Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ПСИХОЛОГИИ




Само название предмета психологии появилось в европейских тек­стах в XVI в.в переводе с древнегреческого означает, что психоло­гия –наука о душе (psyche – «душа», logia – «знание, наука»). Согласно очень распространенному представлению, первые психологи­ческие воззрения связаны с религиозными взглядами. В действитель­ности же, как свидетельствует подлинная история науки, уже ранние представления древних греческих философов возникают в процессе практического познания человека в тесной связи с накоплением пер­вых знаний и развиваются в борьбе зарождающейся научной мысли против религии с ее мифологическими представлениями о мире вооб­ще, о душе – в частности. Для мифологического подхода характерен социоантропоморфизм, т.е. перенесение человеческих свойств, осо­бенностей жизни рода или племени на все мироздание. Мир уподобля­ется самому человеку и той его части, в которой живет этот человек. Для мифологического мировоззрения, по мысли А.Н. Чанышева, ха­рактерны эмоциональность, одушевление мира в целом и его частей. Одним из важнейших вопросов этого мировоззрения является вопрос о творении («с чего все начиналось?»). Французский ученый А. Леви-Брюль называл одной из характерных черт мифологического, первобытного сознания жесткую детерминированность, не признающую слу­чайностей. Все это мировоззрение покоится на традиции, на авторите­те носителей этих знаний – жрецов, шаманов и т.д. Философское или научное знание, отвечающее критерию, истинности, не может опирать­ся на авторитет традиций, а должно опираться на авторитет разума, т.е. то или иное положение, выдвигаемое в философии и психологии как ее части, не воспринимается на веру, должно быть как-то обосновано, чем-то подкреплено. Поиски всеобщего начала приобретают иной характер, они дополняются вопросом о субстанции («что является первоосновой всего сущего?»), окружающий мир уже не уподобляется человеку. Человек рассматривается как часть мира.

Душа, соотношение души и тела по-разному понимались в древней философии. У Платона тело являлось темницей для души, которая понималась как источник всего доброго и светлого в человеке, в отли­чие от тела. У Аристотеля душа понималась двояко: и как форма тела, причина и цель всех его действий, уничтожающаяся при разрушении тела, и как проявление бессмертной сущности. В целом первоначально душа в античной философии понималась, прежде всего, как энергети­ческое, активное начало, приводящее в движение тело. С развитием философии к функциям души прибавилось и познание. Именно изучение этого познавательного начала в душе в дальнейшем стало одной из центральных проблем психологии и подготовило следующий этап раз­вития психологии –психологии, как науки о сознании.



В эпоху средневековья предмет психологии оставался прежним – душа. Но в силу общей атмосферы этой эпохи признавалось только два источника знания: священные тексты и труды Платона и Аристотеля с религиозными комментариями. Из этих двух уровней знания с помо­щью различных формально-логических операций выводились «вечные истины». В таких обстоятельствах изучение процесса познания стано­вится основной проблематикой психологической науки. В средневеко­вой психологии, как и во всей средневековой науке, господствовала доктрина двойственной истины, которая, с одной стороны, признавала неопровержимость догматов церкви, а с другой стороны, признавала разумную познаваемость истины. Интересно отметить, что сам термин «психология» появился в 1590 г. в работах немецких схоластов Р. Коклениуса и О. Кассана. В то же время на арабском Востоке накапливается обширный медицинский и естественнонаучный материал об анатомо-физиологических особенностях человека как носителя души. В работах Авиценны, Альгазена и др. красной нитью проходит мысль об обусловленности душевных качеств человека телесными причинами, зависимости тех или иных психических особенностей от условий жизни человека, его воспитания и т.д. Развитие науки привело к тому, что изучение души как предмета психологии и объяснительного принципа становится не нужным. Ученым, завершившим этап развития психологии как и о душе, был Ф.Бэкон (1561-1626 гг.). Бэкон предложил исключить из структуры души органические составляющие и отказаться от изучения души как особой субстанции. По его мнению, необходимо эмпирически описывать процессы, происходящие в душе. Именно опыту отводилась Ф.Бэконом главная роль в его учении о методе как величай­шей преобразующей силе. Второй же частью метода должна стать логи­ка, в частности индуктивный метод (как переход от частного к обще­му). Так родилась формула научного метода «эксперимент + логика». А Ф.Бэкона можно считать родоначальником эмпирической науки. Имен­но эту эмпирическую направленность в изучении психики продолжил Рене Декарт. Декарт считал неуместными рассуждения о душе до тех пор, пока не будут существовать наиболее, достоверные основания ее познания, которые он нашел в непосредственном переживании психи­ческих процессов. Следовательно, необходимо прекратить все рассуждения о сущности души и исследовать именно это непосредственное переживание. Таким образом, предметом психологии становится сознание как нечто, что человек находит в себе, непосредственно переживает. Декарт не просто различал психические и физиологические процессы (это деление идет еще от древних), но и четко назвал критерий этого различия. Психические процессы являются осознаваемыми, а физио­логические – неосознаваемыми.Впервые в науке, четко разделив психическое я непсихическое, Декарт отождествил психику и сознание. Определение осознаваемого как психического фактически вывело за рам­ки психологии неосознаваемые психические процессы. Хотя сам термин «бессознательное» употреблялся в рамках психологии как науки о со­знании, например, Готфридом В. Лейбницем. Но бессознательное пони­малось им только как очень слабые ощущения, впечатления, которые пока не могут быть восприняты сознанием. Но по мере нарастания их интенсивности они могут стать осознанными. И, наоборот, сознательные впечатления могут ослабевать и переходить в область бессознательного. Таким образом, в мире всегда происходит процесс перехода из созна­тельного в бессознательное и обратно, сознательное и бессознательное качественно не отличаются друг от друга. Новый предмет психологии предопределил ее метод. На долгое время основным, если не сказать единственным, методом психологии, стало самонаблюдение (интрос­пекция). Если психика отождествлялась с сознанием и понималась как замкнутая в себе субъективность, то единственным способом ее изуче­ния мог быть только рассказ самого субъекта о своих мыслях, чувствах и т.д.



Декарту также принадлежит формулировка «вечной проблемы» пси­хологии – психофизиологической: «Как соотносится между собой телесная и мыслящая субстанции?» Если попытаться сформулировать ее житейским языком, то она может звучать следующим образом: как из работы клеток мозга появляется мысль «я люблю тебя»? На разных этапах развития психологии эта проблема по-разному решалась различными учеными, вплоть до полного отрицания реальности психичес­ких процессов, сведения их к чисто физиологическим.

Появление нового предмета психологии – сознания – во многом определило пути ее развития вплоть до начала XX века. В рамках изучения сознания новый характер приобрел спор рационалистов и сенсуалистов. Первые утверждали, что у человека есть определенные врожденные знания (так, например, Декарт к таким знаниям относил категории бытия, числа, аксиомы типа «у всякой вещи есть причина» и т.д.). Вторые утверждали, что все знания приобретаются человеком из опыта, нет в сознании ничего, чего до этого не было в ощущениях. Эта дискуссия послужила одной из причин того, что в рамках изучения сознания как предмета психологии основной акцент был сделан на изу­чении познавательных процессов, ощущения как первоосновы всего со­держания сознания, изучении производных элементов психики, их свя­зей и законов их комбинирования. Задача психологии понималась как изучение элементов психической жизни человека и законов их соедине­ния с помощью ассоциаций, которые понимались как такая связь пси­хических явлений, когда появление одного элемента или явления вы­зывает появление другого, с ним связанного. Таким образом, психоло­гия как наука о сознании носила ассоцианистский характер. В рамках психологии как науки о сознании различными исследователями акцент делался на самых разных аспектах сознания – связь сознания и про­шлого опыта (Д.Гартли), связь сознания и поведения (А.Бэн) и т.д.

К середине XIX века в развитии науки произошли события, которые коренным образом отразились на становлении и развитии психологии. Среди этих событий, прежде всего, следует отметить:

1. Достижения в области естественных наук, прежде всего, психофи­зиологии, и появление новых направлений: психофизики как раздела психологии, выводящего многообразие различных психических состоя­ний из многообразия физических стимулов, вызывающих их; психомет­рии как, измерения скорости протекания различных психических про­цессов. Исследования Г.Прохазки, Ч.Зелла, Э.Вебера, Г.Фехнера и др. создали обширную эмпирическую базу, которая нуждалась в подробном анализе и систематизации.

2. Появления эволюционной теории Ч.Дарвина и развитие его идей в других исследованиях. Так, например, в исследованиях Л.Моргана, Ж.Фабра и др. в той или иной мере обосновывался тезис об отсутствии у животных высших психических способностей.

3. Возникновение позитивизма (О.Конт). Конт считал, что ученый должен полагаться только на чувства человека. Так как только они дают научные знания. Все остальные заключения являются иллюзорными и должны быть отвергнуты. К подобным заключениям Конт отно­сил и те, которые получены на основе самонаблюдения как основного метода психологии. По мысли О. Конта, для того, чтобы считать инт­роспекцию научным методом у сознания должно быть две части: на­блюдающая и наблюдаемая, что невозможно. Отсюда делался вывод, что психика (сознание) не может быть предметом научного познания. Эти и другие факторы обусловливали необходимость построения психо­логии как самостоятельной науки, а не раздела философии, как это было в Германии, где психология до середины XX века не выделялась в самостоятельную науку, а была частью философии, или физиологии, как это видели многие английские ассоцианисты.

Таким образом, приблизительно с первой трети XIX века в развитии психологии наблюдаются две основные тенденции, определившие ее даль­нейшее развитие: с одной стороны, возникли предпосылки выделения ее в самостоятельную науку, с другой –возможность ассоцианистской психологии как науки о сознании практически исчерпались, она вступала в период кризиса. Все это привело к созданию различных про­грамм построения психологии как самостоятельной науки. В отечествен­ной истории психологии принято выделять три основные программы психологии.

Психология как наука о непосредственном опыте рассматрива­лась Б.Вундтом. Вундт критиковал как психологию, изучающую душу, так и психологию как науку о сугубо внутреннем опыте. Он предлагал рассматривать психологию как науку о непосредственном опыте, под которым понимались отношения между субъектом и объектом, те свой­ства, которые субъект приписывал объекту. Таким образом, В.Вундт отделил психологию от естествознания, которое изучает, по его мне­нию, опосредованный опыт, направленный на выяснение объективных связей между явлениями окружающего мира. Психология должна изу­чать мир таким, каким он дан познающему субъекту. Поэтому сознание оставалось предметом психологии, но стало рассматриваться как про­цесс. По мнению В.Вундта, все науки (и естествознание, и психология) изучают один и тот же мир, но с разных точек зрения. Следовательно, не может быть различия между естественнонаучными методами и мето­дами психологии. Так Вундт, обосновал применение экспериментального метода в психологии, заложив тем самым основы экспериментальной психологии. В 1879 году он основал в Лейпциге психологическую лабо­раторию, которая через два года превратилась в первый институт экс­периментальной психологии. Эту дату и принято считать годом выделе­ния психологии в самостоятельную науку. Обосновав применение экспе­римента в психологии, Вундт не признавал за ним самостоятельного значения. Эксперимент был призвав лишь уточнять данные самонаб­людения. В тоже время Вундт не считал, что вся психика поддается экспериментальному изучению. По его мнению, для исследования выс­ших проявлений духа необходим анализ продуктов деятельности чело­веческого духа – языка, мифов и т.д. Эту область звания он назвал психологией народов. В целом, несмотря на изменения понимания со­знания и введения эксперимента в психологию, она оставалась наукой о сознании по предмету и интроспекционистской по методу.

Программа построения психологической науки о непосредственном опыте являлась основой для создания структурализма (Э.Титченер и др.). По мнению ученых, принадлежащих к данному направлению, психология должна дать ответ на три вопроса: Что? Как? Почему? Для ответа на первый вопрос необходимо разложить каждое состояние сознания на исход­ные элементы (ощущения), далее не поддающиеся анализу. Для ответа на второй вопрос найти законы (прежде всего в ассоциациях), соединяю­щие эти элементы в единое целое. И, наконец, связав эти законы с физи­ологической организацией, ответить на третий вопрос. Структурализм можно рассматривать как законченное построение здания психологии как науки о сознании, являющейся замкнутой в себе субъективностью. При этом необходимо отметить, что другие последователи В.Вундта, на­пример, Вюрцбургская школа, в своих экспериментах доказали присут­ствие в сознании несенсорных элементов, а также несводимости содержа­ния сознания только к элементам, полученным из ощущений.

Другой попыткой обоснования нового предмета психологии была про­грамма, предложенная Ф.Брентано (1838-1917 гг.). Эта программа противопоставляла себя как традиционной ассоцианистской психоло­гии, так и новой психологии В.Вундта. На нее большое влияние оказа­ла мысль Аристотеля о душе как активном начале, непассивной воспринимающей субстанции. Брентано предлагал отличать физические и психические явления, например звук и звук, который я слышу. Таким образом, предметом психологии становятся психические акты – виде­ния, слышания и т.д. Психический акт всегда направлен на что-то, т.е. его основной спецификой является предметность. Нет сознания во­обще, есть сознание о чем-то. Эти идеи Ф.Брентано получили свое рас­пространение в феноменологии Э.Гуссерля. Экспериментальное разви­тие идеи психологии как науки о психических актах получили у К. Штрумпфа, основавшего психологические лаборатории в Мюнхене (1889 г.) и Берлине (1893 г.). Из этих лабораторий вышли такие изве­стные психологии, основатели гештальтпсихологии, как М.Вертхаймер, В.Келлер и др. Можно сказать, что некоторые идеи Ф.Брентано разви­вались позднее гештальтпсихологами.

В США программа Ф.Брентано положила начало такому влиятель­ному в то время направлению в психологии, как функционализм. Ос­новоположник функционализма У.Джеймс отвергал атомизм структу­ралистов. Он писал: «Я отрицаю сознание как сущность... но буду рез­ко настаивать на его значении как функции». По мысли У.Джеймса, сознание вообще не существовало, если бы не выполняло функции приспособления. Все психические явления являются функцией мозга и имеют одну цель –адаптацию к изменяющимся условиям. Из «потока созна­ния», т.е. из всего того, что происходит в окружающем мире, человек извлекает то, что нужно именно ему, что помогает ему лучше приспосо­биться к постоянно изменяющимся условиям жизни.

В России с собственной программой построения психологии выступил замечательный отечественный ученый И.М.Сеченов (1829-1905 гг.). В статье «Кому и как разрабатывать психологию» (1873 г.), в полемике с русским идеалистом К.Д. Кавелиным, Сеченов изложил основные тези­сы своей программы построения психологии. В ней предлагалось рас­сматривать психологию как науку о совершении психической деятель­ности. Последнюю Сеченов предлагал рассматривать по аналогии с рефлекторной деятельностью, что отнюдь не означало отождествления пси­хического и физиологического. Схема психического процесса аналогич­на схеме рефлекса. Его источник – в действии внешних причин, и через централизованную деятельность он имеет ответ – внешнее дви­жение, речь и т.д. Нельзя свести психическое только к замкнутой внут­ренней сущности сознания. Смена предмета психологии должна привес­ти и к смене метода. Субъективный интроспективный метод должен быть заменен на объективный генетический подход, обеспечивающий возможность изучения развития психики человека с момента рождения как постоянную смену качественности, где каждая новая фаза развития вытекает из предыдущей.

Данные программы предлагали строить психологию, прежде всего, как экспериментальную науку, неразрывно связанную с естественными науками. Приблизительно в это же время немецким ученым В. Дильтеем, был предложен иной, достаточно своеобразный подход к проблеме построения научной психологии. Он предлагал различать естественные науки и «науки о духе» (история и т.д.), в основе которых должна лежать психология не по предмету, а по методу. Естественные науки, к которым он относил современную ему интроспективную психологию, в качестве метода используют объяснение. «Науки о духе», и прежде все­го психология, в качестве метода должны использовать понимание. По­нять – это значит принять, снова пережить и воспроизвести как жи­вые субъективные переживания другого человека или людей. Эти субъективные переживания должны быть включены в более широкие смысло­вые связи (мораль, религия, право и т.д.), которые определяют их. Например, для того, чтобы нам понять поведение людей, живших в другую эпоху мы должны учитывать всю обстановку того времени, мыслей этих людей и т.д. Только тогда мы сможем их понять. Можно сказать, что «понимающая психология» Дильтея открывала возможность построения психологии как гуманитарной науки. Но в то время взгляды Дильтея не получили широкого распространения.

Функционализм и структурализм, дискуссии между представителя­ми двух этих течений обозначили глубокий методологический кризис в конце XIX – начала XX века. Все попытки конкретизировать предмет психологии, находясь в рамках психологии как науки о сознании и считая интроспекцию основным методом психологии, оказались безрезультатными. Методологический кризис положил начало тем направлениям в психологии, которые, с теми или иными модификация существуют и по сей день. Прежде всего, это глубинная психология (психоанализ) бихевиоризм (необихевиоризм), с определенными оговорками гештальтпсихология в западной психологии и деятельностный подход в отечественной психологии.

Глубинная психология (психоанализ).Самое первое психологичес­кое направление, возникшее в результате методологического кризиса. Его возникновение неразрывно связано с именем З.Фрейда. В истории психологической науки, наверное, нет более известного ученого, чем З.Фрейд, причем не только в психологическом научном обществе, но и за его пределами. Можно сказать, что без Фрейда психоанализ не был бы таким, какой он есть. Глубинная психология в отличие от бихевиоризма не является более или менее целостной научной шко­лой, а скорее представляет собой набор отдельных теорий и концеп­ций. Не последнюю роль в этом сыграли личные качества З.Фрейда – авторитарность, ортодоксальность, ревность к ученикам (К.Г. Юнг, А.Адлер) и т.д.

З.Фрейд внес два принципиально новых положения в психологию:

1. Предмет психологии – бессознательное как основная движущая сила развития человека. 2. Приоритет в изучении психики отдается мотива­ции, а не познавательным процессам. Несмотря на различия классичес­кого психоанализа (З.Фрейд), постфрейдистской традиции (Д.Адлер, К.Г.Юнг) и неофрейдизма (К. Хорни, Салливен,
Э. Фромм), всех их объединяют определенные методологические принципы:

1. Психическое развитие – это личностное развитие, развитие мотивационной сферы человека.

2. Это развитие есть постоянный конфликт человека и среды, хотя степень этого противостояния различными учеными оценивалась по-разному.

3. Движущие силы и механизмы развития являются врожденными и бессознательными.

Значение психоанализа для современной психологии трудно переоце­нить. Именно в рамках данного направления была впервые описана структура личности, этапы ее становления. Психоанализ одним из пер­вых обратил внимание (с научной точки зрения) на раннее детство. Именно психоанализ заложил основы научного изучения личности.

Бихевиоризм(от англ. behaviour – поведение) направление в психологии, возникшее в начале XX века в США. Основоположниками направления являются Дж.Уотсон, Э. Торндайк и др. В программной статье «Психология, как ее видит бихевиорист».Дж.Уотсон призывал превратить психологию в объективную науку. Для этого, по его мнению, необходимо отказаться от сознания как предмета психоло­гии и исследовать только то, что подлежит изучению, а именно поведе­ние. Сознание – это «черный ящик», строение которого мы не знаем и не можем узнать, а поведение можно наблюдать. Так у психологии по­является новый предмет – поведение, под которым понималась всякая реакция R в ответ на стимул S. Поведение носит адаптивный характер. Радикальный бихевиоризм не изучает ничего, кроме поведения, все ос­тальное объявляется средневековыми предрассудками. В дальнейшем бихевиоризм претерпевает ряд изменений и трансформируется в необи­хевиоризм (Э.Толмен, К.Халл), теорию оперантного научения Б.Скиннера, теорию социального научения А.Бандуры и т.д. Основным отли­чием всех этих концепций от радикального бихевиоризма является при­знание наличия неких внутренних опосредующих единиц поведения («организм», «драйв» и т.д.). Но неизменным остается ряд принципи­альных положений: предмет психологии – поведение; формирование психики имеет преимущественно прижизненный характер. Основным методом исследования является эксперимент и т.д.

Гештальт-психология.Эта школа возникла в начале XX века, а точнее в 1912 г. в Германии. На представителей данного направления (М.Вертхаймер, В.Келлер, К.Коффка), как уже указывалось выше, оказали влияние идеи «психологии акта» Ф.Брентано и В.Штрумпфа. Также на становление гештальтпсихологии оказали влияние идеи ра­ционалистов XIV-XVIII вв. о врожденных идеях (Р.Декарт) и апри­орных (доопытных) схемах (И.Кант). В исследованиях гештальтистов предметом психологии оставались сознание и познавательные процес­сы! Однако сознание рассматривалось не как сумма сенсорных элементов, а как психическое поле, где располагаются целостные психичес­кие структуры – гештальты, не сводимые к сумме элементов. Измене­ния в психическом поле происходят за счет переструктурирования и изменения этих гештальтов. Первично не ощущение отдельных свойств, а целостное восприятие. Другим основополагающим принципом геш­тальтпсихологии был принцип изоморфизма (подобия). Между психи­ческими, физиологическими и физическими структурами существует соответствие. Поэтому познающий субъект преобразовывает новую ин­формацию через преобразование имеющихся у него схем. Вообще про­цесс развития личности гештальтисты связывали с усложнением и дифференциацией гештальтов. Гештальтпсихология является единствен­ной школой из возникших в результате кризиса в психологии, распав­шейся в 30-е годы XX века. Но ее идеи исследования оказали огром­ное влияние на последующее развитие психологии. Когнитивная пси­хология во многом опирается на исследования гештальтпсихологии. К.Левин развил идеи гештальтпсихологии в своей «теории поля» при изучении групповых процессов, таких, как групповая дифференциа­ция, феномен лидерства и т.д.

Деятельностный подход.Еще один вариант нового понимания пред­мета психологии был предложен и долгое время существовал как един­ственно верный в СССР. Необходимо отметить, что в нашей стране методологический кризис совпал с октябрьской революцией 1917 г., что не могло не отразиться на своеобразии исторического пути отече­ственной психологии. В первые годы советской власти в нашей стране существовало множество психологических школ и направлений: пове­денческое (М.Я.Басов, П.П.Блонский, К.Н.Корнилов), рефлексология (В.М.Бехтерев), педология (А.Б.Залкинд) и т.д. Появление нового пред­мета психологии, такого, как единство сознания и деятельности, в СССР было обусловлено следующими факторами:

1. Общий для всей психологии методологический кризис, необходи­мость поиска нового предмета психологии.

2. Широкое распространение экспериментальных исследований в прикладных отраслях психологии, прежде всего в изучении психологи­ческих основ трудовой деятельности.

3. Превращение марксизма, где категория деятельности играет важ­ную роль, в официальную идеологию советского государства.

Причем это обращение в марксистскую веру носило всеобщий харак­тер – все, от сельского хозяйства до науки, должно быть построено на марксистской основе. Именно этот последний фактор во многом опреде­лил специфику советской психологии: а) единственной господствующей парадигмой отечественной психологии являлся деятельностный подход как единственно научный; б) советская психология рассматривалась ученными как нечто совершенно противоположное «буржуаз­ной» психологии. По этим причинам отечественная психология долгое время имела «анклавный» характер в общемировом психологическом процессе.

Деятельностный подход был сформулирован С.Л.Рубинштейном, и А.Н. Леонтьевым. С.Л.Рубинштейн следующим образом сформулировал принцип единства сознания и деятельности: «Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности, в поведении проявляется. Дея­тельность и сознание не два в разные стороны обращенные аспекта. Они образуют органическое целое – не тождество, но единство... Сознание не является внешней силой, которая извне управляет деятельнос­тью человека. Будучи предпосылкой деятельности, сознание вместе с тем и ее результат». Намеченный С.Л.Рубинштейном деятельностный подход и анализ структуры деятельности в дальнейшем разрабатывал­ся А.Н.Леонтьевым. Опираясь на культурно-историческую концепцию Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьев считал, что именно деятельность явля­ется тем процессом, в котором субъект (человек) формирует свои реаль­ные связи с предметным миром. В то же время деятельность включена в систему общественных условий жизни субъекта и опосредует связи меж­ду объектом и субъектом. Психика рассматривается как субъективное отражение объективного мира, порожденная, реальной практической деятельности) человека. Дальнейшее развитие деятельностного подхода можно найти в трудах А.Р.Лурии, Ю.П.Гиппенрейтер и др. Особый интерес представляет исследование П.Я.Гальперина, который считал, что предмет психологии не должен быть таким широким. По его мне­нию, предметом психологии должна быть не вся психическая деятель­ность, а только ориентировочная функция психического, где последнее является частью реальней практической деятельностью индивида. В настоящее время деятельностная парадигма остается основной, но не единственной для многих отечественных ученых. Само включение дея­тельностного подхода в общемировой психологический контекст обога­тило и мировую психологию и дает новые стимулы для дальнейшего развития данной парадигмы и в целом отечественной психологии.

Приблизительно с середины XX века в мировой психологии возника­ет ряд новых направлений. Так, например, в русле функционализма формируется такое влиятельное течение, как интеракционизм (Дж.Г.Мид). Основная идея этого направления заключается в том, что личность формируется под влиянием тех взаимодействий (интеракций), в которые вступает индивид. Когнитивная психология(У.Найссер), восприняв идеи гештальтпсихологии и Ж. Пиаже, трактует психику как систему для восприятия и переработки информации. Идеи когнитивизма, кроме исследований познавательных процессов, нашли широкое применение и в социальной психологии (Г.Келли, Л.Фестингер и др.). Однако наиболее широкое распространение получило такое направ­ление психологической науки, как гуманистическая психология.По­явившийся в 1962 году манифест гуманистической психологии, подпи­санный К.Роджерсом, А.Маслоу, Р.Мэйем и др., назвал гуманистическую психологию, наряду с психоанализом и бихевиоризмом, третьей ветвью психологии, которая направлена на изучение таких понятий как любовь, творчество, спонтанность и т.д., не изучавшихся или недо­статочно изучавшихся до этого. Методологической основой гуманисти­ческой психологии стала философия экзистенционализма (М.Хайдеггер, К.Ясперс и др.). По мнению гуманистических психологов, личные качества человека, его мотивационно-потребностная сфера могут быть объяснены только из стремления к адаптации. Человек стремится со­хранить и преумножить свою уникальность. Гуманистическая психоло­гия считает невозможным объяснить это в терминах позитивистской психологии. Они обращаются к внутреннему миру человека, к его воз­можностям творческой реализации, к личностному росту. Гуманисти­ческие психологи, в отличие от психоаналитиков, не рассматривает окружающий мир как нечто враждебное человеку. В то же время мир, по их мнению, не является исключительно позитивным началом и ис­точником развития личности. Они подчеркивают сложность и неодноз­начность взаимодействия личности и общества. В целом гуманистичес­кая психология пронизана верой в человека и его возможности.

В настоящее время, по мнению многих исследователей, психология находится на предпарадигмальной стадии, т.е. нет одной общеприня­той парадигмы, а существует несколько. Под парадигмойпонимается определенный набор убеждений, ценностей, способов осмысливания, который определенное время разделяется большинством или всеми ис­следователями в данной области. Исходя из этого определения можно сказать, что в настоящее время не существует единого понимания, пред­мета психологии, а существует несколько парадигм, принимаемых пред­ставителями того или иного направления в психологии. Но существующая тенденция сближения позиций большинства современных психоло­гических школ, возвращения отечественной психологии в общемировое психологическое русло дает основание предполагать, что нас ожидает качественно новое преобразование психологической науки на основе более или менее единого понимания предмета психологии.

Что же составляет предмет научного знания в современной психоло­гии? Это прежде всего, конкретные факты, окружающие нас феномены психической жизни. Иногда мы даже не замечаем, что, говоря: «Он увидел», «Я подумал», «Они приняли решение» и проч., мы говорим психических явлениях. Рассмотрим простой пример. Возьмем в качестве факта психической жизни человеческую память, т.е. способность человека запечатлевать события окружающие его, накапливать индивидуальный опыт. Но любая наукa, в том числе и психология, не может ограничиться описанием отдельных фактов – их необходимо объяснить, т е. указать, при каких условиях, в какой последовательности, по каким причинам они проявляются. Описание явлений, даже очень реалистичное, более характерно для искусства. Основная цель любой науки состоит в том, чтобы вскрыть объек­тивные законы, которым подчиняются изучаемые ею факты, явления, процессы. Именно этой цели подчинены теоретические и экспериментальные исследования. Научное познание состоит в раскрытии существенных, необходимых, устойчивых, повторяющихся связей (отношений) между явлениями. Задача выявления законов психики, раскрытие тех связей и отношений, которые можно было бы квалифицировать как закономерные, принадлежит в науке к числу сложнейших. Строго научный подход требует не только выявить объективный закон, но и очертить сферу его действия, а также условия, в которых он лишь и может действовать. Научные законы, обобщая отдельные факты, позволяют предсказывать будущие явления и, соответственно, управлять ими. Поэтому предметом изучения в психологии вместе с психологическими фактами ставятся психологические законы. Вернемся к нашему приме­ру. Так, известно, что имеются различные виды памяти, каждый из которых имеет как общие, так и специфические законы функцио­нирования. Установлено, что, например повторение материала способ­ствует более прочному запоминанию, а хорошо структурированный или знакомый материал запоминается легче, быстрее, чем бессвязный или незнакомый. Как и положено, каждый закон имеет свое математическое выражение. Например, зависимость интенсивности ощущения (S) от силы раздражителя (J) находит отражение в формуле основного психо­физического закона: S = К logJ + С, где К и С – константы.

Как отметил У.Джеймс, небольшое количество формул в новейшей психологии оказало большую услугу развитию психологии как науки. В то же время таких формул не может быть много в силу сложности и специфичности познания явлений психологии по сравнению с любыми другими науками. На это указывал еще знаменитый Эйнштейн, который после знакомства с опытами французского психолога Жана Пиаже заметил, что изучение физических проблем – это детская игра сравни­тельно с загадками детской игры. Кроме того, знание закономерных связей само по себе не раскрывает конкретных механизмов, лежащих в их основе и благодаря которым закономерность может проявиться. В задачу психологической науки, наряду с описанием психологических явлений и анализом закономерно­стей, входит установление механизмов психической деятельности.Но здесь надо учесть, что функционирование этих механизмов обеспечива­ется работой конкретных анатомо-физиологических аппаратов. Напри­мер, зрительное восприятие невозможно без нормального функциониро­вания зрительного анализатора. Поэтому природу и действие механиз­мов психики психология изучает совместно с такими науками, как фи­зиология высшей нервной деятельности, нейропсихология, биохимией и др. А предметом психологии становится развитие и функционирова­ние психики в зависимости от природных законов деятельности орга­низма. Но психология рассматривает явления психической жизни бо­лее широко. Так, кроме человека объектом изучения психологии явля­ются высокоорганизованные животные, а также явления групповой жизни людей. Этим соответственно занимаются такие отрасли психоло­гии как зоопсихология и социальная психология. Обобщая сказанное, можно заключить, что психология наука, о закономерностях и механизмах возникновения и развития явлений психики в различных условиях.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.014 сек.)Пожаловаться на материал