Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 16. Джордж стоял в туалете кофейни – тошнота проходила, но паника сохранялась




Джордж стоял в туалете кофейни – тошнота проходила, но паника сохранялась. Нужно решить, что сказать Дональду Дженксу и Карин Бойд. Он полагал, что они заслуживали правды, но все же хотел соблюсти осторожность. Не ради Лианы – ради себя. Когда его допрашивала полиция, он не сказал ни о втором Донни Дженксе, ни о доме в Нью-Эссексе ни даже о том, что знал настоящее имя Джейн Бирн. Но он тогда не знал размаха, с которым его использовала Лиана; не ведал того, что его участие привело к убийству. Замысел был гениален и прост. Как заставить человека открыть сейф? Дать ему что-нибудь, чтобы положил, а самим выждать и проследить. Он оказался идеальным актером, потому что не знал, что играл. Хорошим человеком, намеренным сделать доброе дело: вернуть деньги владельцу. Оградить женщину от угроз. Восстановить порядок в мире. Пока он играл свою роль, кто-то – возможно, тот, кто притворялся Донни Дженксом, – караулил с молотком наверху возле сейфа. Как он туда проник? Приехал с садовниками?

Тем не менее Джорджу еще хотелось верить в невиновность Лианы, в то, что она не стояла за ограблением и убийством. Не потому, что он считал ее неспособной на это, а потому, что надеялся: она не смогла бы так его использовать. Джордж с тех пор был немного влюблен в Лиану и хотел думать, что она всегда отвечала ему тем же. Но стремления защитить ее было недостаточно для того, чтобы не пойти и не рассказать все полиции. Если она невиновна, она тоже в опасности.

Нет, главным препятствием, не позволявшим Джорджу немедленно выложить все Карин Бойд с Диджеем и полиции, было то, что накануне ложный Донни напал на Айрин. Это предупреждение адресовали ему, и лишь ему: его поступки отразятся не только на собственном, но и на ее благополучии. Но почему? После убийства Маклина и кражи алмазов оставалось только встретиться с Лианой и смыться из города. Выследить их невозможно. Джордж знал настоящее имя Лианы, но та не пользовалась им годами, и он понятия не имел, кто ее сообщник. Зачем тогда они угрожали Айрин? И откуда вообще узнали, кто такая Айрин и где ее найти? Джордж вдруг осознал, что все события минувшего уик-энда были спланированы задолго до их начала.

Он вернулся к столику более собранным, зная, что скажет. Карин и Диджей негромко переговаривались, но умолкли, когда Джордж отодвинул стул и сел.

– Все в порядке? – спросила Карин.

– Бывало и лучше. До этой минуты я не понимал, насколько все было продумано.

Немного неприятно узнать, что ненароком оказался замешан в убийстве.

Глаза Диджея сверкнули, усики чуть дрогнули.

– Хотите рассказать все как было?

– Я расскажу, – пообещал Джордж. – Все. Но сделать это сию секунду не могу. Нужно несколько часов, чтобы кое в чем разобраться.



– Мне это не нравится, – произнес Диджей тоном профессора, которого просят об отсрочке сдачи курсовой.

– Поверьте, когда я расскажу все, что знаю, вы будете разочарованы. Мне не известно ни где находится Джейн, ни куда подевались алмазы. По-моему, их здесь давно нет. Но я позвоню вам позднее.

Диджей неожиданно успокоился и вроде как сдался, Карин же стала медленно


багроветь. Румянец переполз с груди на шею. Она повертела на пальце кольцо.

– Если вы что-то знаете, то обязаны нам сказать, – заявила она, переводя взгляд с Джорджа на Диджея. – Правильно? Мы вызовем полицию. Вы скрываете информацию важную для расследования убийства.

– Спокойно, Карин, все хорошо, – вмешался Диджей, потянувшись своей пухлой ладошкой.

Карин повысила голос. Бариста за стойкой подняла глаза.

– Полиции я тоже все расскажу, – ответил Джордж. – Обещаю. Мне просто нужна пара часов.

– Мы не можем его отпустить, – сказала Карин.

– Ничего страшного. Выбора нет. Позвоните мне, мистер Фосс?

– Позвоню.

– Понимаете, мне придется сообщить офицерам, ведущим расследование, о том, что вы скрываете информацию.

– Понимаю.

У Карин в сумочке проснулся телефон. Джордж встал. Она быстро ответила неизвестному абоненту, что сейчас перезвонит.

– Моя визитка у вас есть, – сказал Диджей. Джордж похлопал себя по нагрудному карману.

– Я позвоню, – повторил он и вышел.

Изможденный и взмокший, Джордж направился через проулок к задней лестнице своего дома. У входа его вполне могли ждать. Лиана, театрально льющая слезы, или фальшивый Донни Дженкс с молотком, или бригада сыщиков с вопросами и ордером на обыск. Там не оказалось никого, как и в квартире. Только Нора спала на рубашке, которую он оставил на полу. Джордж взял ее на руки. Кошка замурлыкала, довольная тем, что хозяин вернулся один. Он согласился с ней, вдруг устыдившись того, как чернил свою бессобытийную жизнь.



Джордж опустил Нору на пол. Поставил на максимум кондиционер в спальне. Одним из плюсов этого допотопного устройства был шум, из-за которого хозяин не слышал ни телефона, ни стука в дверь. Разделся, заполз под перекрученные простыни, рассчитывая уловить запах Лианы, но почему-то не смог. Она исчезла целиком и полностью. А может, все это ему пригрезилось. Такова была его последняя внятная мысль перед провалом в глубокий сон без сновидений.

 

Джордж проснулся ранним вечером со смутным ощущением нереальности бытия, какое бывает после дневного сна. Кондиционер гудел с накалом симфонического оркестра, но все же устроил в комнате зиму. Кожа, где высох пот, была липкой. Во рту еще сохранилась кофейная горечь, а зубы покрыл налет. Лежа неподвижно, он смотрел на блекло освещенный потолок и пытался вычислить время, хотя достаточно было повернуть голову и взглянуть на прикроватные часы.

Сквозь гул кондиционера он различил приглушенное неистовое царапанье: в дверь скреблась возмущенная Нора. Наверно, ей пора обедать – уже часов шесть.

Джордж снова закрыл глаза и ощутил, как его накрывает тяжелая пелена сна. Может, стоило так и проспать до утра. Какой сегодня день? Нужно ли завтра на работу?

Вслед за этими мыслями нахлынули другие. Он вспомнил свое обещание Карин Бойд и


Дональду Дженксу рассказать все, что знал. А еще про Айрин, которая должна быть в курсе происходящего. Он вновь поднял веки и на сей раз посмотрел на часы. Было самое начало восьмого.

Покормил Нору, проверил автоответчик. Припомнил, что сквозь сон слышал далекие телефонные звонки, но сообщений не было. Может, приснилось. Принял душ, оделся и пошел в кухоньку искать съестного. Разогрел английский маффин и съел с молоком. Душ и еда не оживили, а, напротив, утомили еще сильнее. Отчаянно хотелось снова залечь на кушетку и посмотреть бейсбольный матч или старый фильм, но Джордж пробудился с готовым планом, который нуждался в осуществлении.

 

Айрин жила за рекой в Кембридже; владела квартирой в трехэтажном кирпичном здании, где некогда размещалась обувная фабрика, которая преобразовалась в светлые, экологически чистые лофты[27]в девяностых годах, перед самым бумом на бостонском рынке недвижимости. Айрин заплатила за тысячу двести квадратных футов бешеные, как казалось тогда, деньги, а теперь эта цена выглядела смехотворной. Приобретение лофта спровоцировало первый из множества мелких кризисов в отношениях Джорджа и Айрин. Они были вместе всего года два и оба после колледжа жили в дрянных комнатушках, но вот она обмолвилась о возможности вложиться в кондоминиум и спросила, не хочет ли он поселиться с ней. Они посетили это пустынное место вместе с агентшей по недвижимости – особой с пышной прической. Она общалась с ними как с молодоженами: расписывала всевозможные достоинства квартиры, нержавеющую сталь и потолочные окна. Но Джордж увидел лишь ипотеку, которую не мог себе позволить, и помещение без внутренних дверей – квартиру для взрослых, где они с Айрин будут обречены на постоянное общество друг друга без шанса уединиться. В тот же вечер за пивом на Оллстон-стрит он заявил, что это слишком дорого, чересчур поспешно. Раздосадованная, она все же решила купить квартиру в одиночку. Это была первая из многих за тот год мелких размолвок, что подточила их отношения.

 

Джордж припарковался за пару кварталов от дома Айрин. Звонить заранее было незачем; он был уверен, что в воскресный вечер она будет на месте. Она была приверженкой устоев, а одно из правил гласило, что вечер воскресенья предназначен для простых обедов и английских сериалов на государственных каналах. Джордж прогулялся через густонаселенный район, узкие улицы которого были забиты трехэтажными палубными строениями. Здание бывшей фабрики занимало добрых полквартала – как яхта, пришвартованная среди сотни лодок. Айрин жила на последнем этаже; до лестницы надо было пройти под наружную арку, а после позвонить в домофон. Полированная металлическая панель соседствовала с массивной дверью; Джордж нажал кнопку напротив имени «А. Димас». Ожидая ответа, он сквозь пожарную лестницу рассматривал темнеющее небо. Жара держалась, но лето заканчивалось, и ночь наступала быстрее.

– Алло? – донесся из динамика ее глухой голос.

Хозяйка – в коротких пижамных штанах и выцветшей футболке «Ред сокс» – встретила его на пороге. Он знал не глядя, что на спине ее майки имя и номер Тима Уэйкфилда. Волосы были перехвачены сзади тряпичной лентой, а лицо блестело, будто она недавно умылась и наложила какое-то ночное увлажняющее средство. На том месте, куда ударил Донни Дженкс, красовался свежий пластырь, и кожа – хотя Джордж видел Айрин с утра –


успела припухнуть и пожелтеть.

– Что-то случилось? – спросила она.

– Прости, что врываюсь, нужно поговорить. Можно войти?

В лофте было темнее, чем снаружи, но Айрин зажгла торшер до того, как они уселись на кушетку. Образовалось неровное озерцо мягкого света. Несмотря на холодную геометрию просторного лофта, Айрин обставила его красиво: закутки превратились в уютные теплые комнатки. Джордж не задерживался здесь, ибо это место постоянно напоминало о том, что их пара потерпела фиаско; на этой «музейной – выставке» демонстрировались его отсутствие, его неспособность на поступки. Джордж не думал, что Айрин считала именно так; эта квартира прослужила ей домом больше десяти лет, но он, оказываясь здесь, не мог избавиться от мысли, что тоже мог в ней жить.

Джордж отказался от выпивки и пристроился с краю огромной кушетки. Айрин села напротив.

– Помнишь, я в пятницу говорил о женщине из «Кроу»? – начал он. Айрин кивнула.

– Это действительно была та девушка из колледжа, о которой я рассказывал. Лиана Дектер.

– Так я и подумала. Ты слишком разволновался, когда увидел. Ну и что было дальше?

Вернулся? Поэтому и сказал, что тебе нехорошо?

– Да.

– Значит, с ней уик-энд и провел?

– Да, но пришел не поэтому. История намного длиннее и касается того, что случилось с тобой в субботу.

Джордж выложил ей все как было. Айрин почти не перебивала, пока он не дошел до Джерри Маклина; тогда она обронила, что совсем недавно прочла о его убийстве в свежем

«Глоубе».

Когда он закончил, Айрин проговорила: «Господи, Джорджи» – и промокнула глаз краем футболки.

– Ты расстроилась?

– Нет, мне страшно. За тебя. О чем ты думал, мать твою перемать? Она же убийца!

– Я знаю. И тоже боюсь. Не представляешь, каково было слушать про то, как тебя избивали, и понимать, что это я виноват, а сказать нельзя.

– Не знаю, с чего ты взял, что мне нельзя сказать. Я взрослая девочка. Справилась бы, а тебе не пришлось бы ехать в такую даль.

– Это понятно. Прости за все. День выдался сумасшедший, и я только сейчас разобрался, что делать.

– И что же?

– Расскажу все полиции, сыщику Маклина и всем, кому будет интересно. Я не собираюсь защищать Лиану. Сию секунду кажется, что я ничего ей не должен. И потому начал с тебя. Хотелось, чтобы ты все узнала. И еще одно… Тебе лучше ненадолго уехать из Бостона.

– О чем ты говоришь?

– Не знаю зачем, но Донни Дженкс, забрав из сейфа Маклина алмазы, в тот же вечер навестил тебя, продемонстрировал, что может причинить тебе вред, и назвал свое имя. Он понимал, что я узнаю. Это было прямым посланием для меня. Не знаю, какой в нем смысл.


Наверное, мне советуют помалкивать. Теперь, коль скоро я решил не молчать, тебе придется покинуть город – наведаться к Алексу в Сан-Франциско или еще куда. Мне будет намного легче.

– У меня работа. С утра совещание.

– Это поправимо.

– Ты серьезно? – рассмеялась она. – Да что все это значит?

– То, что я сдуру подверг тебя опасности и ты уже пострадала. – Он неопределенно махнул в сторону ее побитого лица. – Сделай мне это маленькое одолжение, чтобы я больше за тебя не волновался. Дорогу оплачу.

– Дело не в деньгах…

– Понимаю. Просто… не переживу, если с тобой что-то случится. И если перестраховываюсь, значит есть причины.

Айрин поджала губы. Джордж знал, что она покусывает их изнутри, обдумывая услышанное. Ее веки, обычно густо затененные, всегда казались беззащитными, когда она смывала косметику. Айрин вздохнула, перебралась на софу и положила правую ногу на подушку. Хлопчатобумажная пижамная штанина натянулась на целлюлитном бедре. Джордж отвел глаза, он знал о ее страданиях из-за полноты. Айрин водрузила на подушку другую ногу и свела обе вместе. Джорджа вдруг охватило почти нестерпимое желание – чувство, которое, он знал, относилось скорее к покою и безопасности, чем к сексу.

– Я могу уехать, – ответила она. – С удовольствием повидаюсь с племянницами. Да и вообще это возбуждает: сорваться и уехать из города из-за того, что твоя жизнь в опасности.

– Спасибо, спасибо!

– Но как же ты?

– Я сам себе господин, – произнес он шуточным баритоном.

– То-то и оно, что нет.

– Разумеется, нет. Я собираюсь довериться полиции. Это единственный – и правильный

– выход. Откровенно говоря, даже представить не могу, что Лиана или Дженкс еще торчат в Бостоне. Это бессмысленно. Они получили то, за чем приехали.

– А вдруг один из них кинул другого? Может, Донни Дженкс забрал алмазы… Или это сделала Лиана, а он теперь рыщет вокруг.

– Я думал об этом. Не исключено. Вообще, вариантов масса. Вот почему хочется, чтобы ты уехала. Я понятия не имею, что происходит.

– Договорились. Я уезжаю. Не могу отделаться от мысли, что пропущу нечто важное.

Все, что здесь произойдет, – улыбнулась она.

– Ничего смешного. Я только и смотрю на твой жуткий глаз. Она потянулась к пластырю.

– Все время забываю. Обещай ежедневно звонить и делиться новостями. Я тоже за тебя волнуюсь.

– Обещаю. – Джордж остался сидеть на софе.

– Ты не уходишь, – заметила Айрин.

Джордж подался к ней и поцеловал. Он не знал, чего ждать, но Айрин ответила с голодной жадностью, толкнула его и очутилась сверху. Он задрал ее футболку с – Уэйкфилдом и положил ладони на груди – маленькие темные соски уже затвердели.

– В спальню? – глухо и хрипло спросил Джордж.

Она помотала головой и схватилась за молнию на его шортах. Он сунул пальцы под пояс


ее пижамных штанов, намереваясь их снять. Она удержала его, оттянула полосатую ткань и направила его внутрь, не раздеваясь. Он закусил губу, чтобы не кончить сию секунду. Женщина придавила его всей тяжестью, с редкостным исступлением задвигала бедрами. Завладев его рукой, она сложила ее в кулак, прижала к себе и принялась тереться о костяшки. Через минуту оба кончили – одновременно.

 

Айрин проводила его до двери.

– Ты чуть не убил меня, хорошо бы почаще, – сказала, когда они обнялись на прощание.

– Не прикалывайся.

Они расцепились. Айрин отвела взгляд и густо покраснела.

– Жутко совестно за это паскудство… – произнес Джордж.

– Пфф, – отмахнулась Айрин. – Ты же не хотел натравить на меня убийцу.

– Дело не только в этом…

– Ладно, ты становишься сентиментальным. И выглядишь измотанным. Можешь остаться, если хочешь, это же не вопрос.

– Мне нужно в полицию.

– Будь осторожен! Я позвоню, когда решу, куда поеду.

Дверь закрылась. Джордж постоял перед ней – смятенный, но укрепившийся в намерениях.



.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал