Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Как только был подписан контракт, а график платежей согласован, нужно было принять огромное количество решений




Как только был подписан контракт, а график платежей согласован, нужно было принять огромное количество решений. Зои сразу же одобрила светло-кремовое дерево для мебели и темный клен для рабочих поверхностей на кухне. Но ей все еще надо было выбрать переключатели, дверные ручки, различные сантехприборы, а еще плитку, бытовую технику и освещение.

- Именно сейчас начинаешь понимать, какой бюджет можешь себе позволить, - сказал Алекс Зои. - Некоторые решения принимаются тогда, когда видишь цены.
Они договорились сохранить дом в стиле бунгало как можно дольше, с простой обшивкой стен панелями, хорошей древесиной и пастельными тонами со случайными всплесками цвета.

Джастина не интересовалась палитрой цвета или дизайном плитки, что означало, что Зои все выберет по своему вкусу.
- Кроме того, - сказала Джастина Зои, - именно ты собираешься там жить, так что ты и решай, как должен выглядеть дом.

- А что, если тебе в самом конце ничего не понравится?

- Мне все понравится, - весело ответила Джастина. - Так что вперед.

Зои наслаждалась походами по строительным магазинам и просмотрами каталогов с разными материалами. И она хотела больше времени проводить с Алексом. Независимо от того сколько она о нем узнавала, он все равно оставался загадочным незнакомцем. Он не был очаровательным, как его брат Сэм, и не пытался таким быть. В нем было что-то недостижимое – упрямая отдаленность. Но это его делало лишь сексуальнее.

Хотя Зои не сомневалась, что Алекс пил слишком много – он, конечно, и не пытался все отрицать, – но до сих пор он оправдывал свою репутацию надежного человека. Алекс всегда приезжал ровно к тому времени, в которое они договорились встретиться. Ему нравилось составлять графики и списки, и он использовал так много стикеров, как никто другой на памяти Зои. Она была уверена, что он скупал их оптом. Алекс клеил их на стены и окна, прикладывал к кабелям и образцам древесины, использовал как напоминания о покупках или других мелочах. Когда Зои в разговоре упомянула, что не знает, где находится нужное ей место, он прикрепил ей на сумку стикер с нарисованной на нем карте. А когда они пошли в магазин бытовой техники, он прикрепил синие квадратики на всех моделях холодильников, посудомоечных машин и кухонных плит, которые подходили по размерам для кухни.

- Ты переводишь деревья, - как-то сказала ему Зои. - Ты когда-нибудь думал о том, что можешь все заметки делать в телефоне или на планшете?

- Со стикерами быстрее.

- А что, если ты попробуешь написать все в одном большом списке?

- Я иногда так и делаю, - ответил он. - На большом стикере.

Возможно, из-за того, что он все любил держать под контролем, его чудаковатость в чем-то была для Зои облегчением. Ей бы понравилось узнать о нем больше, найти его слабые места. Могла бы она стать его слабостью?..



Но в броне не было никакой щели. Алекс относился к ней с просчитанной вежливостью, из-за чего Зои иногда спрашивала себя, была ли на самом деле та сцена в "Логове художника". Он задавал много вопросов о ее семье и бабушке. Он даже спросил о дедушке Гасе, которого она никогда не видела и о котором знала только то, что он служил летчиком во время войны, а потом работал инженером. Он умер от рака легких задолго до того, как родилась Зои.

- Так он курил, - немного строго сказал Алекс.

- Думаю, в те времена все курили, - ответила Зои с сожалением. - Апси говорила мне, что доктор моего дедушки сказал, что курение, вероятно, помогало его нервозному состоянию.

Алекс заинтересовался.
- Нервозному состоянию?

- ПТСР*. Тогда это называлось "военным нервозом". Думаю, дедушка настрадался от этого. Его самолет подстрелили, когда он пролетал над бирманскими джунглями около границы Японии. Ему пришлось пару дней прятаться - одному, раненому, - пока его не спасли.

* ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) - психическое расстройство, возникающее в ответ на физическую или психическую травму, когда непосредственное стрессовое воздействие травмы уже закончилось.

 

После того как Зои рассказала Алексу о своей семье, она ждала, что он сделает то же самое. Но когда она попыталась узнать больше о нем, или его братьях, или, например, почему он стал подрядчиком, он стал тихим и сдержанным. Это было невыносимо. С ним можно было быть только терпеливой и ободряющей и надеяться, что он когда-нибудь откроется.



 

*****

 

У Зои с рождения было необъяснимое желание помогать людям. Должно быть, это было в крови Хоффманов, потому что и Джастина была такая же. Они обе любили приветствовать утомленных поездкой гостей в своей гостинице, большинство из которых боролись с бесконечным потоком проблем, которые всегда сопровождали человека. Было приятно предлагать им свободные и тихие комнаты с удобными кроватями и завтраками по утрам. Хоть это и не могло решить никакие проблемы, но это помогало отвлечься.

- Ты когда-нибудь устаешь от этого? - спросила как-то Джастина, расставляя вымытую посуду, пока Зои делала печенье. - От всей этой готовки, выпечки и все такого?

- Нет. - Зои вырезала из теста идеальный круг. - А почему ты спрашиваешь?

- Просто так. Хочу понять, что тебе в этом так нравится. Ты ведь знаешь, как я отношусь к готовке. Если бы не существовало микроволновок, я бы умерла от голода задолго до того, как ты начала здесь работать.

Зои усмехнулась.
- Я задаю себе тот же вопрос о твоем беге трусцой или катании на велосипеде. Физические упражнения для меня ­­– самое скучное занятие на свете.

- Каждый новый день не похож на предыдущий. Погода, пейзаж, сезоны... Все меняется. А вот выпечка.... Я видела, как ты сотни раз делала всякие пирожные. Не похоже, что ты испытываешь какой-либо азарт.

- Когда мне нужен азарт, я меняю форму пирожного.

Джастина улыбнулась.

Зои разложила на противне печенье, вылепленное в форме цветов, божьих коровок и бабочек.
- Я люблю этим заниматься. Это напоминает мне о том времени, когда любые свои проблемы я могла решить печеньем.

- А я все еще в этом времени. У меня нет проблем. Настоящих проблем. И это ключ к счастью - знать, как хорошо ты можешь себя чувствовать, на самом деле чувствуя себя хорошо.

- Я могла бы быть счастливее, - сказала Зои задумчиво.

- Как?

- Хочу, чтобы в моей жизни был кто-то особенный. Хочу знать, как это - любить.

- Нет, ты не хочешь. Лучше всего быть одной. Ты независима. Ты идешь навстречу приключением, и никто не плетется у тебя за спиной. Ты можешь делать все, что хочешь. Наслаждайся свободой, Зои, вокруг - прекрасный мир.

- Я наслаждаюсь, большую часть времени. Но иногда свобода кажется словом, которое обозначает, что тебе не к кому прижаться пятничным вечером.

- Тебе не нужно любить, чтобы прижиматься к кому-либо.

- Ты испытываешь не то же самое, когда прижимаешься к нелюбимому.

Джастина усмехнулась.
- А мы используем слово «прижиматься» как метафору, да? А то мне это напоминает о некрологе Энн Лэндэрс, где было сказано, что в одной из ее самых популярных статей проводился опрос для женщин, где они отвечали на вопрос «Что вы выберете: объятия или секс?». Так вот, три четверти опрошенных выбрали объятия.
Джастина скорчила лицо.

- Ты бы выбрала секс, - утвердительно произнесла Зои.

- Конечно. Объятия хороши примерно секунд тридцать, а дольше это уже раздражает.

- Физически раздражает? Эмоционально?

- И так, и так. А если ты слишком часто обнимаешься с парнем, тогда он начинает думать, что у вас серьезные отношения, и все становится значимым.

- А что плохого в значимости?

- Значимый - синоним к слову серьезный. А серьезный - антоним слова веселый. А моя мама говорила мне, что жизнь всегда должна быть веселой.

Хотя Зои не видела маму Джастины, тетю Мэриголд, в течение многих лет, она помнила, насколько красивой и эксцентричной она была. Мэриголд воспитала своего единственного ребенка свободной духом, какой она сама и была. Иногда она брала Джастину с собой на различные фестивали со странными названиями, например, «Тусовка Белтейна» или «Собрание старой Земли». Она готовила еду, о которой Зои никогда не слышала раньше: анисово-медовый хлеб, пирог «День сурка», цветная капуста «Полулунник». После поездок к дальним родственникам, Джастина возвращалась с историями о том, как она принимала участие в «барабанных кругах» и ритуалах «Уменьшение луны», которые проводились в полночь в лесу.

Зои часто задавалась вопросом, почему Мэриголд никогда не приходила в гостинцу и почему они с Джастиной проживали практически раздельно. Когда она пыталась спрашивать, Джастина категорически отказывалась затрагивать эту тему.

- Большинство родителей, - рискнула Зои, - говорят своим детям, что жизнь не всегда бывает веселой. Ты уверена, что она именно так говорила?

- Нет, я уверена, что жизнь предполагается веселой. Вот почему гостиница идеально мне подходит: мне нравится встречать новых гостей, немного узнавать о них и провожать их дальше. Непрерывная поставка краткосрочной дружбы.

В отличие от Джастины, Зои хотела постоянства в жизни. Ей нравилась стабильность брака и дружеских отношений, и она надеялась когда-нибудь снова выйти замуж. Но в следующий раз она должна выбирать спутника жизни очень внимательно. Несмотря на то что они с Крисом расстались полюбовно, Зои не хотела снова проходить через развод.

Что касается Алекса Нолана, то он не был тем мужчиной, который подходил к ее ожиданиям. Зои решила, что ей лучше сосредоточиться на развитии дружеских отношений с ним, и ничего большего. Она довольно хорошо себя знала, чтобы быть уверенной в том, что краткосрочные интрижки не для нее. И она должна серьезно воспринимать слова Алекса о том, что она не сможет быть с ним в качестве возлюбленной.

- Я должен все контролировать, - сказал он ей тем самым бархатным, глубоким голосом. - И я не милый.
Ее это должно было оттолкнуть, но на самом деле пробудило дикое любопытство, что же он имел в виду.

 


*****

Алекс был счастлив начать реконструкцию дома со сноса стены на кухне. Он и еще два парня из его команды, Гэвин и Айзек, все подготовили заранее. Гэвин, полноценный плотник, и Айзек, который только получал свою лицензию на зеленое строительство*, серьезно относились к работе. Алекс мог быть уверен, что порученное им задание будет выполнено качественно и в срок. Надев защитные очки и маски, они втроем вытащили из стены все гвозди и крепления.

*Зеленое строительство - технология строительства и эксплуатации зданий, воздействие которых на окружающую среду минимально.

 

Тяжелая физическая работа шла только на пользу Алексу, помогая ему избавиться от спрятанного в душе расстройства, которое накопилось в течение нескольких прошлых дней, проведенных с Зои. Она обладала теми качествами, которые он вообще не мог понять. Она всегда вставала рано утром и всегда хотела накормить его. Она читала поверенные книги как увлекательные романы; она подробно рассказывала о меню в ресторанах, ожидая, что для Алекса эта тема будет такой же интересной, как и для нее. Алекс был не из тех людей, которые смотрели на жизнь бодро, а Зои превратила это в форму искусства. Она забывала закрывать двери. Она доверяла продавцам. Она начала разговор с торговцем электробытовыми товарами, сказав, сколько должна была потратить.

И везде, куда бы Алекс ни пошел с Зои, мужчины провожали ее взглядами. Некоторые пытались быть осторожными, некоторые же вообще не предпринимали попыток скрыть явный интерес к потрясающей красавице. Правда состояла в том, что Зои была усладой для глаз, и она ничего не могла с этим поделать. В магазине, где продавались сэндвичи, на нее смотрели сразу четыре или пять парней, пока Алекс не встал перед Зои и не послал им убийственный, предупреждающий взгляд. Они отступили. Он делал то же самое и в других случаях, хотя не имел на это никакого права. Она не принадлежала ему. Но он все равно всегда внимательно за нею наблюдал.

Это могло стать работой на полную ставку. До того как Алекс встретил Зои, он бы посмеялся над утверждением, что чья-то красота может стать проблемой. Но любой женщине было бы трудно постоянно находиться под таким пристальным вниманием. Это объясняет причину врожденной застенчивости Зои. Он удивлялся, как она вообще еще выходила из дома.

Теперь, когда работа над домом около Озера Грез началась, Алекс не должен видеть Зои по крайней мере месяц, только если мимоходом. И это было облегчение. Он сможет очистить свою голову от ненужных мыслей.

Завтра должна быть произведена первая оплата. Джастина предложила делать это по почте, но Алекс сказал, что заберет чек в мини-отеле утром. Он должен был отнести его сразу в банк. Он вложил свои собственные деньги в первые поставки материалов, и сейчас, начиная с развода, у него не было излишка денежных средств на счету.

После работы в доме с Гэвином и Айзеком Алекс отправился домой. Он так устал от проделанной работы, что даже не потрудился себе что-нибудь купить на ужин. Он даже не притронулся к выпивке - принял душ и лег спать.

Когда будильник прозвонил в шесть тридцать утра, Алекс чувствовал себя как в аду. Возможно, он заболел. Во рту была сухость, голова раскалывалась, и такое простое движение, как поднятие зубной щетки ко рту, приносило ужасную боль. После продолжительного душа он надел джинсы и фланелевую рубашку, но все равно дрожал от холода. Наполнив чашку водой из-под крана, он начал пить, пока его не затошнило.

Сидя на краю ванны, он изо всех сил пытался проглотить воду. Алекс спрашивал себя, что с ним происходит? Постепенно он увидел призрака, стоящего в дверном проеме в ванной.

- Личное пространство, - напомнил ему Алекс. - Убирайся.

Призрак не шелохнулся.
- Ты ничего не пил вчера.

- И что?

- И то, что это от воздержания от алкоголя.

Алекс безмолвно на него уставился.

- Руки трясутся, да? - продолжил призрак. - Это из-за белой горячки.

- Со мной все будет в порядке, когда я выпью кофе.

- Лучше уж рюмашку. Для тех, кто так много пьет, лучше постепенно слезать, чем вот так резко.

Алекса заполняло негодование. Призрак чересчур преувеличивал. Да, он много пил, но он знал, что мог и терпеть. Только у пьяниц бывает белая горячка, у бездомных парней в переулках или у завсегдатаев кабаков. Или, например, у его отца, который умер от сердечного приступа во время любительского погружения на одном из курортов Мексики. После злоупотребления алкоголем на протяжении всей жизни коронарные артерии Алана Нолана были так закупорены, что, если верить врачам, ему бы понадобилось пятикратное шунтирование, чтобы он выжил.

- Мне не нужно ни с чего слезать, - сказал Алекс.

Было бы легче, если бы призрак дразнил, или наставлял, или оправдывался. Но то, как он смотрел на Алекса - с жалостью, - было слишком оскорбительно.

- Может, тебе стоит взять выходной и отдохнуть, - предложил призрак. - Потому что ты в таком состоянии вряд ли много проработаешь.

Впиваясь взглядом в него, Алекс встал и покачнулся на ногах. К сожалению, этого движения хватило для его нарушенной пищеварительной системы, и он наклонился над унитазом с рвотными позывами.

После довольно долгого времени он опять поднялся на ноги, ополоснул рот и лицо холодной водой. Посмотрев в зеркало, он увидел бледный цвет лица и опухшие глаза. Алекс в ужасе отскочил, узнав в отражении лицо его отца.

Сжав ладонями края раковины, он заставил себя вновь взглянуть в зеркало.

Он не хотел таким быть. Но он стал тем, кем он стал, и он сам это с собой сделал.

Если бы он мог заплакать, он бы заплакал.

- Алекс, - позвал его тихий голос. - Ты не боишься работы. Ты привык сносить. И ремонтировать.

Даже в таком состоянии Алекс понял, что имел в виду призрак.
- Дома - это не люди.

- У всех есть что-то, что нуждается в ремонте. - Призрак сделал паузу. - В твоем же случае это печень.

Алекс изо всех сил пытался снять рубашку - ему стало жарко.
- Пожалуйста, - удалось ему сказать, - если в тебе есть хоть капелька милосердия... не разговаривай.

Призрак отступил.

К тому времени как Алекс оделся вновь, он перестал дрожать, но по нему все равно продолжало ползать липкое горячее-холодное чувство. Его нервы были натянуты до предела. Когда он не смог найти рабочие ботинки, которые надевал вчера, он впал в ярость. Как только он нашел их, то швырнул один из них об стену так, что там осталась вмятина.

- Алекс, - вновь появился призрак. - Ты ведешь себя как сумасшедший.

Он швырнул и другой ботинок в призрака, который, естественно, прошел сквозь него и оставил вмятину на другой стене.

- Лучше стало? - спросил призрак.

Проигнорировав его, Алекс снова взял ботинки и обулся. Он пытался не обращать внимания на сильные толчки боли в голове. Он должен взять у Джастины чек и отвести его в банк.

- Не надо тебе ехать в "Логово художника", - сказал призрак. - Пожалуйста. Ты не в форме. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя кто-нибудь видел таким.

- А под "кто-нибудь" ты имеешь в виду Зои? - спросил Алекс.

- Да. Она расстроится.

Алекс сжал зубы.
- Мне похер.
Схватив ключи от машины, бумажник и большие темные солнцезащитные очки, он пошел к своему пикапу. Как только он выехал на главную дорогу, солнечный свет, казалось, разрезал его череп пополам с хирургической точностью. Он застонал и свернул в сторону, ища место, где он мог бы переждать тошноту.

- Ты ведешь машину так, будто находишься в видеоигре, - сказал призрак.

- Тебе какое дело? - огрызнулся Алекс.

- Я просто не хочу никого убивать. Включая тебя.

Когда они приехали в "Логово художника", Алекс вспотел, и его футболка стала мокрой, но он дрожал всем телом из-за озноба.

- Черт возьми, - сказал призрак. - Не иди через главный вход, а то напугаешь всех постояльцев.

Хоть Алекс и обожал перечить призраку, но сейчас в его словах был смысл. Вымотанный из-за вождения, он подъехал во внутренний двор гостиницы и припарковался около кухонного входа. Снаружи витал запах еды, вызывая у Алекса тошноту. Очки Алекса из-за пота соскользнули на кончик носа, и он с проклятием сорвал их и швырнул на гравий.

- Держи себя в руках, - строго сказал призрак.

- Отъебись.

Дверь-ширма прикрывала вход в кухню. Через небольшую щелку Алекс увидел, что Зои была одна на кухне - готовила завтрак. На плите кипели кастрюли, в духовке что-то пеклось. Запах сливочного масла и сыра заставил Алекса отшатнуться.

Он постучал о дверной косяк, и Зои оторвалась от земляники на разделочной доске. На ней была короткая розовая юбка, белый топ, сандалии на плоской подошве и белый фартук, завязанный на талии. Ее ноги были гладкими и блестящими. Светлые локоны были заколоты на макушке, но несколько прядей выбились из прически и теперь обрамляли ее лицо.

- Доброе утро, - сказала она с улыбкой. - Входи. Ты как?

Алекс избегал ее взгляда, как только зашел в кухню.
- Бывало и лучше.

- Хочешь...

- Я приехал за чеком, - резко сказал он.

- Ладно.
Хотя это был и не первый раз, когда он грубо с ней обходился, но Зои вопросительно на него посмотрела.

- Первая оплата.

- Да, я помню. Джастина управляется со всей бумажной работой, поэтому она должна выписать тебе чек. Я не уверена, как его правильно нужно заполнять.

- Ладно. Где она?

- Она вышла ненадолго. Через пять или десять минут вернется. Наша большая кофеварка сломалась, поэтому она пошла за кофе в местное кафе. - Запищал таймер, и Зои пошла вытаскивать противень из духовки. - Если хочешь, можешь ее подождать, - сказала она через плечо, - я налью тебе немного кофе, и ты...

- Не хочу ждать. - Ему нужен чек. Ему нужно уехать. Высокая температура и яркий свет в кухне убивали его, но он должен был сжать зубы и продолжать болтать, как один из тех пластмассовых черепов из магазина приколов. - Она знала, что сегодня должна отдать чек. Я написал ей.

Зои поставила противень на пару подставок. Ее улыбка исчезла, а когда она ответила, голос был еще мягче, чем обычно:
- Я думаю, она не знала, что ты приедешь так рано.

- А когда, черт возьми, я должен был приехать? Я собираюсь работать в доме весь день! - Гнев заполнил его, и Алекс был не в состоянии с ним справиться.

- А что, если я привезу тебе его после завтрака? Я подъеду к дому и...

- Я не хочу, чтобы меня отвлекали от работы.

- Джастина уже скоро придет. - Зои налила немного кофе в фарфоровую чашку. - Ты... выглядишь плохо.

- Плохо спал.
Алекс подошел к столу и начал крутить рулон бумаги, чтобы взять пару бумажных полотенец. Рулон слишком раскрутился. Алекс смачно выругался.

- Все в порядке. - Тут же подошла к нему Зои. - Я все исправлю. Присаживайся.

- Я не хочу присаживаться.
Он взял бумажное полотенце и протер им потеющее лицо, пока Зои ловко скручивала рулон обратно. Хотя он и старался держать рот на замке, выскочившие слова резанули воздух как лезвия. Он был нервным и разъяренным, хотел что-нибудь пнуть, швырнуть...
- Это так вы вдвоем управляете своим бизнесом? Соглашаетесь на что-то, но не доводите до конца? Нам нужно заново составить расписание выплат. Может, вам и не важно мое время, но я должен рассчитывать на своевременное выполнение оговоренных заранее дел. Мне нужно работать. Мои парни наверняка уже там.

- Извини. - Зои поставила чашку с кофе рядом с Алексом. - Твое время для меня важно. В следующий раз я обязательно прослежу, чтобы твой чек ждал тебя с самого утра.

Алекса бесило, как она с ним говорила, будто обращалась к сумасшедшему лунатику или успокаивала лаявшую собаку. Но это сработало. Он чувствовал, как гнев резко отступил, что у него даже голова закружилась. Алекс так устал, что едва мог стоять на ногах. С ним действительно творилось что-то неладное.

- Я завтра заеду, - выдавил он из себя.

- Сначала выпей это, - Зои протянула ему кружку с кофе.

Алекс посмотрел на кофе. Она добавила сливки. А он всегда пил только черный. Но Алекс все равно взял чашку обеими руками. К его удивлению, чашка сильно задрожала в его руках, еще чуть-чуть - и он прольет кофе.

Зои смотрела на него. Он хотел поругаться на нее, отвернуться, но ее пристальный взгляд не отпускал его. Эти большие голубые глаза видели слишком много, все то, что он пытался скрывать всю свою жизнь. Она не могла не видеть, как близко он подошел к краю. Но в ее глазах не было никакого осуждения. Только доброта. И сострадание.

У него появилось внезапное желание упасть на колени и обнять Зои в усталой мольбе. Но он продолжал стоять, качаясь на негнущихся ногах.

Аккуратно Зои положила свои ладони поверх его, и теперь они вдвоем держали чашку. Несмотря на то что ее руки были вдвое меньше, чем его, благодаря ей, его ладони перестали трястись.
- Вот так, - прошептала она.

Алекс поднял чашку ко рту, сделал глоток. Жидкость была горячей и бархатной, успокаивала его пересохшее горло, согревая его холодные внутренности. Кофе был немного сладким, а сливки смягчили горечь. Он оказался неожиданно вкусным, и Алекс быстро допил все остальное. Его желудок мурлыкал с благодарностью, которая граничила с поклонением.

Зои опустила руки.
- Еще?

Он кивнул.

Зои сделала еще одну чашку кофе, добавив в него сахар и сливки. Солнечный свет прорвался через закрытое ставнями окно и осветил ее волосы яркими лентами. До него дошло, что она сейчас делала завтрак для толпы постояльцев, которые снимали комнаты в гостинице. В духовке все еще что-то готовилось. И мало того, что он прервал ее работу, так он еще стоял и разглагольствовал о своем собственном графике, будто он был намного важнее, чем ее.

- У тебя много дел, - пробормотал он как прелюдию к извинениям. – Я лучше...

- Все в порядке. - Ее голос был нежным. Она поставила чашку на стол и отодвинула стул. Было очевидно, что стул она отодвинула для Алекса.

Он осторожно осмотрел кухню, пытаясь увидеть призрака, но того нигде не было. Алекс подошел к столу и сел. Он пил кофе медленно и мог делать это самостоятельно, пока был осторожен.

Зои работала за разделочным столом. Звон посуды, звуки кастрюль и сковородок, с которыми она ловко обращалась, расслабляли Алекса. Он мог сидеть здесь, и его никто не собирался беспокоить. Закрыв глаза, он позволил себе погрузиться в чувство временного спокойствия. Убежища.

- Еще будешь? - услышал он вопрос Зои.

Алекс кивнул.

- Сначала попробуй это.
Она поставила перед ним тарелку. Когда она наклонилась ближе, он почувствовал запах ее кожи, свежей и сладкой, будто она искупалась в сладком чае.

- Не думаю, что я смогу...

- Просто попробуй.
Зои положила на стол столовые приборы и вернулась к духовке.

Вилка была такой же тяжелой, как и свинцовый молоток. Алекс посмотрел на тарелку. На ней была порция чего-то со слоями хлеба, который наверху был золотистым и поджаристым.
- Что это?

- Многослойный завтрак.

Алекс попробовал маленький кусочек - еда была удивительно нежной. Блюдо было похоже на пирог с заварным кремом, но намного тоньше, текстура идеально подходила для помидоров и сыра. Привкус базилика заполнил его рот, дополняя все блюдо острой ноткой.

- Понравилось? - спросила Зои.
Алекс не мог даже ответить. Желудок бушевал от голода, и он полностью сосредоточился на еде.

Зои принесла стакан холодной воды. Когда тарелка опустела, Алекс отложил вилку, выпил воды и про себя оценил свое физическое состояние. Изменение было удивительным: головная боль исчезла, дрожь прекратилась. Он насытился вкусной едой и теплом. Было похоже, что он опьянел... от еды.

- Что было в завтраке? - спросил он. Его голос был таким далеким, будто он находился во сне.

Зои подлила еще кофе в чашку Алекса. Она прислонилась бедром к столу, когда посмотрела на него. Ее щеки были шелковисто-блестящими от жара духовки.
- Французский хлеб я испекла сама. Помидоры я купила на фермерском рынке. Сыр был сделан на острове Лопес*. А яйца сегодня снесли курицы виандот*. Базилик был выращен на саду трав на заднем дворе. Хочешь добавки?

*Остров Лопес - третий по величине остров в архипелаге Сан-Хуан.


*Виандот - американская порода кур.

Алекс наверняка съел бы всю сковороду, но покачал головой, решив, что лучше больше не испытывать удачу.
- Я должен хоть что-то оставить твоим постояльцам.

- Здесь более чем достаточно.

- Я сыт. - Сделав один глоток кофе, он пристально посмотрел на Зои. - Я и не думал... - Алекс замолчал, не в силах описать то, что с ним произошло.

Зои, казалось, все поняла. Она мягко улыбнулась.
- Иногда, моя готовка... вроде бы как... влияет... на людей.

Заднюю часть его шеи начало приятно покалывать.
- Как влияет?

- Я не разрешаю себе много об этом думать. Но иногда люди начинают чувствовать себя лучше как-то... по-волшебному. - Ее улыбка стала печальной. - Уверена, ты не веришь в такие вещи.

- Удивительно, но я открыт для всего нового, - ответил Алекс, ощущая, как призрак появляется на кухне.

- Надо же! Только посмотрите на него! - облегченно сказал призрак. - Ты явно не собираешься умирать.

Зои отвлеклась, так как ее кот мяукнул у черного входа. Как только она впустила Байрона внутрь, он сел и посмотрел на Зои, нетерпеливо помахивая хвостом.

- Бедный маленький пушистый монстр, - проворковала Зои, положив что-то в кошачью миску.

Кот быстро съел угощение. Он был похож на такого домашнего питомца, о котором думаешь, что он с удовольствием съест своего хозяина.

- А разве его безопасно пускать сюда? - спросил Алекс.

- Байрону нельзя заходить в обеденную зону. А на кухню он заходит лишь на пару минут в день. Большую часть времени он спит на крыльце или же на заднем дворе.
Зои подошла к столу, чтобы забрать тарелку Алекса. Вырез ее кофты был достаточно глубоким, чтобы Алекс потерял голову. Но он заставил себя посмотреть Зои в глаза.

- Ты становишься сварливым, - мягко сказала она, - когда выпиваешь слишком много.

- Нет, - ответил Алекс. - Я становлюсь сварливым, когда перестаю пить.

Зои пристально на него посмотрела.
- Но ведь это к лучшему?

Алекс коротко кивнул. У него было достаточно причин, чтобы сейчас же уйти, но самая главная из них - он не хотел ни в чем так сильно нуждаться. Он был захвачен врасплох пониманием, как сильно он зависит от выпивки. Было легко обмануть себя, утверждая, что это не было проблемой, потому что он не был бездомным или нищим, никогда не находился под арестом. Он все еще мог функционировать. Но после того, что произошло утром, он не мог не согласиться с тем, что у него были проблемы.

Можно быть пьяницей. А можно стать алкоголиком.

Зои поставила тарелку в раковину.
- Я слышала, - сказала она через плечо, - что от этой привычки не так легко избавиться.

- Я как раз узнаю об этом. - Алекс встал из-за стола. - Я заеду завтра утром за чеком.

- Приезжай пораньше, - уверенно предложила Зои, - я буду готовить овсянку.

Их взгляды встретились.

- Я не люблю овсянку, - сказал Алекс.

- Ты полюбишь мою.

Казалось, Алекс не мог оторвать свой взгляд. Она выглядела такой мягкой, нежной, сияющей, и он позволил себе на минутку подумать, только на одно мгновение, о том, как бы она себя чувствовала под ним. Она безумно его привлекала. Он хотел от нее того, чего никогда и ни от кого не хотел, помимо секса, и ничто из этого не могло быть по-настоящему. Он будто стоял на краю утеса, пытаясь не упасть, в то время как ветер бил его в спину.

Зои поймала его взгляд, и тут же ее щеки вспыхнули, создавая контраст со светлыми локонами.
- Какое твое любимое блюдо? - спросила она так, будто Алекс был ее близким другом.

- У меня нет любимого блюда.

- У всех есть.

- А у меня нет.

- Но должно же быть что-то... - Звук таймера перебил ее. - Семь тридцать. Мне нужно подать кофе постояльцам. Не уходи, я сейчас приду.

Но когда Зои вернулась, Алекса уже не было. На фартуке, который висел около раковины, был стикер, на котором было написано всего одно слово: "Спасибо".

Зои взяла записку в руку и провела большим пальцем по чернилам. Сладкая и ужасная боль разлилась по груди.

"Иногда, - думала она, - ты можешь помочь человеку. Но бывают такие проблемы, когда человеку может помочь лишь он сам".

Все, что она могла сделать для Алекса, - только надеяться.

 

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал