Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Парадокс: для того чтобы прийти к Богу, нужно забыть о нем. Я сказал «прийти»? Точнее было бы сказать «стать им».




А. П. Никонов

И вот однажды вечером дети, жившие в северо-восточных корпусах Детдома, как обычно, собрались потолковать о Родителях, и один из них сказал: «Пусть Отца ищут те, кому здесь, в Детдоме, не хватает строгости, наказаний и тяжкого беспросветного труда. Мы же от самой природы натерпелись и того и другого. Не Отца, но Мать свою мы будем искать – и найдем Ее для того, чтобы получить от Нее ласку, доброту, любовь и защиту – все то, чего нам так не хватает в нашей жизни.

Пусть другие ищут своего Отца для того, чтобы стать Его рабами и подчиняться Ему, мы найдем свою Мать – для того, чтобы вновь стать Ее детьми, получать Ее любовь и быть Ее защитниками, Ее рыцарями.

Так возникло учение о Великой Матери – учение о ГАМАЮН.

Свою новую Церковь дети из северо-восточных корпусов назвали «Путь ГАМАЮН». Мужественные ребята из старших отрядов приняли на себя обязанность хранить и защищать Путь ГАМАЮН и учредили Орден Рыцарей ГАМАЮН. Метод, способ единения детей в ГАМАЮН получил название «Золотая Лестница» – поскольку путь к единству всех детей Детдома лежал через внутреннюю духовную работу каждого ступившего на Путь. И Путь этот был подъемом со ступени на ступень, постепенным приближением идущих к состоянию единства друг с другом и всех вместе – в ГАМАЮН.

Помещенная на флаг северо-восточных корпусов трехглавая ГАМАЮН наследовала Симургу – птице из древнего эпоса детей, давным-давно проживавших в долине семи рек, Согдиане. Симург, вещая птица-орел, издревле считалась у них орудием судьбы, носителем двух противоположных начал: добра и зла. Поэтому в древности Симург изображался в виде двуглавого орла, одна голова которого смотрела в прошлое, другая – в будущее. В отличие от двуглавого Симурга, трехглавая ГАМАЮН[714], Триглав, олицетворял преодоление пагубы древней дуальности, олицетворял настоящее, через которое будущее превращается в прошлое, являлся символом человека, находящегося между злом и добром, между Землей и Небом.

Древняя легенда детей Согдианы гласила, что Симург был загадочным и непостижимым царем птиц, поиск которого привел птиц к мысли, что они сами и есть «Симург», что Симург – это все они вместе взятые. Поскольку слово «си» на древнем персидском языке означало «тридцать», а «мург» – «птица».

Так поиски Отца привели детей к пониманию, что Отец – это все они, Его дети, взятые вместе. Дети поняли, что по мере взросления они сами создают друг друга – как людей, как личностей.

Мы сами должны осуществлять справедливое и неотвратимое воздаяние каждому из нас за наши поступки – поняли дети. Это воздаяние может быть дано каждому из нас только в том случае, если над каждым из нас (даже над старшими по палате, блоку или корпусу) осуществляется непрерывный надзор всех остальных детей вместе взятых. И все, что видит и знает каждый из нас, должно быть известным всем остальным – а не как раньше, когда старшие по блоку или корпусу через своих информаторов узнавали все о жизни каждого ребенка, при этом их собственные неблаговидные дела оставались для остальных детей тайной за семью печатями.



Суть родившегося среди детей северо-восточных корпусов учения, учения о Великой Матери, о ГАМАЮН (HOMO UNUS, Человек Единый), такова: Великая Мать – это все сущее, и мы, дети, – живые частички Ее. Каждый из нас, детей, в свое время был исторгнут из материнского лона, отделился от тела своей Матери. Поэтому в каждом из нас глубоко внутри сидит тоска по состоянию прежнего единства. Поэтому мы стремимся к нашей общей Великой Матери, стремимся вновь войти в Ее лоно, снова стать частью Ее и вновь обрести потерянный рай.

Сейчас Великая Мать проявляет Себя как Закон, как распорядок дня Детдома. Задача всех детей Детдома, говорили дети северо-восточных корпусов, такова: разбудить Ее, сделать так, чтобы Она проснулась – явила нам Себя, закончила этап своего существования в качестве бездушного, безликого Закона, предстала перед детьми как Личность. Наша задача – разбудить Великую Мать, пробудить Ее, пробиться к Ее сознанию – повторяли дети северо-восточных корпусов. И для этого мы, дети Ее, будучи Ее частицами, должны объединить себя, свои сознания для того, чтобы в результате этого объединения возник, пробудился ото сна, вспыхнул Ее разум. Тогда Мать проснется и будет вершить Свой праведный, справедливый суд – здесь и сейчас, в Детдоме, а не после того, как мы покинем его пределы.



 

«Грааль – он внутри, он – то чувство тайны, чуда, которое в нас есть, чувство более волнительное, чем влюбленность, более уверенное, чем знание».[715]

Т. Г. Щербина

 

Мы сразу почувствуем пробуждение Великой Матери, говорили дети, наши сознания вмиг откроются друг другу, и уже никто из нас не сможет произнести ни слова лжи. Наши сознания, свободные от внутреннего противоречия, неизбежно возникающего при произнесении неправды, позволят нам делать такие открытия, создать такие произведения, достичь таких высот духа, что день, когда произойдет это объединение, станет днем отсчета новой эры – эры добра и милосердия, Золотого Века – Века ГАМАЮН».

 

«... если бы наша жизнь была нужна только нам самим, то мы сами были бы бессмысленны. Как вопрошал кто-то из инженеров человеческих душ: «Если нет чего-то стоящего над человеком, то есть ли сам человек?»

Корнем слова «счастье» в русском языке и для русского человека является слово «часть». И это не просто так. Быть счастливым в России – значит обязательно быть частью чего-то или кого-то. Вполне возможно, что подобный синтаксис слова именно в русском языке связан с чем-то более глубоким, чем случайное соединение букв»[716].

С. П. Расторгуев

 

Продолжая знакомить вас с символами веры учения о ГАМАЮН, приведу еще один отрывок из своей «Книги Золотой Лестницы»[717]. Как я уже говорил, книга была издана «для личного пользования», вряд ли кто из читателей знаком с ней, поэтому считаю возможным столь обильное ее цитирование на страницах настоящего труда.

 

 

«Наставник. – Дело в том, Татьяна, что человеком не рождаются, им становятся. Если ребенка с детства не учить говорить – не научить его мозг работать, он навсегда останется животным, будет чем-то вроде человекоподобной обезьяны. К настоящему времени известно несколько случаев, когда детей теряли в джунглях. Когда их находили, чем старше был ребенок, тем труднее было сделать его человеком. Если он оказывался старше 11 лет и провел в джунглях слишком много времени, его уже ничему нельзя было научить: он ел как животное, с пола, не был в состоянии разговаривать, срывал с себя одежду.

Родители (воспитатели) обучают ребенка, будущего человека, говорить (а значит, мыслить), но когда он становится достаточно взрослым, чтобы начать испытывать тревогу от отсутствия смысла своего существования, он обнаруживает, что цели в жизни предложить ему никто не сможет, что бессмысленность существования – общечеловеческий удел.

 

«Дать современному человеку НОВЫЙ ВЗГЛЯД, из которого сама собою, с неизбежностью возникает новая картина, вот что важно. Жизнь не имеет «цели». Человечество не имеет «цели». Существование мира, в котором мы на нашей маленькой планете составляем небольшой эпизод, есть нечто слишком величественное, чтобы такие жалкие вещи, как «счастье наибольшего количества людей», могли быть целью. В бесцельности заключается величие драмы. Но наполнить эту жизнь, которая дарована нам, эту действительность вокруг нас, в которую мы поставлены судьбою, возможно бóльшим содержанием, жить так, чтобы мы вправе были сами собою гордиться, действовать так, чтобы от нас осталось что-нибудь в этой завершающей себя действительности, – вот задача».

Освальд Шпенглер

 

Это все равно что собрать компьютер и не залить в него операционную систему. Научить чтению – и не дать книг, обучить игре на музыкальном инструменте – и не дать партитуры для исполнения, научить мыслить – и не указать цели жизни. Поступить с человеком как с узником, которого накормили соленой рыбой и не дают напиться. Как в этой ситуации должен относиться человек к своим учителям? Не нежнее, чем в свое время польские интервенты отнеслись к русскому патриоту Ивану Осиповичу Сусанину.

 

Последовательница. – У меня есть один знакомый – отставной офицер РВСН. За годы боевых дежурств в бункере, у шахты, стал большим философом. Он мне так говорил: «Все мы – я, мои предки – разгонные блоки, ступени гигантской ракеты. Предки уже свое отработали, отвалились, я пока изделие разгоняю – время придет, тоже в сторону отвалю, мои дети уже готовятся принять у меня эстафету. Никто из нас не узнал и никогда не узнает, куда летит изделие. Так ведь нам и не положено знать – программа не в разгонных блоках хранится, а в боеголовке». Такая вот военная притча стратегического назначения...

 

«Человеку со всей определенностью необходимы общие убеждения и идеи, которые придают смысл его жизни и помогают ему отыскивать свое место во Вселенной.

Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих несчастий вынужден признавать, что играет роль в «сказке, рассказанной идиотом».

Карл Густав Юнг

 

Наставник. – Молодые люди по-разному выходят из этого первого и главного в их жизни кризиса. Кто-то пытается найти цель, позаимствовав ее у друзей по несчастью, – ищет общие цели и интересы в компании себе подобных. Дети создают себе миры – по Толкину, или играют в фашистов – зачастую далеко не безобидным образом. Кто-то примыкает к любителям экстремальных видов спорта, кто-то дни напролет медитирует под техно, и уже выросло поколение людей, которые думают, что Бернард Шоу – это такая новая телевикторина. Как результат поисков общей идеи и смысла возникает самый широкий спектр общения – от подъездных тусовок до Белого Братства. А кто-то бросается назад, проделывая обратный путь – от разумного существа к растительному существованию, используя для этого разнообразные вещества, от пива с дихлофосом до «крэка» с «винтом».

 

Родители чаще всего руководствуются принципом «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось». А цели все нет, и вместо гуманного общества человек имеет дичайшую ситуацию, символом которой является выражение «Если ты волк – дери, если овца – терпи». «А что если я человек?» – спрашивает ребенок – и не находит ответа. И либо накладывает на себя руки, желая остаться человеком, либо постепенно превращается обратно в животное – в волка или в овцу, – кому как повезет, а также в зависимости от темперамента и сложившейся ситуации.

Люди ко многому привыкают – настолько, что порой не замечают, как превращаются в зверей. Выражение, которое я вспомнил, было любимой поговоркой генерала Джохара Дудаева. «Если ты волк – дери, если овца – терпи!..» И все-таки, если я – человек? Что мне-то делать?

 

Последовательница. – Быть человеком, пастухом, защищать овец от волков? Быть «пастырем добрым для агнцев Божьих»? Как у Сэлинджера, в его «Над пропастью во ржи», где парнишка в конце концов понимает, что цель его жизни – присматривать за детьми, которые играют в свои игры на поле ржи у самого края пропасти?

 

Наставник. – «Зеленые» настойчиво требуют от правительства экологической безопасности, а кто-нибудь задумывался о безопасности этической – об этической чистоте бизнеса? Неужели загаженные легкие и печень могут волновать людей больше, чем испоганенная душа? «Что пользы человеку с того, что приобретет он весь мир, если потеряет при этом он душу свою?» Много добра, мало доброты… Таня, кто ты по профессии?

 

Последовательница. – Психолог, МГУ окончила…

Наставник. – Ты психолог, объясняешь людям их поведение. Экономика тоже объясняет поведение людей – рассматривая их как участников производства и распределения материальных благ. Задумывалась ли ты, на чем основывается экономика, моделируя наше поведение как участников изучаемых ею процессов? Экономическая наука считает, что движущими мотивами людей являются вовсе не библейские заповеди «возлюби ближнего как себя самого», «не пожелай жены искреннего твоего, не пожелай дома ближнего твоего, ни всякого скота его, ни всего елико суть ближнего». Экономика создает модели поведения отраслей и предприятий, приняв человека за некоего Homo oeconomicus – по словам русского экономиста, философа и теолога Сергея Николаевича Булгакова, за человека, «который не ест, не спит, а все считает интересы, стремясь к наибольшей выгоде с наименьшими издержками; это – счетная линейка, с математической правильностью реагирующая на внешний механизм распределения и производства…»

Открываем любой учебник экономики. Как научная дисциплина экономика исходит из предпосылки, что люди ведут себя так, чтобы получить для себя от других максимальную пользу. А значит, максимальное количество денег, поскольку деньги являются универсальным эквивалентом пользы, в обмен на который человек получает услуги и предметы, эту пользу ему несущие. Честно сказать, Фридрих Энгельс мне ближе по духу, поскольку, говоря о стремлении человека удовлетворять свои материальные потребности, вторым пунктом не забыл указать тягу человека к продолжению рода!

 

Последовательница. – Так вы что, деньги отменить хотите? И раздаете их для этого всем подряд?

 

Наставник. – Ни в коем случае! Деньги – величайшее изобретение человечества, деньги – это отчеканенная свобода (не вспомню сейчас, кто из великих сказал). Если бы не так, не было бы у нас, к примеру, в недавнем прошлом чуть ли не гражданской войны «регионалов» с «федералами» за дензнаки – первые у себя денежные суррогаты (без пяти минут деньги) вводили, вторые их запрещали. Война за независимость какая-то. Я о другом. Адам Смит еще 200 лет назад не уставал умиляться – куча народу думает только о себе и о своем кошельке, а в результате рождается экономика, развитие которой идет в направлении все более широкого и глубокого удовлетворения потребностей членов этого, с позволения сказать, общества. Вроде как все тянут на себя одеяло, а в результате вместо того, чтобы порваться в клочья, оно становится все больше и пушистее!

 

Последовательница. – Действительно странно. Но ведь результат положительный – сами же говорите!

 

«Результаты промышленного переворота доказывают, что свободная конкуренция может производить богатство, не принося с собой благосостояния».

Арнольд Тойнби

 

Наставник. – Да в том-то и дело, что это неочевидно! Если на клетке с макакой написано «Лауреат Нобелевской премии», не верь глазам своим. А если тебе авторитетно заявляют, что в результате сплошной поножовщины рождается (ну в муках, не без того, чрез тернии, туда, к звездам) светлое будущее, усомнись в логике собеседника (если не в его разуме).

Известный американский общественный деятель, экономист Линдон Х. Ларуш, один из духовных отцов антиглобализма, относится к тем немногочисленным ученым, помогающим нам разглядеть настоящее лицо современной западной экономической модели. По его мнению, ее истинную сущность понять очень просто – для этого надо всего лишь вспомнить обстоятельства возникновения современного либерализма.

У истоков современного либерализма стоит одиозная фигура Фра Паоло Сарпи, генерального прокурора Ордена сервитов, фактического правителя Венеции начала XVII века.

Это было время заката некогда могучей морской державы, столетия доминировавшей в Западной Европе. В попытке реанимировать былое величие правящие дома Венеции начинают интригу, целью которой является силами Англии и Нидерландов ослабить влияние Римской католической церкви и королевской династии Габсбургов. Для этого католик Сарпи по всей Европе организует радикальную протестантскую оппозицию, стремясь взять под контроль рычаги управления английской внешней политики. Английский королевский двор, однако, ведет себя независимо, сопротивляясь стратегическим замыслам венецианцев. Поэтому Паоло Сарпи в большей степени рассчитывает не на королей, а на купеческий класс, попутно стремясь вырастить фракцию своих сторонников в рядах английской аристократии. Для чего учреждает языческий культ, по сей день существующий и именуемый масонством.

Благодаря усилиям Паоло Сарпи венецианская олигархическая модель экономики как образец для подражания была принята купеческими и ремесленными гильдиями, рантье и финансовыми олигархами двух крупнейших морских империй середины XVII века – Англии и Голландии. Идеология венецианской модели – это изощренная циничная дипломатия, стравливание геополитических противников, подлоги, заговоры и политические убийства. Помноженная на появившееся позднее учение Мальтуса, объявившее истребление целых народов естественной борьбой людей за ресурсы, она породила современную модель экономики, в рамках которой принципиально паразитический олигархический финансовый капитал живет разграблением и эксплуатацией зависимых национальных государств.

Как я уже раньше говорил, олигархическая экономика основана на единственном и довольно спорном предположении. Без доказательства принимается саморазрушительная для общества концепция, описывающая поведение составляющих его индивидуумов как статистически случайные соударения-взаимодействия, в ходе которых каждая из взаимодействующих сторон пытается за счет другой получить максимальную для себя материальную выгоду. Как пишет экономист Андрей Кобяков, «абсолютизируя роль личного интереса и механизма конкуренции, то есть перманентного тотального столкновения интересов индивидуумов, «войны всех против всех», либерализм разъединяет, разобщает людей. Такое разъединение на руку тем, кто привык действовать по принципу «разделяй и властвуй». Подавляя соборные, солидарные мотивы людей, либерализм превращает общество в толпу, которая становится удобным объектом эксплуатации со стороны хорошо организованной, сплоченной и немногочисленной группы олигархов.

Эксплуатируя эгоистический, шкурный материальный интерес, экономический либерализм выхолащивает из человеческой природы самое главное, что отличает его от животного, самую сущность человека, созданного по образу и подобию Господа. Лишая его возможности созидательно творить, созидать условия своего существования в рамках гармоничного общества на основе доброделания, либерализм низводит человека на уровень скота, который руководствуется и мотивируется только чувством голода, удовлетворением индивидуальных материальных потребностей и инстинктов».

 

Способ, которым немногочисленные группы олигархов в так называемых развитых странах подчиняют себе человеческие массы, практикуется еще с античных времен, когда основным методом социального контроля над людскими массами был так называемый vox populi, глас народа, общественное мнение. По словам Линдона Ларуша, «Либерализм есть разновидность такого внушенного общественного мнения, убеждения или, даже лучше сказать, верования. В этом качестве он действует подобно психотропному препарату, притупляющему у пациента боль, способность к анализу и сопротивлению. Его сознательное использование направлено на то, чтобы заставить одурманенные общественным мнением человеческие массы ежедневно добровольно надевать на себя свои собственные цепи. Таким образом, люди, накачанные этим «наркотиком» олигархическими хищниками, которые пасут их в качестве скота, воспринимают все то, что делают с ними, и то, что они совершают в отношении друг друга, как проявление чудесной и непостижимой воли (лучше сказать произвола) Судьбы. В этом смысле «невидимая рука рынка» служит синонимом понятия «перст Судьбы». Так как общественное мнение, иногда называемое «демократией», является более эффективным инструментом тирании по сравнению с хлыстом, в обычные времена «просвещенная» финансовая олигархия предпочитает пасти и грабить свои жертвы наиболее либеральным способом».

Жизнь в обществе, построенном по олигархическому образцу, напоминает парадокс, содержащийся в одной из апорий Зенона…

 

Последовательница. – Что такое апория?! Я же сказала, я психолог, а не доктор не знаю уж каких там наук!

 

Наставник. – Не страшно, сейчас восполним. Древний грек Зенон 27 веков назад забавлял родной элейский народ разного рода парадоксами, которые в те далекие времена почему-то назывались апориями. Одна из них носит название «Ахиллес и черепаха» и описывает противоречие, возникающее при попытке представить временные интервалы состоящими из набора бесконечно малых дискретных отрезков. А также при попытке не параллельного, а последовательного рассмотрения текущих событий.

Пусть на беговой дорожке стоит бегун (Ахиллес), а невдалеке перед ним – черепаха. По команде оба начинают движение в одну и ту же сторону – Ахиллес бежит к черепахе, черепаха от него... уползает. Опыт свидетельствует – и древние греки неоднократно это проверяли, что в подобных условиях Ахиллес довольно быстро догоняет черепаху. С другой стороны, Зенон вопреки здравому смыслу доказывает, что Ахиллес никогда черепаху не догонит. Доказывает так: к моменту, когда Ахиллес достигнет середины разделяющего их отрезка пути, черепаха пусть на небольшое расстояние, но все же отползет от него по беговой дорожке. Далее, атлет опять добежит до середины отрезка, отделяющего его от черепахи, но она, проклятая, опять немножко, да передвинется. Если набраться терпения и бесконечное число раз повторить указанное рассуждение, получится, что Ахиллес так и будет всю жизнь догонять черепаху – пока не умрет от старости и безысходной тоски. Что, как я уже сказал, противоречит многочисленным древнегреческим экспериментам.

 

Последовательница. – Ну и какие здесь аналогии с экономикой?

 

Наставник. – Так вот, в обоих случаях теоретические построения не имеют никакого отношения к действительности. Но, в отличие от реального бегуна, который, конечно же, настигнет черепаху, живые, а не мифические люди, подобно Ахиллесу, стремятся к счастью, а оно все время от них ускользает, все время оказывается где-то впереди.

Четыреста лет назад хозяин мануфактуры гноил своих работников (не мог не гноить, ведь чуть ослабишь хватку – сам у кого-нибудь в работниках окажешься). Но феодальная экономика благополучно развилась в капиталистическую – более гуманную (по крайней мере, с точки зрения давно истлевших в земле прежних работников мануфактуры). Однако рабочего, наладчика фабрики-автомата, построенной на том же месте праправнуком владельца мануфактуры, уже не греет, что члены его семьи не пухнут с голоду. Ему противно, что его используют как вещь, что он является приложением к фабричному цеху, что никому нет дела до того, что он мог бы реализовать себя гораздо полнее, вместо того чтобы быть всего лишь дисциплинированным диагностическим стендом. Рабочий свободен юридически, тем не менее он раб технологии. Не хлебом единым жив человек – как воздух человеку необходима свобода самореализации, он должен иметь возможность мыслить и осуществлять свои мысли.

К тому же работник все время боится, что его уволят, и даже лежа в постели вдвоем с женой, ощущает на своем затылке тяжелое дыхание конкурента. Как ни странно, хозяина фабрики по ночам беспокоят схожие ощущения. И так будет продолжаться вечно – в рамках существующего способа распределения произведенных благ человек всегда будет похож на животное, вынужденное бороться с себе подобными за выживание (выживание у каждого поколения людей выглядит по-своему).

 

«Есть веские основания полагать, что внутривидовая агрессия – это наиболее серьезная опасность, грозящая сегодня человечеству...»

Конрад Лоренц

 

Человек, царь зверей, произошел от обезьяны, и ничто обезьянье ему не чуждо. Академик Амосов как-то заметил, что человек развивается в результате внутривидовой борьбы: «человек оттачивает свой ум в борьбе с другим человеком, а не с неразумными зверями». Чуть труднее жить становится, перестройка ли, другая какая напасть – и люди мгновенно превращаются в вооруженных интеллектом зверей. В начале 20-х гг. в России на улицах городов капканы ставили. На людей. Пойманных людей забивали и съедали. А что не съедали – засаливали и продавали на рынках. Неудивительно – экономика каменного века в считанные мгновения способна превратить людей в людоедов.

 

«Мы цивилизованы только на поверхности, под нею в нас продолжает жить каннибал».

Сатпрем

 

Нет, конечно, из века в век человечество становится гуманнее – самосовершенствование человека можно проследить по изменению его отношения к смерти другого человека, да и вообще к смерти другого живого существа.

Каменный век.

Прежде чем его съели туземцы, мореплаватель Джеймс Кук успел записать в своем дневнике: «деликатесным блюдом у них считаются щеки подростка, поджаренные на углях».

Рабство.

Римляне уже не съедают людей, зато наслаждаются зрелищем человекоубийства – гладиаторскими боями. Знатные римлянки регулярно принимают ванны, наполняя их кровью молодых рабов, оружейники закаляют клинки, погружая их в тела живых невольников.

Средние века.

Стрелецкая казнь. Молодой царь хватает приговоренного за волосы, прижимает голову к бревну, бьет топором – голова с гулким стуком катится в сторону. Поворачивается к Меньшикову: «Вот как надо!» Меньшиков все схватывает на лету – головы бунтовщиков так и отлетают! А немец-слюнтяй взмолился: «Рубите мою, не могу я этого делать!»

Петр не стал его наказывать, простил...

Современность.

Все реже и реже встречаются специалисты, умеющие шашкой распластать человека или, глядя ему в глаза, всадить в него нож. Приятнее – из пистолета, совсем удобно – когда в затылок. Довольно просто убивать, отдавая приказы, желательно устные. Убийство становится все более удобным, технологичным – летит себе славный американский парень в штурмовике, жмет на клавиши – как в полюбившейся с детства игре-симуляторе. А что люди внизу бьются в агонии – так ведь этого же сверху не видно!

 

Заметка на полях.

«...в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику, создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать. Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Именно ею в ходе Второй мировой войны и был причинен максимальный урон живой силе врага (примерно 70% всех военных и гражданских потерь противника)».[718]

 

Инструменты борьбы сегодня уже не те, что вчера, – персональный компьютер практически везде вытеснил каменный топор, однако дикость, эмоциональное скотство жизненного поединка по-прежнему запредельное.

Ну разве не людоеды сейчас в России убивают людей, продавая им метиловый спирт под видом водки? А ближнее Подмосковье – разве не огромный мемориал, застроенный склепами – загородными домами? На стены этих гробниц так и просятся мемориальные доски, указывающие, сколько сердец было разбито, друзей предано, работников обмануто, компаньонов обворовано, клиентов ограблено, конкурентов убито – и все для того, чтобы стояли они на земле, эти памятники человеческой бесчеловечности! Давно пора разослать их владельцам стандартные плиты с просьбой самим проставить цифры в соответствующих незаполненных местах!

 

«Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.

Смотрите, я научу вас о Сверхчеловеке: он – это море, где может потонуть ваше великое ничтожество».

Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра»

 

Некто собрал несколько миллиардов долларов, другой заработал несколько баксов. Можно ли сказать, что первый принес обществу в миллиард раз больше пользы, чем второй? И если критерий – не польза обществу, то как оценивать заслуги каждого из нас, кто заслуживает большего, а кто вообще ничего не заслужил? И что такое «польза для общества»?

 

Последовательница. – Я понимаю вас, однако думаю, что все эти разговоры в пользу бедных – до тех пор, пока говорящий сам не стал богатым. И практически каждый, указывающий тебе на небеса, одновременно пытается поглубже засунуть руку в твой карман – пока ты, разинув рот, смотришь в указанном направлении. Все мы эгоисты, и наша судьба – бороться с себе подобными за жизненные блага.

 

«Все реформаторы, как бы громко они ни заявляли о социальной справедливости, почему-то неизменно жили в роскошных домах».

Логан Пирсолл Смит

 

Наставник. – Да, все мы эгоисты. Эгоизм – основа существования любого живого организма. Подави эгоизм – и человек перестает бороться за свою жизнь, перестает быть активным, останавливается в развитии. Но невозможно жить в обществе и быть абсолютным эгоистом. Абсолютный эгоист (проще говоря, отморозок) даже у нас, в России, довольно скоро оказывается изолированным от общества – на время или навсегда.

Хорошо жить в обществе нравственных людей – никто тебя не грабит, не насилует, жизни твоей не угрожает! Нравственное поведение людей до минимального уровня снижает необходимость тратить силы организма на борьбу с себе подобными. Нравственность энергетически выгодна. Но для того чтобы создать нравственное общество, необходимо, чтобы каждый из нас поступился частью своих прав в пользу ближнего и дальнего. Необходимо, чтобы каждый из нас частично (чем больше, тем лучше) перестал быть эгоистом, отказался от своих прав (по сути, проистекающих из права животного бороться за свое существование), в обмен принимая на себя обязанности (поддерживать существование окружающих тебя людей). Для того чтобы энергию, освободившуюся благодаря отсутствию межличностной борьбы, каждый из нас мог использовать на совершенствование мира, в котором мы живем.

 

Последовательница. – Но ведь не все у нас так плохо! Существуют, например, различные общественные организации, практикуется благотворительность?!

 

«Кость, брошенная собаке, не есть милосердие. Милосердие – это кость, поделенная с собакой, когда ты голоден не меньше ее».

Джек Лондон

 

Наставник. – Да, благотворительность практикуется... А знаешь разницу между благотворительностью и милосердием? Благотворительность – имитация милосердия, и как любая другая подделка, является жалким подобием оригинала.

Чаще всего благотворительность более полезна дающему, чем принимающему помощь. Вспомни историю о том, как римскому претору, спросившему, почему бы Иегове не обеспечить бедных евреев всем необходимым – раз уж он так их любит, рабби Акиба ответил: «Чтобы оказать милость благотворителям». Так что знай: когда богач, по трупам всю жизнь шедший к богатству, внезапно становится благотворителем, это всего лишь его безнадежная попытка освободиться от власти, которую над ним получили его же собственные деньги! Более того, практикуются совсем уж экзотические способы преодоления страсти к деньгам – некоторые пациенты, вместо того чтобы раздавать деньги нуждающимся, используют их для прикуривания сигар, а порой просто жгут их пачками в своих каминах!

Справедливости ради надо сказать, что порой бывает совсем наоборот – когда дающий милостыню живет в большей нужде, нежели тот, кто эту милостыню принимает. Именно этот случай имел в виду Ницше, вложив в уста Заратустры слова: «...я не даю милостыни. Для этого я недостаточно беден».

Лучше совсем не давать, чем дать и этим унизить человека. Сначала власти предержащие тихо, без суеты доводят людей до отчаяния и нищеты, а затем помпезно, с рекламной шумихой кидают им подачки с барского стола. Там, где люди по-настоящему добры, в благотворительности нет никакой необходимости.

 

«Ничто так не расшатывает нравственные устои общества, как милостыня».

Теодор Герцль

 

Последовательница. – И что же делать? Помните, как раньше молодые девицы начинали свои письма в молодежные журналы: «Дорогая редакция, как жить дальше?»

Наставник. – Ты не представляешь, Таня, как надоело бороться с себе подобными за кусок еды – ну не звери же мы, в конце-то концов! Какой выход, ты спрашиваешь? Мы, именующие себя Наставниками, решили не принимать участие в этой гонке, в этом скотском карабкании по головам стоящих впереди людей, в этой грызне за место у кормушки – решили отказаться от попыток добиться успеха в этически чуждой нам системе. Решили уйти из этого мира, придуманного для нас властью. Нет-нет, не покончить счеты с жизнью. И не уйти в схимну, в пустыню – мы решили построить свою Систему, создать для себя свой мир. Мир, в котором люди будут настолько нуждаться друг в друге, настолько сильно будут взаимозависимы друг от друга, что не смогут больше быть друг другу волками, и им останется лишь одно – быть друг другу людьми.

 

Последовательница. – Похоже, вы власть не любите – или мне показалось?! Может, вы революционер? Затеваете очередную революцию? Принцип прежний, древний – разделяй и властвуй. Только на этот раз решили разделить общество не по классовому (экономическому) и не по расовому (генетическому), а по иерархическому (социальному) принципу?

Типа вставай, народ, против чиновника-кровопивца!

Не любить власть – занятие крайне опасное! Вы против чиновника? Значит, вы против государства – по крайней мере, сами они именно так считают!

И если кто-то сомневается в их правоте, то к разговору для убедительности приглашаются мускулистые ребята в масках – а уж эти-то вас быстро научат государство-Родину любить, будьте спокойны!

 

Наставник. – А думала ли ты о том, что система взаимоотношений, в которой мы пытаемся не жить, а выжить, создана не нами, живущими по предписанным ею правилам? Правила, по которым мы выживаем, не являются результатом нашей деятельности! Мы наследовали то, что имеем, – все эти звериные условия игры! Все мы жертвы, и нынешние чиновники такие же жертвы устаревшей системы, как и насилуемый ими народ.

«Люди лучше учреждений» – слова князя Кропоткина относятся не только к царской охранке. Невыносима сама система взаимоотношений, ну а чиновник – это же человек, элемент и одновременно продукт системы, которая его исковеркала. Он такая же жертва существующих обстоятельств, как и мы с тобой, – понимает он это или нет. Но в любом случае, поверь мне, каждый из них до последних своих дней помнит, через какие унижения ему пришлось пройти, чтобы получить право унижать других!

 

«Ты правишь, но и тобой правят».

Плутарх

 

Ненавидеть чиновников неумно. Кто-то может с ненавистью размышлять о «свинцовых мерзостях», творимых отечественными держимордами. Но вознесись он сам во власть – и очень скоро он станет не лучше других ее представителей. Окружение, система совращают человека, пришедшего во власть, и надо быть ангелом, чтобы выйти из нее не выпачканным по самую макушку. Кстати говоря, ангела чиновничья система сама вынесет – и ему крупно повезет, если не крыльями вперед.

Ко всему прочему не забывай, что все в мире относительно, познается в сравнении. Так, наши чиновники – нечто жуткое только на просвещенный взгляд какого-нибудь европейца. А с точки зрения вождя племени каннибалов с островов далекой Океании, они довольно милые, душевные люди – поскольку не едят своих сограждан, запекая их живьем на вертелах!

 

«Государство существует не для того, чтобы превратить жизнь людей в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад».

Вл. С. Соловьев

 

«Без религиозного закона люди попадают в ад после смерти, без светского закона – еще при жизни».

Буддийский постулат двух законов

 

Система взаимоотношений между людьми – система управления – никогда не бывает идеально справедливой. Усилиями поколений людей она совершенствуется и постоянно развивается. Важно другое – чтобы система управления соответствовала уровню развития народа, в котором она осуществляется, причем не только уровню его интеллектуальной, технической развитости (это марксизм сводит все разнообразие факторов, влияющих на ход развития человечества, к экономике – к необходимости соответствия производственных отношений производительным силам) и не только исторической фазе его саморазвития (имею в виду теорию Льва Николаевича Гумилева о пассионарности этносов), но еще и его духовному уровню – силе, с которой люди стремятся к объединению.

По мере существования этноса система взаимоотношений между людьми то приближается к идеалу, то опять устаревает, порой становясь очень несправедливой, – перестает соответствовать представлениям подавляющего большинства о справедливости. Когда система близка к идеалу, государство действует как единый организм, оно сильно как никогда, процветают науки и ремесла, осваиваются новые земли, завоевываются (а чаще добровольно присоединяются) новые народы. Власть близка и понятна народу, открыта для вхождения в нее лучших его представителей – включая представителей покоренных народов, пользуется той же системой ценностей, исповедует ту же мораль.

 

«Когда страна отступит от закона, много в ней начальников».

Книга Притч, 28:2

 

Государство слабеет, когда система взаимоотношений между людьми устаревает и начинает требовать замены. Власть ограждает себя от народа, и в атмосфере отсутствия внешнего контроля представители власти быстро опускаются до полного скотства (показанные народам России вырезки из порнографических фильмов, снятых ими друг о друге, – далеко не самое отвратительное из того, что происходит наверху). Процветает бесстыдная, ничем не прикрытая коррупция, берут все – от шестерки в местной управе до депутатов в парламенте и министров в правительстве. Процветает двойная мораль, двойная экономика. В прессе кто-нибудь проболтается, что министр живет на зарплату, эквивалентную четыремстам долларам США, – вся страна понимающе, цинично улыбается. Законы принимаются для того, чтобы во исполнение их можно было посадить кого угодно, мораль воспринимается как болтовня для придурков. Власть – система управления – становится чуждой народу. И народ не желает более эту власть защищать – такое государство рано или поздно станет добычей соседей, обладающих более совершенной, гармоничной внутренней структурой.

 

«Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей как закона природы».

Владимир Иванович Вернадский

 

В VI веке до н. э., в карликовом государстве в центре Юго-Восточной Азии родился человек, предложивший правителю своей страны новую систему управления. В последующие 17 столетий на основе предложенной управленческой модели – конфуцианства – была создана Поднебесная империя – Древний Китай, образец могучего государства, вобравшего в себя все народы от Гималаев до Тихого океана, родина бесчисленных произведений искусства и изобретений. Но прошло время, система управления (распределения) устарела, и соседи, татаро-монголы, обладавшие более совершенными принципами взаимоотношений между людьми, оказались сильнее древних китайцев со всеми их стенами, порохом и военными машинами.

История подсказывает нам, что техническая оснащенность не всегда имеет решающее значение в войне. Племена варваров, выступая как единое целое, оказались сильнее римлян эпохи заката империи. Безоружный монах из Шаолиня имел превосходство над увешанным оружием придворным вельможей, поскольку части его тела были обучены действовать слаженно, подчиняясь единой цели – победить.

В технике концентрация механического напряжения приводит к разрушению механизма, концентрация же напряжения в обществе приводит к разрушению общества – через революции. С другой стороны, как однородность материала гарантирует прочность изготовленной из него конструкции, так социальная однородность народа является залогом могущества государства.

Известно, что алмаз является прочнейшим из известных минералов, а вот графит – мягкий материал, используемый для рисования, поскольку имеет свойство стираться, оставляя при этом темный след. Как алмаз, так и графит состоят из атомов одного и того же элемента – углерода. Но в графите атомы углерода связаны друг с другом меньшим количеством связей, чем в алмазе. Этим объясняется разительное отличие их твердости. В алмазе атомы плотно упакованы в сетчатую, тетраэдрическую структуру, в которой каждый атом крепко связан с четырьмя соседними. А в графите атомы углерода располагаются слоями, в каждом слое атом имеет только трех соседей, при этом слои слабо связаны друг с другом.

Те же явления мы наблюдаем в сообществе людей.

Страна, жители которой разъединены, стремятся обособиться, расслоиться в разнообразные касты и элиты, думают только о себе, живут, пожирая друг друга, – легкая добыча для соседнего государства, граждане которого ставят общественные интересы наравне с личными, а потому демонстрируют такое качество, как «социальная сплоченность (или «когезионная прочность», как выражаются любители засорять родной язык, пользуясь безграничной его терпимостью)»[719].

«Не делитесь меж собой, ибо дом, разделившийся изнутри, падет», – сказано в Евангелии от Луки. Высшей задачей власти является сохранение страны, в первую очередь ее территориальной и социальной целостности. В своей деградации власть не должна заходить настолько далеко, чтобы допускать развитие революционных событий, ибо революция – это вовсе не локомотив истории, а пожар, стихийное бедствие, и нашим принципом должна стать формула «Революционное мышление – эволюционное движение»!

Существует римская поговорка: Igne natura renovatur integra – «Огнем вся природа обновляется». Сложилась она в те далекие времена, когда землепашцы сжигали леса, осваивая новые земли. Конечно, пожар расчищает землю для того, чтобы на ней начали расти новые всходы, – но какой ценой! Применение примитивной подсечно-огневой системы земледелия истощает почву, и после непродолжительного периода урожайности земля надолго утрачивает плодородие. В наши времена в развитых странах никому не придет в голову применять этот варварский метод землепользования. Я надеюсь, что наш народ уже достаточно развит, и никому не удастся в очередной раз столкнуть его в революцию, соблазнив столь варварским способом сменить систему распределения материальных благ – систему управления!

 

Последовательница. – Как это у вас все складно так выходит, а мне кажется, что в любом обществе есть и всегда будут существовать конфликты интересов – к примеру, в любом обществе можно найти злых ребят спортивного образца, желающих сладко жить за счет окружающих их менее мускулистых и более спокойных граждан. Во все времена, в любой стране интересы разных групп населения находятся в противоречии – зачастую в смертельном. Рабы и рабовладельцы, феодалы и крестьяне, капиталисты и рабочие... Конфликты между родителями и детьми, законопослушными гражданами и преступниками, властью и народом, одной ветвью власти и другой...

 

Наставник. – Давай отвлечемся. Как ты знаешь, основная функция СМИ – поставка аудитории рекламодателям. Вспомним, например, какую-нибудь мыльную оперу – сериал, которым телеканалы словно мух на мед заманивают наших жен для того, чтобы слить им в мозги очередной рекламный блок. Мыльными операми их называют потому, что в те далекие времена, когда возник этот жанр, основным заказчиком рекламы для домохозяек были производители мыла, мыловарни. Кстати говоря, телевизионным этот жанр стал только впоследствии, а в тот 1932 г. первая мыльная опера прозвучала по радио.

Интрига сериала – в постоянных запутанных, параллельно развивающихся конфликтах. Жизнь телегероев напоминает непростую судьбу Сизифа – не успевают они разрешить один конфликт, как проклятый сценарист ему на смену высасывает из пальца несколько других. Когда же конфликты начинают благополучно разрешаться и сериал завершается, это означает, что сценарист вконец исписался, воображение померкло, а у телезрительниц наступило время траура.

Любая система развивается своими противоречиями. Там, где противоречие разрешилось в пользу той или иной стороны, наступает смерть – заканчивается процесс, жизнь, заканчивается развитие. Однако системы, которые чутко реагируют на увеличение интенсивности своих внутренних конфликтов и умеют вовремя снизить их остроту, жизнеспособны и долговечны. И чем больше вариантов взаимодействия система может предложить конфликтующим сторонам, тем больше вероятность, что противоречие не будет настолько сильным, чтобы разрушить эту систему. Прекрасным примером добротно построенной системы является любой живой организм – каждый из нас здоров в той степени, в какой наши органы гармонично сосуществуют внутри нас.

Ну а теперь настало время прослушать высоконаучный ответ на твое письмо в «дорогую редакцию».

В начале прошлого века в США жил и плодотворно трудился логик и математик австрийского происхождения Курт Гедель. В 1931 г. он доказал знаменитую «теорему о неполноте», согласно которой в любой теории (если пользоваться до конца точными, математически строгими формулировками, в любой теории, содержащей элементарную арифметику) существует хотя бы одно истинное утверждение, истинность которого, тем не менее, не может быть доказана методами (в рамках) этой теории. В самом общем виде из теоремы Геделя следует, что в любой системе знаний существует по крайней мере одно заведомо истинное утверждение, которое не может быть доказано полностью, окончательно, абсолютно: в цепочке доказательств рано или поздно придется остановиться на какой-либо ступени бесконечной лестницы аргументов, необходимых для окончательного доказательства истинности этого утверждения. В нашем случае из теоремы Геделя следует, что в сообществе людей существует по крайней мере один вопрос, ответ на который не может быть найден в рамках нашей системы ценностей, и для того чтобы получить ответ, необходимо выйти из этой системы – в «надсистему». Таким вопросом является вопрос человека о Смысле его жизни. Ответ на этот вопрос существует только в «надсистеме». Ответ этот недавно был найден, он носит название «Золотая Лестница».

 

«Жизнь подобна лестнице, и человек жив до тех пор, пока упорно преодолевает ее ступени».

Халид Махмуд

 

Последовательница. – Как это мило – обозвать смысл жизни эдаким строительно-монтажным словосочетанием!

 

Наставник. – Девочка, ты на удивление быстро проникаешь в суть вещей! Золотая Лестница – это действительно система построения, это путь к свободе, это Система построения человеком самого себя, своей жизни и самое главное – кое-чего еще, о чем я расскажу тебе позже.

Золотая Лестница – это социальная технология, позволяющая из населения, из аморфной массы слабо связанных друг с другом индивидуумов, из «толпы одиночек» создать народ. Превратить это, по выражению русского славянофила Алексея Степановича Хомякова, «скопление личностей, ищущих, не находящих, не могущих найти связи органической» в, как говорят специалисты по прочности материалов, плотно упакованный сплав людей, тесные и многочисленные связи которых друг с другом делают их жизнь наполненной смыслом, а их страну – непобедимой твердыней.

 

«На небеса, где ярких звезд свечение,

Поднимемся по лестнице терпенья».

Насир Хосров

 

Последовательница. – Построения жизни… Жизни, надо понимать, какой-то особо счастливой?

 

Наставник. – Это уж как кому повезет – теорию вероятности пока никто не отменял. Но каждый идущий по ступеням Золотой Лестницы знает смысл своего существования и имеет глубочайшее основание для того, чтобы жить.

 

«Каждое существо должно двигаться со ступени на ступень, подымаясь до уровня совершенного человека».

Насир Хосров

 

«У кого нет Наставника, тому наставник – дьявол».

Суфийская пословица

 

Кстати, побочным результатом восхождения является возможность жить достойно – по крайней мере, далеко не впроголодь.

Сейчас я расскажу тебе о том, ради чего мы встретились сегодня с тобой.

Экономика любой страны – это бесконечная цепь производства, накопления и обмена, распределения произведенного. Люди производят и накапливают товары, обмениваются товарами и услугами, при этом товаром может быть либо вещь, либо знание, информация, либо труд человека, – впрочем, вещь или знание по сути тоже являются овеществленным трудом, одной из его форм. При этом деньги являются особой, вырожденной формой товара.

Если ничего не производится, не добываются ископаемые, из них ничего не изготавливается – нет экономики. Не будет ее и в случае отсутствия (или несовершенства) механизмов обмена, перераспределения произведенного между участниками процесса производства. Сравни: для жизни организм должен не только вдохнуть кислород, но и распределить его по организму – донести его до своих органов, до своих клеток. Не только проглотить пищу и расщепить ее на питательные элементы, но и оптимально распределить, раздать эти питательные элементы клеткам своего тела. Опять-таки для того, чтобы тело жило, его органы должны постоянно обмениваться нервными сигналами – информацией.

Производительные средства, технология производства вещей, знаний и услуг развивается последовательно, равномерно, эволюционно. Отношения управления – производственные отношения, технология обмена, распределения благ – товаров, услуг, знаний – это чаще всего резкое, порой катастрофическое, революционное изменение, в ходе которого старый механизм вытесняется, разрушается новым. Войны, революции, заговоры и перевороты, появление мировых религий, другие исторические катаклизмы – все перечисленное есть не что иное, как попытки (иногда успешные, иногда нет) группы лиц изменить взаимоотношения между людьми, систему управления ими, а значит, попытки изменить способ обмена, используемый обществом, и принципы распределения произведенных обществом благ. Религия – это не мировоззрение, это метод. И ни для кого не секрет, что управлять – значит обладать силой, властью, правом распределять блага.

 

Последовательница. – Мне кажется, будто я в родном университете по ошибке попала на лекцию по экономике...

 

Наставник. – Чем большей степенью саморегуляции обладает система, тем она более жизнеспособна. Органы местного самоуправления, которые сейчас, к сожалению, постепенно замещаются назначаемыми сверху взяточниками, профессиональные саморегулируемые организации, которые гораздо лучше чиновников следят за деятельностью своих членов, – вот примеры по-настоящему народного самоуправления.

 

«Общество сильно только тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить сами и идут на все сознательно».

Владимир Иванович Вернадский

 

Основателю Золотой Лестницы удалось разработать Систему распределения, которая, опираясь на уже известный тебе этический принцип, воспитывает в человеке внимание и искреннюю заботу о ближнем. Система «Золотая Лестница» – это следующий шаг в развитии права человека на свободу от насилия над ним власти, права Народа на самостоятельное, без вороватых посредников, распределение между людьми плодов их труда.

 

«Одна-единственная идея может стоить больше, чем труд всех людей, животных и машин в течение столетия».

Ральф Уолдо Эмерсон

 

«Нет, не оружие я пою и не героя, а философа – того, кто, созерцая, хочет постигнуть выраженную в мире волю, размышляя, – ищет путей претворения этой воли в жизнь и, действуя, стремится свершить ее тем путем, который подсказало размышление».

Бернард Шоу

 

«Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых и сотни тысяч исследователей, придерживающихся господствующих взглядов...»

Владимир Иванович Вернадский

 

Система «Золотая Лестница» универсальна, поскольку является не только механизмом распределения произведенного, но также инструментом стимулирования производства. Золотая Лестница обладает внутренней, встроенной этикой, поскольку для всех ступивших на нее создает условия, в которых добиться успеха можно одним-единственным способом – помогая другим. Тех, кто искренне поддерживает людей, служит им, ждет материальное благополучие, сознание верно выбранного пути, который в итоге ведет человека, людей за грань обыденного, предлагает им новые ценности и смысл существования!

 

«И сказал Иисус своим ученикам: Я дам вам то, что глаз не видел, то, что ухо не слышало, то, чего рука не касалась, то, что не приходило на сердце человеку».

Евангелие от Фомы (апокриф)

 

Как и положено всякой новой технологии, Золотая Лестница возникла не раньше, чем для этого появились все необходимые предпосылки. Это развитый рынок, высокая плотность населения в крупных городах, новейшие средства связи и обработки информации – позже ты поймешь важность всего перечисленного. Но в первую очередь – это высокая степень терпимости, гуманности современного мира. Как я уже говорил раньше, главное – степень духовности людей, их стремление и готовность к объединению.

 

«Нельзя сказать, что цивилизация не прогрессирует – в каждой новой войне людей убивают все более изощренным способом».

Уилл Роджерс

 

Социологи уверенно утверждают: в последнее тысячелетие количество людей, погибших в военных конфликтах, стабильно снижается (в процентном отношении к общей численности населения) – и это на фоне многократного увеличения плотности населения и прогрессирующего роста убойной силы применяемых вооружений! Согласен, конкурентная борьба одетых в костюмы, белые рубашки и галстуки потомков ведется порой столь же бескомпромиссно, что и битвы закутанных в шкуры предков, однако сегодня победители съедают побежденных все же не в буквальном, а в переносном смысле слова!

Впрочем, даже в прежние времена большинство людей все-таки обладало свойством сострадания, и лишь немногие из них имели склонность к насилию. Еще в античные времена римский историк Вегеций с удивлением отмечал, что большинство легионеров, не желая убивать противника, в ходе битвы били его мечом плашмя по голове[720]. Во времена Гражданской войны в США, после сражения под Геттисбергом, на поле сражения нашли 27 тыс. винтовок. 90% из них были заряженными – солдаты заряжали оружие, но не стреляли из него. «В 1947 г. американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из БОЕВЫХ пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. Результаты оказались неожиданными. Только менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника. И только 2% сознательно целились во врага».[721]

 

«Хороших людей гораздо больше, чем плохих – просто плохие лучше организованы».

Михаил Задорнов

 

«Я хотел сказать только, что все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты. Вся моя мысль о том, что ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое».

Лев Толстой

Прежде чем пойти дальше, хочу предупредить: Золотая Лестница не сводится к тому, что ты услышишь сегодня от меня. Существует Знание, которое ты пока не способна воспринять. В древнеиндийском тексте Ланкаватара-сутра сказано: «Используя светильник слова и различения, человек должен выйти за пределы слова и различения и вступить на путь самореализации». Ни сегодня, ни завтра я не открою тебе самого главного. И не потому, что я такой скрытный и неискренний, – просто с гусеницами невозможно общаться на языке бабочек, и пока ребенок не освоил букварь, бессмысленно читать ему трагедии Шекспира.

 

«Опасно понимать новые вещи слишком быстро».

Джосая Уоррен

 

Неслучайно Иисус раскрывал Последователям истины учения не в лоб, а в виде символов, в форме притч. Вернее всего Библию понимает тот, кто воспринимает ее образно, аллегорически – ведь именно так может быть раскрыта ее истинная ценность, и в отношении Писания следует руководствоваться принципом «Буква убивает, но дух животворит».

Пытаясь рассказать тебе о том, что тебя ждет дальше, на более высоких ступенях Золотой Лестницы, я буду вынужден забраться слишком далеко – туда, где язык, которым мы пользуемся, начинает искажать смысл того, что требуется передать. Используемые людьми слова, инструменты общения, и так не всегда годятся для описания абстрактных понятий, чувств и состояний.

Как объяснить слепому с рождения человеку, что такое восход Солнца на берегу океана? Или глухому с рождения – что такое музыка? Как описать вкус персика тому, кто его ни разу не пробовал – и зачем это объяснять тому, кто пробовал его хотя бы раз? Настолько же трудно рассказать, что такое Золотая Лестница, человеку, не сделавшему ни единого шага на ее ступенях.

 

«…нет ничего, что меньше поддавалось бы слову и одновременно больше нуждалось бы в том, чтобы людям открывали на это глаза, чем кое-какие вещи, существование которых нельзя ни доказать, ни счесть вероятным, но которые именно благодаря тому, что благочестивые и добросовестные люди относятся к ним как к чему-то действительно существующему, чуть-чуть приближаются к возможности существовать и рождаться».

Герман Гессе

 

«Никому и ни при каких обстоятельствах нельзя объяснить больше того, что он может освоить с помощью своего аналитического механизма».

Игорь Серов

 

Одно из ограничений нашего способа мышления и используемого нами языка (а язык и есть способ, инструмент мышления) заключается в необходимости анализировать объект размышления – расчленять то, что мы намерены познать или описать. Для анализа мы используем инструменты – от слов до научных приборов. Мысль, облеченная в текст, расчленяется на составляющие его слова, а изучаемые объекты предварительно подвергаются разделению на составные части. Мы проводим анализ, раскладываем явление на все более мелкие элементы до тех пор, пока эти элементы не станут достаточно простыми для понимания их функции и свойств. Затем мы приступаем к обратному действию – к синтезу, соединяем разрозненные элементы и изучаем то, что получится в результате.

Но любое расчленение – живого тела на обрубки или в нашем случае учения Золотой Лестницы на отдельные ступени – влечет за собой умерщвление целого. Мы привыкли изучать мертвую материю! Неслучайно русский язык – великолепный, мощный инструмент освоения окружающей нас действительности – подсказывает нам: «разбираться» – от слова «разбирать».

 

«Детальное изучение отдельных органов отучает понимать жизнь всего организма».

Василий Ключевский

 

«Для того чтобы понять, как нечто устроено, аналитики стремятся разобрать его на части. К сожалению, собрать его назад обычно не удается. Понимание духовного фундамента, на котором держится единство общества, приходит уже после того, как общество развалилось».

С. Б. Чернышев

 

Рассматривая мелкие осколки разбитого сосуда, трудно представить себе его форму, если дерево распилить на поленья, оно не сможет расти – даже если соединить поленья обратно в прежнем порядке.

Ты когда-нибудь видела, как профессиональный художник пишет свои картины? Он берет краски с палитры и на первый взгляд хаотически наносит кистью мазки на холст. Постепенно изображение приобретает смысл, мазки складываются, начинает просматриваться замысел картины. Художник пишет картину целиком, заранее не зная в ней место для каждого мазка, по мере возникновения картины дополняет ее, поправляя все новыми мазками.

Мы знакомим людей с Золотой Лестницей, как пишем картину – даем не только описание первой ступени, но рассказываем также о предназначении последующих ступеней, пытаемся описать свойства всего маршрута восхождения. Это делается для того, чтобы учение воспринималось цельным, не разъятым на отдельные части. Для того чтобы ты знала, что Золотая Лестница – не пролом в стене, а врата Храма, дорога в будущее, вход в иную реальность. Очертания этого циклопического сооружения теряются в вышине, стоя у входа, на первой ступени, невозможно целиком охватить его взглядом, но каждый пришедший должен знать – храм огромен!

 

«Врата Храма

 

Есть множество дорог – они, петляя,

Ведут к вершине той, где все пути сойдутся.

На ней воздвигнут Храм – и вещь любая

Его вратами может обернуться.

 

Вот те врата:

Вино и поцелуй,

Грудь матери, любимой перси.

Сознанья блеск, и упоенье строк,

Жар юности и озарений мудрость,

И старость тихая в молитвах и покое.

 

Но если вдруг забуду у порога,

Что в Храм вхожу, чертоги Бога,

То за вратами вечную найду

Не Господа любовь – а лютую беду!»

Олдос Хаксли

 

«Много троп

Ведет от подножия горы,

Но на вершине

Мы все созерцаем

Одну и ту же яркую луну».

Иккю Содзюн

 

Что же такое Золотая Лестница? Вспомни притчу о трех слепцах, которые впервые встретились со слоном и потом делились впечатлениями об этой встрече. Первый нащупал хвост и потом утверждал, что слон похож на веревку. Второй услышал его дыхание и впоследствии был уверен, что слон – это нечто вроде больших кузнечных мехов. Третьего слон схватил хоботом и приподнял над землей, и он утверждал, что слон – это могучий ураган, поднимающий предметы в воздух и бросающий их оземь. Так что же такое слон?

 

«Семь долин – разветвленье путей и дорог,

С них рассказ я начну – это странствий исток.

Будет первой долиной – долина Исканий,

Дол заветный, начало взыскуемых граней.

Знай: долина Любви дальше путь перекрыла.

Все сожги в той долине – что есть, и что было.

И когда твое тело любовью спалит,

Знай: в долину Познания путь твой открыт.

Вслед за ней простирается дол Безразличья,

Знай – ничтожно пред ним небосвода величье.

Дальше – дол Единенья, и в этом пределе

Ты пребудешь с Единым в пути к своей цели:

А оттуда долиной Смятенья пойдешь,

Вся долина исполнена муками сплошь.

После всех тех долин будет дол Отрешенья,

Дальше нет ничего – здесь пути завершенье.

(...)

Лишь назвать семь долин – невеликое дело,

Рассказать о них – трудности нет и предела!»

Алишер Навои, «Язык птиц»

 

Для одних Золотая Лестница – это возможность научиться эффективно использовать свое время, стать хозяином своей судьбы. Для других – великолепный практический опыт работы с людьми, умение слушать и быть услышанным, понимать людей и уметь оказывать на них воздействие, это способ стать мастером межличностного поединка, волевого единоборства.

Третий ищет на ступенях Золотой Лестницы высшую духовность, и для него ментальные техники третьей ступени – то, что он так долго искал, переходя от автогенной тренировки к йоге и трансцендентной медитации.

 

«Высшее милосердие – помочь нуждающемуся заработать на жизнь».

Талмуд

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.101 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал