Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






УТРАЧЕННАЯ СВЕРХНАУКА




 

И повсюду вокруг, словно нанизанные на воду каналов, разбросаны укрепленные островки с загадочными стенами, проглядывающими сквозь густые мангровые заросли — мертвые, давным-давно заброшенные, и наводящие суеверный ужас на тех, кто теперь живет поблизости.

Абрахам Меррит, «Лунная заводь»

 

Одна из главных тайн Древнего мира мало кому известна. В отдаленном уголке Тихого океана, примерно в 1000 миль к северу от Новой Гвинеи, в 2300 милях к югу от Японии можно видеть впечатляющие руины давно погибшего города. Построенный на коралловом рифе, в пяти футах над уровнем моря, между экватором и 11-й параллелью, Нан Мадол представляет собой группу прямоугольных островов и колоссальных башен, скрытых за пышной растительностью. В доисторическую эпоху единственный путь к нему лежал через океан, откуда суда входили в коридор под открытым небом, обрамленный рукотворными островками. В конце этой «морской аллеи» находится монументальная лестница, широкие каменные ступени которой поднимаются к площади. Девяносто два искусственных островка сосредоточены в ее центральной части, занимающей 1,6 квадратных мили. Все они связаны сетью каналов одинаковой ширины 37 футов, глубина достигает более 4 футов во время прилива.

По некоторым оценкам, на сооружение Нан Мадола ушло 250 миллионов тонн призматического базальта. Его каменные балки, уложенные наподобие бревен в деревенском доме, образуют конструкцию высотой 25 футов. Вероятно, сначала она была выше на 10—20 футов. Точнее определить невозможно, тихоокеанский город медленно, но верно разрушается под натиском джунглей, которые подрывают валы, не скрепленные строительным раствором, оплетают грубо высеченные блоки, падающие на землю. Дэвид Хэтчер Чайлдрес, проведя несколько подводных исследований Нан Мадола в 1980-е и 1990-е годы, пришел к выводу о грандиозном масштабе проекта, «его легко можно сравнить с Великой стеной в Китае и Великой пирамидой в Египте хотя бы по объему использованного материала и количеству труда». Некоторые базальтовые балки здесь больше и тяжелее, чем любой из двух миллионов блоков пирамиды Хуфу. Для строительства доисторической метрополии на Каролинских островах понадобилось четыре-пять миллионов каменных колонн.

При разработке базальтовых каменоломен из скальных выходов вырубали массивные четырех-, пяти- или шестиугольные «бревна», которые шли на возведение Нан Мадола. Их грубо обтесывали и свободно подгоняли друг к другу без известкового раствора или цемента, в отличие от тщательно выверенной каменной кладки по берегам каналов. Длина этих призматических колонн варьировалась от 3 до 12 футов, но встречаются экземпляры в 25 футов. Каждый блок в среднем весил 5 тонн, самые крупные 20—25 тонн. «Естественные проемы в коралловом рифе служили проходами в гавань. Сеть каналов соединяла островки, многие из которых были окружены каменными стенами высотой 5—6 футов», — писал журнал Science.



Весь Нан Мадол некогда был окружен 16-футовой стеной, длина которой поначалу составляла 2811 футов. Лишь несколько ее фрагментов уцелело под натиском времени и океанских штормов, сдерживаемых двумя волноломами. Длина одного из них — 1500 футов, второй почти втрое больше. Толщина некоторых стен превышает 12 футов, никто не может определить, зачем это было нужно, поскольку они не использовались в качестве военных укреплений. Ни в одном из предполагаемых «домов» нет окон, и улиц нет, если не считать ими узкие каналы. Однако не похоже, что город возник в результате нескольких периодов не согласованного строительства в течение долгого времени. Общий план сооружений, сгруппированных в упорядоченные кварталы, свидетельствует о целенаправленном его создании.

НанМадол (фотография Сью Нельсон)

Лучше всего сохранился так называемый Нан Дувас — квадратная полая башня без окон из пятнадцатифутовых шестиугольных базальтовых колонн, уложенных горизонтально между рядами грубо обтесанных валунов и булыжника. Островок, где расположен Нан Дувас, обнесен двойной стеной, на которую ушло 13 500 м3 кораллового известняка и 4500 м3 базальта. На нем есть несколько других сооружений, но над всем господствует каменная громада Нан Дуваса. По словам Чайлдреса, «все массивное сооружение построено из камня, уложенного так, как обычно возводят бревенчатую хижину». Самый крупный блок весом не менее 60 тонн находится на юго-восточной стороне Нан Дуваса. Археологи, проводившие раскопки под этим мегалитом, были изумлены, когда обнаружили, что он был специально поставлен на захороненную каменную платформу.



Исследователей ожидал еще один сюрприз, когда они открыли идущий от центра Нан Дуваса большой тоннель, пробитый в коралловом известняке. Позже была выявлена сеть подземных коридоров, объединяющая все главные рукотворные острова, включая Даронг, связанный длинным тоннелем с внешним рифом, окружающим город. Невероятно, но некоторые тоннели, по-видимому, проходят под коралловым рифом и ведут к подводным пещерам. Даронг также известен искусственным озером, обнесенным каменной кладкой, — одним из нескольких, обнаруженных на территории комплекса. Самый длинный тоннель (около одной мили) идет от центра города и обрывается в море. Искусственный островок Пах-нви, который больше Нан Дуваса, состоит из 20 000 м3 кораллового известняка и базальта.

По некоторым оценкам, от 20 000 до 50 000 рабочих понадобилось для строительства Нан Мадола, что несопоставимо с численностью коренного населения острова Понпей. Как бы то ни было, природные ресурсы маленького острова явно недостаточны, чтобы прокормить столько людей.

В Нан Мадоле не было обнаружено ни одного петроглифа, барельефа или другого памятного знака, не было идолов или ритуальных объектов, которые могли бы дать какое-то представление о его строителях. Ни одна статуя или скульптура не украшала его водные бульвары. Здесь не найдены даже небольшие каменные амулеты, распространенные по всей Микронезии, а также в центральной и западной Полинезии. До сих пор не встретились также никакие инструменты или оружие.

Хотя город лежит в руинах, нетрудно представить, как он выглядел во времена расцвета. Если убрать маскирующую растительность, посетитель увидит грубо обработанные базальтовые массы, контрастирующие с упорядоченной каменной кладкой массивных башен и высоких стен, небольшие прямоугольные здания и искусственные озера, соединенные десятками каналов на общей площади более 11 квадратных миль. Неудивительно, что Нан Мадол называли «тихоокеанской Венецией». Но здесь нет рынков, храмов или складов; нет даже кладбища для захоронения умерших.

Нан Мадол (фотография Сью Нельсон)

Название «Нан Мадол» можно понимать как «место в промежутке», оно обозначает территории, разделенные сетью каналов, перевод названия «Понпей» (остров Понапе до включения в состав Федеральных Штатов Микронезии в 1991 году) — «на алтаре». Его руины не ограничены коралловым рифом напротив гавани Madolenihmw, но есть и на самом Понпее, нескольких прибрежных островках. Посреди уединенного заболоченного луга в горах около местечка Salapwuk была обнаружена прямоугольная каменная конструкция размером 46 х 33 фута с идущей по диагонали внутренней стеной высотой З фута, в каждом из двух образованных «дворов» общей площадью 1520 квадратных футов — две платформы высотой в один фут. Как и в Нан Мадоле, при строительстве использовались грубо обтесанные базальтовые валуны и призматические «бревна». Несколько похожих сооружений — на юго-западном побережье Понпея, одно — на высоте 720 футов на вершине холма, обнесенной двойной стеной. Обе ее части высотой 5 и 7 футов соединены вымощенными дорожками с несколькими платформами в виде террас.

Примерно в четверти мили к юго-западу на Понпее было обнаружено несколько каменных «гробниц» длиной 12,5—14,8 фута, но в них не оказалось человеческих останков, их подлинное назначение остается неясным. Ближе к побережью в Диади есть базальтовая загородка с платформой площадью 1600 квадратных футов. В Алаусо двухъярусная пирамида площадью 340 квадратных футов с центральным очагом стоит неподалеку от моря, возле каменной платформы Кити-Рок площадью 24 квадратных фута, стоящей на четырех базальтовых колоннах. Островок Сокех, отделенный от Понпея мангровыми болотами, пересечен многочисленными каменными тропами, соединяющими платформы.

Тайна этих сооружений усугубляется их географическим положением. Трудно представить себе более удаленное от главных морских путей место, чем Понпей — крошечный кусочек суши среди 4,5 миллиона квадратных миль Тихого океана, раскинувшихся вокруг Микронезии. Торговые маршруты проходят в тысячах миль от него. По замечанию исследователя древних аномалий Уильяма Р. Корлисса, это «128 квадратных миль суши, затерянных в безбрежности океана».

Посреди острова почти овальной формы, размером 12 на 14,5 миль, покрытого мангровыми болотами, но лишенного пляжей, находится «Большая Гора» (Totolom, Tolocome или Nahnalaud) высотой 2595 футов. Остров окружен коралловым рифом и 23 мелкими островками. Ежегодное количество осадков (195—200 дюймов) обеспечивает изобилие папоротников, орхидей, лиан, бугенвиллей и гибискуса в густо залесенных долинах и на склонах гор. Влажность очень высокая, в низинах царит дух гниения и распада. Кроме того, уединенное положение Понпея делает его весьма неподходящим для развития цивилизации. Сам остров ничем не оправдывает строительство такого грандиозного сооружения, как Нан Мадол.

Тем не менее Нан Мадол — прямое свидетельство великолепного городского планирования, совершенной системы мер и весов, разделения труда, безупречных геодезических и строительных навыков его создателей. Все это было необходимо для возведения единственного древнего городского центра в Тихоокеанском регионе. Но что это было за место — город без улиц, окон и произведений искусства? Билл С. Бэллинджер, автор одной из первых популярных книг на эту тему под названием «Затерянный каменный город», заметил: «Нигде на свете нет места, похожего на Нан Мадол. Расположение древнего города, его конструкция и замысел строителей — все это не имеет аналогов».

Колония, столица Понпея, единственный населенный город, расположенный на северной оконечности острова, резко отличается от величественных сооружений, которые можно видеть на другой стороне залива. В отличие от точного строительного плана Нан Мадола, она разрасталась хаотично, без всякого намека на планировку, в наши дни в городе живет примерно 2000 человек, главным образом в одноэтажных домах из шлакоблоков с гофрированными жестяными крышами. Старинные каменные тропы до сих пор пересекают остров, единственная грунтовая дорога длиной около 15 миль часто бывает непроходима, особенно в сезон дождей. Многие островитяне ютятся в травяных или тростниковых хижинах, а не в монументальных каменных сооружениях. «Колонию никак нельзя назвать красивой, — пишет Джорджия Гессе из The San Francisco Examiner. — Это скопище домов из поврежденного дерева с ржавыми крышами, протянувшееся вдоль широкой улицы». На острове практически негде работать, туземцов кормит плодородная вулканическая почва, они разнообразят рацион рыбой и цыплятами.

Населения Каролинских островов ни в какие времена не хватило бы для строительства «тихоокеанской Венеции». По словам Бэллинджера, «дело в том, что на самом острове Понапе и в его окрестностях никогда не было значительных ресурсов рабочей силы. Этот фактор необходимо принимать во внимание при попытке решить загадку строительства Нан Мадола». Гористый островок Понпей большей частью необитаем, и не может прокормить более 30 000 человек. Проект такого масштаба, как Нан Мадол, потребовал бы гораздо большего количества рабочих рук. Джон Макмиллан Браун, ведущий исследователь Новой Зеландии начала XX века, заметил: «Для плавания через риф во время прилива и транспортировки огромных блоков весом от 5 до 20 тонн с последующей доставкой на высоту 60 футов понадобились бы десятки тысяч работников, занятых организованным трудом. Всех их нужно было где-то селить, одевать, кормить. Между тем в радиусе 1500 миль от острова сейчас можно насчитать в общей сложности не более 50 000 человек». Даже при таком количестве строителей на сооружение городского комплекса из четырех-пяти миллионов базальтовых блоков понадобилось бы не менее 20 лет.

Понпеяне сейчас почти не проявляют интереса к археологическому памятнику, вызывающему благоговение у иностранцев. «У местных жителей, — писал журнал Science, — нет легенд, связанных с каменоломнями, строителями, временем строительства и причиной его прекращения». Они избегают этого места, считая его недобрым, опасным; существует поверье о людях, пропавших там после наступления темноты или убитых сверхъестественными силами. Фактически, на посещение Нан Мадола наложено табу еще с конца XIX века. Спустя 100 лет некоторые местные проводники соглашаются водить туда чужестранцев, но только в дневное время. «Современные жители Понапе и их ближайшие предки, — отмечал Бэллинджер, — не проявляли никакого интереса к каменному строительству и не владели даже простейшими трудовыми навыками. Между тем сооружение города требовало значительного инженерного мастерства».

«Мне пришлось использовать всю свою силу убеждения даже для того, чтобы найти двух подростков, которые бы ежедневно перевозили меня на Нан Мадол», — сетовал знаменитый Эрих фон Дэникен, автор теории о древних астронавтах, посетивший Понпей в начале 1970-х годов. В докладе министерства внутренних дел США, где упоминается о громадном объеме работ и сложной организации труда, связанной с добычей, транспортировкой и укладкой 250 миллионов тонн базальта, утверждается, что «неписаная история Понапе свидетельствует о том, что Нан Мадол был сооружен при участии или под управлением людей, не принадлежавших к его островной культуре». Фон Дэникен писал о нынешних туземцах как о «бедных, неизлечимо ленивых, не проявляющих никакого интереса к деловым предложениям». Этнолог Уильям Черчилль, побывавший на Понпее в начале XX века, пришел к выводу, что строительство доисторического города было «совершенно непосильной задачей для теперешних островитян». В его словах звучат отголоски размышлений корабельного хирурга с «Лэмбтона», британского тендера, морского парусного судна, стоявшего на якоре у побережья острова в 1836 году. Доктор Кэмпбелл считал, что Нан Мадол был «плодом труда людей, далеко превосходивших сегодняшнее поколение, чья история погрузилась в многовековую пучину забвения и чье мастерство теперь можно видеть лишь в разбросанных остатках воздвигнутых ими сооружений, поглощенных тропической зеленью над прахом их былой славы, потомкам осталась только сомнительная радость догадок и предположений».

Но в преданиях островитян сохранились некоторые смутные воспоминания. Там говорится о семнадцати мужчинах и женщинах, которые прибыли из отдаленных земель на юге и создали Понпей, набросав огромные валуны над коралловым рифом. Со временем они смешались с местным населением, их стало больше, но жизнь была неупорядоченной. Гораздо позднее близнецы Олосипа и Олосопа прибыли на «огромном каноэ» со своей родины на западе. Миф об этой прародине, известной под многими названиями разным народам Океании, был широко распространен. Когда ее называли Канамвайсо, рассказывали о великом царстве, жители которого, обладавшие огромной властью, давно бороздили просторы Тихого океана. «Падающие звезды» и землетрясения разрушили Канамвайсо, царство погрузилось на дно морское, где его до сих пор населяют духи погибших в катастрофе, которые правят всеми, кто нашел смерть в море.

Олосипа и Олосопа были чародеями, мудрецами, святыми людьми. Оба отличались высоким ростом. Сначала они высадились на северной оконечности Понпея, но она оказалась почему-то неподходящей для их целей. Они трижды пытались закрепиться на восточном побережье (у вершин гор Net, Nankopworemen и U), где местные проводники до сих пор показывают предполагаемые следы этих неудачных заходов.

Каждый раз что-то не удовлетворяло некоему заранее определенному требованию. Наконец, после тщательных поисков, нужным был признан Соунахленг, риф у острова Темвен, где Олосипа и Олосопа построили Нан Мадол с помощью «летающего дракона». После того как дракон прорезал кораллы и проложил каналы, чародеи стали поднимать в воздух огромные базальтовые «бревна» и аккуратно укладывать их на место. Вся работа заняла один день. С тех пор Нан Мадол стал священным городом и административным центром, откуда братья принесли на Понпей государственное управление и общественный порядок. Они правили совместно в течение многих лет, пока Олосипа не умер от старости. Тогда Олосопа стал править единолично и взял титул Сауделеура, «властителя Делеура», как раньше назывался остров. Он женился на местной женщине и положил начало двенадцати поколениям Сауделеуров, которые продолжали мудро и мирно править страной до прибытия предков современных понпеян.

Их возглавлял военный вождь с юга по имени Исокелькель, который убил Саудемвола, последнего из Сауделеуров. Он одержал легкую победу, потому что властителей Делеура никогда не привлекали военные дела. Род Исокелькеля продолжался много столетий до современной эпохи, несмотря на периоды оккупации чужеземными державами, вплоть до того времени, как Понпей стал сначала частью, а потом столицей независимых Федеративных Штатов Микронезии в 1984 году. Сэмюэль Хэдли был последним вождем nahnmwarki, принявшим этот титул в 1986 году.

Кое-что из этой мифической версии о происхождении Нан Мадола стало известно в 1928 году, когда японские археологи обнаружили останки человеческих скелетов в нескольких доисторических стоянках на Понпее. Хотя скелеты были неполными, в плохом состоянии, всего несколько десятков костей сохранилось достаточно, чтобы показать, что речь идет о народе, отличавшемся от местных островитян. Древние предки были гораздо выше, мощно сложены. Находка была подкреплена существующими свидетельствами. Жители Понпея до сих пор пользуются особыми метательными копьями, которые они называют наследием давно прошедшей эпохи Сауделеуров. У полинезийцев и других обитателей Микронезии обычно копья длиной 5—7 футов, на Понпее — 12 футов, что указывает на высоких потомков Олосопы и Олосипы.

Как уже говорилось, братья-чародеи якобы переправили по воздуху каменные блоки для строительства Нан Мадола. Удивительно, но такое же объяснение строительства древних мегалитических сооружений встречается в других частях света, отдаленных от Тихоокеанского региона. Самый знаменитый пример — британский

Стоунхендж, где волшебник Мерлин, по преданию, заставил летать пятидесятитонные глыбы-сарсены, чтобы установить их на место. Если эти рассказы о левитации, разделенные временем и расстоянием, не некая общая людская реакция на необъяснимые факты, они могут сохранять глубокую народную память об утраченной технологии.

Такая гипотеза может показаться неприемлемой консервативным исследователям, но они не в состоянии объяснить, как двадцатипятитонные базальтовые блоки поднимали на 30—50 фугов и укладывали в башни и стены Нан Мадола, или как шестидесятитонный монолит был установлен на каменной платформе. В наши дни самый мощный кран на Понпее может поднять 35 тонн. Воспроизведение сборки 200 млн тонн базальтовых блоков — не на твердой земле, а на коралловом рифе, в нескольких футах над уровнем океана — сложнейшая задача даже для современных инженеров, пользующихся новейшей строительной техникой.

Рэнделл Финстон, физик из Мичиганского университета, посетил Понпей в конце 1980-х годов вместе с Чайлдресом, который цитирует его в книге «Затерянные города древней Лемурии и Тихого океана»:

«Гравитационное поле, являясь частью Единого поля Эйнштейна, характеризуется некоторыми частотами. Блоки кристаллического базальта всего лишь должны были резонировать на частоте 10—12 Гц, или частоте между короткими радиоволнами и тепловым излучением, чтобы утратить свой вес. Кристаллы, даже базальтовые, идеально подходят для такого резонанса. Если в этом и заключался способ «волшебной» транспортировки камней по воздуху, они должны были разворачиваться вверх и в восточном направлении (как и гласит легенда) из-за вращения Земли. Центробежная сила земного вращательного движения заставляла камни подниматься. В таком случае люди могли летать на базальтовых блоках и помогали укладывать их на место в Нан Мадоле по мере того, как вибрация уменьшалась и камни снова набирали вес».

Согласно Полю Деверо, который подтвердил неопровержимую связь между древними мегалитическими центрами и теллурическими энергиями, «над некоторыми зонами разломов горные породы и минералы подвергаются огромному давлению, что приводит к магнитным и электрическим аномалиям и даже измеримым изменениям уровня гравитации. Сила тяготения, сила магнитного ноля и направление на истинный север — все это подвержено изменениям в некоторых местах па поверхности Земли. К примеру, тип металлической руды в породе определяет ее магнитные свойства, толщина земной коры или высота расположения определенного места влияет на уровень гравитации, который можно измерить. Находясь под тектоническим давлением, зоны разломов тоже могут создавать изменяющиеся энергетические поля».

«Любая достаточно развитая технология неотличима от волшебства», — подчеркивал Артур С. Кларк в последнем из своих Трех Законов.

Ямс и кассава, происходящие из Южной Америки, культивировались на Понпее. По мнению Тура Хейердала, это свидетельствует о культурных связях с цивилизациями Перу и Боливии. Чайлдрес размышляет о фонетическом сходстве между nahnmwarkis острова Понпей и древнеегипетскими номархами. Оба термина означали региональных наместников. Можно провести параллель между Олосипой, первым властителем Нан Мадола, и царем Атлантиды Эласиппом, упомянутым в платоновском диалоге «Критий». Если продолжить это сравнение, атлантические монархи, как и Олосопа с Олосипой, были близнецами, известными в греческом мифе под собирательным именем титанов. Но инкские и доинкские города не имеют ничего общего с Нан Мадолом, попытка переноса градостроительного опыта из древнего Египта или Атлантиды на крошечный островок в западной части Тихого океана будет натяжкой далее для крайних сторонников культурной диффузии. Видимые соответствия между незначительным островом в Микронезии и Южной Америкой, династическим Египтом или Атлантидой скорее позволяют предположить, что все эти места испытали воздействие со стороны некой внешней цивилизации.

Определение временных рамок строительства и заселения Нан Мадола станет большим шагом на пути к открытию культуры и цивилизации его создателей. Предпринималось немало попыткой" датировок, особенно после изобретения радиоуглеродного метода. В 19б()-е годы археологи из Смитсоновского института проанализировали органические останки черепахи из некоего подобия дровяной печи, получился примерно 1285 г. н. э. Дополнительный анализ близлежащего зольного слоя показал, что он старше на 200 лет. Более широкий термолюминесцентный анализ, проведенный Стивеном Эшенсом в 1970-е годы для Института тихоокеанских исследований (Гонолулу), позволил датировать керамические черепки, обнаруженные под слоем искусственной засыпки в Нан Мадоле; оказалось, что их возраст — не менее 2000 лет. Результат тем более удивителен, что современные островитяне не имели представления о керамике. Доктор Кэмпбелл, один из первых европейцев, посетивших Понпей в XIX веке, отмечал, что руины Нан Мадола «имеют более древний вид, чем египетские пирамиды».

Разные датировки, полученные в результате научпых анализов, не приносят большой пользы. Их нельзя соотнести со строительством и заселением города; они доказывают лишь, что кто-то ел черепаху в Нан Мадоле в конце XIII века или разбил керамический горшок во времена Христа. Надежные образцы для радиоуглеродного анализа невозможно получить из-за высокой влажности, которая приводит к ускоренному' гниению органических материалов и уничтожает их за очень короткое время. «Часто повторяемый вопрос об истинном возрасте Нан Мадола до сих пор фактически остается без ответа», — пишет Джон У. Брандт в журнале Archaeology.

Более надежным, чем радиоуглеродная датировка, для определения временных параметров Нан Мадола может стать измерение подъема уровня моря. Еще в 1885 году в журнале Science была опубликована статья, где, в частности, говорилось: «Необычная особенность этих островков в том, что стены находятся на глубине одного фута или больше под водой. Когда они были построены, очевидно, стояли над водой и имели связь с главной сушей, но постепенно погрузились в море».

В 1970-е годы, еще до провозглашения независимости на Понпее, остров впервые профессионально обследовал доктор Артур Сакс из Орегонского университета по поручению Управления подопечных территорий США. С удивлением узнав о странных подземных тоннелях, ведущих к подводным пещерам, он распространил свои работы на прибрежные воды. Сакс и ныряльщики из его команды обнаружили линию валунов одинакового размера, идущую перпендикулярно подводному обрыву на глубине примерно 85 футов в гавани Madolenihmw. Она исчезала в песчаном дне на глубине около 10 футов. Когда ученые установили намеренную ориентировку груды валунов между двумя островами — Pienior и Nahkapw. стало ясно: она искусственно создана. Именно здесь, по местному преданию, находились затонувшие руины, известные под названием Kahnihmw Namkhet.

Миф обрел материальные очертания, когда Сакс и его сотрудники обнаружили ряд каменных колонн высотой 17 и 25 футов, находящихся на глубине 10—60 футов. Островитяне рассказали им о втором подводном монументе с огромными воротами, или аркой, в глубоком тоннеле между Nahkapw и Nanmwoluhei. Там были найдены другие колонны, стоявшие или упавшие на дно океана, хотя большие ворота так и не удалось увидеть. В целом вокруг Нан Мадола было описано 12—15 подводных стоячих камней.

Несколько лет спустя ныряльщики, выполнявшие заказ для японского телевидения, запечатлели еще более десяти каменных колонн, расположенных двумя рядами на дне гавани Madolenihmw. Узнав об их открытии, руководство австралийского телевидения отправило свою команду для подводных съемок глубин вокруг острова Nahkapw. Там покрытые коралловыми наростами колонны, ранее осмотренные Саксом, были перемещены на новое место и использованы для съемок документального фильма «Таинственный остров Понапе». После телетрансляции экземпляр картины вручили директорам микронезийского Коммьюнити-колледжа в Колонии.

В 1990-е годы Чайлдрес предпринял решительные поиски подводных руин Kahnihmw Namkhet и затерянных ворот, некогда стоявших между островами Nahkapw и Nanmwoluhei. Ни ему, ни ныряльщикам не удалось найти ни то, ни другое. «Впрочем, мы обнаружили немало признаков существования подводных сооружений к югу от острова, что придает достоверность преданию о затонувшем городе под островом Nahkapw», — сообщил он. На южной стороне острова, к востоку от Нан Мадола, Чайлдрес и его помощники наблюдали неестественно прямые линии остатков каменных стен, густо облепленных кораллами, проходившие через риф, а также несколько каменных колонн, вес каждой из которых они определили приблизительно в 10 тонн. При отливе верхушки некоторых монолитов показывались над водой.

Подводные находки не только свидетельствуют о том, что первоначальный масштаб строительства Нан Мадола был существенно большим и превосходил надземную часть комплекса, но и предоставляют более достоверные сведения об эпохе сооружения монументов, чем противоречивые радиоуглеродные датировки. Затонувшие колонны и сформированные тем или иным образом валуны встречаются в окрестностях Нан Мадола на глубине до 75 футов. Сакс и его коллеги видели как минимум одну каменную конструкцию, практически поглощенную песком на морском дне на глубине 92 фута, что дает максимальную глубину в 100 футов поиска для возможного археологического материала на острове Понпей. Уровень моря не был таким низким со времени окончания последней ледниковой эпохи. Линия валунов между островами Pieniot и Nahkapw, которая теперь находится на глубине 75 футов, могла быть установлена на суше примерно 12 000 лет назад. Хотя на Понпее не обнаружено стоячих колонн, подводные монументы не слишком отличаются от архитектуры Нан Мадола и наводят на мысль, что он был построен на месте более древнего города, погрузившегося в океан. Преемственность строительной техники указывает на существование единого плана.

Очевидно, каналы Нан Мадола были проложены спустя много времени после установки и последующего затопления колонн и валунов: 12 000 лет назад нынешние каналы находились на высоте 100 футов над уровнем моря. То есть они могли функционировать лишь после того, как уровень моря почти достиг своей нынешней высоты, примерно 5000 лет назад. Это приводит к выводу, что Нан Мадол впервые появился примерно за 10 000 лет до н. э. на земле, которая сейчас находится на глубине 100 футов ниже уровня моря. После окончания ледниковой эпохи жители надстраивали свой город по мере повышения уровня моря; нынешний был достигнут примерно за 3000 лет до н. э. Находка археологических сооружений на глубине 95, 75, 20 и 10 футов определяет этапы древнего строительства, поспевавшего за подъемом воды.

Однако все эти соображения можно выбросить в мусорную корзину, если структуры, которые исследователи назвали «каналами», строились для иной цели. До сих пор не обнаружено ни затворов, ни шлюзовых ворот, позволяющих с уверенностью определить их как рукотворные водные маршруты. Они могли иметь совершенно иное предназначение — например, служить садками для священных угрей, которых якобы держали властители из династии Сауделеуров.

Хотя ничто из перечисленного не дает точного представления о дате основания Нан Мадола, самый нижний, древнейший культурный слой указывает на то, что город возводился с учетом подъема воды после окончания последней ледниковой эпохи. Подводная археология Понпея свидетельствует, что, несмотря на тысячелетия постепенного затопления, остров оставался населенным по крайней мере до конца IV тысячелетия до н. э. Мы пока не можем определить, когда он был заброшен. Радиоуглеродные датировки, дающие значения от XI до XV века н. э., ничего не говорят о строителях или древних жителях, и лишь подтверждают, что люди — по всей вероятности, предки современных микронезийцев — время от времени селились среди руин, давно оставленных строителями.

Возраст и комплексное строение Нан Мадола роднит его с другими руинами, расположенными более чем в 1300 милях от него в Тихом океане — затонувшей каменной платформой возле японского острова Йонагуни. Эти два монумента, далеко отстоящие друг от друга, связаны не только загадкой их происхождения. Чайлд-рес и члены его команды обнаружили кресты, квадраты, открытые и замкнутые прямоугольники, украшающие валуны, наполовину заросшие рифовыми кораллами на глубине 9 футов около Нан Мадола. Эта важная находка помогла подтвердить искусственное происхождение петроглифов, ведь сходные идеограммы были известны в горной местности на самом острове Понпей. Так была установлена прямая связь между подводными и наземными свидетельствами. По меньшей мере, один крест и несколько квадратов были сфотографированы японскими исследователями при осмотре подводной структуры у побережья Йонагуни. Сходство петроглифов японских и каролинских может стать путеводной нитью к определению их подлинного происхождения.

Во время путешествий Дэвид Чайлдрес отметил сходство между подводными колоннами Нан Мадола и так называемыми колоннами lat'te, которые он лично изучал на острове Гуам, примерно в 450 милях к северу от Понпея. Еще более ясно это сказывалось на острове Косра в 340 милях к юго-востоку. Площадью 42 квадратных мили, самый восточный из Каролинских островов, он чем-то напоминает уменьшенное зеркальное отражение Нан Мадола. Нигде больше такие огромные базальтовые валуны и грубо обтесанные монолиты не сложены в причудливые башни, каменные стены и набережные каналов. Даже расположение построек на Косре напоминает понпейские — большинство из них расположено на искусственном островке Лелу, который смотрит на гавань с востока.

Руины называются Инсару, хотя на Косре есть другие археологические достопримечательности, в частности, Менка на юго-восточной стороне острова, и Ва-лунг на северо-восточной, соединенный пятимильным каналом с Утве на южном берегу. Большинство построек сосредоточено в Инсару, где сорокатонные базальтовые блоки использовались для строительства бастионов, первоначально достигавших высоты 30—60 футов, сходных со строениями Нан Мадола, хотя есть некоторые заслуживающие внимания различия. В 1999 году по заданию департамента по сохранению исторических памятников Косры (KHRPO) доктор Фелисия Бердсли возглавила археологическую экспедицию, которая работала в местечке Сафонфок рядом с Валунгом. Она не ожидала многого от пробных раскопок, если не считать некоторых второстепенных находок в сильно поврежденных культурных слоях XVIII и начала XIX века.

«Однако богатая и целостная археологическая летопись выявила остатки технологического производства, ранее невиданного в Тихоокеанском регионе», — сообщается в докладе KHRPO. Речь шла о большой мастерской для массового производства рыболовных крючков и орудий из коралла тонкой работы. Был также обнаружен простой, можно сказать, элегантный базальтовый нож, первый в своем роде, найденный на Косре, а также необычная ромбовидная бусина с отшлифованными фасками; такая техника не встречается где-либо еще в Микронезии. Область раскопок, не превышавшая 5,5 м2, выявила не более 10% подземного комплекса, где работали несколько десятков, а возможно, и сотен мастеров, занимавшихся организованным производством промышленных товаров. Это место уникально для Тихого океана и указывает на высокую культуру, некогда процветавшую на острове.

Общее количество «каналов» на Косре (около 90) примерно соответствует Нан Мадолу, те, которые находятся в руинах Инсару, теперь почти сухие. Островок Лелу, на котором был построен город, за долгое время испытал несколько периодов тектонического подъема. Геологическая нестабильность в сочетании с колебаниями уровня моря с последней ледниковой эпохи делает почти невозможной датировку Инсару с какой-либо степенью достоверности. Тем не менее последнее радиоуглеродное тестирование на Косре, проведенное в начале XXI века, показало, что остров был населен как минимум 3000 лет назад.

Доисторические сооружения на острове Лелу отличаются от Нан Мадола лишь меньшими масштабами и двумя пирамидальными курганами из базальтовых валунов, которые местные жители называют «царскими гробницами», хотя там никогда не было останков людей. В остальном заросшие каменные дорожки, прямоугольные строения, причалы и внушительные стены только по размеру уступают своим аналогам на северо-западе. Чайлдрес констатирует очевидное, когда пишет: «Из-за большого сходства между сооружениями Нан Мадола и руинами Инсару на острове Лелу нетрудно прийти к выводу, что в обоих случаях мы видим работу одних и тех же умелых строителей».

Местные предания, которые могли бы сохранить память о строителях, были старательно выкорчеваны миссионерами, обратившими островитян в христианство. Лишь в слабом отголоске утраченного Мифа Творения говорится, что Инсару был построен за одну ночь двумя чародеями, хотя даже этот фрагмент кажется позаимствованным из мифа об Олосопе и Олосипе. Местный вариант отличается лишь добавлением расы «белых великанов», которые переносили камни и укладывали их под надзором хозяев-волшебников. Но даже горечь утраты устной традиции померкла перед варварством начала XX века, когда руины Инсару стали использовать в качсстве каменоломни для строительства нового волнореза. Это хищническое опустошение нанесло значительный ущерб древнему городу, лучшими его фотографиями по-прежнему остаются те, которые были сделаны в 1890-х годах. Ныне разграбленные руины — лишь тень былого величия, окончательно сгинувшего более ста лет назад.

В одной легенде повествуется о чужеземном корабле «Ок Паланг», приплывшем с северо-запада с командой мореходов и инженеров, которые высадились на Косре и воздвигли ее величественные сооружения много лет назад. В любом случае, мифическое свидетельство, вымышленное или нет, изображает их как чужаков со светлой кожей, искусных строителей, владевших сверхъестественными силами, недоступными пониманию туземцев. Но ни туземцы, ни профессиональные археологи, геологи или инженеры не могут объяснить, как люди доиндустриальной эпохи поднимали и точно устанавливали сорокатонные блоки в каменные стены высотой более 20 футов.

Предпринимались попытки воспроизвести «единственно возможный», по мнению представителей традиционной науки, метод транспортировки валунов. В 1995 году, во время съемок документального фильма для канала Discovery, базальтовую колонну весом в одну тонну привязали к плоту из стволов кокосовых пальм. Несмотря на неоднократные попытки сдвинуть его с места, эксперимент закончился полным провалом. В лучшем случае на плотах, воссозданных по туземному образцу, удавалось перевозить камни весом 200—300 кг, что не шло ни в какое сравнение с двадцатитонными колоннами или шестидесятитонными блоками, которые с таким мастерством перемещали строители Нан Мадола и Ин-сару. Судно, способное перевозить многотонные грузы, необходимые для строительства таких комплексов, далеко за пределами возможностей коренных жителей

Микронезии. Даже в наши дни возведение монументальных сооружений такого масштаба представляет трудную задачу для специалистов, оснащенных мощными подъемниками и другими техническими средствами.

Исследователи до сих пор не определили способ добычи базальтовых «бревен», не говоря уже о транспортировке. «Предположительно, они нагревали поверхность утеса с помощью огромных костров, потом поливали ее холодной водой, — считает Брандт. — После нескольких циклов сжатия и расширения от коренной породы откалывались блоки, подходящие для строительства». Но это лишь беспочвенная гипотеза; нет никаких свидетельств, что такой метод когда-либо использовался на Понпее. В отсутствие данных о рукотворных орудиях его применение, по крайней мере, нельзя полностью исключить. А может быть, эта загадочная «тихоокеанская Венеция» поднялась над волнами с помощью утраченной технологии, совсем не такой, как наша.

Чем на самом деле был Нан Мадол? Его одинаковые строения без окон, четкая утилитарная планировка и отсутствие складских зон отличаются от любого другого древнего города на земле, если не считать Инсару на острове Косра. В обоих местах нет никаких признаков, что там когда-либо было много горожан. Нет кладбищ, нет орудий (кроме тех, которые были обнаружены в Са-фонфоке), нет бытовых предметов или признаков торговли. Полное отсутствие специфических предметов делает несостоятельной любую гипотезу о ритуальном центре. Эти странные города будто никогда не предназначались для жизни людей.

Вероятно, Нан Мадол создавался для целей, настолько чуждых современному мышлению, что их смысл ускользает от нас. Но тайна всегда приоткрывается перед теми, кто не ограничивает себя узкими рамками традиционного взгляда на вещи, Нан Мадол не исключение.

Секрет навеки останется под замком, если пользоваться только определенным набором научно приемлемых ключей. Отсутствие нужного под рукой не означает, что путь закрыт. Столкнувшись с величественной тайной Понпея, исследователи вправе выдвигать любые, самые оригинальные гипотезы, в надежде раскрыть ее — хотя бы потому, что научные светила так и не смогли объяснить, кто, как, когда и для чего построил Нан Мадол. Они не могут даже найти источник строительного материала.

Вопрос о расположении, местонахождении может стать первым шагом на пути к окончательному ответу. Почему незаметный островок, далеко отстоящий от любых населенных центров, слишком маленький, чтобы прокормить население даже среднего города, был выбран для осуществления грандиозного строительного проекта с участием огромного количества рабочих и инженеров? Почему из более чем 500 островов Каролинского архипелага именно Понпей и Корса показались наиболее приемлемыми для проведения таких дорогостоящих работ? Ни тот, ни другой остров не обладает характеристиками важного аванпоста для высокоразвитой цивилизации. Впрочем, оба занимают уникальное положение примерно на полпути между Гавайями и Филиппинами. Проходя около 5800 миль по центральным регионам Тихого океана, северное экваториальное течение внезапно разделяется на северную и южную ветви между Косрой и Понпеем. Это имеет важное значение, так как приводит к жестоким штормам, когда холодный воздух вступает в контакт с теплыми водами у Каролинских островов.

«То обстоятельство, что многие тайфуны в северо-восточном регионе Тихого океана зарождаются в окрестностях Понпея, можно считать метеорологическим фактом, — пишет Чайлдрес. — Сам остров обычно не попадает под удар тайфунов именно потому, что здесь они только набирают силу». Возможно ли, что Понпей был специально выбран строителями Нан Мадола, потому что они оценили стратегическое положение острова? Их решение возвести огромный городской комплекс в самом безопасном от штормов уголке Тихого океана едва ли можно считать случайным. Люди, способные поднимать двадцатипятитонные базальтовые балки на высоту 30 футов над коралловым рифом, монтировать шестидесятитонные каменные блоки и прокладывать систему подземных и подводных тоннелей, вполне могли знать об окружающей среде больше, чем нам кажется. В таком случае, не был ли их выбор обусловлен успешными поисками естественного убежища от тайфунов, опустошавших восточные регионы Тихого океана? Или они ставили перед собой какую-то иную цель, когда превратили 250 миллионов тонн добытого базальта в величественный город с башнями и каналами?

Между Косрой и Понпеем находится 300-мильная зона, своеобразная колыбель тайфунов, где они зарождаются и начинают накапливать свою губительную силу, превращаясь в чудовищные бури, которые ежегодно обрушиваются на Филиппины, оставляя за собой смерть и разрушения. До недавних пор считалось, что они возникают исключительно в результате контакта, холодных воздушных масс с теплыми поверхностными водами. Метеорологи полагают, что циклоны образуются в результате трехступенчатого процесса, начинаясь как обычные грозы из-за перепадов атмосферной температуры и впоследствии усиливаясь в результате теплообг мена с океаном. Однако в конце XX века американский изобретатель Джозеф Ньюман написал:

«По отношению к ураганам необходимо принимать во внимание их электромагнитный эффект. Возникновение (или сохранение) урагана не зависит исключительно от температуры воды, над которой он движется. Доказательство — средняя температура воды в Мексиканском заливе в двадцати милях от побережья Луизианы:

• Июль, 82°F

• Август, 87°F

• Сентябрь, 82°F

• Октябрь, 76°F

• Ноябрь, 66°F

Если бы то, что говорят метеорологи, было абсолютно верным, больше всего самых разрушительных ураганов возникало бы в июле и августе. Но это не так! В действительности, пиковый сезон ураганов отмечается в сентябре, а не в июле или августе. Еще в 1984 году я опубликовал список самых разрушительных ураганов в истории, подтверждающий это. В сентябре и октябре ураганов больше чем на 300%, чем в июле и августе, они обладают большей разрушительной силой. Даже в ноябре (при температуре воды 66°F) ураганов 80% по отношению к августу, когда температура воды повышается до 87°F».

«Главный, определяющий фактор возникновения ураганов имеет электромагнитную природу; тепло — вторичный фактор. Понимание этого может привести к тому, что со временем мы научимся контролировать и даже предотвращать ураганы», — убежден Ньюман.

Не было ли это достижение реализовано в далеком прошлом на двух крошечных островах в восточной части Тихого океана? Нан Мадол и Инсару с обеих сторон стоят над «метеоколыбелью», где рождаются тайфуны. Оба острова уникальны в том смысле, что содержат миллионы тонн намагниченного базальта. Если расплавленная лава быстро застывает при определенных условиях, образуются мелкозернистые призмы, которые делают базальт одной из самых тяжелых и плотных горных пород на Земле. При затвердевании частицы железа, попавшие в лаву, тоже постепенно остывают и намагничиваются.

В конце 1980-х годов исследователь, интересующийся магнитными аномалиями в базальтовых балках Нан Мадола, приложил карманный компас к одной из массивных стен. «Стрелка вращалась и вращалась без остановки», — вспоминает Чайлдрес. Его эксперимент привлек внимание геолога, посетившего древний город. «Для базальта нормально остаточное намагничивание в процессе остывания, — пояснил специалист, — но кристаллы намагничиваются вертикально. Стрелка не должна вращаться таким образом; это какая-то странная намагниченность».

Нан Мадол и Инсару почти целиком построены из намагниченного базальта.

Остров Понпей был колониальным владением германского кайзера Вильгельма до поражения Германии в Первой мировой войне, после чего стал одной из нескольких крошек, упавших со стола победителей в протянутую руку императорской Японии. В течение 20 лет после 1919 года археологи из Токийского университета провели несколько пробных погружений вокруг острова и вели раскопки в самом Нан Мадоле. К сожалению, практически весь материал, собранный ими, включая подробные полевые отчеты, пропал во время следующей мировой войны. Мы уже упоминали о найденном скелете более высокого, чем коренные островитяне, человека. Крупные кости были обнаружены в главном сооружении городского комплекса, которое местные проводники называли «Домом Мертвых».

Углубив раскопки под каменным полом, японцы сделали поразительное открытие — там находилась коллекция больших гробов, изготовленных из платины. При тщательном рассмотрении восьмифутовых металлических ящиков не было выявлено сходства с саркофагами. Археологи были озадачены, когда узнали, что емкости запечатаны водонепроницаемым составом, хотя и непонятно, с какой целью, потому что они были пусты. Как ценная собственность, принадлежавшая императорскому правительству, они были немедленно отправлены в Японию, где исчезли во время бомбежек, едва не испепеливших Токио в 1944 году. Но еще до этого печального события в Нан Мадоле были обнаружены другие платиновые предметы и серебряные слитки.

Так или иначе, японцы поделились сообщением о находке только в 1939 году с Гербертом Риттлингером, приехавшим из Германии, одним из наиболее читаемых авторов путевых заметок своего времени, который пользовался высокой репутацией за достоверность своих сообщений и желание получать сведения из первых рук. Некоторые его книги по-прежнему публикуются, хотя роман о путешествии по Каролинским островам под названием «Безграничный океан» все еще ожидает выхода в свет. Точно изображая остров и его руины, автор сообщает, что главными товарами, экспортируемыми из Понпея в Японию в межвоенный период, были кокосовая копра, перламутр, саго и ваниль, а также платина. «Туземные истории, окрашенные старинными легендами, скорее всего преувеличены, — скептически писал он про мифы о властителях Сауделеурах, — но находка платины на острове, где нет платиноносных пород, остается реальным фактом».

Майкл Сейдж, коллега Чайлдреса по изучению Нан Мадола в конце 1980-х годов, «решил узнать, экспортировалась ли платина из Понпея, и навел справки в библиотеке Индианского университета. Очень трудно получить архивные сведения по островам за этот период. Мне не удалось найти конкретных данных по платине, но я смог установить, что уровень экспорта драгоценных металлов с Каролинских островов значительно повысился незадолго до начала войны». Исследование Сей-джа тем более примечательно, что драгоценные металлы в естественном виде не обнаружены ни на одном острове Океании.

Нан Мадол обладает еще одной аномальной особенностью для обитаемого острова. На островке Даронг есть небольшое искусственное озеро с бортиками из хорошо отшлифованных, плотно пригнанных каменных блоков. Тоннель под Даронгом проходит через коралловый риф в открытое море без какой-либо видимой цели. Сейчас рыбы через него иногда заплывают в рукотворное озеро из океана, но это едва ли было его первоначальным назначением и скорее признак запустения. «Говорят, что некогда в этом бассейне находился священный угорь, обладавший колдовской силой», — свидетельствует Чайлдрес. Может быть, эта «колдовская сила» принадлежала электрическому угрю?

Понпей расположен в геологически нестабильном районе, что неудивительно, учитывая высокую сейсмическую активность почти на всей территории Тихого океана. Дрожь земли иногда пробегает по валам и бастионам Нан Мадола, где возникают призрачные огни, которых панически боятся местные жители. «Люди верили, что, если проведешь ночь в пустом городе, погибнешь, предположительно, от мести древних духов, но скорее всего от страха», — пишет Чайлдрес. А может, от чего-то другого?

То, что он называет «странным световым феноменом», как-то связанным с древним городом, на самом деле реальное, научно подтвержденное явление, так называемое андийское сияние. Хотя оно чаще всего наблюдалось в горах Южной Америки, его можно видеть во многих других регионах, где тектоническое напряжение накапливается под огромными массами кристаллических пород, гранитов и андезитов. При сжатии кристаллов давление преобразуется в электрическую энергию, подобно тому, как кварцевые кристаллы из старых радиоприемников, если их сжать в тисках, дадут искру. Пьезоэффект — свойство определенных кристаллов генерировать электрический заряд под давлением. Высвобожденный заряд физически проявляется в виде «коронарного свечения» возбужденных ионов, похожего на светящееся облако или дымку голубоватого света, пляшущего над вершиной горы перед землетрясением или, по крайней мере, сигнализирующего о локальной сейсмической активности.

Хотя «андийское сияние» обычно безобидно, иногда оно принимает форму шаровой молнии, которая может обжечь и убить животное или человека, оказавшегося поблизости. Незадолго до первых толчков катастрофического землетрясения 5 июня 1976 года в китайском Таншане, унесшего жизнь 650 000 человек, по сообщению газеты New York Times, «в радиусе до двухсот миль от эпицентра люди видели многоцветные огни, главным образом красного и белого цвета. Листья на многих деревьях превратились в золу, овощи были обожжены с одной стороны, словно от удара молнии». Светоносное облако коронарного разряда чаще всего бывает более пугающим, нежели опасным, но известны случаи, когда оно внезапно превращалось в более плотный, яркий сгусток под воздействием усилившегося тектонического напряжения.

С учетом геологически нестабильного положения Понпея, неудивительно, что многие поколения островитян рассказывают истории о «призрачных огнях» над базальтовыми монументами. Эти истории нельзя списать на суеверие или больное воображение, феномен наблюдали и чужеземцы, ничего не знавшие о нем. Ветеран из Корпуса мира рассказал Чайлдресу, что американский доброволец, смотревший в сторону Нан Мадола со своего крыльца на соседнем острове Темвен после наступления темноты, увидел странный светящийся предмет размером с баскетбольный мяч, движущийся над руинами. На следующее утро он обратился к ученикам начальной школы, где работал учителем, с вопросом: «Угадайте, что я увидел прошлым вечером в Нан Мадоле?» Дети дружно закричали: «Ты видел свет!»

Примерно за 60 лет до этого немецкий губернатор Понпея пожелал провести ночь в одиночестве среди руин, несмотря на предостережения туземцев. Его безжизненное тело нашли на следующее утро, причина смерти так и не была установлена. На трупах людей, погибших от разряда статического электричества, иногда не бывает ожогов или каких-либо внешних признаков гибели. Хорошим примером может служить одна из жертв чикагского пожара 1871 года. Мужчина оказался между двумя вспышками, создавшими такой мощный электрический разряд при сближении, что был убит электрическим током до того, как языки пламени коснулись его тела. Встречные стены огня разлетелись в стороны от взрыва. Хотя карманные часы в его жилете расплавились, на теле не осталось ни одной отметины. Гораздо больше подобных примеров было описано во время огненных бурь, охвативших Гамбург во время ковровой бомбежки союзной авиацией в конце Второй мировой войны. /

Складывание этих разных, иногда несравнимых друг с другом фрагментов головоломки может раскрыть подлинную сущность Нан Мадола. Главная повторяющаяся гема здесь — электричество. В Нан Мадоле и Инсару миллионы тонн намагниченного базальта были превращены в огромные сооружения, башни, стены и каналы. В искусственных озерах вполне могли водиться электрические угри. Один такой вид, Electrophorus electricus, может генерировать напряжение до 650 вольт. Вероятно, все искусственные бассейны Нан Мадола и так называемые каналы некогда были заполнены тысячами подобных существ. Они создавали мощный, хотя и непостоянный источник энергии, который мог каким-то образом взаимодействовать с пьезоэлектрическими эффектами через платиновые «гробы», обнаруженные японскими археологами в «Доме Мертвых». Платина обладает тугоплавкостью и отличной электрической проводимостью, что делает ее идеальным материалом для изготовления электродов, подверженных воздействию очень высоких температур. Платину используют в электрических контактах и при сварке, потому что она выдерживает как высокую температуру, так и химическую эрозию, возникающую при образовании электрической дуги. Иными словами, помещение платины в мощное электрическое поле препятствует накоплению большего количества энергии, чем может вместить проводящее устройство или инструмент, и таким образом предотвращает его взрыв или расплавление.

Обнаружение платины (не говоря уже о доисторических предметах из этого драгоценного металла, более редкого, чем золото) в Нан Мадоле тем более замечательно, что европейцы не знали о ее существовании до тех пор, пока испанский математик Антонио де Уллоа и британский химик Чарльз Вуд не привезли первые образцы из Южной Америки в 1741 году. Но кто-то на уединенном острове в западной части Тихого океана тысячи лет назад добыл достаточно платины для изготовления нескольких «саркофагов». Месторождений платины нет на Понпее и где-либо еще на Каролинских островах. Ближайшее находится в 2200 милях юго-западнее, на Борнео, куда Сауделеуры несомненно плавали за драгоценным металлом.

Даже намек на некую древнюю технологию, превосходящую нашу, вселяет сомнения в разум современного человека, но Нан Мадол свидетельствует как раз об этом. Давайте снова рассмотрим его уникальное положение в месте зарождения тихоокеанских тайфунов, соответствие с практически идентичным городом Инсару на острове Косра. Бури рождаются в трехсоткилометровой зоне, разделяющей эти два острова. Теперь метеорологи признают электромагнетизм важным фактором возникновения тропических штормов, и считают, что опасные погодные феномены можно ослабить и даже предотвратить на ранних этапах развития, каким-то образом рассеяв электромагнитное ядро урагана прежде, чем он наберет силу.

Мы уже приводили убедительные аргументы Джозефа Ньюмана, считавшего электромагнетизм самым важным элементом тропических штормов. Это мнение поддерживали многие исследователи, начиная со знаменитого изобретателя Николы Теслы. Еще в конце XIX века он обнаружил, что наша планета испускает пульсирующее электромагнитное излучение в диапазоне сверхнизких частот (СНЧ). Тесла предположил, что лучи СНЧ с частотой 10 Гц, отраженные от ионосферы, инициируют процессы электромагнитного резонанса на высоте примерно 70 км и создадут диэлектрический слой над грозовыми облаками, что приведет к короткому замыканию в их электромагнитном ядре и рассеиванию их энергии. Для этого он призвал к сооружению колоссальных излучателей СНЧ, которые могли бы стать глобальными генераторами, создающими такие же электромагнитные цепи, какие возникают в грозовом фронте.

Ученый твердо верил, что этот процесс сможет останавливать ураганы вскоре после начала их формирования, и обратился к спонсорам за помощью в создании электромагнитной силовой установки. Вернувшись в Нью-Йорк в 1900 году после успешной демонстрации первой радиоуправляемой модели корабля, он приступил к осуществлению своего самого амбициозного проекта. После получения аванса в 150 000 долларов от финансиста Дж. П. Моргана Тесла начал строительство огромной башни для отражения СНЧ-лучей от ионосферы к областям формирования грозовых фронтов и ураганов. Однако когда половина работ над проектом была выполнена, в США разразился экономический кризис, Морган внезапно прекратил финансовую поддержку. Колоссальная башня так и осталась недостроенной, ее снос из-за бесперспективности дальнейших работ стал поворотным моментом в жизни изобретателя. Седьмого января 1943 года Никола Тесла умер в одиночестве и в нищете в обшарпанной комнате дешевого нью-йоркского отеля.

Но мечта о влиянии на метеопроцессы продолжала жить еще долго после его смерти. В апрельском 1969 г. выпуске журнала Spectrum, публикуемого авторитетным Институтом электрической и электронной инженерии, специалист по аэронавтике Сеймур Талсон отмечал: «Те, кто работает в области атмосферного электричества и физики облачных масс, собрали достаточно доказательств для утверждения, что флуктуации электрических полей в нижних слоях атмосферы Земли играют важную — возможно, определяющую — роль в формировании и движении облаков, которое предшествует выпадению осадков. В свою очередь, это предполагает, что воздействие на электрические свойства облаков со временем может стать долгожданным инструментом контроля человека над погодой».

Восемнадцать лет спустя Бернард Дж. Истлунд, физик из «Атлантик Ричфилд Ойл Компанії» (ARCO), запатентовал устройство для контроля над погодой, которое, согласно радиопередаче канала NPR от 6 сентября 1987 года, «использует наземную силовую установку для создания электромагнитных радиоволн и их фокусировки в атмосфере». В мартовском выпуске журнала Omni за следующий год последовало объяснение: «По расчетам доктора Истлунда, когда радиоволны достигнут ионосферы, они будут мощно взаимодействовать с пойманными там заряженными частицами. Результатом станет магнитный феномен, известный как «зеркальная сила»: огромная секция заряженной атмосферы будет вытолкнута вверх, прочь от Земли, электромагнитным импульсом, достаточно мощным, чтобы рассеять ураган».

Устройство Истлунда было включено в крупномасштабный правительственный проект США под названием High Frequency Active Aural Research Program (HAARP). Главный полигон находится на Аляске и состоит из комплекса антенных башен площадью 33 акра, посылающих мощные сигналы в атмосферу, якобы для метеоисследований. Некоторые наблюдатели подозревают более темные намерения, такие как использование погоды в военных целях и/или для ведения массовой психологической войны. Еще больше их беспокоит другой федеральный правительственный проект — Ground Wave Emergency Network (GWEN), официальная задача которого, объявленная в 1980-е годы, — сохранение защитных коммуникаций в случае ядерного нападения на Северную Америку.

Во всех попытках контроля над погодой, в целом, и над ураганами, в частности, — от недостроенной башни Теслы до HAARP и GWEN — используются башенные антенны, получающие энергию от силовых установок. Они похожи на современные варианты массивных башен Нан Мадола из намагниченного базальта, соединенных с искусственными бассейнами, где плавали электрические угри, и получавших энергию от тектонических напряжений под Понпеем. Если весь этот комплекс в сущности был огромной электрической цепью, притягивавшей мощные, опасные энергии Земли и неба, то он нуждался в компенсационном устройстве, смягчающем воздействие геологических и метеосил и предотвращающем уничтожение всего комплекса в результате «короткого замыкания». Этим устройством были удивительные платиновые «саркофаги», захороненные в центре монумента.

Нан Мадол никогда не был городом — во всяком случае, в обычном смысле этого слова. Скорее это была силовая установка, сконструированная предками понпеян. Действительно, Нан Мадол не похож ни на одну из населенных метрополий в мире. Его строгая планировка, отсутствие каких-либо общественных сооружений и ритуальных объектов свидетельствует, что он не мог использоваться в качестве церемониального центра.

Его предназначение могло заключаться в следующем: на ранних этапах формирования тропического шторма в трехсотмильной зоне между Понпеем и Косрой накапливающийся электрический заряд вступал во взаимодействие с миллионами тонн намагниченного базальта на островах. Когда будущий тайфун достигал определенного уровня мощности, «приемные станции» в Нан Мадоле и Инсару образовывали полярность, сходную с полюсами обычной батарейки. В момент максимальной концентрации энергии между двумя полюсами происходил взаимный обмен электромагнитными разрядами, вызывавший короткое замыкание в ядре тайфуна. Грозовые тучи внезапно проливались дождем, затем рассеивались.

Иными словами, Нан Мадол вместе с Инсару представлял собой грандиозный проект по контролю над погодой, построенный для предотвращения тайфунов. Никакая другая гипотеза не объясняет его расположения в том месте, где они рождаются, включая миллионы тонн «странно» намагниченного базальта, платиновые «саркофаги», действующие как поглотители электромагнитной энергии, и призрачные огни, возникающие под воздействием тектонических процессов.

Но почему кто-то должен был интересоваться контролем над метеопроцессами в такой глубокой древности? Ответ нужно искать в 1750 милях к востоку от Понпея, в Лусоне на Филиппинах. В 155 милях к северу от Манилы на высоте 4000 футов находится то, что многие называют восьмым чудом света — самое грандиозное инженерное сооружение, когда-либо осуществленное человечеством, хотя и не получившее должной оценки со стороны наших современников. Живая зеленая лестница поднимается на 3000 футов от ложа долины Ифугао, образуя поистине грандиозный ряд искусственных плато, общая высота которых по вертикали превосходит высоту любого современного небоскреба. Рисовые террасы Банау раскинулись на площади 49 400 акров на склонах горного хребта. Если растянуть все эти плантации в одну цепочку, они могли бы наполовину опоясать нашу планету, однако до сих пор сохранилось не более половины первоначальных сельскохозяйственных угодий.

Во времена расцвета рисовые террасы давали феноменальный урожай не только из-за огромной площади, но и благодаря эффективной, оригинальной системе орошения. Запущенность, неэффективные методы ирригации, пришедшие на смену прежним, загрязнение окружающей среды и растущее множество трущоб, прилепившихся к рисовым полям, вынудили чиновников ЮНЕСКО перенести Банау из списка Всемирного наследия в список памятников, находящихся под угрозой уничтожения. При нынешних темпах разрухи они уже не надеются, что филиппинское «восьмое чудо света» переживет XXI век.

Археологи так и не установили создателей этого проекта, поскольку организованное сельское хозяйство в таких грандиозных масштабах нельзя соотнести ни с одной современной культурой. Если предки коренных жителей Лусона, как предполагают археологи (впрочем, без всяких оснований), кропотливо трудились над преображением ландшафта, пользуясь лишь примитивными ручными орудиями, то нынешние жители долины Ифугао на самом деле опустились до примитивных методов и даже иногда не проявляют интереса к террасам. Более того, в устных преданиях говорится, что их праотцы не были создателями самого большого в мире сельскохозяйственного проекта, хотя и принимали в нем участие по велению «могучих колдунов», прибывших из-за моря в далеком прошлом. Эта история сходна с мифом об основании Нан Мадола, на самом деле эти два места объединяет нечто большее. Они связаны общими радиоуглеродными датировками — 200 г. до н. э., хотя этот период скорее всего связан с культурным всплеском, произошедшим одновременно на Филиппинах и Каролинских островах, и не обязательно означает точку отсчета цивилизации на Лусоне и острове Понпей.

Еще одно сходство, при всех различиях между этими двумя местами (одно индустриальное, другое сельскохозяйственное), — в колоссальном масштабе обоих проектов. Двести пятьдесят миллионов тонн намагниченного базальта в Нан Мадоле нетрудно сопоставить со 100 000 акров первоначальных посевных площадей в Банау. Если в том и другом случае речь идет об одном и том же обществе, их взаимно дополняющие функции становятся более ясными. Примерно 5000 лег назад филиппинские рисовые террасы были настоящей житницей страны, способной прокормить огромное население, но уязвимой, особенно опасными для нее были частые и опустошительные циклоны. Для защиты сельских угодий великой цивилизации тот же инженерный гений, который мог составить проект рисовых террас Банау, построил станцию контроля над погодой на Каролинских островах.

Очевидно, что она больше не функционирует, пос


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал