Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






COUNT ZERO




 

– Привет, Трактор, – сказал молодой парень в ярко-красном пальто, подсаживаясь за стойку в баре «Колеса». –Мне как обычно.

Он приходил сюда всего четыре дня. Но Бобус Трактор, здешний бессменный заправила, уже выучил его лицо, имя и вкус, Благо все три пункта запоминались на раз.

– Привет, Во-3, – сказал он,

Минута колдовства с бутылками. И перед гостем металлический стакан, изготовленный из гильзы зенитного пулемета.

– Твой «Нефтяной шейк». Тебе зажечь?

– Не надо, я сам, – как обычно ответил Во и вынул из кармана тонкую металлическую трубку.

Трактор сразу подметил, что у пацана всегда с собой «дьявольские спички». Одноразовые химические зажигалки, которые лихие степные ребята суют врагам в топливные баки.

Коктейль, основным компонентом которого был неразбавленный спирт, полыхнул, как маленькая нефтяная вышка. Под восхищенными взглядами дежурных «наездниц» Во хлопнул пойло залпом, опалив брови.

Трактор уважительно стукнул ладонью по стойке.

– Во дает, Во! – произнес он свой новый каламбур и широко ухмыльнулся. – Вторая за счет заведения.

Во кивнул, украдкой отдуваясь. По мере того как питавший к нему все большее расположение Бобус все меньше разбавлял компоненты водой из виртуозно припрятанного в рукаве шланга, коктейли становились все убойней. А за один присест полагалось выпивать не меньше трех. Иначе не будут уважать.

Похлопав ладонью по зевающему рту, Во-3 украдкой заглотнул спасительную капсулу «регулятора». И в какой уже раз подумал, что быть наемным охотником значительно проще. Ведь после третьего коктейля еще полагается самому вести кар! Слабаков, уезжающих на такси или автоводиле, в «Колеса» следующий раз не пустят и на порог.

Выждав положенную пару минут, Во-3 задал свой обычный вопрос:

– Есть новости, Трактор?

Бобус замялся, прежде чем ответить. Парень ему нравился, и лишний раз огорчать его не хотелось. Но что ты будешь делать, если по-другому не получается?

– Слушай, – он понизил голос. – Ты с Артаком-Метисом говорил вчера?

– С Облезлым, что ли? – неосторожно громко переспросил Во.

Бармен огляделся. Новое прозвище, хоть и справедливое, Артаку не нравилось. А в это время здесь могли пастись его дружки.

– Говорил. Без толку. Он про Степь и слышать не хочет. Говорит, что собирается в Городе осесть. Я его спрашиваю – таксистом работать будешь? Так он даже не обиделся. Говорит, почему и не таксистом?

– Укатали сивку крутые горки, – покачал головой Трактор. – Раньше бы он тебе за таксиста... – бармен осекся. Глаза Во нехорошо блеснули.

– Что он мне? Раньше, сейчас... что? – спросил он сквозь зубы. – Дешевка твой Артак. Ссыкло. «Упыри там», –говорит. Нет, ты слышал? – Во без фокусов с огнем приложился к своему «Шейку». – Я ему говорю, давай железо возьмем, «колеса», дело замутим. Выйдем в Зону, на большак, я там коны знаю. «Дырок» поднимем немерено. А он мне –упыри, упыри. Видел я тех упырей, их у нас еще «кротами» называли.



– Не так ты их видел, как Артак. Ты еще молодой, Во, – как можно мягче сказал Трактор. – Не знаешь, что в Степи до тебя творилось. И что сейчас творится, тоже не знаешь.

– А что там творится? – Во-3 сумрачно глядел в стакан-гильзу, болтая в нем остатки коктейля.

– Ничего хорошего. Целые Семьи утаскивают в Родильню – это место такое, где из людей «кротов» делают. Упырей, значит. Хозяева Грязи подняли цены на «кровь», а потом вовсе прекратили торговлю. Говорят, что у них был договор с Городом на поставку энергии и продуктов. А теперь им шиш обломился со всеми этими делами. Так что скоро, помяни слово старого Бобуса, тряхнут они нас своими «трезубцами», ой тряхнут!

– Сговорились вы, что ли? – жалобно сказал Во-3. – Что мне – самому теперь в Зону идти?

Трактор молча отвернулся и с преувеличенной тщательностью занялся стаканами. Ну как этому сосунку объяснить, что такое Подземный Ужас? Не поймет ведь. А люди тем временем бегут из Степи в Город. Бегут и бегут. После этого Прорыва повалили вообще, как никогда. Ему, Бобусу, от этого лучше. Дела идут в гору. Но как подумаешь о том, что там, за Форсизом, мороз по коже. Раньше звери, теперь эта дрянь. Жуть!

Трактор вздохнул и нацедил себе для успокоения пятьдесят граммов. А когда выпил, долго ругался про себя. Условный рефлекс, так его растак, – больше чем наполовину разбавил спиртягу водой из шланга в рукаве.



 

Он встал на колени и смахнул ладонью пепел с чудом уцелевшей таблички. «Я посадил это дерево и построил этот дом. Надеюсь, когда-нибудь мой сын придет сюда, чтобы продолжать мое дело».

– Я пришел, – тихо сказал он. – И с чего мне начинать, отец?

На пепелище уцелели всего несколько деревьев. Вокруг каждого из них уже суетились друиды. Владимир нашел их главного, пожилого и степенного мужика по кличке Садовник.

– Что вам нужно? – спросил он, представившись. – Деньги? Люди? Оборудование? Вы можете называть любые цифры.

Садовник внимательно рассматривал его, трогая свежий треугольный шрам на щеке. Такой мог оставить удар сапогом или прикладом.

– Нам нужен покой, – тихо, но очень твердо сказал он. – Если бы вы могли оградить нас от любопытства стервятников из новостных агентств. И от актов насилия. Нас все еще принимают за террористов, знаете ли.

– Я об этом позабочусь, – пообещал директор «Неотеха». – Еще что-нибудь? Не стесняйтесь.

– Это все, благодарю вас, – Садовник замялся, но все же сказал: – Вы очень похожи на своего отца, Лицо, манера говорить, даже волосы. Удивительное сходство.

– Вы первый, кто мне об этом говорит, – Влад Светлов улыбнулся.

– Людей, знавших вашего отца лично, практически не осталось в живых,– сказал друид. И, смутившись своей бестактности, пробормотал что-то про неотложную работу.

Светлов-младший поспешил откланяться.

У вертолета его ждал новый начальник экологического отдела «Неотеха» вместе с женой – очаровательной женщиной, по свежему лицу и фигуре которой невозможно было сказать, что ей недавно исполнилось сорок лет.

Супруга самого олигарха в это время была дома, играя с подаренным ей котенком. Со всеми прививками от десятка штаммов евразийской пандемии и сертификатом подлинности генной истории (не мутант и не клон) зверек стоил как целое звено таких вот вертолетов. Что наводило даже такого супербогатого человека, как Владимир Светлов, на философские мысли.

Сергей, чья помощь в переговорах с друидами так и не понадобилась, полез обратно в кабину. Ирина внимательно посмотрела на Влада и сказала:

– У тебя озабоченный вид. Что-то не так?

–– Все в порядке, – рассеянно ответил Светлов. И неожиданно для себя добавил: – Я жалею, что забыл своего отца.

– Он был хорошим человеком, – сказала Ирина. Протянула руку к шевелюре Влада, ставшей абсолютно белой после Двери. В ее пальцах оказался молодой лист ясеня, запутавшийся в волосах. – А об остальном ты можешь догадаться, глядя в зеркало.

 

«Уважаемые пассажиры, –ласково пропел динамик, – наш лайнер вошел в территориальные воды Большого Токио. Высота над уровнем моря 14 метров. Температура воздуха за бортом...»

– Что он говорит? – спросил доктор Мураками,

Ксана, совмещавшая обязанности телохранителя, секретаря-переводчика и любовницы, не успела ему ответить. Вмешался Икари, сидевший напротив:

– Для купания, пожалуй, еще холодновато, Харуки. Вот что они сообщают, – Икари блеснул темными стеклами в сторону проходящей стюардессы. И без запинки перешел с японского на русский: – Дорогая, вы любите купаться? У меня есть на Хоккайдо замечательный бассейн.

Ксана фыркнула. А у Мураками сделалось такое каменное лицо, что это и ее настроило на серьезную волну. Она вспомнила, как Икари Сакамуро беседовал на испанском, немецком и чуть ли не на камбоджийском с пассажирами их А-лайнера. И она ни разу не заметила у него мнемософта.

«И эти его очки, – подумала она. – Это же не телеприставка. Он что, успел сделать пересадку?»

Икари посмотрела ее сторону, приспустив оправу на нос. Его коллоидные шрамы рассосались. Глаза, которые охотница запомнила выкаченными бельмами, имели нормальный вид. Во всем, кроме цвета. Глаза нового директора «Мисато индастриз» были желты, как мед.

Или, если угодно, как янтарь.

– Смотри, – сказал первый пилот А-лайнера. – Ты когда-нибудь такое видел?

Вопрос был глупый. Для его напарника-стажера это был первый рейс. По такому случаю он сбрил рыжую бороду и сменил синюю шапочку на форменную фуражку.

Отказаться от горнолыжных очков он так и не смог.

Но если бы это и был не первый его рейс, а, к примеру, двадцатый (как у первого пилота), то вопрос все равно оставался бы риторическим.

Увидеть, как за А-лайнером следует косяк из сотни мета-акул, – это большая редкость. Что там редкость – из разряда невозможного. Еще и через месяц после последнего Прорыва. Говорят, что и правда последнего. В смысле, больше не будет.

– А... а они не нападут?

– Не-а, – первый был спокоен. – Они теперь смирные. Да и мы слишком высоко идем. Энергия есть, можем еще набрать.

– Давай, может, прибавим пару метров?

– Чего ты трясешься? Мы в трех минутах от японской заградительной полосы, – в голосе первого звучала железная уверенность. – Расслабься.

Он был прав. Акулы не собирались нападать. Они приветствовали нового Хозяина Океана – Большую Двуногую Акулу.

 

Время от времени доктор Мураками, Крысолов Большого Токио, опускает руку в карман пиджака. И бережно прикасается к лежащему там пластиковому футляру. В содержимом футляра нет ничего особенного. Это оптический диск большой емкости. Такие были в ходу первое десятилетие века.

А вот на самом диске...

Харуки Мураками подобрал его в трейлере Оракула, руководствуясь, как он тогда думал, чистым наитием. Диск прошел с ним все передряги, и он совершенно забыл про него. Пока тот не выпалу него из порванного кармана в отеле.

Полдня заняли поиски старьевщика, у которого были куплены подходящий дисковод и переходники к современному базис-модулю. Доктор Мураками от скуки и любопытства решил просмотреть диск.

Он запустился автоматически.

На экране появилась эмблема – ярко-желтая бабочка, насаженная на крючок. Ее смыла надпись:

 

ОРАКУЛ ОХОТНИКА

ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕННЕЙ БАЗА ДАННЫХ

РЕЗЕРВНАЯ КОПИЯ ПРИСТУПИТЬ К УСТАНОВКЕ?

Y/N

 

Доктор Мураками подумал. И нажал «N». Пока.

 

 

Официант скользнул к столу с беззвучностью голограммы. Однако он, несомненно, был из плоти и крови. Ресторан «Хрустальное небо» слишком дорожил своей репутацией, чтобы позволить себе подобные фокусы. Только натуральная еда. Только живые официанты. И только живые посетители, ха-ха.

– Будьте любезны, двойной эспрессо, – сказал Антон. – И счет.

Официант наклонил на треть сантиметра подбородок – жест, исполненный глубокого внутреннего достоинства. И удалился.

– За обслугой здесь следят получше, чем на Архипелаге, – заметил Мертвец, провожавший его взглядом. – Это отрадно. Так прости, на чем тебя перебили?

– Я уже закончил, – сказал Антон, внимательно, даже напряженно разглядывая вилку и нож, лежавшие на столе. – Не прошло и часа, как нагрянули доблестные мушкетеры. То есть наши славные парни из Симбиотического Синклита. К тому моменту они окончательно разогнали тамплиеров и бунтующую дрянь по норам. И всерьез взялись за наведение порядка. Милые ребята, только не очень разговорчивые, Как я понял, большинство из них общается при помощи желез внешней секреции. На мой взгляд, это очень прогрессивно и экономит время.

– И освежает воздух, не забудь, – добавил Мертвец. – Значит, с остальными ты больше не виделся?

– А зачем? – задал Антон встречный вопрос. – Мавр сделал свое дело.

– А мавр не думал, что у него в голове все еще...

– Тш-ш! – Антон громко шикнул и прижал палец к губам. На него обернулись с соседних столиков. – У стен-могут быть уши.

Мертвец от души рассмеялся.

– Голова мавра – это его личное дело, – сказал Антон. – В ближайшее время он попытается извлечь оттуда все лишнее. А пока он извлекает из лишнего пользу. Но об этом в другой раз.

Нам уже несут кофе и счет.

Официант утвердил перед Антоном хрупкую чашечку на блюдце. Уронил слева от нее красивую распечатку, стилизованную под «от руки». Антон пробежал счет глазами, стремясь к итоговой сумме внизу.

– Ты позволишь мне оплатить половину? – серьезно спросил Мертвец.

– Ни в коем случае! – Антон замотал головой. – Могу себе представить, как платит по счетам Крысиный Король.

– Можно подумать, господин Янус платит иначе, – усмехнулся Мертвец.

– Господин Янус – это миф, – Антон положил руку на контактную панель. – А честный гражданин Антон Зверев никого не обманывает и всюду платит честно.

– Я не верю! – Мертвец вскинул руки в притворном ужасе. – Ты перевел деньги со своего счета! И это называется «призрак»? Вот так мы рвем с прошлым.

– Прошлого не существует, – сказал Антон. И повторил еще раз, запивая свои слова крепким кофе: – Прошлого не существует.

– Спасибо тебе за приятную компанию, – поблагодарил Мертвец и надел шляпу. – Я, пожалуй, пойду.

Он встал. И растворился в воздухе. Удивляться было некому – кроме Антона, его никто не видел.

Свой уход Антон обставил менее экстравагантно. Он вызвал аэротакси.

Хотя соблазн просто исчезнуть был все же велик.

Официант возник у осиротевшего стола. Тихо напевая под нос, он убирал с него посуду и приборы. Вскоре песенка прервалась.

Он обнаружил, что ложечка для помешивания сахара согнута в изящное кольцо. А нож и вилка перекручены так, что стали одним целым.

Официант долго рассматривал их, недоумевая, как это могло быть сделано. Он решил, что посетитель был теком с усиленными мышцами. И на том успокоился.

Его удивлению не было бы границ, если бы он узнал, что посетитель не коснулся изуродованных приборов. В привычном людям, физическом смысле.

– Добрый день, господин Мессинг, – сказало такси. – Укажите место назначения.

– Аэропорт. Международный терминал, –сказал Антон. – Можешь называть меня Вольф.

К новому имени надо привыкать заранее.

 

Мы передаем экстренное сообщение. В связи с усилившейся сейсмической активностью произошел ряд аварий на энергетических подстанциях. Подземный толчок мощностью в четыре балла по шкале Рихтера нарушил функционирование охладительной системы шестого энергоблока. Зарегистрированы опасные трещины в фундаменте реактора.

Объявлена Красная Ступень экологической тревоги. Жители прилегающих районов эвакуированы. Все спасательные и аварийные службы приведены в полную готовность.

В своем выступлении Чрезвычайный и Полномочный секретарь Владимир Светлов призвал жителей Города сохранять единство и спокойствие передлицом возможной катастрофы.

 

По требованию курирующей группы из текста изъята вся информация, касающаяся проекта «Тартар».

Лица, виновные в утечке, понесли наказание в соответствии с пунктом 6 «Подписки о неразглашении».

Допуск к актуальным данным только с уровнем «нулевой/специальный».

После ознакомления с новыми сведениями просьба пройти дополнительную мнемоанестезию.

Главный Куратор

8.11.2040


[1] Кобун – «ребенок», «сын», доверенное лицо, исполняющее приказы своего вышестоящего «родителя» (ояйабуна). Термин ведет свое происхождение от формализованных отношений членов японской мафии якудза (яп.)

[2] Миоглобин – белок, поставляющий кислород мышцам и внутренним органам.

[3] Под прикрытием [англ.].

[4] Ронин– самураи, не имеющий хозяина {даиме) и странствующий с целью добывать себе пропитание мечом, В современном японском сленге расхожее обозначение для наемных охотников. 2. Городская боевая трансформ-машина (производство Япония, концерн «Мисато»), превращающаяся из скоростного наземного кара в двухместный боевой вертолет (яп.).

[5] Откровение Иоанна Богослова, 13:1, 13:2.

[6] Сто колес – приблизительно двадцать машин плюс, как правило, би- и моноциклы Разведчиков. Большая Семья, по меркам кочевников ближней Степи.

[7] Триграмма – символ, состоящий из трех сплошных или прерванных черт. Используется в китайской гадательной системе «Ицзин» и считается наделенным мистическим смыслом и влиянием.

[8] Провинившийся член японской мафиозной группировки должен добровольно отрезать себе палец. Какой – зависит от степени провинности. Мизинец может выражать, к примеру, присвоение небольшой суммы принадлежащих клану денег.

[9] Флэш Гордон – супергерой из одноименного комикса.

[10] П Т У Р С – противотанковый управляемый реактивный снаряд.

[11] Bad trip – «плохое путешествие», на жаргоне любая неприятная галлюцинация, вызванная применением наркотических препаратов (англ.).

[12] Сарари – служащий корпорации (яп.).

[13] Бусидо – «Путь воина», канонизированный набор моральных принципов самурая (яп.).

[14] КК-Конвенция – «Конвенция по вопросам клонирования и копирования личности», международный запрет на создание мыслящих клонов с помощью технологии имплантации памяти. Допускает ограниченное использование клонирования для выращивания донорского материала и ускоренной репродукции эмбрионов в случае войны или естественной катастрофы (разг.).

[15] Удар милосердия (фр.).

[16] Абунай! –восклицание, предупреждающее об опасности (яп.).

[17] Пентхаус – особый номер для почетных гостей, занимающий, как правило, весь верхний этаж отеля и крышу.

[18] Масс-коми – средства массовой информации (яп. разг.).

[19] Фоб – федеральная оборона (жарг. сокр.).

[20] С аи о нар а – прощай (яп.).

[21] Человек по определению Платона.

[22] Покойся в мире (лат.).

[23] БКГ – боевой коллоидный газ.

[24] «Качать маятник» – на жаргоне спецслужб означает выполнять набор действий по уходу с прицельной линии ствол–тело. Боец с форсированными рефлексами – киборг или «новый человек» – может произвести уклонение даже после сделанного по нему выстрела.

[25] «Trinity» –Троица (англ.).

[26] Танец Шивы – аллегория мировых процессов распада-обновления. Аватар – в индуизме смертное воплощение божества, выполняющее его волю в мире людей. Юга – период существования нашего мира (так, Кали-Юга, переживаемая нами сейчас, предшествует Концу Света).

[27] VRML-III – Virtual Reality Markup Language, язык программирования, задействованный во всех приложениях Виртуальной Реальности 2040 года.

[28] Защищайтесь! (фр.)

[29] Прокатись на мне, крошка! (англ.)

[30] Приводится отрывок из «Реквиема», католической заупокойной мессы. «О, справедливый судья мщения, сотвори дар прощения перед лицом судного дня». Далее по тексту: «Я вздыхаю подобно преступнику, вина окрашивает мое лицо. Пощади молящего, боже» (лат.).


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал