня вещест­во получает новые силы.

 
 


1 Химическое действие, чрез которое земля, камень или металл, по­средством огня, приводятся в состояние извести, иначе —- прокаливание.

(Примеч. пер.)

2 Печь сия сделана таким образом, что огонь, в ней разведенный, принужденно течет или стремится на те вещи, которые действию огня подвергаемы бывают. (Примеч. пер.)

 

110. Дело не завершено, ежели лекарство не делается подобным мази и как воск.

111. Дело увощения совершается тремя или четырьмя мерами Меркурия, который есть начало камня.

112. Увощение белого лекарства производится через белую воду, без одушевленного серебром Меркурия. Уво­щение же красной тинктуры производится через Мерку­рий, одушевленный золотом.

113. Довольно уже, ежели вещество после увощения уподобится свинцу или тесту.

114. Повторяй увощение столь долго, пока не выдер­жит совершенного опыта.

115. Ежели Меркурий, которым упоено лекарство, бу­дучи обращен в дым, улетает от него, то сие ничему не вре­дит, не смущайся, ибо вещь сия опять упадет вниз.

116. Когда лекарство хорошо упоено, то изъясняет оно загадку о Царе, из кладезя возвращающемся.

117. Ежели золото, которое обыкновенным меркури-ем приведено в первую меркуриальную воду свою, про­стынет, то дело портится.

118. Мудрые сохраняют вещество, натурою приуго­товленное и сваренное, и иногда приводят оное в первое вещество; ибо каждая вещь, возвращаясь туда, где она имеет свое начало, расходится (разводится) неразделимо, подобно как снег в воде.

119. Мудрые приводят годы в месяцы, месяцы в не­дели, а сии во дни1.

 
 


1 Здесь, вероятно, имеется в виду то, о чем говорит Фома в главе ше­стой первого трактата: «подражающий природе может превращать есте­ственные виды, то есть делать [быстро] то, что природа исполняет мед­ленно, в течение бесконечного времени».

 

120. Первое варение Меркурия, натурою совершаемое, есть единственная причина несложного совершенства его, которого он превзойти не может. Ибо должно помогать не­сложности его, когда наше золото ищут в собственной зем­ле его, которая есть не что иное, как чистый Меркурий, ма­ло и несовершенно естеством варенный.

121. Через второе варение Меркурия после естествен­ного сила Меркурия умножается в десять крат.

122. Но меркуриальный камень делается чрез повто­ряемое варение с прибавлением золота; и сим образом как муж, так и жена варятся двоекратно.

123. Золото кладут в Меркурий для того, чтобы оно разведено было в серу. Потом варится оно в Философ­ский камень.

124. Каждые рассматривают ежеминутно Философ­ский Меркурий, однако же не познают и не разумеют его.

125. Каждый Меркурий, какого бы происхождения он ни был, праведно содержит вещество камня и хорошо сохранил оное.

126. Всякая вещь, из которой извлечь можно Мерку­рий, подвержена Философскому лекарству.

127. Кто писание мудрых приемлет и разумеет букваль­но, тот заблуждается весьма грубо; ибо все они говорят, что только один есть Меркурий.

128. Каждый Меркурий превосходит другой в тепло­те, сухости, варении, чистоте и совершенстве, ежели он приуготовлен без уничтожения и потери вида (образа) его и от излишества своего очищен; в этом и состоит сокрови­ще и таинство камня.

129. Ежели бы приуготовление обыкновенного мер­курия любителям мудрости известно было, то не было бы нужды искать более Философского Меркурия, также ни­какие другие металлические и меркуриальные жизненные воды; ибо приуготовление обыкновенного меркурия все сие в себе содержит.

130. Каждый металлический и минеральный Мерку­рий посредством постепенного восхождения может быть выварен и возвышен до свойств других меркуриальных тел, даже до золотых. Оттуда же может он быть приве­ден к силе и свойству всякого желаемого металлическо­го тела.

131. Обыкновенный меркурий прежде надлежащего приуготовления не есть Философский Меркурий; после же приуготовления прилагается ему имя Философского Мер­курия; ибо тогда содержит уже он в себе точный способ (искусство, образ) и истинный путь, позволяющий извле­кать Меркурий из других металлов. Он же есть начало ве­личайшего делания.

132. Когда обыкновенный меркурий приуготовлен, то должно почитать его за металлическую живую воду1.

133. Страждущий Меркурий и менструум не должны терять внешнего вида Меркурия.

134. Кто вместо текучего Меркурия (для совершения Философского делания) употребляет сублимированный или в порошке кальцинированный, или даже преципи-тированный, таковой заблуждается и весьма себя обма­нывает.

 
 


1 Возможно, здесь под живой водой имеется в виду лекарство, о ко­тором в трактате «Руководство по изготовлению и применению фило­софского камня» в третьей главе, называемой «Использование камня», Парацельс пишет следующее: «Знай же, что его надо использовать в очень маленьких дозах в вине или другой подобной жидкости».

 

135. Кто для совершения философского дела превра­щает Меркурий в чистую воду, тот весьма заблуждается.

136. Произвести Меркурий из чистой обыкновен­ной речной воды может одна только Природа, и никто

иной.

137. Неотменно требуется в великом физическом делании, чтобы сырой меркурий превратил золото в Мер­курий.

138. Когда Меркурий приведен обратно в воду, тогда разводит он и золото в воду; а для делания камня весьма нужно, чтобы он разведен был в Меркурий.

139. Семя и менструум должны иметь одинаковый

внешний вид.

140. В учении мудрых сказано, что мы необходимо должны побуждать (подстрекать) естество. Итак ежели менструум сух, то тщетно ожидать разведения.

141. Семя камня должно быть принято (зачато) в ви­де подобном и близком металлам.

142. Необходимо воспринимать семя Философского лекарства, которое заключает в себе обыкновенный мер­курий.

143. Таинство всех таинств камня есть то, чтобы знать, что Меркурий есть вещество и в то же время менструум и что меркурий есть вид (образ) тел совершенных.

144. Меркурий один сам по себе мало способствует

к рождению.

145. Меркурий есть стихия земли, к которому надле­жит приложить одну грань Солнца.

146. Семя золота не состоит единственно в умножаю­щем множестве, но также и в силе оного.

147. Совершенный Меркурий для дела рождения тре­бует жену.

148. Каждый Меркурий происходит из двух стихий и в них участвует: сырой из воды и земли; вареный из ог­ня и воздуха.

149. Кто хочет Меркурий приуготовить и возвысить в металл, тот должен приложить несколько кисления (брожения), дабы он мог быть возвышен до таковой ме­таллической степени, как нам хочется.

150. Высочайшее таинство всего дела состоит в физи­ческом разведении в Меркурий и в возвращении в первое вещество.

151. Разведение золота должно производиться соглас­но природе, а не чрез ручную работу.

152. Когда золото соединится или сочетается со сво­им Меркурием, то приобретет вид золота, большее же приуготовление находиться будет в извести.

153. Задача (вопрос) между мудрыми: когда Мерку­рий серебра соединен будет с Меркурием золота, имеют ли они место в Философском менструуме?

154. Меркурий серебра содержит естество мужское; но два мужа столь же мало рождать могут, как и две жены.

155. Эликсир состоит в том, чтобы он был извлечен и чтобы избрана была чистейшая сущность Меркурия.

156. Кто хочет работать, да работает в разведении и возгонке при двух свечах.

157. Золото делает золотой цвет, а серебро — сереб­ряный; но кто умеет красить золотом или серебром Мер­курий, тот постигает тайну.

 

Дружелюбный читатель!

Теперь ты имеешь философские правила, без которых, кто бы ты ни был, не сможешь достигнуть желаемого кон­ца. Употребляй их с благодарным сердцем. Будь благодете­лен, благочестив и богобоязнен. Действуй с благоразмыш-лением и не предпринимай никаких работ, пока не будешь иметь совершенного понимания вещей. Тогда уже, несо­мненно, в страхе Божием, можешь приступать к делу. Пре­мудрость, которой ты служишь, ни в каком счастье тебе не

откажет.

Живи счастливо и будь блажен!

 

 

НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ,


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.071 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал