Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






САД ЭДЕМА?




 

Более пятидесяти лет я охочусь за этими фрагментами и складываю их вместе, чтобы получить хотя бы начало связной истории о Сотворении Человека. Те, кто придет за мной, завершат ее.

Полковник Джеймс Черчвард

 

Джеймс Черчвард считал, что древние таблички, которые он видел и перевел в Индии в 1870 году, были созданы «святым жреческим братством Наакалей, отправленным из Прародины в ее колонии, чтобы учить людей священным писаниям, религии и науке. В каждой стране Наакали основали центры для обучения жреческому делу, религии и наукам. Жрецы, прошедшие обучение, в свою очередь учили других людей». Так он объясняет сохранение лемурийских табличек в индуистском храме.

Тексты были снабжены несколькими рисунками, частично представлявшими символику этой высокоразвитой цивилизации до ее исчезновения. Главный символ — сложная композиция, по мнению Черчварда, «пришествие человека в Землю Му». Она включила букву may, или заглавное Т, увенчанное цветущим лотосом, обрамленным с обеих сторон его бутонами. Слева от Т — олень, словно готовящийся к прыжку. Лотос — знак просветления души, как в современном буддизме, бутоны — духовного и материального изобилия. Буква Т — само царство Му, поднимающееся среди океана. Рождение человека и его происхождение символизировал олень, «готовый к прыжку в жизнь».

Хотя Черчвард не ссылался ни на какие источники, кроме собственной интерпретации этого символа may, он тем не менее появляется в разных культурах, подвергавшихся лемурийскому влиянию. Т-образный жезл вождя и высшего жреца на Маркизских островах во Французской Полинезии, например, известный как Крест Бога, сообщила Лейнани Мелвилл, использовался «во время государственных церемоний или религиозных процессий при проведении храмовых ритуалов. Жезл вырезался из цельного куска твердого дерева, тщательного выбираемого высшим жрецом, который впоследствии благословлял его. Обычно он былов 2— 4 фута в длину, от 2—3 дюйма в ширину, толщина 1 — 2 дюйма». Наряду с прочими функциями крест символизировал собственное Древо Жизни гавайцев, которое они называли Пука-тала.

В маорийском варианте — похутакава - священное дерево, растущее в центре затонувшего дворца Лиму, откуда, отмечал Кнапперт, «души погружаются в расщелину, которая ведет под дном моря в страну духов». В гавайских и маорийских преданиях земля, где росло это дерево, описывалась как райское место возникновения человечества, откуда люди распространились по всему миру. Они не были изгнаны божественным гневом, но покинули свою родину, известную под многими названиями, когда та погрузилась в море и превратилась в царство мертвых. В большинстве полинезийских мифов отсутствуют какие-либо ассоциации между гибелью царства и небесным гневом. Морализаторская версия в Книге Бытия представляется позднейшим добавлением, где чувство вины использовалось иудейскими жрецами для того, чтобы держать паству в послушании.



Утверждение Черчварда о том, что «слово may одно из немногих, сохранившихся до наших дней со времен Прародины», по-видимому, относится к таким названиям, как Хора-нуи-а-тау, «Великая протяженность земля Тау» и Хау-папа-нуи-а-тау, «холмистая страна Тау». В маорийском предании так называлась страна, откуда в древности прибыли первые обитатели Новой Зеландии. Далее ученый писал, что «среди островитян Южного моря созвездие Южного Креста называется Тау-ха». Гавайцы называли это созвездие Хуму, их ритуальный жезл, о котором мы говорили, был известен под названием та-ха-оо. Почти в 3000 миль от Гавайских островов колоссальная пирамидальная платформа Таухала стоит в древнем портовом городе Му'а на полинезийском острове Тонга.

На каменной плите, хранящейся в японском музее Му, изображено прибытие первых людей в Лемурию, что символизирует фигура оленя на кресте may в виде буквы Т

Стилизованная буква Т есть в рисунках на коре, выполненных австралийскими аборигенами. Под ее перекладинами — семь фигурок, соответствующих звездному скоплению Плеяд. В местном мифе созвездие принадлежало группе духов Мурамура, в названии которой объединены имя затонувшей Прародины с именем солнечного бога Ра. Они создали людей, выпрямив конечности животных, и дали им первые обряды посвящения в святые таинства. Мурамура путешествовали по всему свету, а потом поднялись в ночное небо на длинном «волосяном шнуре». Само их название, роль творцов человеческой жизни и статус всемирных путешественников подчеркивают их лемурийское происхождение.



Главный лемурийский символ появляется также среди гавайских петроглифов пуако. Посетители, идущие по тропе Кео, могут видеть несколько примеров выгравированной на камне буквы Т, которая ассоциируется с Лоно — белокожим, светловолосым человеком из затерянного царства, обладателем могущественной маны. Его личная эмблема, известная как Лономакуа, «отец Лоно», — высокий деревянный шест с перекладиной на вершине, образующий все тот же хорошо известный символ. Эмблему Лономакуа носили по всему острову во время ежегодного праздника Макахике, устраиваемого в честь его прибытия на Гавайи.

Полинезийское название затерянной родины Лоно — Хайвике — происходит от корня «ха», «дыхание» или «жизнь» по-гавайски, считает Лейнани Мелвилл. Далее мы наблюдаем важную связь между тихоокеанским царством Му и Центральной Америкой. Символ Т часто изображается в майяской резьбе по камню и встречается отдельно в главных ритуальных центрах, в частности Паленке в Гватемале и Копан в Гондурасе. Он произносится как «ик», дыхание жизни. В этом смысле символ Т совпадает с характеристикой Черчварда, настаивавшего, что в царстве Му он обозначал начало человеческой жизни.

Загадочная связь между островом Пасхи и Мохенд-жо-Даро получила объяснение в главе 3, где их общая письменность рассматривается как древнее наследие, полученное независимым образом из одного и того же источника. Но общая письменность не была единственным, что сближало их с Му. Лемурийский символ Т — часть еще не расшифрованного послания на «доске Дхо-лавира», большой каменной панели, расположенной над северными воротами Хараппы как минимум 4000 лет назад. Хараппа, упоминаемая в «Ригведе», древнейшей и важнейшей из священных книг индуизма, была вторым по величине городом в долине Инда после Мохенджо-Даро. Символ Т здесь появляется также на сохранившихся цилиндрических печатях и религиозных табличках с изображением священного дерева.

Другой иероглиф майя связан с символом оленя, о котором упоминал Черчвард в своих книгах об исчезнувшей тихоокеанской Прародине. Отдельные линии радиально выходят из круга в центре прямоугольника к четырем другим кругам в каждом из четырех углов, пересеченным четырьмя парами прямых линий. Огюст ле Плонжон пришел к выводу, что он относится к преданиям майя о «затонувших землях, символом которых был образ животного, напоминающего оленя». Этот иероглиф был известен под названием U-luumilceh, «страна оленей», отмечал он. Франсиско Эрнандес де Кордова, первый испанский конкистадор, ступивший на землю Мексики, узнал об этом наименовании, когда высадился на маленьком прибрежном островке, который туземцы называли Му-герес.

Один из многих лемурийских символов Т в майяском ритуальном центре Копан в Гондурасе

Образы оленей широко представлены в духовной символике индейцев навахо, обитающих на юго-западе США. Нужно убить животное, не пролив ни капли его крови, если шкура предназначена для изготовления ритуального костюма бога Юбичая, которого представляет актер в белой маске, рассказывающий историю о сотворении мира. Юбичая почитают как «деда всех богов», который пережил Великий Потоп на острове в Западном море, где родились первый мужчина и первая женщина. Священные песчаные рисунки навахо тоже можно выкладывать лишь на оленьей шкуре, погремушки, используемые в религиозных танцах, делали исключительно из оленьих копыт, рога считались вместилищем жизни.

На другом конце огромного Тихого океана «оленья церемония» ежегодно проводится с середины октября до начала ноября у тропы, ведущей к святилищу Омотесандо в древнем японском городе Нара. Здесь животных содержат в специальных загонах, ухаживают за ними в течение всего года. В начале осеннего ритуала Цуноки-ри им спиливают рога в память о гибели былой эпохи и в напоминание о возрождении человечества, которое так же неизбежно, как рост новых оленьих рогов, которые служат символом возрождения.

Строки из «Оленьего обряда» —- эпической поэмы о происхождении тибетского народа, гласят: «По земле гуляет олень, коричневый олень Му Души царя, его министра и вассала принимают облик драгоценной кукушки, оленя и дерева». Му упоминается в традиции Бон как один из первоначальных народов, населявших добуд-дийский Тибет.

Хотя оленью символику можно найти в религиозных верованиях многих народов по всему миру, ее появление у майя, навахо, японцев и тибетцев имеет несомненную связь с Лемурией. Она воплощает концепцию возрождения после ухода былой эпохи, обычно в результате Великого Потопа. Появление народа, носящего такое название в связи со священным оленем в тибетской устной традиции, недвусмысленно свидетельствует о правоте Черчварда в истолковании символа Му.

Главным божеством Древнего Китая была Сиванму, богиня бессмертия, которую чтили уже во времена династии Шан, начиная с 1600 г. до н. э. Эта дата любопытна, последний фрагмент Лемурии исчез под морскими волнами примерно в это же время. Переселение Сиванму в Китай из ее сказочного дворца на востоке намекает на прибытие переселенцев, которые принесли тайные религиозные обряды на Азиатский континент. Сначала Сиванму жила на Счастливых островах, до тех пор, пока Шулао, Фусинь и Лусинь не покинули их. На фарфоровом блюде начала XVIII века, которое ныне находится в лондонском музее Виктории и Альберта, изображена Сиванму, сопровождающая этих богов долголетия, счастья и благоденствия в их пути по морю, в это время ее Дворец Бессмертия исчезает в бурных волнах. Судя по всему, сцена воспроизводит эвакуацию из Лемурии, о чем свидетельствует и бронзовое зеркало эпохи династии Хань. Оно украшено рисунком, на котором запечатлена Сиванму в сопровождении духов-хранителей верхом на олене — животном, тесно связанном с Лемурией в разных культурах Тихоокеанского кольца. Японским аналогом бога долголетия Шулао был Джу-родзин, ездивший на олене.

Главной обязанностью Сиванму был уход за персиковым деревом, которое росло в ее саду. Каждый, кто ел его плоды, становился бессмертным. Дерево называлось Дзянь-му и считалось мировой осью, центром мира, вокруг которого вращалась вся земная жизнь. В других вариантах этого мифа говорится о древе жизни, которое поначалу находилось по другую сторону Восточного океана, в центре легендарного островного царства Тай-шань, где жили люди с белой кожей и светлыми волосами. После того как Сиванму покинула Тайшань, она посадила древо жизни в центре своего нового дворца за горой Куньлунь. Иными словами, лемурийские таинства были перенесены в Китай после «погружения» Тайшаня. Возвращаясь к майяскому иероглифу «ик», значившему «дыхание», следует указать, что он ассоциируется с янъ-ци, первозданным дыханием, породившим человечество. В иудейском Священном Писании есть интересная аналогия: Иегова, создав Адама, наделяет его дыханием жизни.

Мотив древа жизни часто присутствует в наскальных росписях, на фресках и бронзовых барабанах по всей Юго-Восточной Азии. Туземцы-даяки из Саравака и с северного Борнео совмещают легенду о потопе с верой в то, что первые мужчина и женщина родились на райском острове, в центре которого росло священное дерево, охраняемое драконом. По просьбе женщины ее муж выкрал один из запретных плодов, что привело к всемирному потопу. Г. Линг Рот, автор монографии о даяках конца XIX века, фрагменты которой цитирует Стивен Оппенгеймер в книге «Эдем на востоке», доказал, что их истории о потопе предшествуют контактам с христианскими миссионерами.

Царство Му было известно в Центральной Полинезии под названием Болоту, древо жизни Пукатала стояло в самом центре острова. Его плоды наделили бессмертием первых людей. «Одним из символов царства Му было Древо Жизни, с которым оно тесно отождествлялось, — отмечал Черчвард. — В священных писаниях сказано, что Му было Древом Жизни, а человек — его плодом».

Оппенгеймер показал, что миф о Древе Жизни возник на Молуккских островах и распространился до Ближнего Востока и долины Мехико по маршрутам, совпадавшим с генетическими характерстиками человеческих миграций. Ганс Стивен Сантессон, опубликовавший в 1970 г. научно-популярные книги, где анализировал работы Черчварда, пришел к выводу «Эдемский сад находился не в долине Евфрата, а в царстве Му, которое и является прародиной человека». Его вывод подкреплен полинезийским мифом о Пали-ули, райском саде, где появились первые люди. В гавайских мифах первую женщину звали Иви, на Самоа ее помнили как Иву. Такие предания, существовавшие задолго до прихода миссионеров, значительно облегчали обращение островитян в христианство. История Эдемского сада описала полный круг от своего доисторического источника на юге Тихого океана через древний Ближний Восток к евангелизму XIX века.

У шумеров райский сад назывался Дилмун. Значительно позже авторы иудейских священных книг превратили идею райского сада в моральную притчу, объясняющую истоки греха и падения человечества. Еврейский Эдем явно происходит от шумерского слова edin, означавшего плодородную равнину. Но даже в Книге Бытия есть намек на комету, которая привела к исходу из Лемурии, когда Иегова посылает ангела с пламенным мечом, чтобы выдворить Адама и Еву из рая. «В Египте совместное вкушения айвы двумя молодыми людьми считалось помолвкой, — пишет ле Плонжон. — В этом обычае мы находим естественное объяснение первых семи стихов третьей главы Книги Бытия».

В XIX веке эволюционисты были убеждены, что пропавший континент существовал к югу и западу от Индии, что объясняло распространение лемуров от Мадагаскара до Цейлона. Ведущий теоретик той эпохи Эрнст Геккель первым заявил, что эволюция человечества фактически началась в Лемурии. «Можно примерно указать на расположение единого источника распространения человеческого рода, — заключил он. — Эта прародина, «рай», находилась на тропическом континенте Лему-рия, который в настоящее время находится ниже уровня Индийского океана. Многочисленные факты из географии распространения животных и растений свидетельствуют о его существовании в третичном периоде». Эти гипотеза в конечном счете была отвергнута, но в последние десятилетия XX века возродилась, когда тесная связь между лемурами и ранними гоминидами стала очевидной. Предположение Геккеля получило дополнительный импульс в связи с развитием нового теоретического направления, не ограничивавшего начало человеческой эволюции Южной Африкой. Концепция параллельной эволюции, одновременно происходившей в разных частях света, постепенно приобрела всеобщее уважение по мере появления вещественных доказательств в Азии и даже Америке.

Homo sapiens sapiens (neanderthalis) появился около 120 000 лет назад, консервативные археологи продолжают настаивать, что первые люди перешли из Азии в Северную Америку по некогда существовавшему сухопутному мосту не ранее чем 12 000 лет назад. Между тем в высокогорной долине около городка Хуатлако на юге центральной Мексики были обнаружены кости современных людей рядом с хорошо обработанными наконечниками копий, возраст которых достигает четверти миллиона лет. Останки доказывают, что древние охотники убивали крупных млекопитающих, таких, как вымерший американский верблюд, глиптодонт, мастодонт и мамонт, еще во времена плейстоцена. Эта находка стала потрясением не только для эволюционистов, но и для антропологов.

Не так давно двое мужчин, обслуживавших лодочные гонки на Фламбия-Ривер в окрестностях Кенвика, штат Вашингтон, нашли скелет, который, по первому предположению полиции, принадлежал недавно убитому человеку европеоидной расы. Последующий анализ показал, что полицейские оказались правы относительно расы, но в оценку времени были внесены коррективы. Оказалось, что возраст «жертвы» — свыше 9000 лет. Более того, после реконструкции выяснилось, что он был абсолютно не похож на представителей племен коренных американцев, чьи монгольские предки переправились по сухопутной перемычке через Берингов пролив на Аляску около 3000 лет назад. Если «человек из Кенвика» не последовал по их пути из Монголии, откуда он пришел?

Это не единственный и не старейший пример такого рода. В национальном музее антропологии города Мехико хранятся останки «пеньонской женщины», обнаруженные при раскопках колодца возле международного аэропорта. Археологи нашли череп женщины европеоидной расы, которая умерла в 27 лет, это произошло 13 000—12 700 лет назад. В это время, считает большинство специалистов, монголоидные народы, мигрировавшие из Азии через Берингов пролив, были единственными обитателями Северной Америки. Останки их черепов напоминают черепа современных индейцев. Но экспонат из Мехико был удлиненным, узким и, по утверждению биолога Сильвии Гонсалес, несомненно принадлежал европеоиду. Преподавательница из английского университета Джона Мура, она получила грант на проведение исследований от британского правительства и решила проверить свою догадку, что череп, обнаруженный в 1959 г., на самом деле значительно древнее XVI века, как гласила музейная датировка. Результаты радиоуглеродного анализа, проведенного в Оксфордском университете, подтвердили: та, о ком идет речь, действительно жила в Америке во время последней ледниковой эпохи.

Этот случай тоже не уникален. 9 октября 1993 г. в Браунс-Вэлли на границе Миннесоты и Северной Дакоты была открыта могила ледниковой эпохи. Хотя «человек из Браунс-Вэлли» почти на 1000 лет моложе мексиканской находки, это старейшие останки европеоида, до сих пор обнаруженные на территории США. Предметы, взятые из могилы, не связаны с культурами Юма или Фолсом, широко распространенными ближе к концу последней ледниковой эпохи. В отсутствие каких-либо иных объяснений, консервативные ученые отнесли их к промежуточным между ними культурам. Однако они, скорее всего, след внешнего источника, о чем свидетельствует их необычный вид и высокое мастерство обработки.

В 1965 г. при строительстве канала в Колорадо были обнаружены останки женщины, возраст которых достигал 9700 ле!1. У «женщины из Гордон-Крик» более узкое лицо по сравнению с коренными народами того времени. На нем были признаки луночного прогнатизма — челюстная область незначительного выдавалась вперед. Эта характеристика не свойственна американским индейцам, но типична для современных европейцев. Кости умершей и лежащие рядом орудия были посыпаны гематитом при похоронах. Этот краситель кроваво-красного цвета в виде порошка использовался для заупокойных ритуалов «красным народом», неизвестными мореходами, путешествовавшими вдоль восточного побережья Северной Америки более 7000 лет назад.

Не менее замечательна находка в 1940 г. — в одной из пещер в штате Невада оказалось превосходно сохранившееся тело мужчины европеоидной расы, жившего 9400 лет назад. Верхняя его часть была частично мумифицирована, на черепе остались фрагменты скальпа с рыжими волосами. Могила была выстлана стеблями шалфея, на которые положили труп, был соблюден некий погребальный ритуал. Он лежал на левом боку с согнутыми коленями, в позе, сходной с положением плода (подразумевающей возрождение), типичной для захоронений додинастического Египта. Кожаные шлепанцы, одеяло из кроличьих шкурок, искусно сплетенные коврики тоже хорошо сохранились. К сожалению, эта находка пропала после того, как ее передали местным индейцам.

Сейчас проводится радиоуглеродный анализ останков «женщины из Арлингтон-Спрингс», претендующей на звание старейшей известной обитательницы Америки, за исключением поразительной находки в центральной Мексике. Уникальное захоронение было открыто на острове Санта-Роза у побережья южной Калифорнии, кстати, еще одно доказательство того, что люди древней эпохи были неплохими мореходами. Планируется также исследование ДНК «мужчины из Визерт-Бич» в Неваде (10 500 лет), стоянки Уилсона-Левнарда в Техасе (10 000 лет) и захоронения ребенка в Монтане (10 800 лет). Такое тестирование важно не только для определения расовой принадлежности, но и для сравнения генетических характеристик разных человеческих групп, заселявших Америку, их происхождения и времени прибытия.

«В результате исследований ДНК, проведенных Юго-Западным фондом биометрических исследований (Сан-Антонио, штат Техас), удалось проследить четыре главных генетических линии американских индейцев до Сибири и Северо-Восточной Азии (Байкал, Алтай и Саяны)», — рассказал летом 2002 г. доктор Теодор Шур в Американской ассоциации развития науки. Эти находки противоречат консервативной теории о монголоидных народах, прибывших в Северную Америку по сухопутному мосту через Берингов пролив до подъема уровня моря в конце ледниковой эпохи около 9000 лет назад. Однако доктору Шуру и его коллегам удалось выделить пятую, незначительную в численном отношении, генетическую группу, предки которой имеют европеоидное происхождение. Ее представители есть в некоторых племенах, говорящих на алгонкинском наречии, в частности, оджибуэев, живших в Америке задолго до прибытия Колумба или викингов. В эту группу входят около 4% современных европейцев, относящиеся к ней встречаются и на Ближнем Востоке, хотя в меньшей степени.

Черноногие, ирокезы, инуиты и малые племена из Миннесоты, Мичигана, Массачусетса и Онтарио — вторая, меньшая группа индейцев — имеют некоторую примесь монголоидной крови, но происходят от другой древней европеоидной ветви, около 10 000 лет назад породившей древнейшую японскую культуру Дземон.

Сильвия Гонсалес пришла к выводу: «Если эти результаты окажутся верными, они вызовут бурную дискуссию. Мы собираемся сказать коренным американцам: «Возможно, до вас в Америке жили люди, никак не связанные с вами». Сообщив об этих открытиях в 2002 г., научный редактор Роджер Хайфилд заявил, что теперь существует достаточно генетических свидетельств «колонизации» Америки европеоидами 30 000 лет назад. Они не пришли по давно затонувшему сухопутному мосту из Азии, поскольку уже владели достаточно развитой мореходной технологией для пересечения необъятных, опасных просторов открытого океана.

В июле 2001 г. международная группа исследователей из музея антропологии при Мичиганском университете нашла следы европеоидов в Северной Америке, которым более 15 000 лет. Руководитель группы К.Л. Брейс объявил, что коренные обитатели Южной Канады были прямыми потомками древних европеоидов, хотя и с примесью другой крови. Он и его коллеги из Вайомингского университета, Китайской академии наук в Пекине и Колледжа традиционной китайской медицины в Ченду (провинция Сычуань) сравнили лицевые параметры 22 доисторических и современных человеческих черепов. Анализ показал, что древнейшие американцы не были связаны ни с каким из азиатских народов.

Генетические характеристики коренных обитателей северо-запада Тихоокеанского кольца, по словам Брейса, соответствовали европеоидным народам, населявшим Японию более 15 000 лет назад. Научный репортер Wall Street Journal, помощник редактора журнала Forbes Magazine Присцилла Мейер рассказала читателям журнала Ancient American: «Накоплено достаточно свидетельств в пользу сценария великого переселения миллионов людей морским путем через южную часть Тихого океана не позднее 5000 лет назад. В официальной истории нет места для такой миграции, но генетические доказательства совершенно ясны и безошибочны». Согласно табличкам Наакалей, изученным Черчвардом, население Му во время потопа составляло 65 000 000 человек. Мейер продолжает:

«Великое паломничество началось через много тысяч лет после того, как первые американцы пришли из Северной Азии предположительно по сухопутной перемычке между Сибирью и Аляской. Но более поздний приток населения через южную часть Тихого океана, по всей видимости, послужил источником и причиной появления тех народов, которые населяли Месоамерику и Южную Америку до прибытия испанских конкистадоров в начале XVI века. Пока представители господствующего течения в археологии предпочитают не обращать внимания на эти новые генетические свидетельства. В конечном счете результаты могут вынудить археологов переписать древнюю историю Америки. Совсем недавно ученые проследили мутацию человеческого гена из Юго-Восточной Азии до острова Пасхи у побережья Перу и Чили. Эта уникальная мутация позволила даже археологам датировать крупные волны миграций, первая из которых относится к 2500—1700 гг. до нашей эры... Они нашли четыре генетические характеристики, общие только для нынешних обитателей Юго-Восточной Африки и островных цепей на юге Тихого океана... Современные американо-индейские племена с такими маркерами — майя из Гватемалы, пима и хопи из юго-западной Америки и тикуна из бразильского дождевого леса».

Эта датировка массовой тихоокеанской миграции в Америку почти совпадает с современными астрофизическими данными, указывающими на окончательное

уничтожение My в 1628 г. до н. э. Генетические маркеры, о которых упоминает Мейер, связывающие южную часть Тихого океана с юго-западом США, подтверждают устные легенды индейцев хопи об их приходе сюда из-за моря на западе, где огромная приливная волна поглотила земли их предков. Память о потопе хранила церемониальная группа Водного клана с красноречивым названием Паткинья-Му. Ее члены совершали ритуалы в киве — круглом подземном святилище. Плоты, на которых приплыли праотцы индейцев хопи, спасаясь от наводнения, символизировали ряды кедровых бревен, уложенных крест-накрест в киве между каменными блоками, говорится в авторитетном исследовании Фрэнка Уотерса.

Устное сказание индейцев хопи гласит, что в Северной Америке беженцев встретил местный проводник по имени Массал, который направил их на юго-запад, где они могли жить в мире. Единственное, что им удалось сохранить в память о затонувшей прародине, — каменная табличка с отбитым углом. В далеком будущем ее нужно будет представить им как доказательство родства выжившим сородичам, которые найдут их, предрек Массал. Тогда «белый брат» покажет недостающий фрагмент и начнется новая эпоха. В течение тысячелетий камень находился под особой опекой клана Огня. В XVI веке, когда представитель индейцев сообщил о нем конкистадору, озадаченный испанец не знал, как ответить. Хопи до сих пор ждут своего «белого брата» с недостающим фрагментом камня.

Далее Мейер подтверждает предположение полковника Черчварда, что жреческий класс Лемурии (Наакали) фактически стал элитой майя. Однако следы цивилизации майя появляются лишь со II века до н. э., гораздо позднее окончательного затопления Лемурии. Очевидно, Черчвард имел в виду предыдущую культуру, еще не открытую в его время. Это были ольмеки, от которых майя унаследовали основу своего городского общества. Ольмекская цивилизация, зародившаяся около 3000 г. до н. э., дважды принимала значительные потоки беженцев, что совпало с культурными всплесками в XVII и XIII веке до н. э., соответствующими катастрофам в Лемурии и Атлантиде.

Мартин Э. Гранди, автор для журнала Ancient American, отмечает:

«В Новом Свете определены четыре основных линии митохондриальной ДНК, которые обычно обозначаются буквами от А до D. Линии А, С и D также встречаются в Сибири, что неудивительно, если коренные американцы происходят из Азии. Однако линия В озадачивает исследователей, поскольку отсутствует у населения Сибири. Точно так, как степень изменения языка может использоваться для оценки его возраста, степень вариаций внутри конкретного генотипа может служить для оценки прибытия той или иной группы населения в данный географический регион. С помощью этого подхода было установлено, что линии А, С и D появились в Америке 41 000—20 500 лет назад, линия В — 12 000—6000 лет назад. Она обнаружена преимущественно в Южной Америке и очень редко встречается или полностью отсутствует среди эскимосско-алеутской языковой группы на севере.

Географическое распределение митохондриальной ДНК линии В вызывает вопросы. Если эта линия соответствует более поздней миграции через Берингию (на что указывает ее возраст), почему она преобладает на юге и отсутствует среди народов Сибири? Ответ в том, что некая генетически отдельная группа независимым образом колонизировала юг Америки. Оценочный возраст линии В превышает 4500 лет, поэтому неудивительно, что язык этих людей отличается от наречий других американских народов. Линия В присутствует в некоторых полинезийских группах, высказывалось предположение, что эти народы могли приплыть на американский континент в доисторические времена...»

Появление линии В из южной части Тихого океана 12 000 лет назад приблизительно совпадает с окончанием последней ледниковой эпохи, что привело к резкому повышению уровня моря, затопившему все низменные регионы Лемурии и вызвавшему массовое переселение жителей на возвышенности. Генетические доказательства подкрепляются новыми лингвистическими свидетельствами. Среди ученых все большую популярность приобретает теория о том, что диалекты группы хохокан, на которых говорят индейцы тихоокеанского побережья Северной Америки и юго-запада США, происходят от австронезийской группы языков, известной по всей Океании.

Генетические воздействия в результате массовой миграции через южную часть Тихого океана не ограничиваются Месоамерикой и юго-западом США. Индейцы хайда, обитающие на тихоокеанском побережье Британской Колумбии, чаще напоминают современных японцев, чем других коренных американцев. Нынешние Тайны вспоминают время, когда море внезапно затопило землю и погубило большую часть человечества. Лишь нескольким выжившим удалось спастись, поднявшись на вершины гор. Айны — последние представители первых европеоидных обитателей Японии, где они занимали доминирующее положение немногим более 2000 лет назад. С 480 по 221 г. до н. э. китайское общество вступило в эпоху потрясений, называемую периодом Борющихся царств. Империя несла потери из-за «утечки мозгов», многие интеллектуалы и аристократы бежали от кровопролития в сравнительно безопасную Корею. Когда на Корейском полуострове ситуация тоже стала неблагоприятной, бывшие лидеры китайской культуры снова приняли решение о переселении, на этот раз в Японию. Там они смешались с местными европеоидами, представителями культуры Дземон, создателями первой в мире керамики, и сформировали основу современного японского народа.

Появление похожих на айнов европеоидов на другой стороне огромного Тихого океана стало потрясением для американских археологов. Большинство доисторических останков было найдено и профессиональными археологами, и любителями в западной части США, чаще всего в непосредственной близости от Тихоокеанского побережья, где и следовало ожидать прибытия первых беженцев из Лемурии. Но открытия были не только в Северной Америке. В 1962 г. мумия высокой светловолосой женщины была обнаружена в доинкском захоронении в окрестностях Чанкая в горах центрального Перу. В музее Герреры в Лиме есть зал, где в воздухонепроницаемых стеклянных витринах выставлены хорошо сохранившиеся древние мумии. У некоторых — светлые вьющиеся волосы, варьирующие от рыжеватого до песочного оттенка.

В гавайском Мифе Творения «Кумулипо» сказано: «Ка-хике — земля незнакомого языка. Канаке [люди нашего народа] не похожи на жителей Кахике. Там живут только хааче [белые люди]. Они подобны богам, мы подобны человеку». Утратив свой земной рай, жители Кахике проплыли через Полинезию и Юго-Восточную Азию в Индийский океан и поднялись по Персидскому заливу в Ирак, оставив следы сотворенных ими мифов среди разных народов. Наконец они поселились в междуречье Тигра и Евфрата, где эти предания сохранились, но подверглись искажению за долгие тысячелетия изгнания. Проследив их долгий путь, Оппенгеймер выявил специфические евразийские генетические линии, нук-леарные и митохондриальные, распространившиеся из океанической области к югу от нынешнего Таиланда через Индию в Месопотамию и впоследствии проникшие в Центральную Европу.

Еще в 1933 г. Льюис Спенс писал:

«Возможно, светлокожие лемурийцы после погружения главных территорий своего континента, растерзанного природным катаклизмом, поплыли на север и запад, постепенно проникая в Микронезию, Японию, а оттуда на азиатский континент... Гораздо более вероятно, что они колонизировали Северную Европу через Сибирь, а не продвигаясь из этих широт в Океанию. Пришедшие из Лемурии могли вступить в Японию и Китай в глубокой древности, когда монголы только начинали покидать центр своего распространения в Западной Азии...»

Гипотеза Спенса о светлокожих народах, мигрировавших из Лемурии через Азию, подтверждается доисторическими останками мужчин и женщин европеоидного типа, обнаруженными в Китае в последние десятилетия XX века. С середины 1970-х до конца 1980-х годов десятки, а затем и сотни мумифицированных трупов были найдены в пустыне Такла-Макан в северо-западном Китае. Они превосходно сохранились благодаря очень сухому климату. Мужчины, женщины и дети часто были одеты в наряды из мастерски изготовленной ткани, включая фетр, сравнимой по стилю и изощренности с лучшими образцами шотландского тартана. Примечательно, что все останки принадлежали к европеоидному типу с рыжими или русыми волосами и другими, явно не монголоидными чертами. Радиоуглеродные датировки, определившие их возраст в 3800—5000 лет, указывали, что захоронение более чем на 500 лет предшествовало возникновению первой исторической китайской династии Шан. Эти додинастические жители не были незначительным меньшинством, но входили в состав крупной общины, в пустыне уже найдено более 500 мумий.

Современные обитатели этих мест — уйгуры, тюркоязычное меньшинство в западном Китае, их частично европеоидное происхождение намекает на генетические связи с доисторическими обитателями Такла-Макана. Сами уйгуры считают себя этнически отличными от китайцев и стремятся к независимости от Китая. Антропологи могут лишь строить догадки о происхождении этого народа, но Джеймс Черчвард еще в 1926 г. утверждал, что уйгуры некогда населяли часть «главной колониальной империи, принадлежавшей царству Му». Согласно «табличкам Наакалей», они распространились через Северный Китай и южную Россию в Европу, где дошли до Ирландии и Испании в то время, когда «пустыня Гоби была весьма плодородным регионом. История уйгуров — это история ариев».

Иными словами, мумии европеоидов, найденные на территории уйгуров, — останки иммигрантов, чьи предки бежали от затопления их тихоокеанской прародины и перешли через Китай в пустыню Гоби, когда этот регион еще был необитаем. По мере того как климат ухудшался и местность начала превращаться в пустыню, они мигрировали на запад в Индию и Европу; впоследствии историки назвали этот процесс последовательными волнами индоарийских вторжений, продолжавшимися с конца IV до II тысячелетие до н. э. Аргументы Черчварда казались нелепыми при их публикации и даже полвека спустя. Но после открытия древнего европеоидного населения в западном Китае его слова о лемурийском влиянии среди уйгуров выглядят более правдоподобными.

Вера в белую расу, пришедшую на острова Полинезии с некоей идиллической прародины, широко распространена на просторах Тихого океана. Туземцы острова Малекуа в конце XVIII века называли европейцев «амбат», как и «аборигенный» народ светлокожих на Новых Гебридах. На Таити бытует предание о рыжеволосых женщинах с голубыми глазами, которые поднялись со дна лагуны. Таково мифическое переложение исторического события - появления беженцев, спасшихся после затопления Лемурии.

У папуасов принята любопытная церемония инициации, намекающая на происхождение туземцев. Подростков запирают в огромном, плетеном в виде рыбы амбаре, так называемом вай-му-ру, откуда они через некоторое время выходят «возрожденными», как взрослые люди. В космологическом мифе Новой Гвинеи повествуется об убитой самке кенгуру-валлаби, на останках которой появились будто белые «куколки» насекомых, которые превратились в первых мужчин и женщин белой расы, способных общаться между собой без слов. Гораздо позже они обрели свой язык. Вслед за белыми появились черные «куколки». Со временем они тоже превратились в людей —- нынешних темнокожих аборигенов Новой Гвинеи. Будучи старше, белые люди определили других в культурном развитии, они и построили флот из каноэ, на которых уплыли в сторону рассвета и больше никогда не вернулись.

Как гласит древнейшее гавайское устное предание «Кумулипо», царство Му возникло в Хелане, «непрочной земле в центре глубокого синего моря», что хорошо характеризует геологически нестабильную Лемурию. В легенде с Гавайского острова Кауаи говорится, что царь Му противился заключению смешанных браков между его подданными и полинезийцами. Потерпев неудачу, «он собрал мужчин и их перворожденных сыновей и сказал им, что следующей ночью все менехуне должны покинуть остров, чтобы сохранить чистоту своей крови. Мужчинам менехуне не было позволено взять с собой своих гавайских жен и младших детей».

Предание сообщает об увещевании полинезийского морского бога Тангароа, который призывал оберегаемый им народ «сохранять свою кожу белой, как и свои помыслы». Еще в середине XIX века детей со светлыми волосами приносили в жертву Тангароа на Мангаии, самом южном из группы островов Кука. Менехуне не были мифическими существами; так были названы 65 из 2000 жителей долины Вайниха в переписи, проведенной во время правления вождя Каумаули около 1820 г. Они жили отдельно от всех остальных в собственной общине Лаау, «Лесной обители».

Полинезийский полубог Тане упоминается в многочисленных устных преданиях как рыжеволосый человек Маори называли его народ каракако. «белые». Спенс цитирует пожилого маори, вспоминавшего легенды об Иви Атуа, первых обитателях Новой Зеландии: «Некоторые из них были очень похожи на нынешних людей маори, другие напоминали пакета (белых людей), их волосы были рыжего или золотистого оттенка, который мы называем уру-кеу. У кого-то были темные глаза, у кого-то — голубые, как у светлокожих европейцев».

Народ Иви Атуа считался хранителем священных мест. Их значимость подтвердили недавние археологические находки в Новой Зеландии. На Северном острове, к югу от озера Таупо, сохранилась стена Каиманава — ступенчатая пирамида или церемониальная платформа с террасами, какие известны по всей Полинезии, хотя эта относится к числу самых крупных.

Из-за отсутствия материалов, поддающихся датировке, возраст стены Каиманава неясен. Маори, прибывшие в Новую Зеландию 700 лет назад, не были ее строителями, они никогда не воздвигали подобных сооружений. У маори есть собственное предание о людях, живших в Новой Зеландии до их прихода. Предположительно, светлокожие мориори создали орошаемые террасы, укрепления на вершинах холмов и монументальные каменные стены, подобные Каиманава.

На островах Гилберта в Микронезии сохранились легенды о светловолосых людях матанг, которые рассеялись по океану после страшной катастрофы, уничтожившей их цветущую родину в глубокой древности. Генетические следы этого народа иногда встречаются среди туземцев Соломоновых островов, особенно на Малаите, где до сих пор можно встретить людей со светлой кожей. Спенс не преминул добавить, что эти нетипичные островитяне — носители рецессивного гена и «принадлежат к коренным жителям, а не потомкам смешанных браков с европейцами».

Вывод Спенса подкреплен суждением христианского миссионера, который жил на разных островах южных морей в XIX веке. «Повсюду, где мне приходилось бывать, я встречался со светлокожими людьми, они не альбиносы, но имеют довольно светлые волосы и бледную кожу, — отмечал Перси Смит. - У маори эта черта часто передается в семье на протяжении многих поколений. Иногда она появляется как возможное возвращение к первоначальному типу, от которого была унаследована. Туземцы сохранили предание о «народе богов» — пакахакеха, эти люди всегда жили в море и оттого были белыми; потому и назвали белых людей пакеха, когда впервые встретились с ними в XVIII веке».

На языке маори пакахакеха означает «луноподобный» «кожа, похожая на лунный свет». Дэвид Коумен, специализировавшийся на предыстории Новой Зеландии, считал, что редко встречающиеся светловолосые индивидуумы среди туземцев — «остатки невероятно древнего народа, сохранившего черты уру-кеу, светлокожих, в племенах маори». Людей пакахакеха называли великими строителями каменных монументов, подобных стене Каиманава. На островах Косра и Трук их почитали под названием пинари, «первых людей».

По всему Тихому океану и на континентальных побережьях Австралии, Азии и Америки о пропавшей расе европеоидов напоминают останки древних и живые люди, местные предания. К ее представителям принадлежат японские айны, нетипичные индейцы из Британской Колумбии, «человек из Кенвика» и многие другие останки немонголоидов ледниковой эпохи, найденные на территориях от штата Вашингтон до западного побережья Перу. Полинезийцы, микронезийцы, меланезийцы, австралийские аборигены сохранили общие воспоминания о культуре бледнолицых беженцев, спасшихся с затонувшей прародины в глубокой древности. Генетические и культурные свидетельства существования допотопного народа встречаются повсюду. «Таким образом, мы возвращаемся к гипотезе о том, что лемурийцы были расой белых людей, существовавших в глубокой древности в регионе Океании», — заключает Спенс. Хотя райский сад в Книге Бытия представлен в виде притчи авторами Священного Писания, он мифический аналог человеческой прародины в южной части Тихого океана, что подтверждает современная наука.

Спустя поколения после потопа, в эпоху позднего плейстоцена, выжившие и их потомки мигрировали через северо-западный Китай, где их мумифицированные останки до сих пор находят в регионе пустыни Гоби.

В конце концов они поселились в степях Центральной России, но столетия невзгод превратили традиционно мирных лемурийцев в воинственных скотоводов, называвших себя ариями. Из-за ухудшения климатических условий в середине IV тысячелетия до н. э. степи становились все менее пригодными для обитания, началась массовая миграция на Индийский субконтинент, в Малую Азию, на Ближний Восток, в Средиземноморье и континентальную Европу. Эти крупномасштабные переселения привели к созданию древних цивилизаций в долине Инда, Месопотамии, дельте Нила. Пришельцы смешивались с коренным населением, что приводило к формированию самобытных культур. Этот процесс определил главные черты сходства и индивидуальные различия первых городов-государств на заре Древнего мира.

Повсюду сохранились легенды о Райском саде и Древе Жизни. Такое дерево действительно было окружено почтением во времена Лемурии и существует до сих пор. В мифе о заселении острова Пасхи священное дерево было доверено Хоту Матуа, возглавившему колонистов. Он посадил росток дерева торомиро, оно умножалось и процветало с тех пор в течение многих столетий. В 1956 г. последнее дерево, какого не было больше нигде на Земле, было в плачевном состоянии. Тур Хейердал собрал его семена и отправил в Швецию, в ботанический сад Готенбурга. Когда дерево на острове Пасхи зачахло, ростки взошли там под опекой профессора Карла Скоттсберга, ведущего специалиста по флоре Полинезии. Он передал несколько штук датским ботаникам, которые высадили их на острове Пасхи в рамках чилийского проекта по восстановлению лесов.

Сотни деревьев торомиро снова растут на второй родине Хоту Матуа. Их предком вполне может быть Древо Жизни из «Райского сада» Лемурии.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал