Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Непосредственные исторические условия становления социальной психологии как течения мысли




 

Ограниченность прежних философских предпосылок соци­альной психологии. Несмотря на то, что многие идеи социаль­ной психологии XIX и XX веков были во многом предвосхищены философами и социологами прошлого, последних все же еще нельзя называть основоположниками социально-психологичес­кой теории. Для ее возникновения недостаточно тех или иных идей и высказываний. Необходимо обособление социально-психологической теории от других, уже сложившихся дисциплин или как минимум обособление внутри них со всеми вытекающими последствиями — определением собственного объекта и пред­мета изучения, методологии и прикладных функций.

Особенно важным в этом процессе обособления оказы­вается момент определения собственного предмета исследо­вания. Представители антропологического материализма в философии были близки к тому, чтобы увидеть в социальной психике человека предмет, достойный внимания и изучения. Однако, поскольку человек рассматривался ими все же не как социально-психологическое, а прежде всего как родовое, био­логическое существо, постольку это не привело, да и не мог­ло привести к возникновению социально-психологической теории в лоне философии.

Представители субъективного идеализма, хотя и склон­ны были психологизировать историю, тем не менее были дале­ки от того, чтобы создать социально-психологическую теорию, поскольку отрицали реальность коллективной психологии, при­знавая единственной реальностью лишь внутренний, субъектив­ный мир личности.

Объективный идеализм, напротив, признает в качестве единственной реальности лишь абсолютную идею, не только не связанную с индивидуальным сознанием, но и существую­щую помимо него и над ним в качестве самодовлеющей сущ­ности. Такой подход не только исключал научную постановку вопроса о социальной природе общественной психологии, но и вел к игнорированию реальной духовной жизни различных социальных групп и классов общества, оправдывал презри­тельное отношение к массам, отрицание их роли в истории общества. Естественно, что и на такой основе научная соци­ально-психологическая теория не могла возникнуть и успеш­но разрабатываться.

Препятствием на пути возникновения социальной психо­логии была и свойственная антропологизму и субъективному идеализму установка на изучение психики абстрактного человека, рассматриваемого вне конкретных социально-экономи­ческих условий.

Роль эпохи буржуазных революций в преодолении абст­рактного антропологизма. Между тем развитие капиталисти­ческих производственных отношений, ликвидировавших феодальную замкнутость и обособленность производителей друг от друга, развитие капиталистической кооперации, обме­на и конкуренции подрывало устои субъективного идеализма, трактующего личность как некую изолированную, самодовле­ющую сущность.



Ход исторического развития с характерным для буржуаз­ных революций XVII—XIX веков обострением классовой борь­бы, выступлением третьего сословия, а в середине XIX века и первыми выступлениями пролетариата против буржуазии силь­но поколебал философские представления о решающей роли вы­дающейся личности в истории.

Становилось все более очевидной необходимость перехо­да от изучения отдельных, хотя и выдающихся личностей, к ис­следованию психологии массовых движений, к анализу интересов, потребностей, настроений и чаяний народных масс и борющихся классов для того, чтобы понять динамику и смысл исторических событий.

Смена парадигм: от психологии личности к психологии слоев и классов. В условиях кризиса традиционного идеалистическо­го понимания истории создалась атмосфера, благоприятствую­щая новому подходу к оценке как места личности в обществе, ее природы, так и психологии различных социальных групп и классов, творческой роли народных масс в истории. Эта обста­новка отразилась не только на ходе развития социальной мыс­ли, но и на методах и традициях художественного творчества, дав толчок интенсивному развитию последнего.

Кое в чем искусство оказалось подвижнее философской и социальной мысли, опередив, например, последнюю в отображе­нии социально-психологических особенностей различных соци­альных типов, являющихся представителями определенных слоев и классов той эпохи. Именно в этот период Бальзак создал непревзойденные по своему мастерству портреты самых различ­ных социальных типов французского общества XIX века, при­ковав тем самым внимание всех мыслящих людей, в том числе философов и социологов, к вопросам классовой психологии.



А. Лабриола дал очень точную характеристику этому яв­лению: "Социология была потребностью времени, и после тщет­ной попытки найти свое теоретическое выражение у запоздалого схоластика Огюста Конта она, несомненно, нашла своего ху­дожника в Бальзаке, который фактически первым открыл пси­хологию классов" [10, с. 66].

Французские историки времен реставрации — Тьерри, Минье и Гизо — делают открытие классов и классовой борьбы уже достоянием исторической науки и социальной мысли. Они одними из первых говорят о решающей роли народных масс на пути к свободе и благосостоянию (их борьба за свои интересы должна стать в центре внимания исторического исследования) и смело выступают против традиций буржуазной и добуржуазной исторической науки, игнорировавшей роль народа в ис­тории. "Совершенно своеобразное явление, — писал О. Тьерри, — представляет собою... то упорство, с которым историки ни­когда не признают ни инициативы, ни идей за людскими масса­ми. Когда целый народ переходит из одной страны в другую и в ней поселяется, то летописцы и поэты так описывают всегда это событие, будто какой-то герой задумал основать новое государство, чтобы прославить свое имя; когда вырабатыва­ются новые обычаи, то оказывается непременно, что какой-то законодатель выдумал их и заставил принять их; когда вырас­тает новое государство, то непременно какой-нибудь князь ос­новал его. А народ и граждане всегда являются лишь прикрытием... мысли одного какого-нибудь человека" [11, с. 648—649].

Об огромном положительном значении исторической кон­цепции О. Тьерри говорил Г. В. Плеханов. "Философия исто­рии XVIII столетия, — писал он, — знала только личность, только великих людей, — масса, народ, как таковой, для нее почти не существовал. Философия истории Огюстэна Тьерри представляет собою в этом отношении полную противополож­ность философии истории XVIII столетия" [11, с. 648].

Образование социальной психологии в качестве течения мысли: определение понятия. Поворот внимания исследовате­лей-обществоведов к психологии народов и массовой психоло­гии, начавшийся во второй половине XIX века, знаменовал собой формирование нового течения в системе наук о человеке. Да­вайте разберемся прежде всего в смысловом значении данного понятия.

Что значит течение или направление мысли в рамках тех или иных наук? Это означает, во-первых, один из результатов дифференциации знаний, в итоге которой появляется новый круг проблем, выходящих за рамки прежних границ данной отрасли.

Во-вторых, направленность или течение мысли характе­ризует определенную и достаточно новую точку зрения на це­лый ряд прежних вопросов данной науки.

В-третьих, это предполагает стабильный интерес или пси­хологическую установку сознания на внимание к определен­ному кругу явлений. Более того, есть все основания говорить не только об устойчивости, но и о постепенном росте этого ин­тереса к специфическим явлениям массового поведения и пси­хического состояния больших групп людей.

Влияние успехов научного знания на становление социаль­ной психологии как течения мысли. Нарастанию интереса иссле­дователей к вопросам социальной психологии и ее развитию немало способствовали успехи и потребности развития различ­ных отраслей научного знания. На это обстоятельство обраща­ет внимание американский социальный психолог С. Сэрджент. Социальная психология, по мнению последнего, была подготов­лена четырьмя группами школ: 1) социальными философами (Платон, Аристотель, Ш. Монтескье, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо и др.); 2) пионерами антропологии (куда С. Сэрд­жент относит М. Лацаруса, Г. Штейнталя и В. Вундта, поло­живших начало разработки проблем психологии народов); 3) представителями английского эволюционизма (Ч. Дарвин, Г. Спенсер и др.); 4) ранними социологами (О. Конт и Э. Дюрк-гейм) [12, с. 7—10].

Успехи и запросы этих направлений социального знания действительно сыграли важную роль в развитии социальной пси­хологии.

В связи с усилившимся в эпоху империализма процессом миграции населения очень остро встали проблемы языкового общения и культурного взаимовлияния народов. Не последнюю роль здесь играли и интересы политического плана, связанные с изучением национальной психологии зависимых народов, их обычаев, традиций и языка. Чтобы раскрыть связь языка с раз­личными компонентами психологии народа, необходимо было специально заниматься разработкой проблем социальной пси­хологии. Вот почему в языкознании раньше, чем в других от­раслях обществоведения, работами Лацаруса, Штейнталя, а в определенном отношении и Вундта было положено начало пси­хологическому направлению, что многие авторы и расценива­ют как начало возникновения социальной психологии вообще.

Важную роль в ее возникновении сыграло и развитие ант­ропологии, этнографии и археологии. Труды английского ант­рополога Э. Тейлора о первобытной культуре, американского этнографа и археолога Л. Г. Моргана о быте американских ин­дейцев, французского социолога и этнолога Л. Леви-Брюля об особенностях представлений и мышления первобытного челове­ка поставили ряд важных социально-психологических проблем, дали ценный фактический материал. Можно сказать, что они оз­наменовали начало поворота интереса этнографов, антрополо­гов и археологов к вопросам социальной психологии и заложили основы психологического направления в этой области.

Глубокими корнями социальная психология уходит в об­ласть общей психологии и психиатрии. Труды психологов Б. Болдуина и В. Мак-Дауголла, В. Вундта, Т. Рибо положили начало социально-психологическому направлению в психоло­гической науке.

Исходя из потребностей и задач психиатрии к социальной психологии, хотя и очень разными путями, пришли в конце XIX века академик В. М. Бехтерев, начавший с изучения явлений массового психоза под воздействием внушения, а впоследствии, уже в начале XX века, и автрийский психиатр 3. Фрейд. Так возник социально-психологический раздел психиатрии, иссле­дующий социальную обусловленность психических явлений, а также механизм массовых неврозов и психозов. Невозможность объяснить данные явления с позиций общей психологии с неиз­бежностью привела психиатров к социальной психологии.

Важный мост от социальной медицины к социальной пси­хологии был перекинут в начале XX века известным русским биологом и мыслителем И. И. Мечниковым, который внес зна­чительный вклад в исследование столь сложных явлений обще­ственной психологии, каковыми являются пессимистическое и оптимистическое умонастроения людей.

Основы социально-психологического направления в юрис­пруденции были заложены работами немецкого правоведа Ф. Гольцендорфа, занимавшегося проблемами формирования и функционирования общественного мнения, и исследованиями русского юриста Л. И. Петражицкого эмоциональной и мотивационной сторон правосознания.

Формирование психологического направления в социоло­гии. Не случаен и процесс психологизации социологии. Тенден­ция психологического подхода к объяснению социальных явлений имела место уже давно у многих представителей идеа­листической философии. Однако психологическое направление как таковое возникает в буржуазной социологии примерно в 90-е годы XIX века, т. е. после того, как успели сложиться в основном соответствующие направления в языкознании, исто­рии, этнографии и некоторых других областях социального знания.

В возникновении психологического направления в со­циологии в известной мере, как и во всех предыдущих слу­чаях, сказались закономерности развития научного знания.

Буржуазные социологи вынуждены были под давлением фак­тов признать очевидную ограниченность прежнего толкования общественной жизни, которое игнорировало деятельность масс.

Французский социолог и публицист Г. Лебон говорил о том, что на смену веку героев приходит век масс. "И в то вре­мя, как все наши древние верования колеблются и исчезают, — писал он, — старинные столпы общества рушатся друг за дру­гом, — могущество масс представляет единственную силу, которой ничто не угрожает и значение которой все увеличива­ется. Наступающая эпоха будет поистине эрой масс" [1, с. 154].

В числе первых работ по социальной психологии были тру­ды не только философов, языковедов, этнографов, историков, юристов, психологов, но и экономистов, биологов, зоопсихо­логов, политических деятелей, публицистов, писателей, жур­налистов и представителей многих других отраслей знания и профессий.

Все это, несомненно, свидетельствует о многообразии корней и истоков социально-психологической теории.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал