Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Творческий путь




ЭЛЕГИЯ

(А. Н. Еракову)

Пускай нам говорит изменчивая мода,

Что тема старая — «страдания народа»

И что поэзия забыть ее должна,—

Не верьте, юноши! не стареет она.

О, если бы ее могли состарить годы!

Процвел бы божий мир!.. Увы! пока народы

Влачатся в нищете, покорствуя бичам,

Как тощие стада по скошенным лугам,

Оплакивать их рок, служить им будет муза,

И в мире нет прочней, прекраснее союза!..

Толпе напоминать, что бедствует народ

В то время, как она ликует и поет,

К народу возбуждать вниманье сильных мира —

Чему достойнее служить могла бы лира?..

Я лиру посвятил народу своему.

Быть может, я умру неведомый ему,

Но я ему служил — и сердцем я. спокоен...

Пускай наносит вред врагу не каждый воин,

Но каждый в бой иди! А бой решит судьба...

Я видел красный день: в России нет раба!

И слезы сладкие я пролил в умиленье...

«Довольно ликовать в наивном увлеченье,—

Шепнула муза мне: — Пора идти вперед:

Народ освобожден, но счастлив ли народ?..»

 

Позднее стихотворение "Элегия" (А. Н. Е<раков>у) (1874) кажется нарочито старомодным, подчеркнуто традиционалистским. Оно написано александрийским стихом (6-стопные ямбы с парной рифмовкой), выдержано в высоком, торжественном стиле, дидактически-назидательно, насыщено мотивами, восходящими к поэзии прошлых времен. Некрасов отказался от мысли начать его следующим остроумным двустишием: "Старо, не правда ли, печь хлебы из муки? / Однако ж из песку попробуй, испеки!" Это двустишие удачно предваряло бы последующие строки, однако его некоторая смешливость не была бы вполне уместной в скорбном и величественном контексте всего остального. В результате начата "Элегия" так:

Пускай нам говорит изменчивая мода, Что тема старая "страдания народа" И что поэзия забыть ее должна, Не верьте, юноши! не стареет она.

Это непосредственный отклик на лекцию известного филолога О.Ф. Миллера, в которой он утверждал, что Некрасов повторяется, продолжая варьировать исчерпанную им уже тему "страданий народа". Поэт возражает: нет, эта тема неисчерпаема, "не стареет". Уже Пушкин употреблял глагол "стареет" с ударением на втором слоге, Некрасов же в данном случае предпочитает архаическую форму. Здесь он несколько похож на старца, поучающего "юношей" и отвергающего всякую новомодность.

... Увы! пока народы Влачатся в нищете, покорствуя бичам, Как тощие стада по скошенным лугам, Оплакивать их рок, служить им будет Муза...

О некрасовской Музе см. в разделе , посвященном" стихотворению "Вчерашний день, часу в шестом...". "Влачатся", "тощие", "покорствуя бичам" — явственные отзвуки пушкинской "Деревни" (1819), нескрываемая цитата. Антикрепостнический пафос Пушкина, как видно, не устарел и тогда, когда уже отменено крепостное право.



К народу возбуждать вниманье сильных мира — Чему достойнее служить могла бы лира?..

Где Муза, там, конечно, и лира, опять-таки как и в пушкинских стихах; и следующая строка некрасовской "Элегии" стала хрестоматийной — как бы эпиграфом ко всему творчеству поэта, произносимым с лирико-завещательной интонацией:

Я лиру посвятил народу своему. Но это отнюдь не гарантия того, что народ возблагодарит посвященную ему лиру. У Некрасова есть стихи, в которых выражено горькое сомнение в этом ("Я настолько же чуждым народу / Умираю, как жить начинал", "И песнь моя бесследно пролетела, / И до народа не дошла она"). В. "Элегии" поэт тоже сомневается в признании народа: "Быть может, я умру неведомый ему..." Далее мысль поэта обращается к последствиям крестьянской реформы 1861 г. Решила ли отмена крепостного права больные проблемы крестьянской жизни? В "Кому на Руси жить хорошо" сказано, что распавшаяся "цепь великая", одним концом ударив по барину, другим ударила по мужику. В стихотворении "Как празднуют трусу" Некрасов с горечью замечает: "В жизни крестьянина, ныне свободного, / Бедность, невежество, мрак". Сходный мотив прозвучал и в "Элегии":

Я видел красный день: в России нет раба! И слезы сладкие я пролил в умиленье... "Довольно ликовать в наивном увлеченье, — Шепнула Муза мне. — Пора идти вперед: Народ освобожден, но счастлив ли народ?.."



Следующая строфа начинается историко-стилистической фигурой, суть которой такова: что бы я ни делал, я занят одним. "Внимаю ль песни жниц..." и пр. (ср. у Пушкина: "Брожу ли я вдоль улиц шумных..."). Слово "песни" — либо винительный падеж множественного числа от "песня" (и тогда глагол "внимаю" — переходный), либо дательный единственного от "песнь". Скорее первое, хотя есть возможность двоякого понимания. Так вот, что бы ни делал поэт, он все время ищет ответ на вопрос о том, осчастливила ли свобода крестьян, внесла ли она перемену "В народные судьбы? в напевы сельских дев?/ Иль так же горестен нестройный их напев?" Пушкин в авторских примечаниях к "Евгению Онегину" комментировал свой стих из IV главы "В избушке распевая, дева...": "В журналах удивлялись, как можно было назвать девою простую крестьянку, между тем как благородные барышни, немного ниже, названы девчонками". Некрасовские слова "напевы сельских дев" как бы солидарны с мнением Пушкина о том, что о поющей крестьянской девушке можно писать в высоком слоге.

Заключительная строфа "Элегии" начинается словами "Уж вечер настает". Они отсылают нас к строке из элегии Жуковского "Вечер": "Уж вечер... Облаков померкнули края..." В XIX в. не забывали эту элегию старого мастера. Отрывок из нее, как раз начиная с указанной строки, вошел в либретто оперы Чайковского "Пиковая дама" (1890). Жанр элегии, то есть задумчиво-грустного стихотворения, привлекал Некрасова, автора стихотворных циклов "Последние элегии" и "Три элегии (А.Н. Плещееву)", последний создан в год написания рассматриваемого стихотворения, в котором слышен элегический отзвук из Жуковского.

В последней строфе лирический герой бродит в "прохладной полутьме", благословляет "сельские труды", шлет проклятия "народному врагу", молится за "друга" и поет. Громкой песне внемлет и вторит природа — долы, нивы, горы, лес.

Но тот, о ком пою в вечерней тишине, Кому посвящены мечтания поэта, — Увы! не внемлет он — и не дает ответа...

У разных поэтов варьируется сходный мотив: пророк, проповедник, певец, поэт заворожил природу, которая благодарно прислушивается к нему, а вот живые люди, к которым он обращается, глухи, невосприимчивы к его вдохновенному слову. См. "Пророк" Лермонтова, "Бэда-проповедник" Полонского, "Слепой" А.К. Толстого. Некрасов, как видно, подключается к этой прочно сложившейся традиции. А заключительная строка прямо отсылает нас к концовке 1-го тома "Мертвых душ" Гоголя: "Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа". Это одно из многих обращений Некрасова к гоголевскому творческому опыту.

 

Анализ стихотворения Н.А. Некрасова «Родина» (отрывок)

И, с отвращением кругом кидая взор, С отрадой вижу я, что срублен темный бор — В томящий летний зной защита и прохлада,— И нива выжжена, и праздно дремлет стадо, Понурив голову над высохшим ручьем, И набок валится пустой и мрачный дом, Где вторил звону чаш и гласу ликований Глухой и вечный гул подавленных страданий, И только тот один, кто всех собой давил, Свободно и дышал, и действовал, и жил...

 

Стихотворение Н.А. Некрасова «Родина» - это воспоминания о помещичьей усадьбе отца, где поэт провел свое детство, это гневное обличение несправедливости общественного строя, поэтому название стихотворения приобретает более широкий смысл: не только место рождения, а отечество, страна, гражданином которой является поэт.

Скупыми, точными эпитетами поэт срывает покровы с «роскошных» картин дворянской усадьбы, какие рисовали поэты-романтики: жизнь отцов «бесплодна и пуста», бессмысленное чванство, грязный разврат, «мелкое тиранство», «рой подавленных и трепетных рабов…»

Именно здесь, в помещичьем «гнезде», лирический герой получил первые жизненные уроки, научился ненавидеть. Чувство тоски, хандры владеет им. Такова экспозиция стихотворения.

Вторая (основная) часть конкретно рисует трагизм бесправного положения «рабов». Прежде всего, возникает воспоминание о «болезненно-печальном» облике матери. Молчаливая и покорная раба мужа - угрюмого невежды, она для поэта всегда оставалась гордой и прекрасной. Сестра поэта повторила «матери своей печальную судьбу», но также не изменила своему человеческому достоинству. А вот и няня, утешавшая мальчика в тяжелые минуты,- тихая, ласковая, добрая женщина. Сейчас, став взрослым, лирический герой понимает бессмысленность и вредность такой доброты. Злу, по мнению поэта, надо противопоставлять не кротость, а ненависть, непримиримую вражду. И теперь уже не хандра, а жажда борьбы , мятежа против крепостнического ада владеет им.

Сложные душевные движения, глубокая взволнованность переданы стихом энергичным, суровым, словами резкими, негладкими : «угрюмый невежда», «тяжелый сердцу час», «бессмысленной и вредной доброты», « в юности… мятежной и суровой» (эпитеты); «пугала мысль», «жребий свой несла», тоскливо сердце ныло», «грудь… полна враждой и злостью новой» (метафоры)

Классический пушкинский шестистопный ямб приобретает у Некрасова особую твердость, жесткость главных движений души:

И с отвращением кругом кидая взор,

С отрадой вижу я, что срублен темный бор…

Слова, выражающие конкретные чувства, поставлены поэтом в начале строк. Лирический герой произносит беспощадный приговор всей крепостнической России:

И на бок валится пустой и мрачный дом,

Где вторил звону чаш и гласу ликований

Глухой и вечный гул подавленных страданий…

Просторечье «валится» особенно оттеняет славянизмы следующих строк. Валится старый дом, и отношения автора к этому проявляются совершенно отчетливо.

В основу стихотворения легли частные, известные факты биографии поэта. Но в том и заключается новаторский характер некрасовской поэзии, что детали биографии перерастают в исторические закономерности судеб людей крепостнической России ( в названии стихотворения, в изображении жизни помещичьей усадьбы , в облике лирического героя, в оценке изображаемых явлений).

Прием контраста, наличие элементов ораторского стиля ( церковнославянизмы, риторические вопросы и восклицания, повторы и т.д.) , точные и острые эпитеты, метафоры – все ведет читателя к раздумьям о народе и России.

 

Творческий путь

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ. Николай Алексеевич Некрасов пришел в литера­туру вскоре после гибели Пушкина и еще при жизни Лермонтова (первая журнальная публикация — 1838 г., первый сборник стихов "Мечты и звуки" — 1840 г.). Раннюю лирику поэта, впоследствии ставшего великим, принято считать ученической, подражатель­ной, перепевающей мотивы русских романтиков. Но уже в сере­дине 40-х гг. им созданы поэтические шедевры, к числу которых относится и "Тройка" (с нее далее начнем обзор отдельных произведений). Тогда же он стал литератором "натуральной школы" 40-х гг., организованной Белинским и призванной разви­вать гоголевские традиции в русле реалистического направления. Он не только поэт, но и прозаик-романист, очеркист, драматург, и журналист, критик, издатель, организатор литературных дел (ближайший сотрудник Белинского). Но главным делом его жизни стала и осталась поэзия. А главным ее содержанием и пафосом — народ, народность и все, что с этим связано.

Лирика — прекрасная вещь, но редкий большой поэт (Батюш­ков и Тютчев едва ли не исключения) согласен ограничиться ролью миниатюриста и не мечтает попробовать свои силы в более крупном — лиро-эпическом — жанре: поэме! В 50-х гг. Некрасов этот жанр освоил. Из написанных тогда поэм наиболее значитель­ны "Саша" [проверьте себя: знакомы ли, памятны ли вам строки: "Плакала Саша, как лес вырубали"; "Из перерубленной старой березы / Градом лилися прощальные слезы"] и "Несчастные" [о сибирской каторге]. Центральное событие в отечественной истории тех лет — Крымская война, оставившая глубокий след и в душе Некрасова, что отозвалось в его поэме "Тишина" (1856—1857) и отзовется в более позднем творчестве ("Кому на Руси жить хорошо").

И все-таки наиболее убедительные опыты подлинно "народ­ной" поэмы удались Некрасову не в 50-е, а в начале 60-х гг.: "Коробейники" [вспомните песню: "Ой, полна, полна коробушка"] и особенно "Мороз, Красный нос" [вспомните: "Коня на скаку остановит" и "Не ветер бушует над бором"]. Это был путь к самому монументаль­ному эпическому творению поэта "Кому на Руси жить хорошо". Над этим произведением, начатым через два года после освобож­дения крестьян от крепостничества (1861 г.), Некрасов работал до конца своей жизни и не успел закончить. В эти же — 60-е и 70-е — годы созданы другие крупные вещи. Наиболее заметны историко-революционные поэмы, посвященные подвигу декабристов и их жен: "Дедушка" (1870), "Русские женщины. Княгиня Трубецкая. Княгиня М.Н. Волконская" (1871—1872). Лебединой же песней поэта стала поэма "Современники" (1875) — о начинающемся русском капитализме, хищном и циничном.

Во всех некрасовских стихотворениях, которые будут рассмот­рены, на первом плане — тема народных страданий. Поэт состра­дает крестьянам и особенно крестьянкам: женская доля еще тяже­лее, чем мужская. Судьбы трудящегося люда глубоко волнуют его. При всем том, что Некрасов откликался на самые разные явления и проблемы русской жизни и мир его поэтических пере­живаний, конечно, далеко не исчерпывался сострадательной об­ращенностью к народному горю, все же именно ему посвящено то, что сам поэт воспринимал как нечто главное в своем творчестве.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал