Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Chapter 13. «— По воскресеньям — никакой почты, — громко заявил он с довольной улыбкой, намазывая джемом свою газету




«— По воскресеньям — никакой почты, — громко заявил он с довольной улыбкой, намазывая джемом свою газету. — Сегодня — никаких чертовых писем…»

Джерард закрыл «Гарри Поттера» и сладко потянулся.

-Воскресенья хороши тем, что не нужно никуда идти, глупый Вернон, – с важным видом сказал он сам себе и раскинулся на кровати с довольной улыбкой в позе морской звезды. Несомненно, воскресенья – это лучшее, что случилось с человечеством.

В комнату осторожно заглянула мама, боясь разбудить сына, если тот еще спит. Но обнаружив улыбающегося Джерарда, она вмиг просияла, довольная тем, что ее мальчик снова начал радоваться жизни, и смело вошла.

-Завтрак готов. Будешь? Я испекла пирог.

-Нет, я совсем не хочу есть. Я просто выпью кофе. Сделаешь? – Джерард попытался изобразить щенячий взгляд, но, по-видимому, у него вышло плохо, потому что мама ласково рассмеялась.

-Сделаю, лентяй, – Донна продолжала улыбаться, – а ты чего сегодня такой довольный?

-Потому что воскресенье! – заявил Джерард таким тоном, как будто это было совершенно очевидно, при этом не прекращая по-доброму улыбаться маме.

-И что ты сегодня собираешься делать?

-Совершенно ничего.

Они оба рассмеялись друг другу. Джерард был рад, что у него есть такая мама, а Донна просто была счастлива, что ее сын улыбается.

-Спускайся вниз. Кофе будет скоро готов. Я люблю тебя, Джерард.

-И я тебя, мам.

Донна вышла из комнаты, а Джерард быстро соскочил с кровати и побежал к весам. Маленькие электронные друзья на батарейках теперь стали неотъемлемой частью каждого его утра, и новый день не мог начаться без циферок на маленьком экране.

Сегодня весы показали, что Джерард стал легче еще на один килограмм, поэтому он, окрыленный счастьем, радостно вскрикнул и полетел вниз, чувствуя запах уже готового кофе.


Когда Джерард спустился, мама сообщила ему, что горячий кофе стоит на столе, а ей нужно срочно убегать на работу, потому что кто-то где-то что-то не смог, и теперь все полетит к чертям, если она сиюминутно не явится на работу и не спасет всех. Поэтому, чмокнув сына в лоб, она вылетела из квартиры, оставляя Джерарда совершенно одного.

Взяв в руки кружку с горячим напитком, Джерард поковылял в комнату матери. Там он отыскал диск с мультиком «Король Лев» и, включив его, быстро залез в постель, которая еще сохранила тепло и запах мамы.

На экране замелькали первые кадры родного мультика, в полумраке комнаты витал аромат горячего кофе и маминых духов, а Джерард с детской улыбкой на губах внимательно уставился в телевизор, крепко сжимая в руках чашку, пытаясь согреть руки.

И именно так он провел весь день – валяясь в теплой кровати за просмотром любимых мультиков детства. Это было лучшее воскресенье в его жизни.



Часы показывали ровно семь вечера, когда Джерард вошел в квартиру и снял свою куртку. Проваляться весь день в постели – идея, конечно, замечательная, но было еще одно очень важное дело. Джерард купил новый альбом.

Он зашел в свою комнату и, положив альбом на стол, внимательно посмотрел на своего нового друга. Он провел в магазине целый час и замучил всех продавцов, пока выбирал его, потому что купить альбом – это не просто купить альбом. Это значит выбрать одно живое существо из тысячи других, которому можно будет доверить все свои тайны, будучи уверенным, что о них больше никто не узнает. И теперь он внимательно вглядывался в это создание, пытаясь понять, можно ли доверить этому альбому все самое сокровенное, что есть у него в душе? Несколько темно-синих бабочек стремились ввысь, за грань обложки, на белом листе, кое-где заляпанном такими же синими пятнами. Прошло еще несколько секунд, прежде чем Джерард решил, что может доверять этому альбому.

Уже не терпелось взять в руки карандаш и нанести ровные четкие штрихи на первом листе. Но идей для нового шедевра пока не было, а пачкать нового друга всякой бредятиной не хотелось, ведь первый рисунок – это святое. Поэтому Джерард просто оставил альбом лежать на столе и вышел из комнаты. Скоро должна была вернуться мама.

И не успел Джерард еще спуститься вниз, входная дверь громко хлопнула, оповещая о том, что мама дома.

-Ну и как твой план по ничегонеделанию? – разуваясь, спросила она.

-План выполнен, капитан! – Джерард встал по стойке смирно и театрально отдал честь.



-Выдумщик, – Донна ласково рассмеялась и пошла на кухню.

Джерард куда-то убежал, по звукам журчащей воды, кажется, в ванную комнату, а тем временем Донна открыла холодильник, и тут же ее лицо приняло серьезный вид.

Дождавшись, пока Джерард выйдет из душа, она позвала его на кухню и приказала сесть за стол.

-Мам, что-то случилось? – Джерард был обеспокоен резкой переменой в настроении матери.

-Джерард, когда ты последний раз ел?

-Я.. – Джерард запнулся. –Я ел..

-Когда?!

Джерард не ответил.

-Ты сильно похудел. – строго проговорила Донна.

Джерард все так же молчал, глядя в пол.

-Ты.. – слова давались с трудом. – Ты голодаешь?

-Что?! Да как тебе такой бред в голову мог прийти? – Джерард повысил голос, задыхаясь от возмущения.

-Тогда когда ты последний раз ел?! – еще громче закричала мама.

-Я толстый!

Тишина тяжелым грузом опустилась на узкое пространство маленькой кухни.

-Что ты делаешь, Джерард? – через несколько минут тяжелого молчания тихо проговорила Донна.

-Все в порядке. Так надо. Я хорошо себя чувствую. – Джерард принялся оправдываться, как нашкодивший первоклассник.

-Ты питаешь одним только кофе, так нельзя!

-Нельзя быть таким толстым, а все остальное – можно!

Джерард выскочил из-за стола и взлетел вверх по лестнице, громко хлопая дверью. Да, он не ел уже пять дней. Но в этом нет ничего страшного! Это его план! И почему же он должен от него отказываться, когда он так прекрасно работает? Мама просто не понимает, о чем говорит. Она не понимает каково это, когда над тобой все смеются, когда ты толстый и омерзительный, когда ты слабый, когда Фрэнк…

Альбом резко распахнулся, и карандаш, крепко сжатый в толстых пальцах, начал нещадно насиловать девственный лист бумаги, выводя на нем черты такого знакомого лица. Считал ли он его красивым? Нет, он считал его прекрасным.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.046 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал