Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Великое княжество Литовское и Русское




1.Формирование княжества

2.Расцвет государства. Гедимин (1315-1341)

3.Взаимоотношения Литвы и Москвы

4.Грюнвальдская битва (15 июля 1410 года)

 

1.Северо-западные русские княжества ордынского ига не знали. Видимо поэтому они получили название «Белой», то есть свободной Руси (по другой версии, это название от преобладания берёз в растительности края или от цвета холщёвых свиток жителей). В это же время крайний северо-западный угол – район Белостока и Гродно – стал называться «Чёрной Русью» (возможно, от хвойных лесов). Эти территории были политически раздробленными, разделёнными непроходимыми лесами и болотами. Они стали добычей литовских князей.

К 1240 году разрозненные литовские племена объединил князь Миндовг, ставший первым великим князем литовским. Это был отважный, но жестокий и коварный правитель. Он организовал оборону против натиска немецких рыцарей. Несколько раз разбил их и тем самым остановил их дальнейшее продвижение на восток. Миндовга поддержала русская знать Гродно, Пинска, Берестья и других близлежащих земель западной Руси. Таким образом, новое государство с самого момента своего образования было русско-литовским. Русские и литовские земли объединились в единое государство для того, чтобы совместно противостоять врагам, которые угрожали как с запада, так и с востока.

Управлять русскими землями Миндовг поставил своего старшего сына Войшелка. Вскоре Войшелк крестился по православному обряду, стал монахом и власть передал русскому князю Роману Даниловичу. Миндвг же, рассчитывая получить помощь с запада и остановить натиск рыцарских орденов, решился принять католичество. Однако его надежды не оправдались, и в 1261 году он отрёкся от христианства. В 1262 году русско-литовские войска разбили тевтонцев, а затем нанесли поражение ордынским войскам, которые пытались проникнуть в пределы Литвы.

В 1263 году Миндовга и его младших сыновей убили в ходе усобиц среди литовской знати. Жители западнорусских земель поддержали Войшелка, и это помогло князю-монаху утвердиться и в литовских землях. Войшелк заключил союз с галицко-волынскими князьями, признавая их старшинство. Но весной 1267 года он был вероломно убит, и в русско-литовском государстве начались новые усобицы.

2.Расцвет русско-литовского государства достигнут при князе Гедимине. На полоцкий престол Гедимин посадил своего брата, а его старший сын Ольгерд, который был женат на дочери витебского князя, после смерти тестя получил Витебское княжество. Гедимину подчинились Минское, Брестское княжества. Присоединив западные территории древнерусского государства, Гедимин свой взор обратил на Киев, который после батыева погрома и новых ордынских набегов пришёл в полный упадок. В конце 20-х – начале 30-х годов XIV века Киевское княжество признало власть Гедимина. Таким образом, Гедимин раздвинул границы своего государства на юг и на восток. Именно в это время государство стало именоваться Великим княжеством Литовским.



Некоторое время с Гедимином соперничало галицко-волынское княжество. Но этот вопрос Гедимин решил путем династического брака: женил своего сына на дочери волынского князя, причем в случае смерти тестя он должен был унаследовать Волынское княжество. Однако волынский князь умер, а на его земли стали претендовать Венгрия и Польша. Пришлось Гедимину дочь выдать за польского короля и на некоторое время отказаться от претензий на Волынь.

Распространялась власть литовского князя сравнительно мирно, потому что условия присоединения русских земель к литовскому государству удовлетворяли все категории населения – и бояр, и дружинников, и горожан, и даже церковь.

Государство Гедимина напоминало Русь времен первых князей. Литовский князь не стремился установить жесткий контроль над присоединёнными землями, и там сохранялись обычаи, традиции и даже прежний порядок управления. Единственное, что Гедимин на местах заменял правителей: вместо русских князей – Гедиминовичи (родственники литовского князя). Гедиминовичи старались сблизиться с местным населением, и даже некоторые из них приняли православие. Князья-наместники собирали в пользу литовского князя дань, а она была значительно меньше той, которую платили ордынцам. И вообще население эту дань рассматривало как плату за защиту от иноземных нападений. Именно спокойствие на всей территории огромного государства, состоявшего на 9/10 из русских земель, обеспечивало условия для развития хозяйства и торговых связей с другими государствами.



При Гедимине столицей стал основанный им город Вильно. В жизни столицы большую роль играл русский квартал, но уже в это время увеличился приток населения из западной Европы, в том числе, появились первые католические монахи. Вильно очень быстро превратился в многонациональный город. Но долгое время его лицо определяла восточнославянская культура. Неслучайно в Европе Гедимина называли «королём Литвы и Руси».

Гедимин, оставаясь язычником, прав православной церкви не ущемлял, но легко шёл на контакты с католической церковью. Он даже обещал римскому папе в случае прекращения нашествий крестоносцев крестить Русь по западному обряду. В 1324 году в Литву прибыло папское посольство. Но против введения католичества поднялись и языческая литовская знать, и русское православное население. Гедимин был вынужден с этим считаться. В 1241 году Гедимин умер, разделив владения между семью сыновьями. Его старший сын Ольгерд получил восточные земли, где преобладали русские, и был готов продолжить политику отца по «собиранию» русских земель.

3. Сложно и противоречиво складывались отношения двух великих княжеств-Литовского и Владимирского.Их сближала необходимость борьбы как с Ордой,так и с Ливонским Орденом.Но Москва и Литва соперничали в собирании русских земель.Они спорили за Новгород,который отстаивая свою независимость от Москвы,часто сажал у себя литовских князей;боролись они и за Смоленск,который будучи вассолом Москвы тянулся к Москве и Рязани,надеясь восстановить с их помощью свой суверинитет,к сближению Москвы и Литвы стремилось помешать польсьское королевство.Оно искало союзников для борьбы с крестоносцами,но при этом не проч было распространить своё влияние на западно-русские и литовские земли.Ливонский Орден и папская курия стремились окаталичить Литву.Для Орды было бы сложно удержать русско-литовские земли.

 

При наследники Гедимина Ольгерде-талантливом и военном государственном деятеле Литва добилась новых больших успехов.Ольгерд в 1362г у Синих вод нанёс поражение ордынцам, после чего к Литве отошли Волынь, часть Подолии, Киев, Чернигов, Брянск и Ржев. В отоношении русских князей Ольгерд предпочитал действовать не силой, а взаимовыгодными предложениями, потому что уход к Литве им сулил защиту от Орды, которая всё более и более теряла свою способность сопротивляться литовским князьям.

 

При Симеоне Гордом (1340-1353гг) наконец-то московские и литовские рубежи сошлись. Литва была готова вмешаться в процесс объединения северо-восточных земель, причём преимущество было на стороне Литвы - обширной, богатой. В 40е гг XIV века началась долгая и изнурительная «литовщина»-воины литовских князей, которые неоднократно осаждали Москву, вторгались в московские владения.

 

Перед Куликовской битвой литовский князь Ягайло Ольгердович пообещал помощь Мамаю, потому что хотел ослабить Москву, но это было крайне не логично для Литвы, которая уже давно вела борьбу с Ордой. Из Литовского княжества, враждовавшего с Ягайло, его братья Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Ольгердович Брянский сильными дружинами пришли на помощь московскому Дмитрию Ивановичу.

После Куликовской битвы Ягайло решил, что союз с Москвой его позиции укрепит. Через свою мать, Ульяну (тверскую княжну), Ягайло договаривался о браке с дочерью Донского, но планы литовского и московского князей смешало нашествие Тохтамыша, который сжег Москву. Москва вновь попала в зависимость от Орды, не могла оказать Литве необходимую военную помощь, и Ягайло стал искать более сильного союзника. Польша предложила Ягайлу жениться на дочери умершего польского Людвига, Ядвиге, которая была единственной наследницей польского короля. Ягайло должен был стать польским королем и объединить личной унией (союзом) Польшу и Литву. В 1385 году в замке Крево между Литвой и Польшей была заключена уния, а через 2 года Ягайло крестил литовцев по католическому обряду. После Кревской унии Литва оказалась в подчиненном положении, и это не устраивало литовскую знать. (В крещении Ягайло получил имя Владислав). Выразителем интересов недовольных стал двоюродный брат Ягайло – Витовт Кейстутович. В конце концов, фактическую власть над Великим княжеством Литовским Владислав (Ягайло) уступил Витовту. Витовт начал сближение с Москвой и даже выдал свою дочь Софью за сына Дмитрия Донского – Василия.

Витовт, став Великим князем литовским, не утратил надежды расширить территорию Литвы за счёт русских земель. В 1395 году он захватил Смоленск, а в 1398 году заключил договор с Ливонским Орденом, намереваясь завоевать Новгород Великий.

В 1395 году в Литве появился Тохтамыш, которого из Орды изгнал Тамерлан (Тимур). В августе 1399 года Витовт повел свои полки к реке Ворскле и сражение проиграл. Так Тохтамышу не смог помочь Витовт вернуть ордынский престол.

Тем временем Орден активизировал свои действия на литовских границах, и ослабевшей Литве оставалось только уповать на Польшу. Польша всё больше подчиняла Литву своему влиянию, и на этом пути важным шагом стала Городельская уния (1413): литовский князь не мог быть избран без ведома польского короля.

По мере того, как окатоличивалась Литва, нарастали противоречия внутри самого литовского общества: православные не могли смириться с католичеством, и в их глазах московские князья приобрели большие преимущества – отныне они выступали в роли защитников истинной веры. И теперь русские князья предпочитали ордынский гнет покровительству литовских князей. Русские князья, которые ещё недавно подчинялись литовским властям, стали с надеждой смотреть на московского князя.

В 1408 году Едигей совершил поход на русские княжества. Это ещё раз показало, что силы Орды велики, что Москва не может Орде достойно противостоять. Едигей, правда, ограничился огромным выкупом, но и это показывало, что Москве ещё надо копить силы для того, чтобы избавиться от ига. В то же время и Орда продемонстрировала свою слабость: Едигей удовлетворился только выкупом.

Борьба Литвы и Москвы имела много проявлений, в том числе походы Ольгерда на Москву при Дмитрии Донском. В это время шла борьба Москвы и Твери. Тверь стала уступать Москве и искала себе союзника. Помощь предложил литовский князь Ольгерд. Вмешательство Литвы соперничеству Москвы и Твери придавало другой оттенок: Москва выступала как патриотическая сила, а Тверь компрометировала себя связями с иноземцами. Трижды приходили войска Ольгерда к Москве:

1. В 1368

2. В 1370

3. В 1372

И всякий раз Ольгерд не мог взять Москву, потому что Дмитрий Иванович успел построить белокаменный кремль. Так что Ольгерду удавалось только пожечь посад и с тем уйти. Эти походы Ольгерда имели большой резонанс: они напоминали походы Орды на Русь.

Во время феодальной войны второй четверти XV века Витовт активно поддерживал Василия II, но рано умер, чем ослабил позиции своего московского внука.

При Иване III «литовщина» продолжалась и обострилась в связи с тем, что русское государство набирало мощь, это оказывало большое влияние на тех русских князей, которые находились в вассальной зависимости от Великого литовского князя. Они стали тяготиться своим положением. Недовольны были полонизацией окатоличиванием населения, ущемлением прав православных. Всё это в совокупности привело к тому, что в 1490-е годы (при Иване III) князья Вяземские, Бельские, Новосильские, Одоевкие, Воротынские, Черниговские перешли на службу к московскому князю. Это вызвало череду войн Москвы с Литвой. Эти войны шли с переменным успехом, и решающей оказалась битва летом 1500 года на реке Ведроше (у Смоленска), в которой русские полки под командованием Даниила Щени разгромили литовские. Это сражение продемонстрировало преимущество Москвы. Заключая договор, Литва вынуждена была смириться с потерей многих западнорусских городов: Чернигов, Стародуб, Путивль, Новгород-Северский, Брянск, Рыльск. Дорогобуж, Гомель.

Василий III продолжил дело отца, правда его войны с Литвой уже не были так успешны, хотя и в 1514 году Даниил Щеня взял Смоленск. В этом же, 1514 году, литовцы разбили русские полки под Оршей. Затяжная война закончилась лишь в 1522 году, и, подписывая тогда перемирие, Москва получила Смоленскую землю.

4. Грюнвальдская битва произошла в 1410 году. В ней объединённые силы Польши и Литвы при участии смоленских полков, чехов и венгров разгромили войска Тевтонского ордена. Это привело к крушению Тевтонского ордена и положило конец продвижению крестоносцев на восток. Однако эта победа упрочила унию Польши и Литвы, после чего правящая верхушка Литвы сблизилась с польскими магнатами и стала активно перенимать их католическую культуру и обряды.

 

 

Русь от Даниила Александровича до Ивана III (конец XIII века – XV век)

1.Причины и предпосылки образования единого централизованного государства

2.Борьба Москвы с Тверью. Причины возвышения Москвы

3.Иван Калита (1325-1340)

4.Симеон Гордый (1340-1353)

5.Иван II Красный (1353-1359)

6.Дмитрий Иванович Донской (1359-1389)

7.Василий I (1389-1425)

8.Феодальная война второй четверти XV века. Василий II Тёмный (1425-1462)

9.Иван III (1462-1505): собирание земель; Государь всея Руси; «стояние» на реке Угре

10. Василий III (1505-1533)

1.Феодальная раздробленность – это закономерный этап в развитии общества. Она приходит на смену раннефеодальному государству и создает условия для дальнейшего экономического и политического движения вперёд. В итоге этого движения в ряде стран западной Европы возникают национальные государства, и возвышается королевская власть, как символ единства страны. Похожие процессы протекали и в восточной Европе, но они имели свои особенности, связанные с тем, что удельный период преодолевался в условиях ордынского ига. Поэтому объединение земель и образование русского единого государства значительно отличалось.

В конце XIII-начале XIV века наметились первые признаки хозяйственного восстановления русских земель. Возрождаются и растут деревни, и к ним тянутся починки (новосозданные поселения), которые свидетельствуют об освоении новых земель. Источники позволяют говорить о том, что в это время состоялся переход к более развитым системам земледелия: подсека и перелог сменяются трехпольем (яровое, озимое, пар). С середины XV века «внутренняя колонизация» (то есть освоение под пашню лесов северо-восточной Руси), заметный демографический подъем в деревнях, развитие промыслов становятся основанием прогресса страны и предпосылкой её политической консолидации. В это же время происходит некоторое оживление ремесла и торговли в восстановленных городах. Рядом со старыми центрами поднимаются города, чье положение не столь уязвимо для татарских нападений. Их росту способствует приток населения. На городские рынки тянется окрестное сельское население, и приезжают купцы из соседних княжеств. Так некоторые из городов приобретают значение областных рынков и оказывают влияние на развитие своих регионов. Но возможности русских городов значительно уступают европейским и по своему экономическому, и, особенно, политическому значению: если в западной Европе королевская власть в лице городского населения нашла союзника в борьбе с феодальным сепаратизмом, то русские города такой роли сыграть не могли, потому что утрачивали вечевые традиции, городское население сословно не оформилось и потому никакой самостоятельной политической роли играть не могло. Таким образом, хозяйственные успехи не являются главными предпосылками в преодолении удельной раздробленности.

Одним из главных социально-экономических факторов объединения страны явился рост боярского сословия и феодального землевладения в отдельных землях северо-восточной Руси. Основным источником увеличения числа боярских вотчин стали княжеские пожалования земли с крестьянами. Но остро ощущался дефицит пахотных земель, и это ограничивало развитие боярского сословия, а значит, подрывались военные силы князя. Образование единого государства сопровождалось развитием поместного землевладения, получившего распространение при Иване III: слуги князя получали землю с условием службы. Они получили название дворян (помещиков), поддерживали князя в его политике и надеялись с его помощью упрочить свое положение. Именно рост численности служилого дворянства стал основой усиления военного потенциала московских князей и залогом их успеха в объединении.

Среди социально-политических предпосылок большое значение имела заинтересованность князей в укреплении своих военно-служилых сил и стремлении расширить свои владения за счёт других княжеств. Именно борьба Москвы и Твери во многом предопределила развитие процесса объединения Руси.

Великое княжение владимирское представляло собой готовый институт власти для будущего единого государства. Кстати, его значение фактически восстановлено татарами.

Православная церковь была заинтересована в объединении земель. Её стремление сохранить и упрочить единую церковную организацию, ликвидировать угрозу её позиции как с запада (католицизм), так и с востока (ислам) заставляло церковь поддерживать политику того князя, который будет способен объединить Русь. Выбор церковь остановила на Москве.

Основной политической предпосылкой объединения являлась насущная задача освобождения страны от ордынского ига. Но определённое влияние оказывала и борьба с Литвой, которая тоже претендовала на роль объединителя русских земель.

Культурные и духовные предпосылки облегчали будущее объединение: общий язык, православная вера, традиции и обычаи, правовые нормы.

Развитие общенационального самосознания, которое особенно активно стало проявляться с середины XV века, и это ускорило процесс становления единого русского государства. Тому способствовало внешнеполитическое событие: в 1453 году пал Константинополь, после чего Россия стала наследницей Константинополя, и центр православия переместился в Москву (в то же время это порождало у русских людей чувство «духовного одиночества»). Отныне на московского сильного князя смотрели, как на заступника перед богом, защитника земли и православной веры. Такие настроения необычайно подняли авторитет великого князя.

Главная особенность объединения Руси состояла в том, что приоритетным оказались социально-политические и духовные факторы, и объединение происходило в условиях незрелости экономических предпосылок. Эти особенности серьёзно повлияли на характер власти, обеспечили деспотический её характер.

2. После смерти Александра Невского борьба развернулась между его братьями, потом – сыновьями, а его младший сын – Даниил Александрович – в этой борьбе не участвовал, хотя и был готов поддержать своего старшего брата Дмитрия. Наконец, в 1276 году из Владимирского княжества для него выделили небольшой удел с Москвой.

В XIV веке на роль наследников древней Руси претендовали 2 центра – Великое княжество Литовское и Русское и северо-восточная Русь, но на северо-востоке шло острое соперничество местных княжеств за гегемонию. Всего на северо-востоке было 14 княжеств, которые продолжали делиться на уделы. К началу XIV века возросло значение Твери, Москвы и Нижнего Новгорода. Номинальным главой всего северо-востока был великий князь владимирский, а им становился тот, кто получал ярлык. В XIV веке получивший ярлык на великое владимирское княжение уже не переезжал во Владимир, но при этом имел ряд преимуществ: он контролировал сбор дани, представлял Русь в Орде, распоряжался землями, которые входили в великокняжеский домен. Всё это поднимало престиж князя и увеличивало его власть, поэтому князья вели ожесточенную борьбу за ярлык.

Основными претендентами на ярлык в XIV веке были тверские, московские, суздальско-нижегородские и рязанские князья. В их противостоянии и решалось, каким путём будет происходить объединение земель. Сначала основное соперничество развернулось между Москвой и Тверью, причем по началу преобладающие позиции принадлежали Твери. После смерти Александра Невского ярлык получил его младший брат, тверской князь Ярослав Ярославич (1263-1272). Выгодное географическое положение, плодородные земли притягивали сюда население, и, тем самым, был обеспечен рост боярства. А Московское княжество только выделилось из Владимирского.

Однако «досужий» Даниил Александрович, став московским князем, сумел сделать ряд земельных приобретений: в 1301 году у Рязани отнял Коломну, а в 1302 году – получил «выморочное» Переяславское княжество. Это укрепило Московское княжество.

Вопрос, почему в соперничестве с Тверью победила Москва, решается не столько объективными, сколько субъективными факторами. Объективные факторы Москвы и Твери совпадают: прикрыты от ордынских набегов Рязанским и Нижегородским княжествами, но более надежно прикрыт московский лесистый край; оба на пересечении торговых путей, но с этой точки зрения Москва оказалась удобнее – в Москве перекрещивались торговые пути из северной и северо-западной, Новгородской земли, отсюда легко добраться в Смоленское княжество, а оттуда – на юг, через Москву-реку и Оку можно выйти на Волгу, по которой торговые пути вели в страны Востока. Москва и Тверь – важные торгово-ремесленные центры. Таким образом, главными оказались шаги московских князей, чья политика была более результативной, увенчалась возвышением Москвы над всеми другими княжествами северо-востока. Московские князья сумели наладить конструктивный диалог с Ордой (получили не только ярлык на владимирское княжение, но и право сбора ордынского выхода со всей Руси), привлечь на свою сторону церковь (при Иване Калите митрополит переехал из Владимира в Москву и, таким образом, Москва стала духовным центром русских земель).

В 1303 году, после смерти Даниил Александровича, московский престол унаследовал его старший сын Юрий. Он повел решительную борьбу с великим князем Михаилом Ярославичем Тверским. В 1303 Юрию удалось захватить Можайск и, таким образом, установить контроль над всем бассейном Москвы-реки. Далее он вошел в доверие к хану Узбеку и женился на его сестре Кончаке (Агафье). Хан отдал Юрию Даниловичу ярлык на владимирское княжение, но Михаил Тверской с этим не смирился, и в сражении встретились московские и тверские рати. Московский Юрий Данилович проиграл, и его жена Кончака попала в плен. Вскоре она в Твери умерла. Это позволило Юрию обвинить тверского князя во всех грехах. Михаил Ярославич откликнулся на зов ордынского хана, хотя и понимал, что его ждёт смерть – таким образом он хотел спасти свою землю от разорения. Опасения тверского князя оправдались: в 1318 году Михаил Ярославич Тверской был казнен в Орде. Таким образом, с начала XIV века в русской истории политики двух типов: первый тип демонстрирует черты князей домонгольской эпохи – мужество, ответственность за свою землю, жертвенность; другой тип, представленный московскими князьями, это политики, действующие по принципу «цель оправдывает средства».

В 1325 году в Орде встретились сын казненного Михаила – тверской князь Дмитрий Грозные очи – и московский Юрий Данилович. Дмитрий Михайлович убил виновника гибели своего отца. Но поплатился за этот самосуд собственной жизнью. Так разом освободились и московский, и тверской престолы. Неожиданно хан Узбек ярлык на владимирское княжение отдал в Тверь Александру Михайловичу – младшему брату Дмитрия Грозные очи.

3.Московский престол занял Иван I Калита – младший брат Юрия Даниловича. Калита продолжил политику отца и брата на экономическое, политическое и военное укрепление княжества. Первоочередной задачей он считал получение ярлыка на владимирское княжение.

Московскому князю неожиданно помог случай: в 1327 году в Твери стихийно вспыхнуло народное восстание против ордынского баскака Чолхана (в русских былинах, сказках – Щелхан), и Иван Данилович помог ордынцам подавить народное восстание, опустошая тверскую землю. Восстание в Твери имело большое значение как для Москвы, так и для всей Руси: ордынцы отказались от сбора дани собственными силами и отныне его поручали обладателю ярлыка на владимирское княжение. Ярлык на владимирское княжение получил Калита и преуспел не только в налаживании добрых отношений с Ордой, но и в умножении московской казны. Именно во времена Калиты на Руси установилась «тишина великая», то есть ордынцы прекратили набеги. Таким образом, были созданы условия для хозяйственного возрождения, а главное, выросло поколение, не знавшее животного страха перед ордынцами – только такие могли пойти на поле Куликово и одержать победу.

Иван Калита расширил арсенал средств, которые способствовали росту Московского княжества: если раньше княжество можно было расширить за счёт захвата других земель или получения в наследство, то Иван Калита использовал деньги, которые поступали в великокняжескую казну, чтобы приобретать земли в различных областях Руси. Таким образом он приобрёл земли в Галицком, Углицком и Белозёрском княжествах. В.О.Ключевский: «Московский князь, как сборщик хана, бил свою братию – князей – не мечом, а рублём». Калита поощрял своих бояр приобретать земли за пределами Московского княжества. Несмотря на то, что установилась «тишина великая», Калита не очень-то доверял татарам и окружил Московский кремль новой стеной – из дуба.

В своей «духовной грамоте» (завещании) Калита оставил детям 58 городов и сел, «золотую шапку» («шапка Мономаха» - головной убор, которым венчались московские государи до брата Петра I – Ивана V Алексеевича. Это подарок ордынского хана Узбека Калите, работа XIV века среднеазиатских мастеров), «золотой пояс», несколько золотых цепей, причем даже их обрывки, звенья которых Калита тщательно пересчитал. Но главным в завещании был наказ детям верно служить хану Золотой Орды. Это указание имело большое значение, потому что в завещании Калита передавал наследнику не только московский престол, но и ярлык на владимирское княжение, причем свою «духовную грамоту» Калита утвердил в Орде.

4.В 1340 году Иван Калита умер. Престол наследовал его старший сын Симеон Гордый. Именно при Симеоне Ивановиче на печатях московского князя появилась примечательная надпись: «Печать князя великого Симеонова всея Руси». До этого титул «всея Руси» использовался только митрополитами. На самом деле московский князь ещё был весьма далек от подлинного государя «всея Руси». Но неслучайно Симеон Иванович получил прозвище Гордый. Это прозвище отразило всю меру притязания правителей Москвы.

Симеон Гордый продолжил собирательную политику отца. В отношениях с другими князьями он был твёрд и непреклонен. Никто из удельных князей не вступал с ним в спор. Даже Тверь на время примирилась: тверской князь за Симеона выдал свою дочь. Как и отец, Симеон пытался подчинить своей власти Великий Новгород. Он в 1340 году послал в Торжок сборщиков дани, но те жестоко притесняли население, и «чёрные люди» Торжка взбунтовались, получив помощь из Новгорода. Но московское войско пошло походом на Новгород, новгородцы запросили мир, дань выплатили, а в Новгороде с тех пор стал править московский наместник.

При Симеоне Гордом началась «литовщина», потому что появилась общая граница между Московским и Великим Литовским княжествами.

Симеон Гордый, а потом его брат Иван Красный присоединили Дмитровское, Калужское, Костромское и Стародубское княжества (Юрьев-Польский, Боровск, Верея). Их князья и бояре перешли на московскую службу.

При Симеоне Гордом в Европе разразилась эпидемия чумы, от которой вымерло от половины до трети населения целых стран. Эпидемия пришла и на Русь. Скончались и сам великий князь, и все его дети, и младший брат – Андрей. В живых остался только средний брат Симеона – Иван II Иванович, получивший прозвание Красный (красивый).

5. Иван II Красный (1353-1359) пережил Симеона на 6 лет и умер молодым. Его правление не отличалось выдающимися княжескими деяниями. Он был человеком кротким и тихим. Этим попытались воспользоваться противники московского князя, но их интриги оказались малоудачными. Это доказывает, что личность князя на московском престоле уже не имеет былого значения. Сам московский престол обладал могуществом, потому что опирался на силы, заинтересованные в первенстве московского князя – московское боярство, православная церковь.

Иван Красный переманивал в московскую землю крестьян, ремесленников, ратных людей, принимал бояр из Рязанской, Курской, Черниговской, Киевской и даже Галицко-Волынской земли. Переселенцы осваивали купленные московскими князьями края – Поволжье, Белоозеро, Устюжье, Углечское поле – и теснили Великий Новгород в Заволочье. На Руси, как и во времена Ивана Калиты, стояла «великая тишина».

В это время из великокняжеской семьи мужчин оставалось трое: сам Иван II Красный, его сын Дмитрий и племянник, сын младшего Андрея, Владимир (потом на поле Куликовом засадным полком командовал Владимир Андреевич Серпуховский – двоюродный брат Дмитрия Ивановича Московского). В силу сложившихся обстоятельств, в Московском княжестве рано сложился порядок передачи престола от отца к сыну, что являлось одной из субъективных предпосылок возвышения Москвы.

В 1359 году Иван Красный умер, оставив московским правителем своего 9-летнего сына Дмитрия.

6.Дмитрий Иванович московским правителем стал в 9 лет, и правительство возглавил митрополит Алексий – весьма уважаемый не только на Руси, но даже в Орде. В это время у Москвы возник новый соперник – недавно объединившееся Суздальско-Нижегородское княжество, которое контролировало хлебородное Ополье и водные пути по Волге и Оке. Его князь, Дмитрий Константинович, воспользовался малолетством московского князя и получил ярлык на великое владимирское княжение. На Руси уже привыкли считать законным обладателем ханского ярлыка московского князя, поэтому Дмитрия Константиновича отговаривали от этой затеи даже родственники, например, Андрей Константинович Суздальский – его брат. Действительно, в 1362 году митрополит и московские бояре добились возвращения ярлыка в Москву. Дмитрий Константинович смирился и даже пошел на союз с Москвой: выдал замуж свою дочь за Дмитрия Ивановича.

В 1367 году Дмитрий Иванович спешно начал строительство каменного кремля из местного белого камня. С тех пор Москва получила прозвание «белокаменная». Таким образом, впервые во времена ордынского ига город северо-восточной Руси окружил себя каменной стеной, за которой можно было выдержать долгую осаду.

Во второй половине XIV века Тверь по-прежнему оставалась противником Москвы. Ордынский хан, напуганный возвышением Москвы, решился ярлык передать тверскому князю Михаилу Александровичу. Тверь поддерживал литовский князь Ольгерд. Но когда Москве стало известно, что ярлык передан в Тверь, Дмитрий просто этому решению не подчинился. Более того, он отказался выполнить приказ хана и явиться в Орду. Приехавший в Москву на переговоры Михаил Тверской угодил в тюрьму, хотя и митрополит Алексий давал гарантии безопасности. Наконец, в 1375 году Дмитрий Иванович Московский во главе большого войска, в котором были полки многих русских князей, осадил Тверь. Таким образом, этому походу на Тверь московский князь придал общерусский характер. Это удалось, потому что другие князья не были намерены нарушать порядок передачи «золотого ярлыка» кому-либо другому, кроме Москвы, а также тверской князь себя скомпрометировал союзом с Литвой. Результатом похода стало то, что тверской князь признал себя «молодшим братом» Дмитрия, то есть признал над собой власть московского князя. В договоре был пункт о союзе Москвы и Твери против Орды (Тверь на поле Куликово не вышла).

В это время в Орде началась, как писали русские летописи, «великая замятня», то есть усобицы, которые продолжались до 1381 года. За это время сменился не один десяток ханов, многие из которых правили меньше года. Во время «великой замятни» многие золотоордынские вельможи выехали на Русь и крестились. От них вели свой род некоторые российские аристократические фамилии, например, князья Юсуповы. При слабых ханах реальную власть в своих руках сосредоточил темник Мамай, который, не будучи чингизидом, не мог занять престол, но именно он определял политику Орды. В конце 1370-х гг у Мамая появилось два соперника – Тохтамыш и Тимур (Тамерлан). Тимур покорил все среднеазиатские народы, Иран, стал завоевывать Китай, Индию, Афганистан. Он приютил Тохтамыша, изгнанного из Зауральской Орды. Тохтамыш – чингизид, он стал претендовать на золотоордынский престол. На его сторону переметнулось много золотоордынских царевичей. Мамаю предстояла решительная схватка с Тохтамышем, но раньше этого он должен был выяснить свои отношения с Русью, которая перестала платить дань.

Один из чингизидов Араб-Шах (Арабша) со своей Ордой перешёл к Мамаю, и в 1377 году Мамай его направил на нижегородские земли. Суздальские и московские полки поджидали Арабшу на реке Пьяне, но вели себя безответственно, и, когда Арабша неожиданно напал, русские потерпели жестокое поражение, суздальский князь Иван Дмитриевич погиб, а Нижний Новгород был разграблен. Это ударило по авторитету Москвы, которая обещала защиту своим союзникам, и к отражению нового набега ордынцев Дмитрий Иванович готовился очень серьёзно. В 1378 году на реке Вожа Дмитрий Иванович одержал победу над ратью мурзы Бегича, которого Мамай отправил опустошить Русь.

Поражение Бегича заставило Мамая всерьёз готовиться к походу на Русь. Он заручился поддержкой рязанского князя Олега и нового правителя Литвы Ягайло Ольгердовича, а также нанял генуэзскую пехоту.

Дмитрий Иванович тоже понимал, насколько серьёзным будет столкновение с Мамаем. Во-первых, он значительно увеличил свое постоянное войско – «двор», изменилось соотношение: возросла роль пехоты, которую в основном набирали из горожан, потому что ордынская конница не может прорвать «фалангу» - пеший строй с выставленными копьями. В русских летописях, посвященных Куликовской битве, говорится, что накануне сражения сплотились все русские князья, но на самом деле в русском войске, которое выступило в поход, отсутствовали князья Рязани, Суздаля, Твери, Смоленска и полки Великого Новгорода. Тем не менее, Дмитрий Иванович выступил как признанный глава северо-восточной Руси. К нему на помощь пришли братья Ягайло – Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Численность русских войск, которые собрались на границе московских владений – Коломне, оценивается литописцем 300-400 тысяч человек. Но это, конечно, преувеличение. Сегодня историки называют от 50 тысяч до 150. Так же сложно оценить численность войск Мамая. Но, скорее всего, столько же, что и у русских.

Традиционно считается, что перед битвой Дмитрий Иванович посетил Троицкий монастырь и получил благословение его настоятеля Сергия Радонежского – самого авторитетного в ту пору церковного деятеля. На самом деле встреча Дмитрия Ивановича и Радонежского состоялась раньше, ещё до битвы на реке Вожжа. Но одно несомненно – православная церковь вдохновляла русское воинство на борьбу с ордынцами. Также легендарным кажется факт, что Сергий Радонежский послал на помощь двух иноков-богатырей Александра Пересвета и Андрея Ослабю. Но, без сомнения, люди с этими именами в сражении участвовали. Более того, сражение начинается по обыкновению поединком русского воина Пересвета и монгольского богатыря Челубея.

В августе 1380 года русское войско выступило из Москвы в южном направлении. Перед командованием встали сложные задачи:

1. Не допустить соединения Мамая с Ягайлом

2. Занять место для сражения выгодное для русских войск

Обе задачи были блистательно решены. Проходя по окраинам Рязанской земли, Дмитрий Иванович приказал её не разорять. Может быть, поэтому рязанский князь не поспешил на помощь Мамаю, даже уведомил Дмитрия о передвижении ордынских войск и не сообщил Мамаю о продвижении русских. Русское войско шло по левому берегу Дона, а Мамай кочевал, ожидая подхода Ягайло, на правом берегу. Дмитрий Иванович принял решение Дон перейти у впадения в него реки Непрядвы, чтобы, во-первых, не допустить соединения ордынцев с литовцами, а, во-вторых, предположительно, Дмитрий Иванович выбрал заранее поле Куликово, которое обеспечивало выгодную позицию русских войск. Русские войска перешли Дон в ночь с 7 на 8 сентября 1380 года. Для русских воинов было ясно, что им остается лишь погибнуть или победить. Таким образом, переход через Дон – это психологически оправданный выбор Дмитрия Ивановича.

Сражение началось 8 сентября 1380 года, когда лучи солнца разогнали мглу. Русские перекрыли поле и вынудили ордынцев наносить удар «в лоб», отказавшись от излюбленных обходных маневров. Дмитрий Иванович выбрал тактику «сильного центра», выставив в центре сторожевой, передовой и большой полки. У полка левой руки был сосредоточен засадный полк под командованием Владимира Андреевича Серпуховского (двоюродного брата Дмитрия) и воеводы Дмитрия Боброка-Волынца (перешёл на московскую службу с Волыни). Мамай вынужден был ударить в центр, но, не добившись окончательного успеха, распорядился ударить сначала в правый фланг противника, а потом - в левый. На этом и строился расчет Дмитрия Ивановича: ордынцев увлекли притворным отступлением, а затем взяли в «клещи». Вскоре сражение превратилось в беспорядочное бегство ордынцев. Мамай попытался укрыться в Крыму, но был убит.

Значение Куликовской битвы велико:

1. Разгромлены главные силы Орды, после чего держава Мамая рухнула и была захвачена ханом Тохтамышем

2. Это был неоценимый моральный успех: в сознании народа окрепла уверенность в неизбежном скором падении ига

3. Русские извлекли главный урок в том, что только единство русских земель может обеспечить освобождение страны

4. Авторитет Москвы, которая выступила инициатором борьбы с ордой, вырос необыкновенно

5. Князь Дмитрий Иванович получил прозвание Донского

6. Особое значение имела дата битвы, совпавшая с Днём Рождества Богородицы (тем самым укрепляется культ Богородицы)

7. Усилилось формирование национального самосознания: это отразилось в поэтическом произведении «Задонщина» и в историко-литературном сочинении «Сказание о Мамаевом побоище», были построены новые храмы, русские вспоминали подвиги Невского и Дмитрия Донского называли «Александром Вторым»

8. Куликовская битва стала известна в других странах, что повысило международный авторитет Руси

9. С этой поры Орда избегала больших сражений с русскими ратями

Однако не удалось освободиться от ордынского ига, потому что новый хан Орды Тохтамыш собрал большое войско и в 1382 году двинул его на Русь. Рязанский князь Олег указал тайные броды через Оку, и Тохтамыш в русские пределы ворвался неожиданно. Донской, узнав о приближении ордынцев, уехал на север собирать полки. В Москве он оставил семью и поручил митрополиту Киприану обеспечивать общее руководство, но неожиданно Киприан вместе с княжеской семьёй Москву покинул. На вече москвичи поручили защиту Москвы литовскому князю, внуку Ольгерда, Остею. Впервые при обороне Москвы были использованы пушки – «тюфяки». Тогда Тохтамыш прибег к обману: суздальским князьям братьям жены Дмитрия Ивановича поручил убедить москвичей открыть ворота, но когда москвичи это сделали, то Тохтамыш «много зла сотвориша». Но как только услышал о приближении Дмитрия Донского, Москву покинул. Близь Волоколамска один из ордынских отрядов был разбит князем Владимиром Андреевичем Серпуховским, который после Куликовской битвы получил прозвище Храбрый.

Вскоре Дмитрию пришлось в Орду отправить сына Василия, чтобы получить «золотой ярлык». Тохтамыш потребовал возобновления дани, и это условие было выполнено. Зато ярлык остался у Московского княжества. Ордынцы ещё не раз беспокоили Русь, но былую власть им восстановить не удалось. Дань русские земли платили нерегулярно.

Дмитрий Донской активно увеличивал территорию Московского княжества. Он присоединил Белоозеро, Медынь, Дмитров, Стародуб, Углич, Галич, Трубчевск, Кострому и Мещеру. В своем завещании без согласия хана он сыну передает не только ярлык на владимирское княжение, но и сам Владимир, объявляя его своей «вотчиной». Таким образом, и Владимирский домен стал частью Московского княжества. В своей духовной грамоте Донской определил перспективы отношений с монголами: «А переменит Бог Орду и дети мои не имут давати выхода в Орду». (Кстати, «духовная грамота» Донского уже была написана на бумаге – новом писчем материале на Руси).

7. Дмитрий Донской умер в 1389 году, и московский великокняжеский престол перешёл к его старшему сыну Василию I. Нелегкой была судьба Василия. Ему только 18, а он 3 года провел в качестве заложника в Сарае, бежал, причем не сразу смог вернуться на родину. Во время побега посетил Молдавию, Тевтонский Орден, а в Литве состоялось его знакомство с Витовтом. Он беглецу оказал радушный прием, а Василий без спроса договорился о будущем браке с дочерью Витовта – Софьей. Годы невольных странствий отразились на политике московского князя: он предпочитал дружить с Литвой и поддерживать мир с ханом.

Такая линия, избранная Василием I, не всегда отвечала интересам Московского княжества, например, в 1404 году из Смоленска, осаждённого Витовтом, прибыло посольство, предлагавшее взять Смоленск в подданство, но Василий отказался, и Смоленское княжество перешло в состав Литвы. Зато
Василий Первый категорически воспрепятствовал распространению влияния Витовта на Великий Новгород, потому что Москва традиционно Великий Новгород считала сферой своих интересов.

Во времена правления Василия Первого в Литве произошли серьёзные перемены (Кревская уния 1385 года и последующие окатоличивание и полонизация), которые вызвали переход ряда православных русских князей под власть Москвы.

В это время Русь подверглась нашествию Тамерлана, в 1395 году вторгшегося в рязанские пределы. Василий Дмитриевич с полками ждал его близь Коломны, но Тимур неожиданно повернул назад. Избавление было приписано заступничеству Богоматери, потому что в это время икона владимирской Богоматери была перенесена из Владимира в Москву.

Свергнутый Тимуром Тохтамыш бежал в Литву, рассчитывая на поддержку Витовта. Для Москвы возникла очень опасная перспектива: если бы удалось Витовту Тохтамыша вернуть на ордынский престол, то против Москвы выступили бы объединенные усилия Орды и Литвы. Но ордынский хан Едигей разбил литовцев и разрушил планы Витовта.

В 1408 году Едигей совершил поход на русские княжества. Ордынцев Василий не ждал, и тем удалось взять Переяславль, Ростов, Дмитров, Нижний Новгород и другие города. Едигей осадил Москву и велел тверскому князю явиться с пушками на помощь. Однако расчет ордынского хана стравить русских князей не оправдался, и тверской князь под Москву не явился. В это время в Орде началась очередная смута, и Едигей, взяв огромный выкуп, ушёл в Поволжские степи. Несмотря на трагические последствия нашествия Едигея, оно свидетельствовало об изменениях в отношениях орды с Москвой: Орда уже не в силах восстановить в полном объеме прежнее владычество.

Правление Василия Первого отмечено дальнейшим ростом Московского государства: он присоединил Нижний Новгород, Городец, Муром, Касимов, Темников, Вологду, Устюг, Торжок, Волоколамск. Теперь большинство князей северо-восточной Руси подчинились Москве и поступили на великокняжескую службу, сохраняя остатки суверенных прав в своих родовых владениях. Стало обычным словосочетание боярин князь, то есть боярский чин получал человек, имея княжеский титул, то есть он становился служилым человеком у московского князя. Особенно важным приобретением Василия Первого было Нижегородское княжество, расположенное на Волге. Московская Русь становилась всё более многонациональной: Василий Первый присоединил малую Пермь – земли по реке Вычегде, населенные народом коми.

Васили Первый умер в 1425 году, завещав престол своему сыну Василию.

8. Завещание Василия I не принял его дядя – Юрий Дмитриевич, имя которого в «духовной грамоте» Донского указывалось как возможного наследника московского престола (Донской свое завещание писал, когда ещё не было детей у Василия Первого).

Однако сын Донского Юрий Дмитриевич не согласился с передачей престола десятилетнему племяннику, ссылаясь не только на завещание отца, но и на традицию наследования: по старшинству в роду, когда престол передавался от брата к брату. До сих пор московскому правящему дому удавалось избежать подобных столкновений в силу обстоятельств – смерти потенциальных наследников.

Права Василия Васильевича были готовы защищать митрополит Фотий, мать Софья Витовтовна и дед литовский князь Витовт, а главное – московское боярство, которое боялось потерять своё влияние. По началу Юрий Дмитриевич уступил, но в 1430 году Витовт умер, и Юрий Дмитриевич вернулся к своим требованиям. Оба князя обратились за разрешением спора в Орду. Хан утвердил Василия II, потому что тот пообещал возобновить ордынский выход. В 1433 году возник повод для военного столкновения спорящих сторон: сын Юрия Василий Косой явился на свадьбу Василия II в золотом поясе, который Софья Витовтовна узнала, как великокняжеский, и сорвала с племянника. После этого начались военные действия, Василий II оказался неудачным полководцем, а опытный воин Юрий Дмитриевич разбил племянника и отправил его в Коломну, определив её в удел. Но московские бояре последовали за Василием в Коломну, и Юрий Дмитриевич стал искать мира с племянником и вернул ему Москву без боя. Однако Василий II попытался коварно нанести удар Юрию Дмитриевичу, а тот Москвой овладел второй раз. Но не долго был московским правителем: в 1434 году он умер. Однако на путь борьбы вступают его дети: Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Василия Юрьевича ослепил Василий II. Это усилило позиции Дмитрия Шемяки: он стал мстить за брата. В это время в Орде произошло важное событие: в 1438 году выделилось Казанское царство, население которого составляли потомки волжских булгар. Отношения Василия II и казанского хана Улу-Мухаммеда складывались как враждебные. В 1445 году встретились казанцы и русские. Русские потерпели поражение, и Василий попал в плен к татарам. Отпустили его с условием, что он выплатит огромный выкуп.

Когда освободившийся из татарского плена Василий Второй отправился на богомолье, его захватил Дмитрий Шемяка, и в ночь с 13 на 14 февраля 1446 года Василия Второго привезли в Москву, ослепили и заставили подписать отказ от претензий на московский престол. После этого Василий Второй был отправлен в далекий удел – сначала в Углич, потом в Вологду.

Став московским правителем, Шемяка пытался укрепить свой авторитет: стали чеканить московские монеты с всадником и копьем (отсюда название копейка), с надписью «Д.О.» (Дмитрий-Осподарь, то есть государь).

Тем временем в Вологду собирались все недовольные правлением Дмитрия. Игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон снял с Василия грех нарушения клятвы. Василия II поддержал тверской князь Борис Александрович: состоялось обручение 6-летнего сына Василия (будущего Ивана III) с 4-летней тверской княжной Марьей. Через год после ареста в 1447 году Василий Второй вернулся в Москву, которую вынужденно покинул Шемяка. В 1453 году Шемяка умер отравленный в Новгороде. Тем и закончилась формально феодальная война.

Феодальная война второй четверти XV века была вызвана случайными причинами: в этой войне не стоял вопрос, объединяться ли Руси, уже не решался вопрос, какому городу стать центром объединения, а участники войны боролись лишь за то, чтобы самим занять московский престол.

Значение этой войны велико:

1. Война разорила страну

2. Заметно усилилась власть Орды, получившей возможность вмешиваться во внутренние дела Руси

3. Война показала, что альтернативы объединению вокруг Москвы нет

4. Учёные утверждают, что в это время Русь выбирала путь своего развития: Север (Галич, Вятка, Углич), на который опирались Юрий и его сыновья, был районом промысловой вольницы, и там уже складывались предбуржуазные отношения, а Центр – опора Василия Второго – был крестьянским, бедным, и победа Центра ознаменовалась усилением деспотизма и крепостнических тенденций

Василий Второй получил прозвание Тёмный. Это был не самый достойный государственный деятель. Но страна жаждала прекращения кровавой междоусобицы и связывала это с твердой рукой, поэтому власть Василия Второго всё более приобретала деспотические черты. Его правление ознаменовалось массовыми казнями, причем не только настоящих, но и возможных противников. Василий Второй энергично вмешался в дела церкви. Дело в том, что в 1439 году во Флоренции по инициативе константинопольского патриарха была подписана уния между католической и православной церквями. Патриарх надеялся таким образом противопоставить туркам-османам мощь западноевропейских рыцарей, поэтому, согласно унии, православная церковь сохраняла свои каноны и обряды, но организационно подчинялась римскому папе. Так возникла униатская церковь, что усилило конфликт между православием и католицизмом. Во Флоренции в это время был и московский митрополит Исидор, назначенный по обычаю в Москву константинопольским патриархом. Исидор, послушный воле патриарха, Флорентийскую унию подписал и с этим известием явился в Москву. Однако по приказу Василия Второго он был арестован, а через несколько лет собравшийся собор, состоявший из высших деятелей русской церкви, избрал митрополитом ставленника великого князя епископа Иону. Так русская церковь стала автокефальной, то есть независимой. Иона возвысил духовный авторитет Москвы: при нем к лику святых был причислен митрополит Алексий, культу которого с самого начала придавали общерусское значение. Позже и сам Иона был канонизирован. Он вместе с Петром и Алексием был наиболее почитаем московскими правителями. Иона носил титул митрополита «всея Руси», но при нем произошло окончательное разделение московской и киевской митрополии: киевская митрополия, входившая в состав Литвы, стала самостоятельной организацией.

Верным помощником Василия Второго очень рано стал его сын – будущий Иван Третий, которого Василий Второй ещё при жизни сделал своим соправителем.

9. В 1462 году московским князем стал Иван Третий (1462-1505), который вошёл в историю, как Государь всея Руси, Великий. В его лице Русь обрела выдающегося государственного деятеля. Он относился к тем политикам, которые умели определять главные цели. Но не менее умело он находил способы и пути их достижения. Эпоха поставила перед Иваном Третьим три главные задачи:

1. Продолжить и завершить объединение русских земель вокруг Москвы

2. Окончательно освободиться от ордынской зависимости

3. Создать единое централизованное государство

1. В 1300 году Московское княжество занималось лишь 20 тысяч кв км. К началу княжения Ивана Третьего – уже 430 тысяч кв км, а когда умер сын Ивана Третьего Василий Третий, то территория Московского государства достигала 2 800 тысяч кв км. Поэтому в историю России Иван Третий и Васили Третий вошли как «собиратели земли русской». Неравномерность роста Московского государства объясняется просто: для рывка нужны были силы, которые накопили предшественники Ивана Третьего, начиная с Калиты. Примечательно, что Иван Третий мало и редко покупал земли (последнюю куплю он сделал в 70х годах в Ростове), а просто предпочитал их присоединять, демонстрируя мощь Москвы. Особенно это проявляется при присоединении Великого Новгорода и Твери.

Ещё в 1456 году московские войска Василия Второго Тёмного разгромили новгородцев, и в Яжелбицах был подписан договор, согласно которому московский князь был теперь высшей судебной инстанцией в Новгороде, при этом Новгород лишался права внешних сношений. Однако в Новгороде сложилось 2 партии: промосковская и пролитовская, возглавляемая Борецкими. Борецкие вели переговоры с литовским князем Казимиром IV, и по их просьбе он в Новгород прислал наместников – православных князей, но это нарушало условия Яжелбицкого договора и давало повод Ивану Третьему вмешаться в события. Конфликт был преподнесен как измена новгородцев и их отступление от православия. Походу на Новгород Иван Третий придал религиозно-патриотическую окраску. Новгородцы оказались в изоляции, Казимир IV не пришёл на помощь. Война велась подчеркнуто жестоко со стороны москвичей. Решающее столкновение состоялось летом 1471 года на реке Шелони. Московскими полками командовал блистательный полководец Даниил Холмский. Сказалась духовная надломленность новгородцев, и они сражение проиграли. Большое значение имело то обстоятельство, что боярское правление в Новгороде не способствовало консолидации новгородского общества. Победа Москвы была закреплена в договоре, подписанном в Коростыни: Новгород признавался «отчиной» великого князя и обязался не вступать ни в какие отношения с соседними государствами, а Иван Третий обещал держать Новгород «в старине, по пошлине, без обиды».

Иван Третий понимал, что впереди предстоит решающая схватка за Великий Новгород. Чтобы завоевать популярность среди простых горожан, изолировать сторонников новгородской независимости, в 1475 году он посетил Новгород для «суда». Многие бояре были арестованы, часть отправлена в Москву. Но окончательная развязка наступила в 1477 году, когда на переговорах с Иваном III новгородские послы к нему обратились вместо «господин» - «государь». Эта замена прежнего обращения была принципиальной: признавалось полновластие московского правителя по отношению к Новгороду. В Новгороде на вече было объявлено, что послы превысили свои полномочия. Тогда Иван III двинул полки на Новгород, чтобы наказать нарушителей «крестного целования государю». В январе 1478 года новгородские власти капитулировали, вече было отменено, вечевой колокол увезен в Москву, а вместо посадников и тысяцких городом стали управлять московские наместники. И хотя Иван III обещал не нарушать собственнические права новгородского боярства, он поступил иначе: вскоре начались широкие конфискации вотчин боярского и небоярского происхождения. Объем конфискаций составил почти 90% земель, а вместо прежних владельцев здесь появились новые – московские служилые люди, всецело преданные Великому князю. Присоединение Новгорода – присоединение огромной территории, доходившей до Урала и Ледовитого океана, что раздвинуло границы русского государства.

Иван III присоединил Ростов, Ярославль, раздвинул границы на восток, присоединив Пермскую землю, Вятку, и Тверское княжество оказалось стиснутым со всех сторон землями Ивана Третьего. К этому времени преимущество Москвы было так очевидно, что тверскому князю Михаилу Борисовичу оставалось надеяться только на помощь Литвы. В 1483 году на территорию Твери вторглись великокняжеские войска, и московский князь заставил тверского князя взять обязательство, что он прекратит всякие сношения с Литвой. Но через 2 года была перехвачена грамота Михаила Борисовича, адресованная Казимиру IV, и нарушение договора послужило поводом для начала открытых военных действий против Твери. Иван Третий вместе с сыном от первого брака (Иван Третий был женат на Марье Борисовне – сестре тверского князя) в 1485 году осадил Тверь. Тверские бояре стали переходить на сторону московского правителя, и Михаилу Борисовичу ничего не оставалось, кроме как бежать в Литву. Тверичи вышли из города «бить челом» Ивану Третьему и позвали на престол его сына – Ивана Молодого. Так Тверь соединилась с Москвой.

Большие территориальные приобретения Иван III сделал в ходе «литовщины». Тогда к Москве отошли Новосильское, Одоевское, Воротынское, Билевское и некоторые другие уделы литовского княжества, а в 1500 году на сторону Москвы перешли чернигово-северские князья. 3 года продолжалась война с Литвой. По заключенному договору в 1503 году к Великому княжеству Московскому отошли земли от верхнего течения Оки и Десны до нижнего течения Сожа и верхнего Днепра. Всего в ходе «литовщины» Иван Третий присоединил 70 волостей и 25 городов.

В 1472 году в русские владения была включена Пермская земля – территория, расположенная по рекам Кама, Вычегда и Печора, населена пермяками (коми).

В 1489 году после походов Москва завоевала Югорскую землю у реки Печоры и Уральских гор, и, таким образом, удмурты, марийцы, ханты (остяки), манси (вогулы), ненцы (самоеды) стали данниками Москвы. Таким образом, при Иване Третьем в связи с присоединением новых территорий усиливается многонациональный характер населения. Неслучайно в эпоху Ивана Третьего появляется новое название московского государства – Россия, которое указывает на многонациональность страны.

Присоединение Твери воспринимается современниками, как создание единого Русского государства. Именно с этого момента Иван Третий титулует себя Государем «всея Руси».

2. В XV веке Золотая Орда распалась: между низовьями Волги и Яиком (Уралом) кочевала Ногайская Орда, в нижнем Поволжье и северном Причерноморье – Большая Орда (преемница Золотой Орды), на средней Волге – Казанское ханство, в дельте Волги – Астраханское, в Крыму – Крымское, в Западной Сибири – Сибирское. Однако вопрос о зависимости Руси от Большой Орды не был решен. Таким образом, свержение ордынского ига нужно было оформить определенными действиями. В 70е годы Иван Третий прекратил выплату дани в Большую Орду. Но новый хан Ахмат решил восстановить подданнические отношения. Ставку он сделал на мобилизацию всех сил, поиск союзников и внезапность удара. В качестве союзника он обратился к Казимиру IV, учел осложнения внутриполитической ситуации в Московском государстве: два брата Ивана Третьего – Андрей и Борис возмутились захватом великим князем выморочного удела Юрия Васильевича, и «отъехали» к Казимиру IV. Однако Иван Третий успел с братьями помириться, собрать большие рати, которые выставил к Оке, где обычно встречали отряды татар. Русские заняли переправы и броды раньше, чем сюда в июне 1480 года подошёл хан Ахмат. Монгольские войска сосредоточились на берегах притока Оки – на реке Угре. Иван Третий спешил нейтрализовать Казимира IV, чтобы тот не пришел на помощь Ахмату: он договорился с крымским ханом о том, чтобы крымцы вторглись в Подолию – владения литовского князя. Так что ему было уже не до того, чтобы идти на помощь Ахмату.

Предприняв эти шаги, 30 сентября 1480 года Иван Третий вернулся в Москву, чтобы решить вопрос: сопротивляться или капитулировать? На всякий случай, государеву казну, жену Софью отправляет на Белоозеро. Однако пока Иван Третий пребывал в нерешительности, москвичи стали требовать дать отпор врагу. Ростовский архиепископ Вассиан пишет Ивану Третьему обличительное письмо, называет его «бегунцом», напоминает о славе Дмитрия Донского и требует решительной схватки с Ахматом. Всё это и побудило Ивана Третьего принять решение противостоять врагу.

Тем временем на Угре русские полки демонстрировали татарам не только растущее численное превосходство, но и военно-техническое превосходство – пищали против татарских стрел. В конце концов, Ахмат принял решение уйти в степи без сражения. Шестимесячное стояние на реке Угре положило конец ордынскому игу. Русское государство освободилось от унизительной и разорительной дани (ордынского выхода), системы ярлыков и верховенства «царя» и обрело подлинную независимость. В 1502 году крымский хан Менгли-Гирей окончательно разбил Большую Орду, и она прекратила свое существование.

С падением ига Русь вступила в новый этап своей истории – истории суверенного государства. Но, к сожалению, угроза татарских набегов оставалась как важный фактор исторического процесса. Этот внешнеполитический фактор будет оказывать большое влияние на внутреннюю жизнь Руси.

3. Иван Третий был женат дважды. Первая его жена – тверская княжна Марья Борисовна – скончалась весной 1467 года. После смерти жены Иван Третий решил заключить такой брак, который поднимал бы престиж России. В 1469 году родилась идея взять в жёны византийскую принцессу Софью Палеолог, которая после падения Константинополя (1453) воспитывалась в Риме. Посол римского папы убедил Ивана Третьего в том, что Софья хранит приверженность греческой вере, поэтому отказалась выйти замуж за католических правителей. Однако было очевидно, что Рим замышляет после неудачной попытки подчинить Русь (Флорентийская уния 1439 год), пытается предпринять новое наступление с тем, чтобы Русь приняла униатство. После переговоров Софью с папским легатом отправили в Москву. По прибытию Софьи в Москву 12 ноября 1472 года, она обвенчалась с Иваном Третьим. Брак Ивана Третьего с Софьей Палеолог оказал большое влияние на становление централизованного Российского государства: появился герб (двуглавый орел, заимствованный с Византийской/Священноримской империи), стал более пышный придворный церемониал, на Русь устремились специалисты самых разных профессий, что способствовало развитию культуры.

Важнейшим событием эпохи Ивана III стала унификация законодательства. Создание единого государства требовало единства законности на всей его территории. В 1497 году был принят Судебник, который установил единую систему законов и суда. В Судебнике на первое место были выдвинуты преступления против государства и собственности: крамола (государственная измена), татьба (воровство), нарушение межи (граница между земельными владениями), ябедничество (ложный донос). Перечень наказаний открывала смертная казнь, обычно мучительная, затем следовала «торговая казнь» - публичное наказание кнутом на торгу у позорного столба. К неисправному должнику применялся «правёж» - битьё палкой по босым ногам перед съезжей избой во время заседания суда.

Важнейшие преступления судил сам князь или его наместник. Но в помощь ему на местах выбирали «судных мужей». Формой судебного процесса становился «розыск», который объединял в одних руках обвинение, следствие, суд, наказание. В этом процессе вообще никаких прав у обвиняемого не было. Не было прав и у потерпевшего, который считался лишь жалобщиком. Не было прав и у свидетеля. К ним ко всем применялась пытка. Судопроизводство было тайным, письменным и основывалось на показаниях с учётом социального положения свидетеля. Доказательства были чисто формальными, и заранее устанавливалась их ценность, причем высшую ценность имело признание самого обвиняемого под пыткой.

Судебником регламентировалось положение зависимых крестьян: они могли переходить от одного владельца к другому только за неделю до и неделю после Юрьева дня – 26 ноября, заплатив бывшему владельцу усадьбы «пожилое», причем достаточно большое. Таким образом, Судебник 1497 года положил начало юридическому оформлению в масштабе всей страны крепостного права – системы прикрепления крестьянина к земле и личной зависимости от её владельца.

Значение Судебника 1497 года состоит в том, что он установил единые нормы феодального права, систему суда и судебного процесса. Его положения о зависимых крестьянах сохраняются до Соборного Уложения 1649 года, которое окончательно оформило крепостное право, а розыск (инквизиционный процесс) действовал в судах России до 1864 года (до судебной реформы Александра II).

Уже современники, а вслед за ними и историки, Ивана Третьего назвали Великим. Но с этим прозванием в историю входили и завоеватели, а вот Иван Третий в отечественной истории выступил, прежде всего, как созидатель. На его время правления пришёлся самый важный этап в политическом объединении русских земель, итого которого стало возникновение единого государства – России. Быстрое, почти неожиданное появление государства с необъятными просторами и природными богатствами вызвали изумление в Европе, которая до этого времени привыкла своё культурное пространство на востоке ограничивать Польшей. Теперь же изменилась политическая система Восточной Европы, поэтому европейские правители во главе с римским папой, германским правителем стремятся установить контакты с Иваном III.

Но ещё более значимые перемены прошли для самой северо-восточной земли, где стала складываться новая великорусская народность, которая соседствовала с другими этносами. Эпоха Ивана Третьего открыла новые возможности для развития страны.

10. В 1505 году Иван Третий умер, и великим князем становится его сын от Софьи Палеолог Василий Третий. Он продолжил «собирательскую


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.029 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал