Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 12 Вечеринка




Не успела Таня оглянуться, как Рик смылся. А ведь у нее появилось несколько важных вопросов. Например, что это за «близнецы» в черных мундирах…

Зато возле Тани тут же очутилась Эрис. Девушка немного раскраснелась от шампанского и выглядела весьма довольной.

– Пойдем, – прошептала она. – Нас ждут.

И верно, Криста, Даша, невероятно смущенный Патрик и Шелл поджидали их у зеркальной стены.

– Алексей ушел первым, – произнес поляк, улыбаясь одновременно Даше и Эрис. – Хочет подготовиться. Наверняка задумал что-то спрятать от чужих глаз. – Он подмигнул Кристе. – Поэтому сопровождать вас буду я.

Шелл галантно взял Эрис и Дарью под руку, Криста предложила локоток Патрику, и они все прошли через зеркальную гладь прохода. Таня, оставшись одна, торопливо шагнула вслед за ними.

Как же странно вновь очутиться в этой комнате. На Таню нахлынули приятные и не очень приятные воспоминания, в глазах опасно защипало. Зато в руках, наоборот, появилась та нервная дрожь, свидетельствующая у людей эмоциональных о желании надавать кому-нибудь по шее. Поэтому она сделала несколько глубоких расслабляющих вдохов, словно собиралась выйти в субастрал… Помогло. Таня с удивлением прислушивалась к себе: учеба у госпожи Кары давала неожиданные результаты – девушке все время хотелось набить морду хотя бы одному из тех, кто причинил ей вред в прошлом. По-видимому, обида и злость на карпатских «друзей» по-прежнему горячила сердце, раз проблески гнева вспыхивали каждую секунду. Или Таня сама стала жестче, непримиримее? Она украдкой взглянула на Кристу. После – на бывшую подругу Дашу. Та не сводила глаз с Шелла. Неужели поляк-крепыш – новая жертва любвеобильной Кошкиной? При взгляде на Дашку Таня вновь обозлилась. Желание отомстить крепло с каждой минутой пребывания в родных краях.

– Какая красивая комната! – с восхищением высказалась Эрис, заодно отпуская руку Шелла. – А этот мягкий зеленый коврик… Потрясающе!

И вправду, Лешкина комната ничуть не изменилась. Книжный шкаф, идущий по кругу вдоль стены, опрятный камин, наверху, над полками – кольцо матовых светильников. Ну и балки с травами и зельями на конусном чердаке – кажется, мешочков и неизвестных предметов заметно прибавилось.

На овальном столике стояли кофейник и чайник. Маленькие золотые чашечки, столь знакомые Тане, шли вперемешку с белыми чайными.

 

Засеребрился овал старого пыльного зеркала, и перед гостями появился хозяин. Алексей Вордак был мрачен, как никогда, и, кажется, не собирался этого скрывать. Криста тут же подскочила к нему, и Таня сразу опустила глаза.

Стала рассматривать коврик с длинным зеленым ворсом, похожий на полянку лесной травы. Такой знакомый коврик… Который, надо сказать, долго являлся ей во снах.



Раздался «чмок» быстрого поцелуя.

Таня перевела взгляд на каминный огонь.

– Предлагаю разместиться на травке. – Лешка небрежно указал на коврик. Посреди «полянки» тут же появился низенький круглый столик-поднос из меди, украшенный сетью тонких гравюр. Лешка первым уселся по-турецки на коврик и потянул за руку Кристу. Возле него, с другой стороны, плюхнулся Шелл. Остальные принялись рассаживаться подле столика. Таня немного замешкалась, не зная, куда присесть, но Эрис ухватила ее за запястье и насильно усадила между собой и Шеллом. У последнего отразилось легкое разочарование в глазах, и он, не скрываясь, вздохнул. Дашка, усевшаяся напротив Тани, мстительно скривилась. Нет, веселый поляк точно пришелся по душе Кошкиной.

Эх, Дашка. Таня присмотрелась к бывшей подружке: та явно не выглядела счастливой. Под глазами – тени, сама заметно похудела… И явно редко улыбалась. Куда подевалась веселая и беззаботная девчонка? Каково ей в услужении у Ружены? Странно, очень странно… Кроме того, интересно, а почему это Дашку вообще взяли в столь важное путешествие? Неужели приняли в ученицы, как обещали за предательство? Эх, Дашка, Дашка…

– Итак, – начал Лешка, – пока старики пьют закарпатский коньяк и брюзжат о своих великих делах, предлагаю познакомиться поближе: рассказать, почему каждый из нас очутился в экспедиции. Ну и немножко о себе.

– Отличная идея, – согласился Шелл и щелкнул пальцами. На столике появилась бутылка известного дорогого шампанского и семь бокалов. Вордак легким взмахом руки переместил приборы для кофе и чаепития с каминного столика на медный, с гравюрами.



Одновременно с этим прямо в воздухе прорезались полупрозрачные, словно сотканные из белесой паутины руки и принялись разливать чай-кофе – по желанию каждого.

«Как дела? – неожиданно проник в Танины мысли голос Рика. – Вечеринка в разгаре?»

«Самое начало, – быстро справившись с удивлением, ответила девушка. – Только что подали кофе».

Хватило трех секунд, чтобы узнать аромат вордаковского кофе, который, несмотря на восхитительный вкус, принес Татьяне много неприятностей в свое время.

«Пей чай, – мгновенно процедил полудух. – Ты и так ведешь себя очень плохо… Подставляешься каждую секунду».

Девушка помрачнела. Да она и не собиралась пить этот кофе… да! Ее бы сразу узнали по блаженной мине на лице. Ладно, что у нас за чай? Из ромашки, чабреца и, кажется, немного мяты. Ох, ну и чудесно, хы-ы-ы…

Девушка сделала быстрый глоток. На столике появились воздушные пирожные, конфеты в красивых золотистых обертках, кроваво-алое желе и какие-то восточные сласти из орехов. Пожалуй, с этим можно и чай пить.

– Небольшой тост, – проворковала вдруг Криста. В бокалах, благодаря стараниям Шелла, появилось шампанское.

– За дружбу и международные связи! – произнесла рыжая ведьма.

– Я бы выпил за любовь, – не обошелся без реплики Шелл. – Ну и за связи можно. – Он бросил Даше пламенный взгляд. Кажется, парень решил сместить прицел.

– И за любовь! – Криста усмехнулась, изящно тряхнув волосами. В ушах вспыхнули изумрудные сережки – длинные, изящные змейки, – невольно все залюбовались ею.

Таня пригубила бокал и тут же отставила.

– Начну с себя, – произнес младший Вордак. В один глоток он выпил свой бокал до дна. – Итак, я учился в Кукушке – Карпатском университете, теперь перешел в Карпатскую академию равных – Золотой Орел, как мы называем между собой это высшее магическое заведение. Ну, что еще? Мой отец – президент, как вы знаете. Поэтому, как всем также известно, если с отцом что-нибудь случится… – Леша сделал паузу. Поморщился. – Следующим хранителем Скипетра буду я. Вот почему, если все три символа соберутся, я должен быть рядом. На всякий случай.

– А еще ты – отличный картограф, мастер межпространственных перемещений, блестящий специалист-заклинатель и составитель зелий, – перечислила елейным голоском Криста, приобнимая парня за талию. – Ты умный, сильный и хитрый колдун. Вот почему ты попал в экспедицию.

– А главное – отлично дерешься, – добавил Шелл и хлопнул Вордака по плечу.

– Жаль, что пожары не умею быстро тушить, – неизвестно к чему сказал Лешка.

На лице Шелла заиграла легкая виноватая улыбка.

– Теперь моя очередь, – быстро произнес он. – Итак, я приехал из Польши. Можно сказать, я Лешкин дядя, близкий родственник. – Шелл с опаской покосился на Вордака. – Весьма силен в иллюзиях. Но главное мое призвание – это духи и полудухи. Можно сказать, я специалист по нечисти. – Говоря это, Шелл почему-то взглянул на Таню. – Поэтому меня взяли в экспедицию. Если мы встретим какого-нибудь духа, упыря или мертвяка, вы можете рассчитывать на мое плечо, девушки. – Голос Шелла зазвенел от энтузиазма. – И еще… – Лицо поляка вдруг стало необычайно серьезным. – Хочу добавить… Озвучить, так сказать, свою позицию… Надеюсь, каждый из вас так поступит. – Он бросил еще один быстрый взгляд на Лешку и продолжил: – Я поддерживаю действия нынешнего карпатского президента – Мстислава Вордака. То есть, перефразируя, всецело предан официальной власти.

Патрик с Эрис как-то странно переглянулись.

После Шелл любезно предложил Даше рассказать о себе. Ничего нового Таня про подругу-предательницу не узнала: та учится и дальше в Кукушке, теперь уже на пятом ярусе, ну и состоит при Несамовитом ковене в младших ведьмах. Наверное, так называется кубло прабабкиных учениц. А в экспедиции она, потому что… тут девушка запнулась. Из-за таланта к распознаванию иллюзий и хорошей оборотной способности. А последнее, мол, поможет в путешествии по тайным междумирным тропам.

Таня чуть не хмыкнула. Да превращение – худшая Дашкина способность! Еще во времена учебы у старой Олеши Дашка еле-еле в белку оборачивалась. Вот боевые способности – это да, было. Темнит Кошкина…

После настал черед Кристы. Рыжая коротко рассказала о блестящем завершении Кукушки (кто бы сомневался) и нынешней учебе в Золотом Орле. Кроме того, она долго обучалась и состоит поныне в известном Несамовитом ковене, в кругу старших ведьм.

– Я – одна из лучших учениц Марьяны Несамовитой, – не без самодовольства произнесла Криста. – Той, что когда-то хранила Карпатский Венец. Корону карпатских князей… ныне утерянную.

Таня вдруг подметила, как омрачилось лицо Эрис. И как пролегла едва заметная складка на лбу Патрика. Интересно, о чем они думают? Что они знают про Венец? Но проникнуть в мысленный водопад Эрис или того же Патрика – себе дороже. Рассекретят и не простят.

– Так значит, – вдруг подал голос Патрик, – Венец утерян?

– Да-да, утерян, – произнес Шелл, ухмыляясь. – Из-за глупости одного человека.

Лицо младшего Вордака осталось непроницаемым.

– Очень жаль, – произнес Патрик. – Не будем скрывать, в совете ЕВРО надеялись, что карпатские власти обладают всеми тремя символами. Даже в случае удачи с отрицательным магическим пространством мы вряд ли отыщем Великого Мольфара – знаменитого мага древности. Неужели придется ограничиться всего лишь новым пластом междумирья? Искать путь в Чародол вслепую…

Некоторое время все молчали.

– Вы хотите сказать, – осторожно произнесла Криста, – что ЕВРО не владеет информацией о нынешнем местонахождении Карпатского Венца?

«О чем разговор? – в этот столь напряженный момент, подал мысль полудух. – Какая тема?»

«Карпатский Венец».

«О! Каве, давай срочно проведи голосовую связь. Я должен это слышать. В библиотеке сейчас обсуждают погоду на завтра и просят меня, как повелителя планетников, сделать облачность, но без осадков… У вас явно разговор повеселее».

Таня выполнила просьбу полудуха, не забыв отгородить от голосовой связи личное сознание – ее мысленный водопад зашумел с новой силой. Ни к чему Рику Стригою читать ее мысли.

– ЕВРО поддерживает закон, – медленно произнес Патрик. – Мы наслышаны о Лютогоре Мариусе – главе сильного магического ковена диких. Мы прекрасно осведомлены, что этот колдун владеет Державой – одним из трех карпатских символов власти… И не скрывает, что стремится захватить официальный президентский титул. Но, хочу заметить, нас не волнует ваша внутренняя политика. ЕВРО интересует отрицательное пространство и, в случае большой удачи, открытие пути в древний Чародол… Конечно, если вдруг объявится новый Карпатский Князь, с древним Венцом на челе… И в руках будет держать Скипетр и Державу… То, согласно древнему закону, это и будет истинный правитель магических карпатских земель. Мы присягнем ему. ЕВРО признает права Князя. Ведь этот человек откроет путь в Чародол. А значит, Карпаты станут важным междумирным портом – маги всего мира ринутся в древние земли… Конечно, сила, власть и влияние Карпатского Князя возрастет несоизмеримо!

– Значит, – прищурившись, произнес Лешка, – вы признаете любого, кто напялит на себя все три символа? А нынешняя официальная власть ничего для вас не значит?

– Я этого не говорил, – переглянувшись с Эрис, произнес Патрик. У Тани возникло подозрение, что они ведут яростный мысленный разговор между собой. – Но вы же помните, Алексей Вордак, что титул карпатского президента не имеет той магической значимости, как титул Единого Карпатского Князя? Иными словами, карпатский президент – всего лишь наместник, не король, согласно древним законам. Это сказано в ваших же хрониках.

– Да, это так, – с нажимом произнес Шелл. – Однако не будете же вы спорить, что у Мстислава Вордака поболее прав, чем у кого-либо?

Патрик нахмурился и не ответил.

– Выходит, ЕВРО нужен только путь в Чародол? – с сарказмом произнес младший Вордак. – А мы тут все хоть передерись за эти символы власти?

– Карты на стол! – вдруг резко произнес Шелл. – Не будем таить, ибо все мы прекрасно знаем, что ЕВРО – сами с усами. Иначе говоря, имеет свой тайный козырь – Карпатский Венец. Потому как в обратном случае экспедиция наша практически лишена смысла. Перед походом на Горганы хорошо бы выяснить, за кого же выступает ЕВРО? Кому ваша делегация собирается отдать третий магический символ? Действующему президенту или тому, кто метит на его место? А может… вы сами не прочь побороться за титул Карпатского Князя?!

«Скажи им, – вдруг затараторил Рик, – что ЕВРО выступает только наблюдателем. И да, мы знаем, у кого Венец. Скажи – корону отдадут сильнейшему».

«А это не слишком нагло? Не слишком в лоб?»

«Каве, расслабься. Пусть они дерутся между собой, пусть вцепятся друг другу в глотки. Пусть думают, что мы хотим отдать корону более сильной глотке. Что мы решили играть пассивную роль. Пусть забудут, что в наших руках такой же козырь, как у каждого из них».

«Так вы собираетесь…»

«Нет, никто не заберет у тебя Венец, Каве. Мы просто сделаем вид, что готовы его отдать, когда настанет подходящий момент».

«Что-то не верится».

«Каве… Наша цель – уничтожить все три вещи. Отдать тому, кто сотворил их – Великому Мольфару. А взамен получить проход в Чародольские земли. А может, и получить магический ключ, явный или символический, от Златограда. Магия в этом мире исчезает. Простые люди все больше доверяют себе и своей технике. Поэтому нам, колдунам, жителям магического измерения, нужен свой мир. Вот почему все чародеи хотят вернуться на родину, в Чародол. Чтобы жить и колдовать свободно, не таясь от простаков».

«Так зачем уходили? – раздражилась Таня. – Не лучше ли было предкам оставаться на месте?»

«Оставим на потом риторику и прочие измышления, – хмыкнул Рик. – А пока что выскажи своим друзьям то, что я тебе говорил».

Все молчали. Эрис с подозрением смотрела на Таню, наверное, догадалась про связь с полудухом. Патрик тоже поглядывал на девушку – хмуро, но с любопытством.

Все ждали.

И Таня решилась.

– ЕВРО – всего лишь наблюдатель, – начала она твердым голосом. – Мы знаем, у кого Венец. ЕВРО отдаст корону более сильной глотке…

«Каве, ну какой, к черту, глотке!!!»

Шелл наморщил лоб, словно скрывая желание рассмеяться.

– Кхм… Я хотела сказать, сильнейшему. – Таня мысленно выругалась. Полудух добавил и от себя несколько суровых слов о соблюдении этики официальных высказываний. – В общем, ЕВРО готово отдать Венец одному из обладателей карпатских символов власти, – послушно затараторила девушка. – Или хозяину Скипетра, или хозяину Державы. Потому что у вас обоих равные права на титул Князя.

«И у нас», – добавил ехидный полудух.

– То есть, – медленно произнес Лешка, глядя на Таню чуть ли не с ненавистью, – мы тут должны все передраться, а вы наградите короной победителя?! Да как же после этого вообще можно вам доверять?

Таня почувствовала себя несчастной. Она бы давно уничтожила этот Венец. Тем более это почти в ее власти. А Лешка-то? Ну и смотрит… Хоть бы не испепелил взглядом, гад.

«Повторяй слово в слово, – процедил Рик, – если не хочешь, чтобы вечеринка закончилась дракой… Мы готовы признать Карпатского Князя, обладающего всеми тремя символами. ЕВРО будет сохранять нейтралитет. Дабы не допустить военного конфликта. Конечно, мы гораздо благосклоннее относимся к Мстиславу Вордаку – законному президенту магических Карпат».

Таня повторила.

Складка на лбу Патрика разгладилась, Эрис тоже расслабилась и, чуть заметно качая головой, с укором посмотрела на Таню.

– А как вы-то, леди, очутились в экспедиции? – вдруг спросил Лешка, продолжая глядеть на Таню в упор. – Может, это вы теперь носите Венец?

«Каве, осторожно!»

– Ваш сарказм неуместен, – холодно произнесла Таня, отвечая взглядом, полным оскорбленного достоинства. – Вы предлагали поговорить откровенно? Тогда вот сами скажите… Как вы поступите, если Венец объявится? Что сделаете с его обладательницей? Будете драться между собой за право убить хранительницу Венца?

«Хороший ход, – одобрил Рик. – Грубо, но хитро. Но все же будь осторожна».

Лешкино лицо стало каменным. По скулам заходили желваки. Казалось, у парня вдруг свело челюсть.

– У Карпат должен быть только один князь, – сказал он. – Не княгиня. Надеюсь, теперешняя хранительница Венца это понимает.

Таня нервно сглотнула.

– Если просто собрать все три символа вместе, – начал Патрик, – то можно призвать Великого Мольфара. Конечно, если древний карпатский маг еще жив. – Он послал долгий взгляд всем присутствующим. – Возможно, Великий Мольфар даст неплохой совет, кто должен быть Карпатским Князем.

– Легенда гласит, – вмешался и Шелл, – что полную власть над всеми символами обретет лишь тот, кому отдадут Венец, Скипетр и Державу доб-ро-воль-но. Или же, наоборот, кто убьет всех хранителей. Кроме себя, естественно.

– ЕВРО этого не допустит, – мгновенно произнесла Таня слова полудуха. – Не допустит убийства. Мы против военного конфликта. Именно поэтому Венец сокрыт до поры до времени.

– Хотелось бы верить, – пробурчал Лешка. Но все же пыл его поубавился. – Да, хотелось бы верить, что ЕВРО хотя бы не выступит на стороне Лютогора и его внебрачных отпрысков.

Таня насторожилась. Так она угадала – те надменные ребята в черном – сыновья Лютогора?

– Да, вот бы кого встряхнуть, так это лютогоровских сыночков, – подтвердил ее мысль Шелл. – Особенно выскочку Марка. Вот кто спит и видит папочку на карпатском троне.

– Еще предъявим счет, – процедил Лешка. – За все заплатят, уроды.

Эрис опять переглянулись с Патриком. Наверное, берут на заметку внутренние отношения между кланом цивиллов, возглавляемым старшим Вордаком, и кланом диких под предводительством Лютогора.

«Лютогор заявляет, – внезапно произнес Рик, – что знает, где обитает Великий Мольфар. Но пока сохраняет информацию в тайне… Повтори, Каве».

Таня послушно повторила.

– Это сказки. – Младший Вордак пренебрежительно скривился. – Лютогор просто хочет выглядеть сильнее и значимее со своим псевдосекретом. Если бы он что-то знал, то давно бы поскакал на своей драгоценной Державе к Мольфару за советом.

«Великий Мольфар не поведется на всего лишь один карпатский символ. Возможно, он клюнет на два символа из трех. Оценит попытку, так сказать. Карпатский маг хитер, бестия. Он не подаст нам знак из своего векового убежища, если на то не будет серьезной причины. Три символа сойдутся в единой мощи и проведут мост между мирами. Но если место будет выбрано неправильно, придется ждать долгое время, пока их магическая сила восстановится. Поэтому – или все, или ничего».

Таня, с большим интересом выслушав речь полудуха, мгновенно повторила.

– Откуда вы все это знаете? – не выдержал Лешка и вновь подозрительно посмотрел на девушку.

«Рик Стригой рассказывал», – тут же подсказал полудух.

– А ваш Стригой не знает, случайно, о судьбе девушки, которая носила Карпатский Венец? – неожиданно спросила Криста.

Лешка на это поморщился. Взглянул на рыжую крайне неодобрительно.

«Знает, и еще как, – хмыкнул полудух и быстро добавил: – Каве, этого, надеюсь, не повторишь. Скажи вот что: ЕВРО не ведает о точном местонахождении Венца. Но хранительница, владеющая им вот уже более ста лет, обещала предоставить Венец в нужное время».

Таня, сделавшая в этот момент глоток шампанского, чтобы убрать сухость в горле, поперхнулась, разлив часть жидкости на Шелла.

Поляк, откровенно радуясь представившейся возможности, сильно приложил девушку по спине.

– Прошло? – участливо спросил он.

– Чуть все не вышло, – процедила Таня в благодарность.

«Каве, повтори, что я сказал, – напомнил о себе полудух. – Это просто слова. Обман. Для твоей же безопасности. Пусть думают, что прабабка твоя жива и готова отомстить. Это поможет им забыть о тебе».

– Так, значит, Марьяна Несамовита действительно выжи… хм, жива? – внезапно ожесточившимся голосом произнесла Криста.

Хоть Таня и не совсем понимала, чего добивается полудух, бросая столь откровенные слова молодым колдунам, но за вмиг побледневшее лицо Кристы готова была простить ему все.

«Нам это неизвестно».

– А что случилось с Татьяной Окрайчик? – внезапно спросил Лешка и посмотрел на Таню. – Вы ведете мысленный разговор с вашим главным – Стригоем, не так ли? Ну так и спросите у него. – Он сердито поджал губы.

Поджала губы и Криста – она явно не одобряла вопроса, хотя сама спрашивала о том же.

Тане же кровь прилила в голову от столь знакомого взгляда этих черных глаз. На дне зрачков она заметила тревожные огни – так, значит, он за нее все-таки волнуется… Переживает… Беспокоится… Черт…

«Так, Каве, сосредоточься. Изобрази непонимание, прищурься. Скажи: мы не знаем, кто это…»

– Мы не знаем, кто это.

– Значит, старая ведьма решила вдруг ожить, – зло произнес Лешка. – И забрала Венец назад. Чтобы самой теперь сыграть в нашей шахматной партии?

– Это невозможно, – перебив его, произнесла Криста. – Я сама видела мертвое тело! Марьяна не могла ожить…

«Какая славная рыжая ведьмочка, – ухмыльнулся полудух. – Жаль, что такая вредная… Так, на чем мы остановились?»

– Личность хранительницы Венца нам неизвестна, – затараторила Таня, упиваясь волнением присутствующих. – Она тайно подписала договор на отречение от короны. И пожелала остаться анонимом. Нас это устраивает. Когда будет найдено отрицательное пространство, Венец предъявят. Мы предъявим.

– Значит, Татьяны Окрайчик уже нет в живых? – не без затаенного злорадства уточнила Криста. – Ведь только очень могущественная ведьма может подписать договор такого значения и остаться нераспознанной… Значит, сейчас Венец охраняет сильная, хитрая ведьма…

– Татьяна Окрайчик была последней хранительницей Карпатского Венца, – поспешил уточнить Шелл, обращаясь к Эрис. – Она пропала ровно год назад. Говорят, это была красивая и добрая, золотоволосая и зеленоглазая, – его голос стал мечтательным, – очень симпатичная ведьмочка.

Патрик и Эрис как по команде опустили глаза. Таня чуть ли не кожей чувствовала, какие эмоции в них сейчас бурлят. Наверняка догадались. Ох и расспросы ждут их с Риком… Хотя наверняка полудух давно это предвидел и все рассчитал.

Неожиданно Таня заметила, как задрожали у Дашки губы. Лицо бывшей подружки посерело, а глаза опасно заблестели. Выглядело так, будто девушка сейчас расплачется.

Кажется, она сама это поняла, потому что стремительно поднялась и, не говоря ни слова, в один прыжок выскочила в зеркало-проход.

Патрик, Эрис, да и сама Таня разинули рты.

– Ушла по-вашему, – пробормотал Шелл. – По-английски… Ну вот, еще немного поговорим о политике, и все девушки убегут…

– Мне кажется, эти разговоры сейчас не имеют смысла, – поддержал его Патрик. – Сначала следует найти сильное отрицательное пространство. А не делить шкуру неубитого зверя.

– Мы же собрались на вечеринку, – подала голос Эрис. – А вместо этого устроили консилиум с дознанием. Давайте просто расслабимся. Давайте выпьем, наконец.

– Вот это другое дело! – кивнул Шелл и с помощью щелчка наполнил все бокалы.

– Это верно, – произнесла, усмехаясь, Криста. – Поэтому я хочу предложить еще один тост. Давайте выпьем за честное сотрудничество. Путь в Чародол – вот главная цель нашей экспедиции. Выпьем за развитие магии в нашем мире, за скорое открытие древней земли! А политические споры оставим политикам. – Она мило улыбнулась всем по очереди.

«Ты смотри, как хорошо говорит, – мрачно подумала Таня. – А сама когда-то первой хотела Венец напялить!»

Все зачокались, звеня бокалами, как на Новый год, и выпили до дна.

Неожиданно вернулась Дашка.

Она была бледна, но спокойна: извинилась за свой внезапный уход и опять уселась, но теперь между Шеллом и Таней. Поляк не возражал, а вот последняя отодвинулась. Близкое присутствие бывшей подружки-предательницы подействовало на нее удручающе.

Эрис, вот умница, тут же взяла слово и стала рассказывать о себе. О семье Лизард, о своих способностях к оружию, в частности – при борьбе с нечистью. Например, с упырями, марами и суккубами.

Названные представители нечисти вызвали живейший интерес в компании.

– О, знавал я одного суккуба, – развязно произнес Шелл, вновь щелчком наполняя свой бокал. – Он превратился в такую красотку, одну известную белокурую актрису… Сексапильная дамочка. Я почти поверил! Дело было в Ницце, на небольшом, но популярном пляже. Однако после, когда она заманила меня в пещеру и предложила, хм… ну, известно, что предлагают суккубы. – Он ухмыльнулся. – И тогда нечистая напала на меня. Клянусь, мне было жаль убивать такую нимфу, эх, как же неприятно…

«Чем так опасны эти суккубы? – непроизвольно подумала Таня. – И что это они предлагают?»

«Бестелесные духи, – тут же ответствовал Рик, про которого она, признаться, уже забыла. – Могут оборачиваться как мужчинами, так и женщинами – смотря на кого нападают. Через половой контакт выпивают магическую силу. Зачастую – вместе с жизнью мага».

«Вот же гады!» – возмутилась Таня.

«Почему гады? – ухмыльнулся полудух. – Все, как у людей. Разве любовь не выпивает все соки? Недаром влюбленность сравнивают с болезнью».

Таня имела свое мнение на этот счет, но спорить не стала. Ведь неизвестно, что там за любовь была у самого полудуха в прошлом. А может, и сейчас что-то есть…

Понемножку девушка приходила в себя после обсуждения Карпатского Венца, возвращалась способность трезво и спокойно мыслить.

– Да, Каве, – вдруг обратился к ней Шелл, и его вкрадчивый голос девушке сразу не понравился, – говорят, ты сегодня убила гигантскую ящерицу?

– Это была иллюзия, – мрачно ответила Таня.

– Все равно, это же круто, – не отставал Шелл. – Тебе часто приходилось бороться с подобными тварями?

– Нет. – Таня взглянула на него исподлобья. – Только с людьми.

– О! – Поляк цокнул языком. – Неужели ты даже убивала? – Он сощурил насмешливые глаза.

– Пока нет. Хочешь открыть счет?

Таня вновь обозлилась. Может, это иллюзия нового облика так на нее действует? Но она чувствовала, что почти ощутимо распространяет волны агрессии. Чуть что – сразу тянет на конфликт.

«Кофе! Хочу кофе… Вот что мне сейчас надо».

Невольно ее рука потянулась к кофейнику.

«Ты пила чай, Каве, – процедил полудух. – Немедленно перестань тянуться к кофе!»

Испугавшись, девушка медленно отвела руку и попыталась успокоиться. И откуда он узнал, что она решит налить себе кофейку?!

К счастью, Таня не увидела вскользь брошенного на нее взгляда Алексея Вордака, а то бы еще больше разволновалась.

Неожиданно Криста вновь решила обратить на себя всеобщее внимание.

Она вдруг прильнула к плечу Лешки, обвила его шею руками и горячо поцеловала в губы.

Все притихли.

У Шелла отвисла челюсть.

– Извините, соскучилась. – Рыжая лучезарно улыбнулась.

Все, кроме Тани, понимающе заулыбались в ответ.

– Давайте чуть пригасим свечи, – томно добавила Криста. – И расслабимся… Поговорим о чарах…

Появились подушки – мягкие, удобные, пузатые. Криста улеглась Лешке на колени.

«Каве, ты не забыла о своем маленьком поручении?»

Проклятый полудух. Умеет подпортить и без того плохое настроение. Несмотря на интимную обстановку, разговор за столом зашел о науке и образовании. Что лучше: учиться в академии или получать магические знания в узком семейном кругу? Спорили увлеченно, особенно Шелл с Патриком. Последний наконец повеселел – ведь появилась возможность блеснуть в ученой дискуссии. Лешка делал вид, что увлечен разговором и тем, что гладит Кристе волосы, но сам приглядывался к каждому из гостей… Тане надоело на него украдкой пялиться.

Все, хватит.

Она отпила глоток остывшего чая и решительно встала. Заметив ее виновато-вопросительный взгляд, Криста первой шепнула: «Зеркало, по коридору, направо».

Ага… значит, перемещаться через зеркальные пути гостям можно… Ты смотри, доверяют. Хорошо, тогда сделаем небольшой ультрапрыжок.

Из осторожности Таня сначала переместилась в коридор, ведущий к библиотеке. Оглянулась: тихо. А после представила ванну из розового мрамора, где когда-то имела честь побывать…

И очутилась в нижних апартаментах младшего Вордака. Аккурат возле той самой розовой ванны. Отсюда было слышно, как молодые колдуны продолжали разговор о магической учебе. Ну а здесь, среди разноцветной плитки и мохнатых полотенец Таня превратилась в маленькую прыткую ящерку с глазами золотистого оттенка. Радостно повертелась на месте, гоняясь за собственным хвостом, и выскользнула наружу, чтобы пробежаться по комнатам.

Вначале она решила обследовать спальню. На вид комната представлялась обычной: кровать, накрытая клетчатым покрывалом, небольшой деревянный шкаф, зеркало в человеческий рост. Просто-таки спартанское жилище. Повсюду валялись раскрытые книги, обрывки исписанных бумаг, использованные ручки, грязные носки, старые диски, пустые и полупустые пузырьки, источающие странные, непривычные запахи. Тане-ящерке пришлось перепрыгнуть через неначатую пачку легких женских сигарет… После ей попался перевернутый подсвечник, огрызок яблока и лужа почти застывшего сиропа, в котором она измазала свой зеленый хвост. Разозлившись окончательно, Таня побежала обратно в ванную, чтобы ополоснуться после «обыска». Да, Лешке явно стоило получше прибираться в комнате. Если бы не женские сигареты, она бы заложила свой браслет, что в этой части Башни редко бывали гости.

Абсолютно позабыв о Скипетре, Таня макала свой длинный хвост в мыльницу, наполненную водой, пытаясь смыть липкую жижу. А то, когда превратится обратно, платье, одолженное Эрис, будет грязным. Ведь превращение – та же иллюзия, только уменьшенная в размерах, как скомканный лист бумаги. Поэтому колдун не теряет свою одежду, оборачиваясь зверем, он просто применяет чары иллюзии.

И тут дверца ванной комнаты медленно отворилась.

Перепуганная ящерка тут же скользнула на пол и юркнула в щель между бортиком из розового мрамора и надбитым куском стенной мозаики.

– А здесь у Вордака просто рай, – прошептал мягкий голос. У маленькой ящерки екнуло сердце – это был баритон молодого польского колдуна.

– О, как красиво, – произнесла девушка, его спутница, и всхлипнула. Дашка!

– Ну не плачь, маленькая, – легко пожурил Шелл. – Не переживай. Что было, то прошло.

– Ты не знаешь ничего, – пробормотала Дашка. Впрочем, в ее голосе прозвучали и кокетливые нотки. – Я так виновата! Это из-за меня ее убили…

К убежищу маленькой ящерки подошли ноги в красивых сапогах, носки которых щеголяли тонкими отделочными швами. Рядом с ними тут же оказались блестящие женские туфли на небольших каблучках.

Таня зло помахивала хвостом, заодно пытаясь высушить его. Это ж надо было так попасть!

– Что бы там ни было, забудь, – мягко и вкрадчиво произнес Шелл. – Лучше иди ко мне, малышка…

Сапоги развернулись и показали задники на небольших широких каблуках, а женские туфельки приблизились, но спрятались за сапогами: скорее всего, поляк крепко обнимал девушку.

Некоторое время было тихо, лишь слышались слабые шорохи. Пока не раздался легкий, причмокивающий звук и медленный, приглушенный стон. Это, конечно, Дашка, м-да… За ним последовал еще один стон – на этот раз явно мужской. Понятно, после утешения парочка явно перешла к поцелуям.

– Я тебе нравлюсь? – вдруг спросила Дашка. Ее голос звучал тихо и жалобно. – Правда нравлюсь?

«Да уж, – злорадно подумала Таня. – Расскажи о своих чувствах, Шелл». Если вспомнить, как веселый поляк подмигивал Эрис, то Дашка – просто ближняя, легкая цель.

– Я знаю, что тебя расслабит, – вместо четкого ответа мягко произнес поляк.

Раздался плеск воды. Его перекрыл другой звук: то ли хлюпающий, то ли чмокающий. Вскоре обзор для маленькой ящерицы стал затруднителен из-за медленно падающей одежды.

Кажется, парочка решила принять ванну.

«Ого!!!» – ужаснувшись, подумала Таня. Ну и как же ей превратиться обратно в человека? А совершить ультрапрыжок в теле ящерицы еще никому не удавалось. Перемещаться в пространстве могли только люди. Ну или полудухи с духами. Но не звери. Не пресмыкающиеся.

«Каве, – раздался приглушенный голос-мысль полудуха. – Твое задание отменяется. Скипетра в доме нет. Зато тебе не помешает прислушаться к нашему разговору с Лютогором… Я проведу для тебя канал».

– Я хочу тебя, – сказала Дашка с придыханием. – Сейчас.

«Нет! – взмолилась Таня. – Только не сейчас!»

«Я не услышал твоего ответа, – вдруг зазвучал холодный голос предводителя диких. – За кого ты будешь сражаться, Стригой? За кого ты…»

Веселый плеск и хохот перекрыл окончание фразы: парочка явно нырнула в ванну. К счастью, они тут же отвлеклись на новый поцелуй.

«Я уверен, ты знаешь, где сейчас Венец. У меня – Держава. Остается лишь Скипетр. Если Вордак покинет игру, будешь ли ты на моей стороне?»

Ну почему же Рик не отвечает? Ящерка заметалась по разноцветным квадратикам плитки. Что он ответит?

– Переходи на мою сторону, – раздался наверху хитрый голос поляка. – Ну, иди же сюда… Я тебе что-то покажу…

Дашка игриво хмыкнула. Послышалось хлюпанье.

«Перешла на его сторону», – невольно отметила Таня и тут же спохватилась, прислушиваясь.

«Зачем мне сотрудничать с тобой, Лютогор? – произнес наконец полудух. – Что я буду иметь с этого?»

– Спускайся ниже… – вкрадчиво произнес наглый поляк.

– Нырять не буду, – заявила бесстыжая Дашка. – Это нечестно.

– Честно, честно, – увещевал поляк. – Ну посмотри, что внизу… Там большой сюрприз.

Дашка тоненько рассмеялась.

Таня, которая пропустила окончание ответной фразы полудуха, чуть сама не закричала: «Да ныряй уже и утопись там!»

«Я дам клятву, – произнес Лютогор. Его холодный голос был четко слышен. – Поклянусь, что подпишу мирный договор, Стригой! Клянусь, я выполню обещание. А захочешь, я сделаю тебя равным в правах».

– Ладно-ладно, я сделаю тебе… – Дашка не договорила, потому что поляк, судя по продолжительному бульканью, помог девушке нырнуть.

«Конечно, я подумаю над столь заманчивым предложением, Лю…»

– Ха-ха, ну и сюрприз! – отплевываясь от воды, произнесла Дашка.

– Ты плохо смотрела, – чуть обиженно произнес поляк.

Опять раздалось бульканье.

«Послушай меня, Стригой… и послушай внимательно…»

– А-а-а, че-о-орт… – А поляк красиво стонет.

«У меня есть небольшое условие, Стригой. Я уверен, оно не доставит тебе неудобств…»

– А-а, а-а-а…

«Разговор пойдет о прежней Хранительнице Ве…»

– А-а-а… – громко простонала Дашка. – Ну давай же, милый! А-а-а… мм…

Ящерка заметалась меж мраморных ножек ванной: нет, ну только не сейчас! Ничего же не слышно!

– Люб-лю-те-бя… – зачастила Дашка. – И! И! Тво-ю Поль-шу! О-бо-жаю-у-у! Ше-л-л-л, о-о-о…

Больше Таня вытерпеть не смогла: пулей вылетела из-под ванны и лбом попыталась с разгона пробить дверь. К счастью, дверь оказалась неплотно закрыта, и разозленной ящерке удалось протиснуться в небольшую щель. Мгновенно вернувшись в человеческий облик, Таня первым делом схватилась за лоб – болело нещадно!

Черт бы побрал этих двоих «влюбленных»! И полудуха с его секретными разговорами! Злая на Рика, на Дашку, Шелла и всю Польшу, невероятно рассерженная девушка мгновенно представила очертания своей гостевой комнаты и совершила ультрапрыжок.

Пусть все занимаются чем хотят: любовью или интригами, а она пойдет спать.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.048 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал