Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Завещание или духовная




Власть, которую человек имеет над вещию, продолжается до того времяни, доколе он ею распоряжать может. Скончается его способность распоряжать ею, скончается и его над нею власть. Когда человек лишается ума, тогда лишается он власти делать распоряжение над своим имением. Имение отдается в опеку. Но остается еще надежда, что он может возвратиться к разсудку и способности распоряжать тем, что ему принадлежит. Но кто умер, может ли тот распоряжать чем либо и может ли его право над чем либо продолжаться, когда он сам не существует? [[136 об.]]

С сей стороны все завещания, все постановления, которые должны иметь силу по смерти распоряжающего, естественного основания не имеют; следовательно начало свое имеют в законе положительном.

а Не всякая щедрота с одной стороны есть истинное приобретение с другой, например: если что дается даром, но для того, что дать должно, то сие есть истинной долг, ибо назначено было, что дать должно.

И так всяк признается, что власть распоряжать имением своим после своея смерти есть то же, что пережить самого себя, что продолжать существо свое за пределы самыя природы, жить по смерти. И кажется, как будто распоряжением таким нарушается распоряжение законов, постановляющих чин наследия и что завещатель испровергает беспредельно и самопроизвольно здание, законом воздвигнутое. [[137]]

С другой стороны дозволение, из закона изтекающее, – делать завещание, не есть ли самый закон и не должно ли оставить что либо на произвол каждого, дабы он сообразовался с превратностями житейскими. Или то вредно, что умирающий последнюю минуту бытия своего ознаменует благодеянием; и ненарушается ли человечество, отнимая у него такую способность?

Что лучше? Чтобы отец распорядил о имении при жизни, как должно ему быть по его смерти, или бояться, что отец забудет свою нежность к одному, будет несправедлив и даст больше другому? Но разве [[137 об.]] не бывают неистовые дети? Что лучше: чтобы дети старалися угождением своим заслужить благоволение отца, нежели чтобы отец видел детей своих не брегущих о нем, надежны в наследии своем. А тот, кто лишен удовольствия иметь милых сердцу его детей, лишенной властию закона распоряжать (в наставший час его кончины) своим имением, распоряжать в пользу того, кто на время дряхлых и немощных дней истекающей его жизни не жалел о нем своих трудов и рачений, не уязвлен ли будет в сердечных своих чувствованиях, ведая, [[138]] что стяжание его достанется незнаемому какому либо сродственнику, которого он не знает даже имяни, не будет ли чрез то он лишен всех вспомоществований при кончине своей, когда бы надежда приобретения сделала чужого ему приближным. Правда, что корыстолюбие будет причина наемного сего удовольствия; но! сколь лестно, сколь приятно теряющему надежду видеть себя ласкаема, видеть хотя образ любви. Гнусность чувствования такового останется тому, кто принимает на себя оного личину, но польза от него произтекшая была вся тому, кто ее ощутил.



Вот то короткими словами, что можно сказать в опровержение [[138 об.]] и в защищение завещаний и договоров на случай смерти.

В постановлении закона, если не будет настоять нужда следовать причинам политическим, то всегда лучше следовать причинам гражданским, которые предъупреждают вражды

семейственныя, питают дружелюбие и соблюдают благоустройства общества гораздо надежнее, нежели причины политические, зане побуждения к оным суть больше внешны, а не существенны.

И так оставим утешение видящему изнеможение своих сил сделать удовлетворение своим чувствованиям; [[139]] оставим желающему на случай смерти сделать о имении своем распоряжение; оставим родителям распоряжать так сказать чувствованиями душ детей своих и делить им свою нежность, оставим нежности родителей быть правосудным к детям своим в разделении им своего наследия. Но дадим ограждение злоумышлеииям и обманам, которые могут вынудить волю завещателя, направим ее на путь благий, дабы она не могла заблуждать чрез меру. Чрез меру, – зане какой закон мог предохранить все заблуждения разума, все устранения с пути честности.

а) О чем можно делать завещания? б) Кто [[139 об.]] может оные делать? в) Кто может иметь по завещанию? г) Как должно делать завещания? д) Какое должно быть оных исполнение? е) Какое их действие? ж) Какое их может быть истолкование? з) Кто может быть их исполнитель? и) Как их можно уничтожить? i) Как их можно подкрепить? Все сии вопросы должны решение находить в законе.



Если дозволено будет делать завещания, то предмет их может быть все то, на что завещатель имеет право собственности. Российские законоположения в предметах завещаний делают [[140]] различие, основанное на различии имения, которое закон между ими постановляет.

О имении благоприобретенном завещать можно по своему произволению и делать с ним все, что хозяин оного заблагоразсудит. О имении же родовом можно завещать только в пользу тех, которые одного с завещателем рода; и хотя имение родовое может всяк продать и заложить, но подарить его не можно так, как имение благоприобретенное. Наше намерение есть показать несущность сего в законе разного о имениях понятия, и что различие таковое более производит в гражданских [[140 об.]] постановлениях затруднений, нежели пользы частной или общественной.

Одно название имения благоприобретенного и родового есть довольное изъяснение оных существенности. Одно нажитое тем, кто имения имеет собственность, другое наследство. Какая в том польза в политическом смысле, или какая польза гражданская, что закон сии два рода имений различает в их прехождениях; и

может ли закон сохранить им тот характер или вид, которой он им дал своим постановлением. [[141]]

Когда еще в России существовали учреждения поместные, когда земли давались гражданам для того, чтобы они отправляли за владение ими воинскую службу; тогда сохранение родовых имений имело достаточную причину. Я не войду в розыскание различия, бывшего менаду поместья и вотчины; но оно сюда не принадлежит. Когда узаконено было в России право перворождения, тогда соблюдение имения в одном роде имело причину политическую, и все распоряжения о имениях должны были ей быть подчиненны. Но ныне, когда нет поместей, когда различие между вотчины [[141 об.]] и поместья уничтожено, когда службы военной не отправляют по мере имения, когда право перворождения уничтожено, то какая может быть причина политическая, что бы требовала существования сего в имениях различия и чтобы имения сохранялися всегда в одном роде.

Если кто скажет, что соблюдение имений в одном роде нужно для поддержания родов дворянских, тот конечно не знает табели о рангах, и сколько легко возникнуть может дворянской род, не знает, что всяк имеет право продавать имение [[142]] родовое. Если закон дает над имением вышшей из всех прав отчуждения оного продажу, то ограничения в других постановлениях о имении будут только мнимые, производят частое закону осмеяние, действие закона сделают тщетным и наведут только напрасной труд желающему располагать своим имением.

Я прошу решить следующие случаи и вопросы, до имений сих касающиеся: А получил имение наследственное, например, 1000 десятин земли в Орловской губернии. [[142 об.]] Он, не имея детей, желает их укрепить человеку близкому его сердцу – своей супруге. Закон то запрещает. Он землю продает за 30 000 р., на те же деньги купил в Смоленской губернии 2000 десятин земли. Какое имение его – родовое или приобретенное ? Может ли он его подарить супруге своей или нет? Может конечно. Закон имению не преследует и не может дале преследовать, как до совершенного отчуждения, до продажи. Продажею земля преобразовалась в деньги, а деньги по существу [[143]] своему могут отчуждены быть без явки, без всякого того обряда, которой нужен для удовлетворения об отчуждении.

Следовательно, деньги, полученные за продажу, не суть родовые и еще меньше купленное на них имение. Где же

различие между имения родового и благоприобретенного? Давать способ делать действия законов тщетными есть поощрение к осмеянию законов – действие всегда опасное, если законы сами в себе имеют корень их тщетности и причину их ненаблюдений. Лучше закон уничтожить [[143 об.]] вовсе, нежели дать один раз случай утщетить действие его явным образом.

Тот закон о завещаниях будет хорош, которой не будет стеснять делаемые в оных завещателем постановления; тот, которой завещания оградит от подлогов и предупредит будущие о них споры, по возможности удовлетворит всем чувствиям природы, соблюдет справедливость и не будет в противность основаниям общества и добрым нравам.

а) И так о всем том, что есть наша [[144]] собственность, о том можно делать завещание; (или лучше дадим сему распоряжению закона смысл пространнейший) – о всем том, о чем можем изъявить нашу волю, о том можем делать завещание.

Завещать можно: 1-е) кто будет наследник всего завещаемого имения или 2-е) кто будет наследник части в соразмерности всего завещаемого (pars quota), 3-е) или кто получит из имения назначенную часть или что либо имянно.

б) Тот, кто способность имеет сделать распоряжение о имении своем в живых, тот [[144 об.]] может завещание сделать о имении своем на случай смерти. Закон означит все случаи, от чего такая неспособность произойти может, относительно несовершеннолетних, безумных, состоящих под опекою, расточителей или живших в незаконном супружестве или осужденных к наказанию.

в) Тот, кто способен в законе приобретать имение, тому может оное достаться и по завещанию.

В сей статье забыто не будет, могут ли целые общества, [[145]] а паче духовные наследовать по завещанию.

г) Если закон дозволит делать завещании, то нужно в оном определить, как должно оные делать: 1) в отношении лиц, 2) в отношении имения, 3) в отношении формы.

В отношении лиц и имения закон постановит, о чем завещать может: а) тот, кто имеет детей, б) тот, кто их не имеет, в) тот, кто имеет супругу брачную или г) жену безгласного супружества или д) сожительницу, е) и в каких случаях можно завещать о всем имении или о части оного. [[145 об.]]

Ограничить в завещании свободу беспредельную требует нравственность. Завещания делают обыкновенно или при истечении жизни, в лета старости, в лета слабого разсудка, или в те минуты, когда завещатель видит пред собою разверстую уже дверь гроба. Сколь легко уловить его чувствования! Сколь легко ухищрение может воспользоваться расположением души изнемогающего, и приняв на малое время личину благонравия, лишить добродетельного его достояния и потом [[146]] восторжествовать нагло. Таковые рассуждения побуждают мыслить, что ограничение в завещаниях нужно и необходимо. Но правила о завещаемом в отношении лиц будут различны. Например: когда завещатель, прожив целой век свой с женою брака благословенного или в супружестве безгласном, но при конце хотя благословенном, имея детей, захочет отдать все имение свое супруге, не должно того возбранять по той причине, что, прожив в семейственном обществе всю жизнь свою и пользуяся имением общим, приобретения их были общие и завещание его будет только следствие благих чувствований целой жизни [[146 об.]] и признательность к той, которая жизнь ево делала щастливою. Сверх того положимся на чувствования матери и доверим ей (когда отец то доверяет), что она сохранит имение для детей своих. В уважение в сем случае закон может принять пользу настоящую только тех детей, которые достигли уже тех лет, в которые можно не требовать согласия родителей своих для вступления в супружество, которые уже в супружество вступили и имеют детей, для них закон определит изъятие. И так закон постановит, что муж, живший с женою многие [[147]] годы, имея детей, может все имение отдать жене своей, но по смерть ее. Если же случатся при смерти его дети старее 25-ти лет, или поступившие в супружество и совершенных лет, тогда они получают каждой свою часть.

Что касается до самого ограничения в завещаниях или до какой степени можно дать в законе об оных дозволение, то, кажется, мы в том не ошибемся, если дозволение завещать ограничено будет на пятую или четвертую долю всего имения завещателя. Если у него нет детей, нет родителей, нет супруги, то никому вреда [[147 об.]] не будет, если он иметь будет волю завещать о всем своем имении. Когда же остаются у него дети, то можно ли чтобы закон сообщник был в жестокосердии отца и дозволил бы ему лишать детей своих наследия. Закон,

запрещающий завещать о всем имении, не есть стеснение воли отца чадолюбивого, и я на всех тех ссылаюсь отцов, которые имеют сердце любящее. Следовательно преграда в законе будет тому только, которой в детях своих видит или рабов своея власти или льстецов, алкающих имения. [[148]]

Мы сказали, что можно дозволить завещать о части четвертой, пятой или шестой, но соразмерение сие может быть только тогда, когда у кого остается один наследник, но если их случится двое, трое или больше, то гораздо благоразумнее будет назначить, что завещать можно только о половине того, что достается на часть одного. В таковом расположении больше будет соразмерности и постепенность выйдет следующая:

Положим, что имение завещателя состоит в 100 000 рублей. При двух детях он завещает только о пятой доле, то есть о 20 000 рублях, при трех детях [[148 об.]] он завещает о седьмой доле, то есть о 14 285 рублях 71 с пол. ко. При четырех он завещает от 11 111 рублях 11,1 ко. При пятерых он завещает только о 9090 рублях 41 ко. и так далее.

Говорят, что если сын надежен будет в своем наследии, то не будет уважать своих родителей. Мы на ето скажем и сошлемся на всех тех, которые видели возрастающих своих детей, не родители ли виною, если дети их мало их уважают, если они к ним не имеют почтения. Совершенно они, и они всегда тому виною, исключая некоторые [[149]] только случаи. Но если бы родители столь были не осторожны или нещастливы, что дети потеряют к ним почтение и уважение, то пускай закон оставит им слабое утешение в их нещастии, оставит им власть лишать их наследства, означая ясно причины, для которых может быть такое лишение, дабы не дать воли пустому сумазбродству поступать самовластно. Но чтобы лишить наследства должны существовать важныя причины. а

д) Причина, для чего закон определяет быть завещаниям по известной форме, довольно ощутительна. Не только уважения достойно последнее деяние гражданина, но и то случается часто, что никто не поможет [[149 об.]] удостоверить, чьей рукой завещание подписано. Не должно ли завещания оградить от обманов и подлогов, ибо известно довольно, сколько легко можно

а О причинах лишать наследства будет говорено в статье о власти родителей.

завещание подделать. И так в законе определено будет: а) как завещание писать, б) на какой бумаге, в) может ли быть словесное завещание законно и в каких случаях, г) должны ли быть свидетели при завещании, д) кто может быть свидетелем, е) надлежит ли завещание явить в присудственном месте и именно в каком, ж) в какой срок завещания объявлять после смерти завещателя, з) не [[150]] нужно ли назначить время, за сколько пред смертию завещание писать должно, ибо то известно, что часто последние дни умирающего человека бывает беспамятство, и) особые распоряжения конечно нужны на те случаи, когда завещатель есть военнослужащий. Он может быть 1-е) ранен в сражении, 2-е) попасться в плен, 3-е) заключен в крепость в темницу, 4-е) может находиться в осаде, 5-е) или на корабле и прочая. И так форма и обряды завещаний означены будут в законе подробно.

е) Закон, предупреждая распры, возникнуть могущия из гражданских [[150 об.]] завещаний, определит оных действие, как в отношении вступлений в наследство по завещанию, так и в отношении самого завещанного.

В отношении условий или намерений и цели при завещании постановленных.

ж) Закон определяет так же, как должно излагать неясности, в завещаниях случающиеся.

з) Что должны делать исполнители завещаний или душеприкащики.

и) Завещание не есть договор; оно состоит в изъявлении соизволения с одной только стороны, восприятию которого должно быть по смерти завещателя; следовательно [[151]] завещание не может иметь силу закона, как по смерти завещателя. Из сего следует непрекословно, что завещатель доколе жив, то в праве сделанное им завещание отменить и уничтожить, и закон должен ему открыть все возможные к тому пути. Например: если завещатель написанное и утвержденное в присудственном месте завещание возьмет к себе, то оно потеряет свою силу. Если он сделает новое завещание, то первое станет ничтожно.

Да и сам закон, угадывая, так сказать, волю завещателя, уничтожает иногда его постановление, хотя бы он о том и не изъяснился. Например: [[151 об.]] если тот, в пользу кого завещание сделано, причинит завещателю смерть, хотя неумышленно, но от явного небрежения. Если завещатель во время завещания

своего не имеет детей, а потом родятся у него дети, и он завещания своего не отменит, то закон предполагает (если завещатель завещания не подтвердит), что намерение его было завещание уничтожить, но что он в том чем либо был воспрепятствован. Но могут быть следующие случаи:

Можно препятствовать в сделании завещания или в законном оного утверждении. Можно утаить завещание. Можно оное вынудить [[152]] в свою пользу обманом или силою; во всех сих случаях уже ли употребивший ухищрение, обман или насилие должен воспользоваться имением?

Завещание получает обязывающую силу для того, в пользу кого оно сделано только тогда, когда сей завещание признает и объявит желание исполнить оного постановления. Объявив сие один раз, он уже невластен от того отступить, должен исполнить завещание; но против воли и доколе тот, в пользу кого завещание сделано, не объявит, что он хочет быть наследник, то завещание обязанности не налагает. [[152 об.]]

Вопрос иногда между законоучителями бывал: можно ли сделать взаимное завещание? Но взаимное завещание есть договор, следственно может произвести обязанность; следует, можно договариваться о наследстве, но если завещатели каждой особо сделает завещание; хотя со взаимною пользою, тогда только есть простое завещание и должно о нем судить по правилам о завещаниях; о договорах же, постановленных на случай смерти, должно судить по правилам договоров, ибо такового договора [[153]] не можно уничтожить так, как завещания, односторонним отрешением; но нужно для такого уничтожения соизволение взаимное. Таковые случаи или договоры о наследстве в российском законоучении неизвестны.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал