Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 11. "В самом страдании мы найдем средства






"В самом страдании мы найдем средства

к вдохновению и выживанию".

 

Сэр Уинстон Черчиль

 

Прозвенел будильник, и мистер Роулингс вызвал машину. Автомобиль будет подан к шести часам утра, чтобы отвезти их в аэропорт. Клэр поняла, что лучше бы она вернулась к себе в комнату, проснулась в восемь, сделала зарядку, поела и продолжила жить по своему графику. Когда она работала в "ВКПЗ", ей приходилось вставать в три часа ночи каждый день. Но тогда она ложилась спать гораздо раньше и, что самое главное, одна.

После пяти она сонно поплелась в душ. Повернувшись лицом к горячим струям, девушка отчаянно пыталась прийти в чувства и заглушить боль в теле. Вода успокаивающе действовала на нее, но по-настоящему она проснулась, лишь когда услышала открывающуюся и закрывающуюся стеклянную дверь и увидела, как Тони зашел в душную кабинку. Он хотел лишь помыться. Но сам этот поступок, совместное использование личного пространства не для секса, стал более интимным, чем Клэр ожидала или желала.

Оказавшись на борту самолета, она спросила о коллегах, на что Тони объяснил, что мистер Симмонс и мистер Филд остались для завершения контрактов, а мисс Майклс вчера улетела на другом самолете компании. В итоге два с половиной часа полета в салоне они находились только вдвоем. Тони внимательно что-то читал, пока Клэр наблюдала за облаками внизу и обдумывала поездку, разочаровывающую и короткую. Она печально размышляла об упущенной возможности связаться с Эмили и Джоном. Почти четыре месяца она не общалась ни с кем из своего прошлого. Кто-нибудь вообще задавался вопросом, что с ней случилось? Кто-нибудь беспокоился по поводу ее исчезновения? Но потом она подумала о Тони. Он вывел ее в свет и представил миру. Она не могла быть пропавшей без вести, иначе вмешалась бы полиция. Она не знала тонкостей публичного образа жизни. Может, Эмили знала, что ее видели с мистером Энтони Роулингсом. Клэр ругала себя. Она больше беспокоилась не о том, чтобы связаться с сестрой, а чтобы не разочаровать Тони.

Внезапно Тони нарушил молчание.

- Теперь расскажи мне о своем походе по магазинам.

Властный мужчина из предыдущей ночи исчез. Сейчас его голос был дружелюбным и заинтересованным. Клэр приложила все усилия, чтобы ответить соответствующим тоном и интонацией.

- Было потрясающе. Нью-Йорк - такой шумный город. Я не задумываласьо журналистах, которые могли приблизиться ко мне.

- Тебя это тревожит?

- Да. После случая на благотворительном вечере я боюсь, что ко мне кто-то подойдет. Я знаю, насколько много значат для тебя внешний вид и конфиденциальность.



Удовлетворенный ответом Тони самодовольно улыбнулся.

- Очень хорошо, интересно. Продолжай, что ты купила?

- Ну, сначала я зашла в Версаче и нашла пару платьев и туфли. Думаю, они тебе понравятся. Прошлась по Пятой авеню и купила солнечные очки. О, они у меня здесь в сумочке. - Она вытащила и надела их. Тони улыбнулся и снял их с ее зеленых глаз. Ему нравились ее глаза, и он не хотел, чтобы что-то их закрывало. Клэр непринужденно продолжила: - Еще я нашла белье, - застенчиво улыбаясь, - которое, уверена, тебе понравится.

Взгляд его был мягким, полностью сосредоточенным, выражение лица веселым.

- Похоже, ты хорошо справилась. Не скажешь мне, сколько ты потратила?

Клэр опустила взгляд в пол. Она знала, что пять тысяч - это ничто для Тони, но для ее родителей это была целая месячная зарплата. Два платья, обувь, солнечные очки и какой-то шелк с кружевом казались таким маленьким количеством вещей для такой суммы денег. Тони нежно приподнял ее за подбородок, чтобы снова посмотреть ей в глаза. Они блестели, когда она сверкнула улыбкой и произнесла:

- Около пяти тысяч.

Его реакция ее удивила. Он засмеялся. Клэр ожидала, что этот смех приведет к чему-то еще, но нет, это был просто смех. Наконец, он ответил:

- Хорошая работа, Клэр. Ты уже учишься. Мне не терпится увидеть свой личный показ мод дома сегодня вечером.

Клэр беспокоило то, что он мог так унизительно обращаться с ней в спальне или где пожелает, а потом вести себя так, будто ничего не случилось. Ей необходимо отделить секс от всей ее жизни. Легко сказать.

Приземлившись в Айове, Клэр и Тони сели в ожидающий их автомобиль, и Эрик повез их домой. Тони было необходимо кое-что забрать прежде, чем отправиться в офис в Айова-Сити. Завтра он уезжает на десять дней в Европу, и некоторые незаконченные дела требовали его незамедлительного внимания.



Машина заехала в ворота имения, продолжая двигаться по длинной извилистой дороге к особняку. Обычно Клэр видела дом сзади. Она редко покидала территорию, и то обычно по вечерам. Теперь же в дневном свете прекрасное сочетание речного камня, известняка и кирпича вместе с романской архитектурой вызвало у нее новый прилив восхищения. Тони сказал, что построил дом около пятнадцати лет назад, но тот выглядел старше. Нет, он не казался старомодным и ветхим. Он выглядел так, будто был спроектирован раньше. Клэр не могла удержаться от вопроса:

- Тони, ты сказал, что построил этот дом около пятнадцати лет назад?

- Да, - ответил он, когда Эрик разворачивался. - А почему ты спрашиваешь?

- Я не привыкла видеть его с фасадной стороны. Он прекрасен! - Он поблагодарил ее, и она продолжила: - Но как по мне он выглядит старше пятнадцати лет, я имею в виду стиль.

- Я взял за образец дом своей семьи времен моего детства.

Клэр знала, что он потерял своих родителей, и не хотела будить плохие воспоминания, но ее любопытство все же взяло верх.

- Я думала, ты сколотил свое состояние из ничего. Откуда у твоих родителей был такой дом?

Теперь они вылезали из машины.

- Он принадлежал моему дедушке, а не родителям. Мой отец был слаб. Тем не менее, дом деда и деньги были потеряны двадцать пять лет назад. Дедушка доверился не тем людям.

Как много информации. Она не знала, что это означало. Кэтрин говорила ей, что мистер Роулингс не многим людям позволяет подходить так близко. Она была уверена, что с этим как-то связана его семейная история. Когда они шли в его кабинет, она попыталась добыть еще немного информации.

- Он действительно потрясающий. А внутренний интерьер ты тоже взял за основу?

- По большей части. Я даже нашел и купил несколько оригинальных произведений искусства и антиквариата. Хотя я хотел оборудовать свой дом всеми современными удобствами и системой безопасности. Каждый дюйм этого дома находится под постоянным наблюдением. Я не совершу той же ошибки, что и мой отец. - Клэр обдумывала, что он сказал: он имел в виду каждый дюйм периметра. Он препятствовал проникновению того, кого там не должно быть. - Разве ты никогда не задавалась вопросом, откуда персонал знает, когда именно заходить в твою комнату?

Сейчас Тони стоял за своим столом, нажимая какие-то кнопки на компьютере и роясь в бумагах.

Клэр почувствовала слабость в коленях и решила, что ей нужно присесть.

- Ты хочешь сказать, что моя комната под наблюдением? Там установлены камеры?

Тони оторвался от бумаг и встретился с Клэр взглядом. Увидев отвращение у нее на лице, он медленно расплылся в улыбке. Дальше его слова текли медленно, и теперь к ним добавилась злоба:

- Да, конечно. Все видео записывается и сохраняется. - Клэр села в ближайшее кресло. Внезапно он вызвал у нее еще большее волнение. - Возможно, мы могли бы устроить совместный просмотр, критику и работу над ошибками.

Она ненавидела все его существо.

- Тони, пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь, что это такая отвратительная шутка.

Его подлая ухмылка отразилась в потемневших глазах.

- Но, моя дорогая Клэр, я не шучу. Теперь у персонала нет доступа к просмотру твоей постели, только у меня. Они видят лишь гостиную, дверные проемы, гардеробную и ванну. Вот так они умудряются приходить и уходить незамеченными.

- Но зачем? Зачем ты это делаешь? Зачем ты все это хранишь?

Тони взял все необходимые бумаги и флэшку и двинулся, чтобы выйти из кабинета.

- Потому что я могу. Я могу смотреть и решать, что мне нравится, а что я могу улучшить. Ты поймешь, когда у тебя появится возможность увидеть самой. Может, сегодня вечером, а сейчас мне пора идти.

Он направился к дверям, ведущим в коридор. Клэр не думала, что ее ноги смогут выдержать вес тела, поэтому осталась сидеть. Сама мысль, что он их просматривает, что они могут смотреть их вместе, вызывало у нее тошноту. Она серьезно полагала, что если встанет, то не сможет контролировать поднимающийся из живота протест. Тони снова проговорил:

- Пора выходить из кабинета. - Увидев, что она сидит неподвижно, добавил: - И если тебе интересно, то да, эта комната тоже под наблюдением, за исключением моего стола. Но мне открывается отличный вид на диван и это открытое пространство. - Он гадко усмехнулся и жестом указал на один из ее самых худших кошмаров. То, от чего она пыталась отделаться. Теперь она знала, что та сцена с ее наказанием записана на видео и он ее просматривает! - Клэр, мне нужно идти. Вылезай из кресла, сейчас же.

Она рассеянно встала, думая лишь о том, как удержать завтрак. Выходя из кабинета, девушка отчаянно пыталась выкинуть все мысли из головы. Не успела она очнуться, как оказалась у себя в комнате. У нее кружилась голова. Ей хотелось упасть на диван и остановить все мысли, атакующие мозг, но он мог ее увидеть. Есть ли здесь место, где он не мог ее видеть?

Вечером они ужинали на заднем дворе. Воздух был теплым, и было большим преимуществом, что онинаходились в тени. Двор выглядел идеально, как на картинке. Даже несмотря на недавнюю жару, сопровождавшуюся засухой, газон оставался пышным и зеленым, благодаря чудесам поливочной системы и смотрителю.

Сидя в расслабленной позе, Тони делал то, что она так презирала: говорил о своей поездке в Европу, времени в Нью-Йорке, - обо всем, кроме камер и видео. Клэр не могла понять, как он мог вести себя подобным образом, что-то говорить, а потом делать вид, что ничего не произошло. Ей же было трудно думать о чем-то еще. Аппетит пропал, и она едва притронулась к ужину.

Покончив с едой, Тони повел Клэр в домашний кинотеатр - ее отступление, место побега, танцев и пения. Но сегодня Тони не был намерен смотреть мюзикл. Он запрограммировал видеосистемы и ввел код доступа. Вдруг экран заполнили даты и места положения, например: "5 мая, 2010, юго-восточная комната". Он мог прокручивать различные даты и места. Там была не только ее комната, но и гаражи, кухня, фойе, лестница, театр, бассейн, юго-восточный коридор на втором этаже, на первом этаже и так далее.

В качестве унизительной формы пыток он выбрал "20 марта 2010, юго-восточная комната", а потом запрограммировал время. Он прокрутил еще, и время пошло на убыль: 9, 8, 7. Вернувшись к 8 утра, он нажал "ввод", и на огромном экране показалась комната Клэр. На ней был белый халат, и она лежала, свернувшись калачиком, возле двери. Клэр не нужно было смотреть, она и так прекрасно знала, что произойдет. А еще она знала, что Клэр на экране вся была покрыта синяками, ее волосы спутались, а в комнате царил хаос. Теперь она услышала писк, и дверь открылась. Услышав звук, Клэр на экране вскочила, вошел Тони.

- Доброе утро, Клэр.

Клэр на экране посмотрела на Тони.

- Доброе утро, Энтони. Хочу, чтобы ты знал, что я решила уйти домой. Я уйду отсюда сегодня.

Затем заговорил Тони, его темные глаза сияли. Он улыбался.
- Тебе не нравится твое жилище? - Его улыбка стала шире. - Не думаю, что ты уйдешь так скоро. Мы заключили юридически законное обязывающее соглашение. - Теперь уже настоящая Клэр смотрела, как Тони на экране достал из кармана пиджака салфетку из бара и продолжил: - Датированное и подписанное нами обоими.
Клэр больше не хотела смотреть.

- Пожалуйста, Тони. Я не хочу это смотреть.

Она закрыла глаза руками, но Тони убрал ее ладони от лица.

- Я обещал просмотр. Я сказал, что ты будешь смотреть. И ты будешь смотреть.

Видео продолжалось в реальном времени. Клэр подняла взгляд именно тогда, когда услышала свой голос, очевидно, полный тревоги:

- Еще не конец. Это нелепо. Соглашение не дает тебе права насиловать меня! Я ухожу.

Зная, что последует дальше, Клэр закрыла глаза и услышала звук от удара ладони Тони по ее левой щеке. Ее собственные пальцы бессознательно дернулись в сторону левой щеки. Открыв глаза, она увидела себя, летящую на пол, и наступающего на нее Тони. Она снова закрыла глаза, слыша жестокий голос на экране:

- Возможно, со временем твоя память улучшится. Похоже, с этим проблемы. Позволь мне еще раз напомнить тебе, правило номер один - ты будешь делать все, что я тебе скажу. Если я сказал, конец дискуссии, значит это конец дискуссии. И это письменное соглашение гласит о том, что то, что доставляет мне удовольствие, является согласованным обоюдно, а не изнасилованием.

Настоящая Клэр по-прежнему держала глаза закрытыми. Она знала, что Тони на экране расправлял пиджак. Она слышала, как он продолжал говорить властным голосом:

- Я решил, что будет лучше, если ты какое-то время не будешь выходить из своего номера. Не беспокойся. У нас полно времени, 215 тысяч стоят этого времени.

Она опять открыла глаза и увидела, как Тони наступил на разбившийся хрусталь и снова заговорил таким тоном, что настоящая Клэр задрожала:

- Я скажу персоналу, что тебе можно принести завтрак после того, как будут убраны осколки.

Тони на экране вышел из комнаты Клэр.

- Пожалуйста, останови видео, - закричала Клэр.

Она не могла сдержаться.

- Пожалуйста, я больше не могу смотреть.

Наслаждаясь страданиями Клэр, Тони проговорил:

- О, у меня еще так много видеозаписей, что мы можем смотреть их часами. - Он нажал какие-то кнопки и вернулся в меню. - Например, - на экране возникла надпись "19 марта, 2010 года", - как твоя комната могла оказаться в таком состоянии? Уверен, мы могли бы это узнать.

- Пожалуйста! - умоляла она.

У нее ныла голова, а живот скрутило в узел. Она не могла этого вынести. Она отчаянно пыталась это прекратить.

- Пожалуйста, завтра ты уезжаешь. Не лучше ли сегодняшний день потратить на съемку фильмов, чем на просмотр? - Глаза у нее были красными и опухшими.

Тони в отчаянии ухмыльнулся. Его голос сквозил беспощадностью:

- Но, может, нам лучше посмотреть еще, узнать, где тебе нужно кое-что подправить.

- Я сделаю все, что ты скажешь, все, что захочешь, чтобы я сделала по-другому, только скажи мне. Но, пожалуйста, не заставляй меня смотреть. - Теперь Клэр стояла перед Тони на коленях и плакала. Она ненавидела себя за то, что ей приходилось опускаться до мольбы, но эти видео нарушали ее выстроенную защиту. Как она могла прятать эти ужасные воспоминания, если он заставлял ее их смотреть?
Его темные глаза пронзали ее душу, а голос был холоден как лед.

- Ты сделаешь все, что я скажу, даже если нужно смотреть. Но... - Он помедлил, чтобы добавить: - Я не хочу провести свою последнюю ночь этой недели в таком состоянии. - Он встал, отчего она упала назад на пол. - Буду в твоей комнате через несколько минут. - Клэр встала, а он продолжил: - Поднимайся и иди готовься. Умойся! Выглядишь отвратительно, а что касается наряда... Думаю, подойдет новое белье.

Она уже покидала кинотеатр, когда Тони схватил ее за руку. Остановившись, она встретилась с его взглядом и прислушалась к его стальному голосу.

- Клэр, что нужно сказать?

Она глядела на него, в ее влажных глазах плескался огонь. Минуту они стояли молча, пока сбитый с толку разум Клэр работал. Она не могла понять, чего он хочет. Когда ее осенило, ей захотелось кричать. Ей потребовалась вся решимость, чтобы не ударить его. Но вместо этого она выдавила из себя:

- Спасибо, Тони.

Отпуская ее руку, он ответил:

- Сможешь продемонстрировать свою благодарность, когда я поднимусь наверх.

Клэр продолжала стоять, боясь пошевелиться. В голове творилась неразбериха, не зная, что сделать или сказать, ей оставалось только молиться, чтобы она никогда больше не увидела эти видеозаписи. Словно почувствовав ее недоумение, Тони продолжал управлять ее действиями:

- Теперь можешь идти в свою комнату.

Уже после восхода солнца Клэр почувствовала, что Тони вылез из ее постели. Она слушала, как он собирал свои вещи, и знала, что он одевается. Потом она услышала, как он выдвинул ящик и стал в нем копаться. Открыв глаза, в тусклом свете она разглядела, что он пишет записку. Когда он повернулся к ней, она тут же закрыла глаза и притворилась спящей. Делая все возможное, чтобы сохранять свое дыхание ровным, она вспомнила, что он не вернется еще неделю. В это мгновение она ненавидела все, что касалось Энтони Роулингса.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.032 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал