Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13 Синеглазка




– Проснись, Каве, – прошептали рядом.

– Рик?! Ты что здесь делаешь? – Девушка еле разлепила сонные глаза.

– Как вечеринка?

– А? А-а… Так себе.

– Ясно. Ты слышала мой разговор с Лютогором? – Полудух, ничуть не стесняясь, устроился на краешке кровати.

– Ну-у…

– Будешь кофе? – улыбнулся Рик.

Татьяна окончательно проснулась и смерила полудуха подозрительным взглядом.

– Сама достану, – буркнула она, высвобождая из-под одеяла руки.

– Зачем напрягаться? Я же здесь.

Перед ней, на уровне груди, тут же возникла большая щербатая кружка, наполненная горячим кофе с пышной коричневатой пенкой. Таня инстинктивно схватила кружку, чтобы не расплескать напиток.

– Не бойся, ничего подмешивать я бы не стал. Вечером, после похода на эту никому не нужную Синеглазку, отправимся на куда более полезную прогулку.

– Опять урок? – Таня отхлебнула из кружки и окончательно смирилась с ранним пробуждением. – И куда это мы двинемся?

– В одно древнее, священное место… Пора наконец проверить твои способности распознавания иллюзий. Если пройдешь одно интересное испытание, сила твоя возрастет многократно.

– А если нет?

– Тогда будем знать, что до сих пор тебе просто везло. – Рик подтолкнул кружку с кофе к Таниному подбородку, предлагая завершать кофепитие побыстрее. – Но думаю, что-нибудь, да увидишь. Распознавать иллюзии ты явно умеешь… – Рик бросил многозначительный взгляд на кружку. Таня тут же сделала два крупных глотка. – Творить иллюзорные чары… Я слышал, как ты расправилась с госпожой Руженой Мильтовой с помощью Венца… И как превратила в напольные часы самого Вордака… хотел бы я это видеть. – Полудух прищурил серые глаза.

А Таня подумала, что Стригой мог это видеть только в ее мыслечувствующей ленте. Ей тут же стало не по себе. Всего один раз проник в мысли, тогда еще – во время урока по субастралу, а сколько разглядел, гад.

– Но до сих пор ты делала подобные вещи интуитивно. Пора укрепить твою силу чар.

– Так, значит, это древнее и тайное место… Наверняка спрятано от посторонних глаз и войти туда будет нелегко? И идти небось далеко, да?

– Верно. Войти туда можно только через субастральный ход.

У Тани противно заныло под ложечкой. Тащиться по призрачному миру, наполненному шорохами, страхами и душами вещей, не очень-то хотелось.

– А теперь собирайся. Нас давно ждут. Надень что-нибудь спортивное. Я буду в коридоре.

Рик подскочил в один прыжок и, насвистывая, исчез в черном дыму, словно адский демон.

 

Как только они, спустившись по лестнице, вышли во двор, то увидели всего лишь двоих.

Заслышав шаги, Алексей Вордак и его приятель Шелл разом обернулись. Поляк, выглядевший радостным и цветущим, тут же состроил Тане насмешливую физиономию.



На парнях были простые синие джинсы с кучей карманов и обычные черные мастерки с капюшонами. Полудух в своем неизменном черном длинном плаще смотрелся рядом с ними как средневековый темный маг.

У Лешки в руках был серо-зеленый дорожный клубок. Выглядел парень невыспавшимся. Интересно, насколько затянулась вечеринка… Ежик отросших волос на Лешкиной голове торчал в разные стороны, придавая серьезному полусонному лицу немного забавный вид: ну точь-в-точь чертик из сказочной табакерки.

У Тани в сердце кольнула иголочка. Она незаметно вздохнула, чтобы осадить собственные эмоции.

– Ну, что у нас по плану? – жизнерадостно осведомился Рик.

– Сегодня лишь небольшой проверочный рейд, – сухо объяснил новоприбывшим Вордак. – Пойдем на Синеглазку мы с Шеллом, маг Виртус… ну и вы с леди. Пятеро.

Он бросил беглый взгляд на Таню, торопливо и потому безуспешно пытающуюся застегнуть сломанную молнию на своем зеленом блейзере, и отвернулся.

– А что, – прозвучал вкрадчивый голос Рика, – разве Лютогор не будет участвовать в нашем маленьком походе?

– Кажется, предводитель диких не считает Синеглазку серьезным мероприятием, – ответил за Лешку подошедший Виртус. Он тоже был в длинном черном плаще, так что «черных магов» на поляне стало двое.

– А может, знает про эту гору больше нашего, – ответствовал Рик, внимательно изучая беловолосого поляка. – И это нехороший знак.

– А может, его просто не пригласили как подобает, – раздался чистый, но неприятный голос.

Оказывается, один из кучерявых «близнецов» Лютогора соизволил подойти к ним. Парень холодно оглядел присутствующих. Он был одет так же, как и вчера: в темный пиджак, похожий на мундир, и брюки, заправленные в высокие сапоги. Разве что черной трости в руках, затянутых в тонкие перчатки, сегодня не было.



– Меня зовут Марк, – обратился он к Тане. – Нас вчера не представили, мисс Каве.

Девушка глянула в его холодные голубые глаза и моментально узнала своего вчерашнего соседа по столу. Да, такой взгляд не забудешь… Хотя братец Марка определенно не лучше.

– Очень приятно, – видя, что он продолжает на нее смотреть, пробормотала она.

– Если возражений не будет, я тоже присоединюсь к вашей компании. – Уголок рта у Марка дернулся, будто у парня начался нервный тик. Но скорее всего, это означало усмешку.

– Значит, Лютогор решил послать своего Марка, чтобы на всякий случай проверить Синеглазку, – шепнул Рик Тане на ухо. – Вдруг недосмотрел чего, упустил…

– Погоди, Эрис и Патрика с нами не будет?

– Зачем? Пусть спят. – Рик пожал плечами. – Или ты боишься остаться одна в мужской компании? Поверь, при теперешнем облике тебе ничего не грозит.

Таня кисло усмехнулась на эту шутку. Собственно, она понемножку стала привыкать к дружеским подтруниваниям Рика.

После того как Виртус Ковальский кивнул, Алексей Вордак подкинул клубок в воздух: тот завертелся волчком и пропал.

Некоторое время все стояли молча.

Когда прошла минута, Таня занервничала. Рик делал вид, что любуется утренним лесным пейзажем, Вирт достал маленькую книжечку и читал, Лешка с Шеллом тихо переговаривались. Марк вообще отошел в сторону и взирал на остальных с плохо скрываемым пренебрежением.

Прошла еще минута, и Таня не выдержала.

– Что-то не так? – спросила она.

– Да, трамвай задерживается, – вежливо ответил Вирт, опередив Шелла, явно собирающегося сказать что-нибудь насмешливое. Честно говоря, после вчерашнего цирка в ванной Таня и сама не могла смотреть на поляка без улыбки. Ведь любопытно, большой у него сюрприз или не очень… Парень заметил ее смешливое настроение и явно занервничал – даже одежду свою оглядел, – что не так.

– Вероятно, – продолжил снежноволосый поляк, – наш трамвай застрял возле венгерской границы. В тех местах злые духи распоясались, спасения от них нет. Практически все дороги перекрыть пришлось, приходится искать новые, выдумывать обходные маршруты…

– О, так, значит, мы поедем на знаменитом карпатском трамвае? – восхитился вдруг Стригой. – Много наслышан. Сколько здесь бывал, а прокатиться не доводилось… Все больше своим ходом.

– О, вам понравится, – ответил снежноголовый.

Они с Виртом вежливо раскланялись. Со стороны выглядело потешно: два колдуна в длинных черных мантиях состязаются в любезностях.

– Да-да, леди и джентльмены! – воскликнул Шелл. – Спешите видеть: международный карпатский трамвай к вашим услугам! Прокатит с ветерком.

– Так мы и вправду поедем на трамвае? – опешила Таня. – Здесь? В горах?! И на трамвае?

Насколько она помнила, в этих краях всегда ходил только один поезд, и то раз в день. Во всяком случае, из городов к горам добирались только на старой, еле тащившейся электричке под гордым названием «Червоная рута». Или же по обычному шоссе, на автомобилях. И вдруг – трамвай…

Неожиданно из густых клубов утреннего тумана вынырнул пузатый зеленый вагончик. Он, словно живой, приветливо звякнул и мигнул желтыми фарами. В этом странном транспорте не было дверей, зато имелись широкие проемы, низкие удобные подножки и блестящие стальные поручни. Приглядевшись, на окнах Таня различила какие-то особые, сверхтонкие стекла, похожие на дрожащее утреннее марево.

– Карпатский трамвай, или, как его ласково называют, нуль-трамвайчик, передвигается в горах по специальным маршрутам – магическим дорогам. Это достопримечательность нашего края.

– Никогда бы не подумала, – протянула Таня, разглядывая диковинный транспорт.

Конечно, места для водителя не наблюдалось. Зато у пузатого носа вагончика, прямо между ярко светящимися фарами, вертелся на месте мохнатый серо-зеленый шарик, недавно подкинутый Лешкой. Наверное, клубок будет указывать маршрут чудному вагончику.

– На самую вершину придется лезть пешком, леди, – вдруг обратился к Тане Лешка, не глядя на нее. – Так что приготовьтесь. Никто вас нести на руках не будет.

У Тани глаза на лоб полезли от такой наглости. Это она-то на гору сама не залезет?!

– Да уж как-нибудь справлюсь с обычным подъемом, – процедила девушка.

Вордак неизвестно чему усмехнулся. Улыбка вышла мрачной.

– Хвастаться все умеют, – сказал он. – А потом стонут и плачут.

– Алекс! Будь повежливее с дамой. – Вирт недовольно покачал головой. – Извините его, парень давно не получал хорошей взбучки… Я поговорю с твоим отцом, чтобы взгрел тебя как следует.

Лешка на это хмыкнул и первым заскочил на подножку трамвая.

Внутри вагончика имелось два ряда кресел, обитых мягкой зеленой кожей. Таня насчитала двенадцать мест. Рик насильно усадил девушку между собой и Марком. Мало того, она оказалась напротив Шелла.

При взгляде в честные глаза поляка невольно опять вспомнилась ванна из розового мрамора, и Таню потянуло улыбаться.

Как только все расселись, вагончик тронулся.

– В окна советую не смотреть, – наставлял Виртус. – Нуль-трамвайчик перемещается в подпространстве, поэтому с непривычки в глазах может зарябить… Если кому-нибудь станет плохо, под сиденьем есть пакетик. – Он со значением улыбнулся Тане. – С мест лучше не вставать. Если упадете за борт, может унести далеко-далеко…

Ехали молча. Трамвайчик все больше набирал скорость. Чтобы не пялиться на сидящих напротив, Таня все-таки уставилась в окно.

Виртус оказался прав. За пределами вагончика творилось настоящее безобразие: вились яркие радужные спирали и чертились ровные линии цветных геометрических фигур; мелькали огненные вспышки и складывались из мелких светящихся точек сложные, замысловатые узоры. Было впечатление, что трамвай шел через искусственные виртуальные миры. Причем дорога петляла не хуже американских горок. Но более всего поражали полоски рельс, обрывающиеся спереди и позади вагончика на расстоянии метр-полтора, возможно, рельсы появлялись только на миг, чтобы провести вагончик по n-отрезку пути. Впрочем, иногда путешественники погружались во мрак, и густой черный туман обвивал маленький трамвайчик, словно плотный, паучий кокон.

Странная поездка продолжалась. На некоторых участках дороги вагончик существенно трясло, несколько раз Таня даже подумывала о пакетике под сиденьем. Ее останавливал только пристальный взгляд поляка да присутствие Лешки. К счастью, чудной магический транспорт начал замедлять путь, и за окнами-почти-без-стекол появились обыкновенные горные пейзажи.

Длинные и ровные, словно мачты кораблей, сосны прятали вершины среди серых облаков. К могучим исполинским стволам жались осины, березы и лиственницы, густо росли кусты орешника, малины и дикого терна, повсюду виднелись ранние цветы земляники, цвели и пахли ландыши.

Карпатский трамвай прозвенел на прощание и скрылся за поворотом, за ним проступили и тут же исчезли среди молодой травы рельсы.

– Удобная штука, – одобрил полудух. – И туристы не заметят, и свои не увидят. И, как я понимаю, границу запросто пересечь можно, если вдруг захочется?

Вирт одарил Стригоя вежливой улыбкой:

– Ну что вы, нуль-трамвайчик ходит лишь на территории Карпатского региона, уверяю вас.

Судя по ухмылке Шелла, тут же переглянувшегося с младшим Вордаком, трамвайчик направляли по всему миру, а, может – и с какой-нибудь любопытной контрабандой, кто знает этих карпатских колдунов.

– Вперед, – коротко скомандовал Виртус и первый пошел за клубком. За ним тут же устремились Лешка с Шеллом. За поляком пристроилась Таня. Замыкали шествие Марк и Рик.

Тропинка шла серпантином, петляла по склону то вправо, то влево. Подъем на гору не был крутым, поэтому шли быстро. Таня, не отрываясь, смотрела вперед. Тем более действие разворачивалось довольно интересное. Обычная горная тропинка под магическим влиянием вращающегося клубка преображалась – это спадала иллюзия, прикрывающая от посторонних глаз волшебный мир древней горы Синеглазки.

Вирт с младшим Вордаком ушли немного вперед – проверяли дорогу.

– А-а! – вдруг заорал Шелл и мигом отпрыгнул в сторону, перелетев через малиновый куст.

Таня замерла в испуге. И было отчего: прямо возле ее ног шипели, свившись в клубок, сразу три змеи. Обыкновенные карпатские гадюки, но оттого не менее ядовитые.

– Не двигайся, леди, – произнес Лешка, который вернулся на крик друга и тоже оказался перед змеями.

Он быстро провел рукой по животу («А, так вот где он носит золотую цепь!» – невольно подумала Таня), змеи стремительно поднялись в воздух, затанцевали вокруг его головы, поднялись чуть выше… неожиданно распрямились да как выстрелят вверх! Над соснами прогремели три яркие вспышки.

– Эффектно, – вынес вердикт подошедший Виртус. Он задумчиво дернул свою серьгу-полумесяц. – Но слишком громко.

Таня, не скрываясь, оценивающе смотрела на младшего Вордака. Поднять живых существ в воздух и превратить в луньфаерские огни? Она такого пока и не пробовала – боялась, что не справится. Предметами тяжело жонглировать, а сопротивляющимися живыми существами – тем более. Да, парень действительно чертовски талантлив.

Подъем становился все круче, лиственные деревья уступали место альпийским соснам и каменным валунам, покрытым желто-бурым лишайником. На пути все чаще стали попадаться ящерицы, то и дело по камням пробегали огромные мохнатые пауки. Задул сильный ветер – приближалась вершина.

Но лишь только они вступили на горную каменную гряду, как мир преобразился. Плотную пелену облаков в один миг перекрыла большая черная туча, словно кто-то пытался нахлобучить на вершину горы гигантскую колдовскую шляпу. Приглядевшись, Таня увидела, что туча состоит из тысячи маленьких вихрей… Но уже в следующую секунду вихри превратились в обычных воронов: злое и ехидное карканье разлетелось над горой, отразившись многоголосым эхом.

– Шушеры, – мгновенно определил полудух, опередив открывшего было рот Шелла. – Маленькие злые духи – предвестники сильного отрицательного пространства. Они умеют оборачиваться кем угодно: змеями, воронами, пауками, ящерицами. Поодиночке безобидны, а вот когда их стая… Могут задавить числом.

Остальные переглянулись. Все, кроме Марка, – этот и дальше делал вид, что он вообще ни при чем.

Снежноволосый приложил руку ко лбу козырьком, чтобы лучше разглядеть пакостников.

– Ерунда, их не больше двух тысяч… задание для первого уровня Золотого Орла. – Вирт обернулся к Лешке: – Ну что, сын президента справится?

Глаза у парня загорелись.

– Конечно, – быстро произнес он. – Но их слишком много, поэтому лучше зайти с двух сторон. Эй! Кто-нибудь владеет луньфаером? Мне понадобится помощь… Шелл, ты?

– Извини, брат, – пожал плечами Шелл, – но я лишь по пожарам спец. Точечные фейерверки не для меня, я от природы неуклюж… Это ты у нас по мелким премудростям, а я люблю глобальные вещи, чтобы – раз, и все горит!

– Плохо. – Вордак пренебрежительно цокнул языком. – Если зайти с двух сторон, то можно покрыть малявок перекрестным огнем… Они глупы, поэтому растеряются и не будут знать, кого атаковать сначала.

Таня, краем глаза уловившая предостерегающий взгляд полудуха, проигнорировала его и вышла вперед:

– Я могу.

Как она и ожидала, Лешка тут же недовольно прищурился. Но так как больше никто не пожелал участвовать в забаве, он сухо скомандовал:

– Становись слева.

Таня кивнула, и они вместе поднялись на большую и длинную каменную плиту, состоявшую из трех неровных кусков. Шушеры заметили пришельцев, но нападать не спешили. Однако стая немного снизилась.

– Что обычно поджигаешь? – Вордак подозрительно огляделся.

Таня тоже осмотрелась. Ага… Одно движение, и вокруг нее завертелось кольцо из мелких круглых камней.

Лешка хмыкнул, в один прыжок перелетел на другой плоский валун и поднял в воздух камни покрупнее. Булыжники так и завертелись вокруг него, сливаясь в один непрерывный круг.

Таня оценила. Однако, несмотря на видимое преимущество Вордака, девушку взял азарт.

– Ну что, кто больше собьет? – обратилась она к парню. – Чур, я свечу этих ворон зелеными.

Несколько мгновений Лешка колебался.

– Красными. – Он не выдержал и ухмыльнулся. – Но хочу предупредить: я неплохо владею мертвым огнем.

– Тогда, может, пари? – Таня хитро скосила глаза в сторону. – Если я выиграю, то ты мне подаришь любую вещь из вашей библиотеки.

– Ты с ума сошла, – тут же изумился Лешка. – Тебе что, нужна книга? Какая? Отец убьет меня за любую…

– Струсил?

– Ладно, согласен, – торопливо произнес Вордак. – Но если я выиграю… – В глазах парня заплясали знакомые озорные огоньки, поэтому Таня приготовилась к подвоху. – Ты целуешь Шелла взасос.

Хорошее настроение улетучилось. Мало того, Таня от неожиданности чуть не потеряла самоконтроль: камни едва не попадали на землю. Поляк, словно что-то заподозрив, махнул им рукой. Посмеяться, значит, захотелось? Ну-ну…

– Вряд ли он согласится.

– Это будут твои проблемы. – Вордак насмехался в открытую.

Возможно, раньше бы Таня просто обиделась. Но не сегодня и не сейчас.

– Тогда я меняю условие пари, – сухо произнесла она. – Если я выиграю, ты сам целуешь своего товарища Шелла взасос.

– Что-о?! – опешил Лешка. – Да никогда в жизни! Я еще не сдурел.

– Струсил? – На лице девушки расцвела ехидная улыбка.

– Начинаем, – процедил Лешка. – У тебя и так никаких шансов.

Таня быстро кивнула. Кольцо из камней вспыхнуло вокруг нее изумрудным огнем и тут же пошло на первую спираль: несколько шушер в небе вспыхнули зеленым светом и упали наземь, задрав кверху лапы. Мертвые тушки продолжали светиться зеленым.

Но Лешка тоже не врал, что мастер по луньфаеру. Мгновение – и целый дождь красных огней обрушился на шушер. Раз, два, три… Более десятка ворон завершили свой земной путь кучей обгорелых перьев. Светящиеся алым тельца птиц мигом усеяли камни.

Лешка нахально подмигнул, сложил губы трубочкой, будто для поцелуя, и кивнул в сторону Шелла.

И тогда Татьяну понесло. Ни за что ему не уступит! Дело принципа, сдаваться она не собирается.

С земли поднимались все новые камни. Таня попробовала брать голыши потяжелее, и у нее это получилось! Вскоре горную гряду усеяли зеленые и красные светящиеся точки – свидетельства исчезнувших навсегда злых духов. К большой Таниной злости, красных было куда больше, чем зеленых.

Компания с интересом наблюдала за поединком, даже Марк перестал изображать безучастный вид. Шелл подбадривал друга, не догадываясь, насколько он должен переживать за любой исход поединка.

Зловещее карканье сменилось противными, жутковатыми стонами – шушеры падали с неба гроздьями. Танины силы истощались: ей все тяжелее было поднимать камни. Несколько озлобленных ворон кружилось прямо над ее головой – Лешка даже великодушно отбил их, к вящему неудовольствию девушки, превратив в красные «очки».

Таня запаниковала. И вдруг ей в голову пришла сумасшедшая мысль. А что, если…

Десять зеленых трупиков поднялись в воздух и закрутились вокруг девушки кольцом. Еще десять образовали второе кольцо. Еще дюжина завертелась в третье. Таня задержала дыхание… В следующий миг в шушер врезались три ярко-зеленые спирали из мертвых сородичей. Небо окрасилось многочисленными вспышками изумрудных фейерверков.

Кто-то зааплодировал, кажется, Рик.

– Каве, давай! – Точно он.

Еще бы! Фокус со спиралями произвел интересный эффект: шушеры вспыхивали одна за другой, будто огоньки от спички к спичке.

Вскоре небо очистилось. Лешка торопливо добивал последних птичек. Когда все закончилось, Шелл вызвался подсчитывать мертвых шушер.

– Красных ровно на три меньше! – вскоре донесся его ехидный голос.

– Проклятая некромантка, – пробурчал Лешка, утирая пот со лба.

– Все честно. – Таня не выдержала и показала ему язык. – Ты проиграл на целых три трупа.

– Да, брат, – подошел к ним Шелл с насмешливой миной на лице. – Ты сбил меньше птиц… А на что вы, интересно, спорили?

Лешка помрачнел. Таня не выдержала и заухмылялась. По шее младшего Вордака пошли красные пятна.

– Можешь после исполнить условие пари, – великодушно разрешила она. – Но я должна это видеть. – И повернулась к ним спиной.

Между тем Виртус и Рик Стригой обследовали гору. Они появлялись на одном из участков горного хребта и тут же исчезали, чтобы возникнуть в другом месте. Наконец они присоединились к остальным.

– Занятная горка, – произнес Рик. – Есть небольшое магическое поле… Но слабое. Зато появляется надежда на сильное отрицательное пространство на других вершинах Горганского хребта.

– Странно другое, – добавил Виртус. – Шушеры не местные. Не с этого участка. Складывается впечатление, что они прибыли с другой части гор.

– И что это значит? – спросила Таня.

– А то и значит, мисс Каве, – произнес Виртус, – что где-то есть сильное магическое поле и кто-то об этом знает. И в силу каких-то своих замыслов наслал на нас эту шушерную тучку. Может, ради забавы, а может, и как предупреждение.

Невольно все обернулись к Марку, однако тот… исчез!

– Я так и думал, – задумчиво произнес Вирт.

– Кажется, Лютогор знает куда больше нашего, – согласился с ним Стригой.

Вордак-младший молчал.

Интересно, о чем он сейчас думает…

Когда нуль-трамвайчик остановился возле черного замка Вордаков, путешественников встретила целая делегация во главе со старшим Вордаком и его невестой-венгеркой. Была здесь и Криста, как всегда – при полном параде. Таня подметила, что они с Лешкой ведут себя друг с другом крайне холодно. Сам же парень по-прежнему хранил угрюмое молчание – наверняка остро переживал проигрыш «англичанке» в своей любимой забаве.

Во дворе дома их поджидали Эрис и Патрик – сердитые и нахмуренные.

– Извините, что пристаем с расспросами, – надменно произнес Патрик, – но мы тоже являемся участниками делегации и хотели бы знать, как обстоят дела.

– Могли бы и нас взять, – буркнула Эрис. – Кроме того, – она сердито взглянула на Таню, – мы кое-чего не знаем про нашу подружку, правильно я понимаю?

Рик глубоко и протяжно вздохнул.

– Прошу вас следовать за мной. А ты, Каве, погуляй пока в саду. Через час будет ужин.

Таня даже не расстроилась. Хочет с ними посекретничать, ну и ладно. Она устала после похода и хотела отдохнуть где-нибудь возле орхидей. К тому же вечером предстояло получить «выигрыш». Интересно, как выкрутится Лешка?

И девушка, мурлыча под нос любимый мотивчик, не спеша пошла по дорожке с разноцветным гравием, намереваясь побыть в одиночестве хоть полчасика. А заодно и кофейку попить украдкой – из любимой серебряной чашки, подарка Эрис.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.035 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал