Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Два раза. Два раза у нас это было. Вряд ли это можно назвать привычкой.




Прости, — сказал он, и снова его лицо приняло прежнее выражение, неуверенное.

Он смотрел на меня сверху вниз, и таким обиженным, таким ранимым было его лицо, будто вся эта новообретенная бравада оказалась поверхностной: царапни — и она слезет. И я сделала единственное, что могла придумать, чтобы из его глаз исчезло это выражение: приласкала губами изо всех сил. Когда он посмотрел на меня снова, на лице его играла улыбка, но чуть-чуть еще тревожно смотрели глаза, тень той обиды, потом ушла и она; он поглядел на меня слегка мутными глазами, улыбнулся и сказал: «Спасибо». И на лице его было выражение, куда более драгоценное для меня, чем страсть — тихая благодарность, удивленная радость, — любовь, за неимением более точного слова. Среди тех, кто меня любил, у многих никогда не бывало такого лица. Может быть, дело в его молодости, или годах психотерапии, или в отсутствии тормозов. Чувство охватывало его всего, не оставляя ничего скрытого, никаких задних мыслей, ничего вообще — он отдавал себя целиком. Именно поэтому он бывал так сам для себя опасен, когда отдавал себя не тому. А иначе он был велик в своем самоотречении. Нам, остальным, было при нем стыдно за свою осмотрительность, настороженность, сдержанность. Только он один из нас просто отдавал.

Я глядела на него и была так счастлива, что он в моей жизни, что и сказать не могла.

Натэниел слез с меня, и у меня выдалась секунда, чтобы найти глазами Мику, но тут Жан-Клод стал меня ласкать и снова довел до оргазма, с криком, с раздиранием простыней, хватанием за спинку кровати, за все, за что можно было ухватиться.

Мне попалась чья-то рука, и я схватилась за нее, впившись ногтями в запястье, извиваясь на простынях. Когда ко мне вернулось зрение, я увидела, что это рука Мики. Он подложил мне другую руку под щеку, повернул мое лицо к себе.

Так хорошо?

Этот вопрос вызвал у меня улыбку, но когда я посмотрела на него спереди, улыбка исчезла, и я прошептала:

Попробуем.

Наш человек, — сказал он, положил мою руку на спинку кровати, загнул пальцы. Так он поступал, когда ближайшей ко мне оказывалась часть тела, где ему не хотелось бы носить следы от ногтей.

Натэниел пододвинулся с другой стороны, взял мою свободную руку и приложил к своему бедру. Один мне ясно говорил: «Не оставляй отметин», другой не менее ясно просил их оставить.

Мика повернул меня к себе лицом. Натэниел положил мою руку выше себе на грудь, чтобы у меня было где разогнаться. В эти выходные ему не надо будет работать в «Запретном плоде», и можно спокойно оставлять следы ногтей.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал