Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. (Слово журналисту Михаилу Дмитруку)




(Слово журналисту Михаилу Дмитруку)

Величайшим заблуждением или величайшей фальсификацией медицинской науки может оказаться общепринятая концепция перерождения человеческих клеток в злокачественные, которые образуют раковые опухоли. Такой неожиданный вывод сделала сибирская исследовательница Тамара Яковлевна Свищева в результате многочисленных экспериментов в ведущих институтах Москвы и Санкт-Петербурга. Эти опыты блестяще подтвердили ее концепцию, которая раньше казалась невероятной: раковые опухоли состоят не из человеческих клеток, а из... одноклеточных животных-паразитов- трихомонад.

Такая новость вызвала большой переполох среди маститых ученых, которые почивают на лаврах старых теорий, Они попытались уличить Свищеву в некомпетентности. А она не осталась в долг)" с позиции своей трихомонадной концепции объяснила многие тайны рака, которые не способны постичь онкологи, Сейчас читатель познакомится с этими объяснениями, дающими надежду на победу над грозным недугом, возбудитель которого разоблачен.

Как известно, в нормальных человеческих тканях клетки упорядочены, и если растут какие-то ткани и органы, то порядок в них не нарушается: увеличиваются все слои клеток, разветвляются кровеносные сосуды, нервные окончания и так далее. Да и разрастаться они могут до определенных размеров, которые не стесняют другие ткани и органы. А в опухолях все наоборот: клетки нагромождаются друг на друга хаотически и при их делении хаос усиливается. Они безудержно размножаются, разрушая кровеносные сосуды, нервы и органы. Органы становятся огромными, разрывают ткани, деформируют тело и в конце концов убивают весь организм.

Но если опухоли состоят из человеческих клеток, то почему последние ведут себя столь неестественно, прямо-таки бесчеловечно по отношению к родному организму? До сих пор онкологи не могли убедительно ответить на этот вопрос. И тогда им на помощь пришла... химик Свищева. У нее в роду все умирали от рака, и с каждым поколением недуг «молодел». Если бы эта тенденция продолжалась, то Тамара Яковлевна, наверное, уже была бы на том свете. А потом настало бы время ее сына. Но ради спасения своего ребенка и других людей, которым угрожает смерть от рака, она решила посвятить жизнь поискам главной причины этого недуга, до сих пор неизвестной медикам, Ведь узнав ее, можно будет, Бог даст, победить рак.

Свищева убеждена, что нашла эту причину и знает путь к нашему избавлению от рака. Правоту исследовательницы подтверждает сам факт ее пребывания на этом свете: она уже пережила тот возраст, в котором умирали ее родные и двоюродные братья. Например, умершего от рака желудка младшего брата она пережила уже на 17 лет. Мало того, медицинское обследование показало, что здоровье у Тамары Яковлевны словно у двадцатилетней. И наверное, читателю будет интересно узнать, как ей удается подавлять наследственную предрасположенность к раку.



— Главное, — говорит Свищева, — понять, что человеческие клетки не перерождаются. Что раковая опухоль образуется из одноклеточных животных, которые паразитируют в человеческом организме, — из трихомонад. А чтобы противостоять колонизации трихомонадами своего организма, необходимо наиболее простые ежедневные приемы борьбы с ними включить в свой образ жизни. Но об этом будет рассказано в статье о профилактике рака. А чтобы бороться с трихомонадами, надо знать их в лицо, изучать их свойства и повадки.

Трихомонады живут в одиночку и колониями, которые образуются за счет незавершенного размножения и слияния более мелких образований в крупные новообразования. Бурно размножаясь, они отравляют человеческие клетки ядовитыми продуктами своей жизнедеятельности, вытесняют их и даже пожирают. Вы можете проверить по учебникам: поведение трихомонад и раковых клеток практически ничем не отличается, но очень не похоже на поведение нормальных человеческих клеток. Вот почему и возникла мысль, что раковые опухоли — это колонии трихомонад.

Известно, что от человеческих тканей не могут оторваться отдельные клетки и в других органах образовать похожие ткани. Дико даже предположить, что несколько клеток сбегут, к примеру, из печени и образуют в желудке другую печень. Но подобная идея почему-то стала общепринятой в медицине. Медики говорят, что человеческие клетки перерождаются в опухолевые и метастазируют, то есть перебегают в другие органы и размножаются там, образуя новые опухоли. А ведь те же онкологи, обнаруживая в печени гормонопродуцирующие опухолевые клетки, диагностируют метастазирование, где первичной опухолью является новообразование в щитовидной железе, а вторичная опухоль — в печени. Но с ростом в печени опухоли она утрачивает свойства, идентифицирующие ее с раком щитовидной железы, так как клетки ее становятся похожими на клетки печени, а затем происходит раздифференцировка новообразования, то есть она становится ни на что не похожей. Эти перерождения «переродившихся» клеток и опухолей онкологи не могут объяснить с позиций своих теорий клеточных превращений.



Но у онкологов давно бы спала пелена с глаз, и они раскрыли бы все тайны онкологии, если бы владели знаниями паразитологов. Ведь давно известно, что одноклеточные микроорганизмы — жгутиконосцы, для которых характерен колониальный способ существования, легко отделяются от своей колонии, уплывают по кровеносным сосудам в другие органы и в удобных местах дают начало новым колониям. По мнению Свищевой, именно так ведут себя трихомонады, расселяясь по всему организму и образуя многочисленные колонии — вторичные опухоли.

— Исследовав вторичную опухоль на раннем этапе развития, рассказывает Тамара Яковлевна, онкологи могут точно сказать, в каком органе находится первичная опухоль: попадая в новое место, так называемые переродившиеся клетки некоторое время сохраняют свои старые свойства. Например, в печени они вырабатывают те же гормоны, что и в щитовидной железе, — по этим веществам можно опознать при­шельцев. Но потом их поведение сильно изменяется, они становятся не похожими сами на себя, но весьма напоминают местные клетки. А секрет в том, что для паразитов человеческий организм — целая планета: «эмигрируя» из одной «страны» в другую, трихомонады не сразу адаптируются к новым условиям существования, сохраняя некоторое время свои свойства, которые они приобрели на прежнем месте жительства. Но затем, приспосабливаясь к новым условиям существования, трихомонады, уклоняясь от иммунитета, «притворяются» клетками организма, в котором поселились. Но с ростом опухолей паразиты одерживают победу над человеком, им уже не нужно скрываться от иммунитета, и они становятся похожими на самих себя — опухоли раздифференцируются...

Еще онкологи не могут объяснить причину необычного размножения опухолевых клеток. Нормальные клетки делятся на две равные части, а «переродившиеся» как попало: одна часть может оказаться в несколько раз больше другой, первая — с ядром, вторая — без него. Но потом из хроматиновых зерен, которые плавают в протоплазме, может образоваться... сразу несколько ядер.

Такие уродства не свойственны человеческим клеткам, а для трихомонад они — обычное дело. Этим бесполым существам все равно как делиться: из любой части материнской клетки вырастает новая особь. Очень редко и совершенно случайно получаются два одинаковых организма — сестры-близнецы. А в огромном большинстве случаев клетки делятся асимметрично.

Другое характерное свойство трихомонад — полиморфизм, то есть большое разнообразие форм. Паразиты, образовавшие колонии в той же печени, по внешнему виду могут весьма отличаться друг от друга, но быть очень похожими, к примеру, на своих родственников из желудка. А депо в том, что трихомонады относятся к жгутиконосцам — одним из самых древних обитателей Земли. Ученые-эволюционисты считают, что эти одноклеточные были родоначальниками многоклеточных организмов. У последних клетки дифференцировались: в одном органе они стали похожими друг на друга и по форме, и по свойствам, но весьма отличными от родственников из других ор­ганов. А жгутиконосцы так и остались полиморфными, в том числе живущие в человеческом организме, поэтому были названы раковыми клетками, что и является причиной их непохожести друг на друга даже в одной опухоли.

Еще один парадокс: у взрослого человека клетки большинства органов делятся очень редко, один раз в несколько лет, но в тех же органах якобы человеческие клетки, «переродившись», начинают делиться очень быстро, один раз в несколько часов. Когда человек достигает преклонного возраста, его нормальные клетки практически прекращают размножаться, а «переродившиеся» словно становятся «сексуальными маньяками». Они размножались бы до бесконечности, если бы чудовищно разросшиеся опухоли не убивали организм. Зачем же эти клетки совершают самоубийство?

Ответ становится ясен, если вместе со Свищевой допустить, что опухолевые клетки — не человеческие, а паразитические. Чтобы выжить, эти трихомонады должны бурно размножаться. И смерть человека не означает их гибели. С трупом они попадают в землю и могут отправиться в путешествие с грунтовыми водами, пока не переселятся в другого человека — через грязные руки или продукты питания, во время купания итак далее.

А человеческие клетки, чтобы выжить, должны регулировать свое размножение, согласовывать его с программой развития всего организма. В нем только опухолевые клетки не обладают этим свойством — они размножаются бурно, как сущие трихомонады. Через 3,5 часа из одной клетки может получиться две, затем 4... 8...16... 32 и так далее — в геометрической прогрессии.

Онкологи не могут объяснить способность опухолевых клеток расщеплять сахара без кислорода — так называемый анаэробный гликолиз, так как все нормальные человеческие клетки могут это делать только с помощью кислорода. А Свищева объясняет парадокс. Трихомонады, из которых состоят опухоли, сохранили способность своих далеких предков -жгутиконосцев, живших на Земле миллиарды лет назад. Они расщепляли углеводы без кислорода просто потому, что его не было в атмосфере и воде. В человеке трихомонады могут бурно размножаться даже при минимальном кровоснабжении и сильной нехватке кислорода, при которых погибают нормальные клетки. Ведь последние сформировались в атмосфере, насыщенной кислородом, стали расщеплять углеводы с его по- мощью и утратили способность своих предков к анаэробному гликолизу. За это они сейчас жестоко расплачиваются: сохранившие древнюю способность трихомонады легко побеждают человеческие клетки в экстремальных условиях.

Еще одной «неестественной» способностью обладают «переродившиеся» клетки: они выделяют роговое или студенистое вещество, которое образует вокруг них защитную оболочку. И опухоли становятся похожими на хрящ (фиброма, миома) или густой кисель, наполненный округлыми клетками (асцитная опухоль), — эту преграду не могут преодолеть иммунные тела. Человеческие клетки такой способностью не обладают в отличие от трихомонад, которые выделяют защитные вещества, чтобы стать недосягаемыми для лей­коцитов. И если допустить, что опухолевые клетки — это трихомонады, то их поведение становится вполне естественным и объяснимым.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал