Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава I. Первый триумвират и галльские войны Цезаря




Во второй половине 60-х гг. в Риме и Италии развернулась острая внутриполитическая борьба и кризис римской демократии. В этих условиях вновь обострился аграрный вопрос. Мелкие землевладельцы теряли свои участки, что в свою очередь вело к увеличению числа безземельных. Опираясь на недовольство сельского плебса, народный трибун Сервиллий Рулл разработал радикальный законопроект, предусматривавший наделение землёй малоземельных граждан, весьма невыгодный крупным землевладельцам, всадникам, не желавшим терять контроль над провинциальными доходами, и горожанам, поскольку городской плебс уже порвал связи с сельской жизнью, привыкнув к даровым хлебным раздачам, столичной жизни, и не желал возвращаться к тяжёлому земельному труду.

Обстановка в Риме еще более усложнилась. На 65 г. приходится попытка Катилины произвести переворот. В заговоре принимало участие много представителей римской «золотой молодёжи», для которой предприятие сулило лёгкую возможность избавиться от долгов, что, несомненно, было самым верным лозунгом для выборов, поскольку в 60-х гг. в Риме и Италии большое число мелких землевладельцев, ветераны, в своё время посаженные на земле Суллой, оказались в числе должников. Много должников было и среди горожан[8] . Но поддержка Катилины разношёрстной массой должников была непрочной, ему не доверяли, так как видели в Катилине не защитника интересов масс, а человека, преследовавшего свои личные цели. Более прочную поддержку ему оказали разорившиеся ветераны Суллы, мечтавшие устроить вторые проскрипции по примеру Суллы. Позднее в обществе ходили упорные слухи, что за спиной заговорщиков стояли Красс и Цезарь. Предполагалось в условный день (вероятно, 1 января 65 г.) убить консулов, выбрать на их место своих сторонников и уничтожить видных сенаторов. После этого Красса должны были назначить диктатором, а Цезаря – начальником конницы, и, устроив государственные дела по своему усмотрению, они вернут консульство Автронию и Сулле. Однако две попытки привести заговор в исполнение не удались, как говорит С.И. Ковалёв, «по техническим обстоятельствам»[9] , и план заговора отложили.

Катилина вновь выставил свою кандидатуру в консулы на 63 г., его поддержали демократы. Деньги на предвыборную кампанию дали Красс и Цезарь. Развернулась напряжённая борьба. Оптиматы и всадники объединились против Катилины, и он проиграл.

Катилина, согласно Аппиану, с того времени отошел от государственных дел, так как, по его мнению, они не ведут быстро и верно к единодержавию, но полны раздоров и интриг.[10] Неудачи его не сломили, и на 62 г. Катилина в третий раз выставил свою кандидатуру в консулы. Основным пунктом его избирательной программы была кассация долгов, что обеспечило ему большое число сторонников. Одновременно с открытой агитации шла тайная подготовка к восстанию. Агенты Катилины вербовали сторонников и заготовляли оружие. Трудно определить роль Цицерона и Красса в этом «втором заговоре Катилины». Возможно, что они отошли от движения, испугавшись массового характера этого движения. Консульские выборы состоялись поздним летом 63 г. и проходили в военной обстановке. Катилина и в этот раз потерпел поражение. Тогда заговорщики решили прибегнуть к открытому перевороту. Восстание было назначено на конец октября, о чём Цицерону донесла Фульвия, любовница заговорщика Квинта Курия.[11] Поэтому и эта попытка переворота оказалась неудачной.



Борьба вокруг законопроекта Сервилия Рулла и заговор Катилины отразили быстрый упадок римской демократии середины I в:[12] коррумпированный сенат уже давно утратил свой прежний непререкаемый авторитет; значение республиканских магистратур также было подорвано уже имевшим место примером пожизненной диктатуры; комиции после фактической замены народного ополчения корпоративной армией оказались в состоянии глубокого кризиса[13] . В нём были здоровые социальные силы: мелкие земельные собственники, городские ремесленники, рабы. Но эти слои населения показали себя совершенно неорганизованными. Гибельное влияние на движение оказала его верхушка, где преобладали деклассированные элементы. Для них движение имело только тот смысл, что могло спасти их от долгов и обогатить. К 60-м гг. произошло размежевание интересов сельского и городского плебса, свидетельством чего может служить лёгкая победа сената над законопроектом Сервилия Рулла. Сельский плебс добивался земли, горожане не разделяли их требований, в то время как сельские жители не понимали требований городского населения. Однако народное собрание в Риме, которое принимало законы, в том числе и аграрные, состояло в основном из горожан, а следовательно, всё слабее отражало интересы сельского населения. В связи с этим сельские плебеи всё более уклоняются от участия в народном собрании и ищут защитников своих интересов среди победоносных военачальников. Сельские жители шли в армию для того, чтобы после положенного срока службы получить земельные участки от своего полководца, что не могло не привести к упадку народных собраний, что в свою очередь приводило к возрастанию политической роли армии и её командиров. Всё это привело к тому, что Римская армия сделалась крупной социальной силой.



Подавление движения сильно укрепило позиции оптиматов. Цезарь и Красс, независимо от их действительного участия в заговоре, были сильно скомпрометированы и на некоторое время отошли от активной политической жизни. Цезарь на 61 г. получил наместничество в Дальней Испании[14] . Летом 60 г. он возвратился. В Испании он вел удачные военные действия, подчинил непокорные ещё Риму племена лузитанов и каллаиков и провёл ряд мер внутреннего управления: урегулировал отношения с кредиторами и должниками, добился через сенат отмены податей, ранее наложенных на местное население. Он снова выступил в роли патрона как отдельных лиц, так и некоторых общин[15] . Его блестящая военная деятельность в провинции давала ему все основания получить триумф.[16] Но, с другой стороны, он желал баллотироваться в консулы на 59 г. Для этого ему было необходимо лично выставить свою кандидатуру, но до триумфа Цезарь не имел права переступать черту города[17] . Он имел мало шансов, и обстановка подсказывала необходимость объединения всех демократических сил. Цезарь договорился с Помпеем и помирил его с Крассом. Союз был выгоден всем троим. Так, летом 60 г. образовался первый триумвират[18] . Для скрепления союза в начале 59 г. Цезарь выдал замуж за Помпея свою дочь Юлию[19] . Триумвират, прежде всего, был личным соглашением Цезаря и Помпея; Красс, в сущности, нужен был им только в качестве буфера. Они оба стремились к единоличной власти: Цезарь твёрдо и последовательно, Помпей нерешительно. С этой точки зрения они были врагами, но пока нуждались друг в друге. С другой стороны, в форме триумвирата выступила известная консолидация враждебных оптиматам сил: за Цезаря и Помпея стояла демократия, Красса поддерживало всадничество. На заднем плане выступала профессиональная армия. Общей платформой соглашения являлась формула: в республике не должно происходить ничего, что не было бы угодно каждому из трёх.[20] Ближайшей же целью было избрание Цезаря консулом, в качестве такового он и должен был провести меры, нужные Помпею и Крассу. Цезарь победил на выборах.

Ему удалось достичь многого во время его консульства, но по сложении полномочий Цезарю угрожала потеря влияния. Наместничество в Галлии вполне соответствовало его тайным планам, так как именно там он мог создать себе плацдарм для предстоящей решительной борьбы за власть. Эта провинция представляла главный объект стремлений римских купцов, публиканов и военных авантюристов. Свободная от римлян Галлия распадалась на множество самостоятельных племён, враждовавших друг с другом.[21]Но по решению сената, состоявшегося ещё в 60-м г., в качестве консульских провинций на 58 г. были объявлены Siluae Collesque. К Siluae относилась крайняя часть Бруттия,Colles – район около Брундизия. Бедные италийские районы не могли ни дать богатства, ни создать военной славы. Но Цезарь и в вопросе о провинции, как и в других важных политических вопросах, воспользовался традицией партии популяров[22] . Вопрос о провинции Цезаря был поставлен на народном собрании, где был предложен и утверждён закон Публия Ватиния, по которому Цезарь получал в управление Цизальпинскую Галлию и Иллирик сроком на пять лет. Ему предоставлялись три легиона, он получал право назначать по своему усмотрению двойное число легатов, выводить колонии граждан[23] . Вскоре сенат присоединил Транзальпинскую Галлию к провинциям Цезаря.[24] Основанием для экстраординарных полномочий явились довольно сложные отношения, сложившиеся в Галлии и угрожавшие власти римлян, возможно, это было предлогом. Заранее определённый длительный срок, необычайно широкие полномочия, значительные военные силы, предоставляемые одному промагистрату, - всё это было необычным. Как считает Н.А. Машкин, закон Ватиния заложил основы военной монархии в Риме[25] .

Когда Цезарь в 58 г. прибыл в Нарбонскую Галлию[26] , в собственно Галлии было весьма тревожное положение – на территории, прилегающей к провинции Цезаря, уже давно боролись за власть эдуи, секваны и арверны. Эдуи считали своими союзниками римлян. Секваны и арверны – германцев. По просьбе секванов вождь германского племени свевов Ариовист с большим отрядом перешёл Рейн и после долгой борьбы победил эдуев (около 60 г.), за эту помощь секваны должны были уступить Ариовисту часть своих земель.

В связи с вторжением германцев пришли в движение гельветы. В поисках свободной земли они решили поселиться в устье Гарумны, для чего им было необходимо пройти через Нарбонскую Галлию, чему категорически воспротивился Цезарь. Чтобы помешать гельветам, он занял позицию на северной границе.[27] Гельветы пытались прорвать укреплённую линию, но это оказалось безрезультатным, и они двинулись через область секванов и эдуев.[28] Хотя движение в этом направлении не затрагивало ни реальных, ни престижных интересов римлян и не давало им права вмешиваться во внутренние дела галлов, Цезарь, мотивируя свои действия тем, что гельветы слишком воинственны и слишком враждебны, а потому могут представлять серьёзную угрозу Провинции, счёл необходимым открыто выступить против них. Он перешёл границы Нарбонской Галлии и в июне 58 г. нанёс гельветам тяжёлое поражение[29] , после чего уцелевшая часть племени вынуждена была «вновь заселить ту землю, которую они покинули»[30] .

Следующей задачей было уничтожение влияния германцев. Цезарь хотел представить борьбу с Ариовистом как общее дело всей Галлии. С этой целью летом 58 г. в Бибракте под римским влиянием был созван съезд представителей галльских племён, который обратился к Цезарю с просьбой защитить их от германцев. Так как Ариовист отказался исполнить римские требования, Цезарь объявил ему войну. В сентябре 58 г. в верхнем Эльзасе, недалеко от Рейна, Ариовисту было нанесено сокрушительное поражение[31] , но «Ариовист с немногими людьми успел всё же переправиться через Рейн»[32] .

Таким образом, за одну летнюю кампанию 58 г. Цезарь успешно окончил две войны – против гельветов и против Ариовиста, и римляне впервые достигли Рейна, который с тех пор долго оставался восточной границей их владений в Галлии. Для того чтобы лучше удержать линию Рейна, Цезарь оставил на его левом берегу ряд мелких германских племён, которые за это должны были защищать Галлию от своих же соотечественников на правом берегу. Цезарь первый начал политику использования варваров против варваров же, которую позднее стали проводить римские императоры.

Успешная военная кампания дала ему контроль над южной и центральной Галлией. Но многие племена Галлии не склонны были без борьбы подчиниться Риму. Первым племенем, с которым пришлось столкнуться Цезарю, стали ремы – ближайшие соседи белгов. Они выразили полную покорность Риму, не вступая в войну с ним[33] . В 57 г. Цезарь с 8 легионами выступил против белгов[34] . Он перевёл свои войска через Аксону и разбил лагерь; тогда белги опустошили окрестные поля и расположились лагерем менее чем в двух милях от него. Фронтального сражения долго не происходило. Когда завязалось конное сражение, белги предприняли попытку перейти Аксону вброд и таким образом зайти римлянам в тыл и отрезать их от области ремов и от подвоза продовольствия. Но эта попытка была успешно отражена.

После этого объединённое ополчение белгов фактически распалось. Они решили отступить, чем успешно пользовался Цезарь, нападая на арьергард противника. По мере того как Цезарь, продвигаясь с войском, вступал на территорию того или иного племени белгов, они фактически без всякого сопротивления изъявляли покорность. Так было с общинами суессионов, белловаков, амбианов. Затем, направившись на северо-восток, Цезарь вступил в область нервиев. Эти племена, объединившись с некоторыми соседними общинами, заняли позиции за рекой Сабис, где ожидали появление Цезаря. Именно здесь летом 57 г. разыгралась наиболее трагическая битва. Цезарь был вынужден лично принять самое активное участие в сражении; он появлялся во всех наиболее угрожаемых местах, ободряя солдат и командиров. Нервии были разбиты. Большой отряд адуатуков, спешивший на помощь нервиям, узнав об исходе сражения, повернул с полпути домой. Вскоре Цезарь покорил и их. Примерно в то же время Публий Красс, направленный с легионом против приморских общин известил Цезаря о том, что все эти племена и общины признали владычество римского народа.[35] Таким образом, казалось – а Цезарь был в этом уверен, - что вся Галлия в результате кампаний 58 и 57 гг. замирена.

Но уже зимой 56 – 57 гг. в Бретани и Нормандии вспыхнуло восстание, которое быстро распространилось на всё побережье от р. Лигера до Рейна. Восставшие ожидали помощи от кельтов Британии и от зарейнских германцев. Цезарь послал легата Тита Лабиена с конницей к Рейну. Три легиона были направлены в Нормандию. Сам Цезарь с главными силами вторгся в область венетов. Но сухопутных сил было недостаточно, поскольку прибрежные племена обладали сильным флотом. Римляне построили несколько судов, присоединив к ним суда союзных общин. Этот сборный флот под командованием Децима Брута одержал победу. Уничтожение флота германцев привело к быстрому подавлению движения, так как восставшие лишились подвоза подкреплений и продовольствия с моря.[36] Теперь вся Галлия была покорена и объявлена римской провинцией.

В ходе кампании 55-54 гг. Цезарь разгромил перешедших через Рейн германцев[37] , затем совершил переход через Рейн и два похода в Британию.[38] Эти оба предприятия, несмотря на то, что они в значительной мере носили характер демонстрации, военного набега и не привели ни к каким территориальным приобретениям, тем не менее имели большое политическое и военное значение[39] .

Подводя итог, следует отметить: несмотря на то что участие Цезаря на ранних этапах заговора Катилины заставило первого отойти на некоторое время от политических дел, всё же сыграло положительную роль в становлении его политической власти, поскольку в известной степени сблизило его с Помпеем и Крассом. Возвышение Цезаря было очень стремительным. Консульство выдвинуло Цезаря в число политиков первого ранга, и он решил закрепить это положение, получив Галльские провинции. Так, с 58 по 56 г. Цезарь завоёвывал Галлию. В ходе этих войн вся территория между Альпами, Рейном и Пиренеями была присоединена к Риму. К тому же эти победы дали Цезарю главное - любовь римского народа. Как пишет Плутарх, «когда весть о победе пришла в Рим, любовь народа к Цезарю окружила его победы особенно ярким блеском»[40] .


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал