Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ответ Роберта




...

Было три причины, по которым я пошел в военное училище.

Когда мне было 10 лет и я учился в пятом классе, учитель заставлял нас изучать жизнеописания великих первооткрывателей: Колумба, Кортеса, Магеллана и Васко да Гамы. Читая эти книги, я мечтал стать моряком и исследовать нашу планету.

В 13 лет, когда дети на уроках труда вырезали из дерева салатницы для своих мам, я попросил учителя разрешить мне построить яхту. Я заказал по почте чертежи и в течение нескольких последующих месяцев с неописуемой радостью занимался постройкой 8-футовой яхты класса El Toro. Труд был одним из немногих предметов, по которым я получал отличные отметки.

Дни, когда я плавал на своей яхте по водам залива Хило, названного так по имени города, в котором я вырос, были одними из самых счастливых в моей жизни. Сидя в яхте, я предавался мечтам о далеких портах и экзотических женщинах.

Когда в средней школе консультант по профориентации спросил: «Чем ты хочешь заниматься, когда вырастешь?», я ответил: «Хочу плавать по морям в такие экзотические места, как Таити, пить пиво и бегать за женщинами».

 

Я стал считать, что риск заключается не в самом сражении, а в неготовности к нему. Со временем я осознал, что риск не в предпринимательстве, а в неготовности к нему.

Роберт Кийосаки

 

Вместо того чтобы меня отругать, он сказал: «У меня как раз есть для тебя одно учебное заведение, – а затем протянул брошюру об Академии торгового флота США и посоветовал: – Прочитай ее. Учиться там нелегко, но, если ты действительно хочешь стать моряком, я помогу тебе попасть в эту академию».

В 1965 году, получив от сенатора Дэниела Иноуи направление Конгресса США на учебу, я покинул сонный городок Хило и отправился в Нью-Йорк учиться на офицера торгового флота. В 1968 году во время моей стажировки на море мы зашли в порт Папеэте на Таити, где я пил пиво и крутил роман с одной из самых красивых женщин в моей жизни. Она была диктором прогноза погоды на телевидении и претенденткой на титул «Мисс Таити». Мои мечты сбылись.

Я осознал, что бой – это решающая проверка силы воли и степени подготовки. В бою нельзя было занять второе место и победителем становился тот, кто был лучше подготовлен.

Вторая причина поступления в академию заключалась в том, что у моего отца не было денег, чтобы оплатить мне учебу в колледже. Он сказал мне: «С того дня, как ты окончишь школу, тебе придется заботиться о себе самостоятельно». Так и вышло. Поступление в академию означало, что государство оплатит все расходы на обучение, проживание, питание и обмундирование, а также возместит дорожные расходы. Кроме того, нам каждый месяц платили маленькую (реально маленькую) зарплату.


...

Третьей и, пожалуй, самой главной причиной была дисциплина. В средней школе я часто посвящал серфингу больше времени, чем урокам. Даже после того, как мой папа, который был школьным инспектором, поймал меня на том, что я прогуливал уроки, у меня все равно не было сил устоять перед этим искушением, если на море была хорошая волна.

Я знал, что мне не хватает дисциплинированности. Если бы я поступил в Гавайский университет, то никогда не смог бы его окончить.

В академии меня приучили к дисциплине довольно жестким способом. Нас часто подвергали наказаниям, и очень суровым. Академические предметы оказались труднее, чем я ожидал. Без твердого воинского порядка я не сумел бы получить диплом.

Кроме того, я научился исполнять и отдавать приказы. Другими словами, я научился лидерству. Если вы взглянете на Квадрант денежного потока, то увидите, что лидерство крайне необходимо для успеха в квадранте Б. После трех лет железной дисциплины и обучения лидерству на последнем курсе меня повысили до командира батальона. Теперь моя работа заключалась в том, чтобы обучать лидерству первокурсников, очень похожих на меня в момент поступления в академию – зеленых салажат, которые думали, что могут сломать систему.

 

Самые главные уроки

После четырех лет учебы в академии я записался добровольцем в Корпус морской пехоты, потому что все еще продолжалась война во Вьетнаме. В летной школе ВМС я получил два урока, которые определили мою дальнейшую жизнь и сослужили мне хорошую службу. Вот они:

1. Одним из самых увлекательных компонентов летной подготовки было обучение приемам ближнего воздушного боя, который на жаргоне пилотов именуется «собачьей свалкой». В то время мы учились летать на одномоторных поршневых самолетах Т28 Trojan, похожих на истребители эпохи Второй мировой войны. Это была мощная и скоростная машина, не прощавшая ошибок. Несколько курсантов разбились, потому что самолет был чрезвычайно маневренным и чутким в управлении. Плохого пилота такая машина могла убить.

Однажды во время самостоятельного полета я отыскивал в небе своего инструктора, которому предстояло меня атаковать. Внезапно в наушниках шлемофона я услышал: «Тра-та-та-та!» Так инструктор давал мне понять, что бой начался. Действуя так, как меня учили, я включил подачу обогащенной горючей смеси, чтобы защитить двигатель, и бросил машину вправо с переворотом, чтобы стряхнуть атакующего.


...

Но в наушниках продолжало звучать: «Тра-та-та-та, получи, сосунок». Как я ни старался, оторваться от инструктора не удавалось. Я выполнял горки, закладывал виражи, переходил в пике, но все было бесполезно. Я почти ничего не видел, потому что у меня запотели стекла летных очков. Добрых 10 минут инструктор висел у меня на хвосте, не поддаваясь ни на какие мои уловки.

На земле начался разбор полета. Когда инструктор жестами показывал, как я действовал в воздухе, у меня к горлу подкатывала тошнота. Меня мутило вовсе не потому, что мы совершали умопомрачительные маневры. Все дело было в осознании того факта, насколько плохим пилотом я был и скольким еще вещам мне предстояло научиться.

Именно тогда инструктор сказал то, что навсегда врезалось в мою память: «Проблема этого бизнеса в том, что тут нельзя занять второе место. Живым возвращается домой только один пилот». Этот момент стал переломным в моей жизни. С тех пор я никогда не жалел сил на то, чтобы практиковаться, практиковаться и еще раз практиковаться.

Позднее, во Вьетнаме, мне еще не раз предстояло услышать те же самые слова. Только там все было по-настоящему. Там летали настоящие пули. Никаких «тра-та-та-та» инструктора по радио.

Сегодня я побеждаю в бизнесе не потому, что очень умен или никогда не совершаю ошибок. Я побеждаю потому, что в моем мире нельзя занять второе место. Подозреваю, что Дональд придерживается того же правила.

 

2. Второй определяющий момент связан с риском.

Когда я слышу, как кто-нибудь говорит: «Заниматься инвестированием рискованно», мне сразу становится ясно, что человек не готов этим заниматься.

После того памятного дня в воздухе я осознал, что бой – это решающая проверка силы воли и степени подготовки. В бою нельзя занять второе место, и победителем становится тот, кто лучше подготовлен. Я стал считать, что риск заключается не в самом сражении, а в неготовности к нему.

В бизнесе и инвестировании я фанатичный приверженец практики и тщательной подготовки. Чтобы уменьшить риск, я практикуюсь, совершенствую свои знания и умения. Я играю, чтобы выиграть, а выигрыш достается тому, кто меньше рискует и больше уверен в себе.

Из всех рисков я выбираю наименьший. Прежде чем вложить реальные деньги в свою первую сделку с недвижимостью, я посетил семинар для начинающих инвесторов и рассмотрел больше сотни потенциальных сделок. Я объездил все Гавайи, но риелторы в один голос убеждали меня: «Того, что вы ищете, не существует в природе».

И все же после нескольких месяцев поисков я наконец нашел небольшую сделку на острове Мауи. Это была однокомнатная квартира в кондоминиуме возле пляжа всего за 18 тысяч долларов. С тех пор я рассмотрел десятки тысяч потенциальных инвестиций, но приобрел лишь считанные из них.

Потерпев неудачу в бизнесе по производству водонепроницаемых нейлоновых бумажников для серфингистов, я вернулся к дисциплинированному повторению цикла: учеба, практика, учеба, практика. Я осознал, что риск заключается не в предпринимательстве, а в неготовности к нему.

 

Понимание того, что в моем мире нельзя занять второе место, и осознание того, что больше всех рискует неподготовленный человек, определило отличительные особенности моего способа поиска богатства.

Большинство людей инвестируют деньги, но не хотят инвестировать время. Мы с Дональдом вкладываем в работу много времени, потому что ставим на кон большие деньги. Мы готовимся к инвестированию. Ведь риск не в предпринимательстве, а в неготовности к нему.

 

Чем военное училище отличается от бизнес-школы

Глядя на представленные ниже треугольники Б – И, легко увидеть, почему военное училище и военная служба лучше готовят человека к предпринимательству и инвестированию. Дело в том, что бизнес-школы фокусируются на внутренних компонентах треугольника Б – И, то есть на содержании. Военные училища фокусируются на внешних элементах, то есть на контексте.

 

 

Четыре года учебы в военном училище и почти шесть лет на военной службе подготовили меня к жизни в реальном мире предпринимательства и инвестирования. Они дали мне прекрасное образование, потому что научили меня: 1) соблюдать дисциплину; 2) фокусироваться; 3) ставить миссию выше своих собственных интересов; 4) подчиняться приказам, исполнять приказы и отдавать приказы; 5) контролировать свой страх и гнев; 6) изучать и уважать своего противника; 7) доверять своим товарищам по оружию и быть готовым отдать за них жизнь так же, как они готовы отдать жизнь за меня; 8) готовиться прежде, чем вступать в битву.

 

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал