Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 29




 

Оставшуюся часть дня они потратили на то, чтобы добраться до материка. От солнца осталась лишь слабая золотистая полоска на горизонте, и они наконец увидели линию берега. Она вырисовывалась неровной черной полосой в наступающей тьме. Уже стемнело, появились луна и звезды. Путники спустились на берег. Они устали, их тела онемели, а глаза слипались. Когда устраивались на ночлег, из леса повеяло ароматом листьев и цветов.

— Фр-р-р! Мне все больше и больше нравится твоя земля, Рен из рода эльфов, — сказал Стреса.

С рассветом они снова продолжили полет. Их путь лежал на север, вдоль береговой линии. Тигр Тэй ловко сидел на почти гладкой шее рока, устремив взгляд вперед, он ни с кем не разговаривал. Лишь бросил на Рен долгий и суровый взгляд, когда она сказала ему, куда надо лететь. И с тех пор больше не смотрел в ее сторону. Они мчались, используя воздушные потоки, через Ирайбис и Скалистый Отрог в Саранданон. Под ними мелькали зеленые леса, черная земля, лазурные озера, серебряные реки и окрашенные всеми цветами радуги луга, поросшие дикими цветами. Мир внизу казался безупречным. Кажется, порождения Тьмы еще не побывали там. Время тянулось медленно и лениво. В такие прекрасные дни в сердце всегда возникает грусть; страстное желание, чтобы они длились вечно, тускнеет от мысли, что следующий день будет уже иным и что жизнь вообще не сулит слишком многого.

В полдень они приземлились на лугу, у южного края Саранданона, и пообедали фруктами, сыром и козьим молоком. Все это раздобыл Тигр Тэй. В лесу порхали птицы, а небольшие зверьки спускались по ветвям и исчезали в своих норках. Фаун наблюдала за всем происходящим, как будто бы видела это впервые. Стреса понюхал воздух, но его кошачья морда все время морщилась и подергивалась. Трисс уже поправился настолько, что мог самостоятельно сидеть и стоять, хотя был еще весь перебинтован, с наложенными на руку шинами, а лицо обезображивали ссадины и синяки. Он часто улыбался Рен, но его взгляд оставался грустным и отстраненным. Тигр Тэй продолжал держаться особняком. Рен знала: он размышляет над тем, что она собирается сделать. Горел желанием спросить ее об этом, но не решался.

Закончив трапезу, они продолжили свое путешествие. Низко пролетев над долиной, они повернули к Поющему Роднику. В полдень они уже летели на север вдоль русла реки, неуклонно стремясь навстречу заходящему солнцу.

Уже начинало смеркаться, когда они добрались до Каролана. Восточный берег начинался скалистой стеной и переходил в огромный, пустынный утес. Сложенный из скальных пород, он представлял собой неровный выступ, на котором росли лишь редкие кустики чахлой растительности. Со стороны океана его защищали тянущиеся ввысь могучие деревья и высокие скалы.



Арборлон стоял когда-то именно на этом утесе, с которого его унесли более ста лет назад.

Тигр Тэй направил рока вниз, и огромная птица плавно села в центре утеса. Седоки сошли на землю один за другим. Какое-то мгновение все они стояли бок о бок, столпившись на маленьком пятачке и пристально вглядываясь в темнеющий на востоке лес и круто обрывающуюся вниз скалу. Местность, расположенная ниже, неясно темнела в полумраке под небом, окрашенным в пурпур и золото.

— Ш-ш-ш! Что это за место? — тревожно спросил Стреса, глядя на пустынный утес.

— Мы вернулись домой, — сухо ответила Рен, углубившись в свои мысли.

— Домой! Ш-ш-ш! — Иглокот был неприятно поражен.

— Что мы здесь будем делать, позволь тебя спросить? — поинтересовался Тигр Тэй, не способный больше сдерживать свое любопытство.

— То, что просила меня сделать тень Алланона, — просто сказала она.

Рен сунула руку за упряжь птицы и достала жезл Рукха. Его ореховый ствол был поцарапан и испачкан, а блестящая некогда поверхность стала тусклой и потертой. Прочно вправленный в наконечник жезла Лоден с усталым постоянством мерцал в угасающем свете.

Она оперлась концом жезла о землю и поставила его перед собой, держа обеими руками. Ее взгляд устремился на камень, а мысли снова вернулись к Морровинду, к длинным, нескончаемым дням, заполненным туманом и тьмой, демонами, чудовищами и ужасом, порожденным эльфийской магией. В ее памяти возник остров, и его страшный, обреченный образ подчинил ее себе. Забыть его было невозможно. Перед ней прошли лица умерших: Элленрох Элессдил, которой была доверена забота об эльфах и которая в свою очередь завещала ее Рен; Эовен, предвидевшей слишком многое; Орина Страйта, который был ее другом; Корта и Дала, защищавших ее; Гарта, который был для нее всем. Она молча и почтительно приветствовала их, обещая каждому, что оправдает их доверие, всегда будет помнить о той цене, которую они заплатили за будущее эльфов.



Она закрыла глаза, попытавшись отбросить прошлое. Но тут же открыла их снова, чтобы взглянуть в лица собравшихся вокруг нее друзей. Ее быстрая улыбка напомнила улыбку ее бабушки.

— Трисс, Стреса, Тигр Тэй и ты, маленькая Фаун, — вы мои самые лучшие друзья, и, если вы хотите, я желала бы остаться с вами надолго. Я не буду удерживать вас, даже тебя, Трисс. И не приказываю никому, пусть каждый решит за себя.

Все молчали. В их взглядах читались нерешительность и некоторое смущение. Фаун проскользнула вперед и тревожно подергала ее за ногу.

— Нет, малышка, — сказала она и подала знак остальным. — Иди рядом со мной.

Они пошли через Каролан — девушка, эльф, Крылатый Всадник, его птица рок и двое существ с Морровинда. За каждым следовала, распластавшись в пыли, его удлиненная тень. Темнело, доносились птичьи трели со стороны леса. А Поющий Родник шумел, вспенивая свои воды, снизу.

Когда они дошли да края скалы, Рен остановила всех, а сама сделала несколько шагов вперед. Обернувшись назад, она увидела над лесом яркие точки звезд и улыбнулась. Ее руки крепко сжали жезл Рукха. Она ожидала этого мгновения много дней и сейчас почувствовала, что уже не волнуется. Просто очень устала. Когда-то она сомневалась, сможет ли вызвать волшебную силу Лодена, когда наступит время, решится ли на это. Теперь она не боялась. Возможно, она всегда знала это. Или же все ее сомнения рассеялись сами собой по пути сюда. Впрочем, это уже не имело значения. Она примирилась с собой. Она даже знала, как действует волшебная сила, хотя ее бабушка никогда не объясняла ей этого. Наверное, это было совсем необязательно: опыт сам всегда приходит к тому, кто в нем нуждается. Ей было достаточно того, что она могла призвать волшебную силу и решилась на это самостоятельно.

Она вдохнула теплый воздух, точно втягивала ласковый меркнущий свет. Прислушалась к биению своего сердца.

Затем она поставила жезл Рукха на землю, вращая его в своих ладонях и чуть вдавливая в почву. Эовен когда-то рассказала ей о волшебной силе земли. Все эльфийское волшебство брало свое начало из земли, черпая могущество из земных элементов. Но то, что выходило оттуда, должно быть возвращено.

Ее взгляд устремился на сверкающие грани Лодена. Мир, окружающий ее, был тих и мирен.

Она слегка ослабила руки, лежащие на жезле, ее пальцы стали легкими, как перышки, на искривленном и отполированном деревянном стволе и нежно гладили его. Она знала, что сейчас нужно лишь позвать их. Надо лишь захотеть этого. Мысленно вспомнить об их существовании, о жизнях, спрятанных в камне. Не спорить и не сомневаться в этом. Только призвать и вернуть.

«Да. Я сделаю это».

Лоден ярко вспыхнул, взметнувшись во тьме фонтаном белого света. Пламя становилось все ярче, горело с ослепляющей силой. Рен почувствовала, как в ее руке задрожал жезл Рукха, как он стал нагреваться. Рен снова крепко сжала его, зажмурив глаза. Свет уже равномерно распространялся во все стороны. Внутри Лодена началось движение. И вдруг подул ветер, появившийся неведомо откуда. Перелетев через утес, он подхватил свечение и унес его через пустынную местность к лесу и скалам. Затем он вернулся обратно, раздувая свет до края равнины. Взревев, ветер вдруг потерял разом и силу, и напор. Он сам стал свечением, как бы растворился в нем.

Рен поискала глазами своих спутников: все ли они в безопасности, не причинила ли им вреда волшебная сила? Но она не смогла повернуть головы. Ее руки крепко сжимали жезл Рукха, и сама она слилась с ним, прикованная к жезлу магической силой, подчиняясь только ей.

А свет уже заполнял равнину, нарастая, поднимаясь все выше, пока лес и скалы, окружавшие ее, не исчезли, а небо не окрасилось в серебряный цвет. Послышался такой звук, будто что-то выдернули из земли, почва и скалы задвигались — что-то тяжелое упало вниз. Через приоткрытые веки она смогла увидеть, что забрезжившие силуэты принимают очертания зданий и деревьев, мостовых и дорог, газонов и парков. Это Арборлон становился прежним Арборлоном. Она наблюдала его возрождение. Смотрела как бы через стекло, усеянное каплями дождя и подернутое дымкой тумана. В центре города из тумана в алом ореоле возникло Древо Жизни Элькрис. Рен почувствовала, что силы покидают ее, она с трудом удерживалась на ногах. Белый свет кружился над ней, как тучи перед бурей, угрожая взрывной мощью.

Но свет начал меркнуть, постепенно тускнея и исчезая в темноте, как вода уходит в песок.

Рен поняла, что все закончилось. Она могла теперь различить в тумане Арборлон, даже рассмотреть людей, толпами стоящих у границы яркого свечения: они пытались увидеть то, что находится вдалеке. Рен сделала все, о чем просили ее бабушка и Алланон, выполнила то, что ей поручили. Но не выполнила наказа, данного себе самой. Она собиралась не просто вернуть эльфов в их город, в Западную Землю. Люди, пережившие добровольную ссылку, не могли просто так остаться в Четырех Землях, особенно после ужасов Морровинда. К тому же она знала правду о порождениях Тьмы. И все еще испытывала страх перед возможностью неправильного использования магической силы. Ей доверили жизни эльфов на определенных условиях, а она вернет их на своих собственных.

Крепко сжав жезл Рукха, она приказала, чтобы остатки волшебной силы вырвались на свет и ушли обратно в землю — вся оставшаяся сила и та, что могла еще возникнуть. Она выпустила ее с яростной решимостью, и мерцающий воздух прорезал треск пламени. Он вырывался как молнии — вспышка за вспышкой. Она запретила ему подниматься вверх. Рен израсходовала всю волшебную силу, опустошив жезл и камень, уничтожив ее в огне. Остатки ее вспыхнули в последний раз и исчезли навсегда.

Наступила темнота. На какое-то мгновение ночной воздух заволокло туманом. Затем туман рассеялся и мириадами пылинок начал оседать на землю. Она проследила за их падением и увидела траву под ногами, на том месте, где все было голо; вдыхала запахи, исходящие от деревьев и цветов, от готовящейся еды, от дерева и железа — это был аромат окружающей ее жизни. Она посмотрела поверх темного контура жезла Рукха на возвращенный Арборлон, на дома, свет в окнах, уличные фонари, дороги и аллеи, протянувшиеся темными лентами.

Тысячи эльфов, собравшись на окраине города, удивленно смотрели на нее. Эльфийские Охотники с оружием выступили вперед. Рен смело встретила их взгляды, устремленные на нее и на жезл, который она держала в руке. Тигр Тэй что-то ворчал, а Трисс молча подошел и встал рядом с ней. Стреса и Фаун были тут же — одна уже карабкалась на плечо, а второй касался иголками ее ноги..

Из толпы вышли Барсиммон Оридио и Этон Шарт. Не дойдя до нее несколько футов, они остановились. Казалось, все потеряли дар речи.

Рен отстранила от себя жезл Рукха и выпрямилась. Она впервые посмотрела на Лоден. Его светящиеся грани погасли. Вся волшебная сила ушла в землю, а Лоден превратился в обычный камень.

Она поднесла жезл к лицу и увидела, что он обуглился, стал ломким и безжизненным. Взяв его обеими руками, она переломила его через колено, а обломки бросила на землю.

— Эльфы вернулись домой, — громко сказала она. — И мы никогда больше не уйдем отсюда.

Стоявшие рядом с ней эльфы открыли рты от удивления.

Трисс смотрел на нее с гордостью и обожанием. Он подошел к командиру эльфийских армий и Первому министру и крикнул:

— Придворная Гвардия!

Гвардия не заставила себя ждать: десятки воинов встали перед своим капитаном, шеренга за шеренгой.

Трисс подошел к Рен, медленно опустился перед ней на одно колено, поднял правую руку и, прижав ее к сердцу, приветствовал ее. Фонари за его спиной, освещавшие город, вспыхивали в темноте, как жуки-светляки.

— Рен Элессдил, королева эльфов! — провозгласил он. — Придворная Гвардия готова служить тебе!

Его Эльфийские Охотники, все до одного, последовали примеру своего капитана, преклонив колена и повторив его слова нестройным хором. Этой Шарт также преклонил колено. После некоторого колебания его примеру последовал Барсиммон Оридио. Она молча смотрела, как приветствовал ее весь эльфийский народ, доверенный ей и обретенный ею.

Она шагнула к нему, и на ее глазах выступили слезы.

 

Крепость друидов вздрогнула в последний раз, огромный каменный гигант пошевелился во сне и замер.

Коглин ждал, опершись на массивный стол, прикрыв глаза и наклонив голову. Он хотел убедиться, что силы возвращаются к нему. И снова оказался в хранилище, где были спрятаны летописи друидов. Придя в себя после того, как он обнаружил Уолкера Бо и предупредил его, друид совсем обессилел. Он не смог тогда остаться с Уолкером, так как слишком ослабел, стал старым, превратился в груду костей, пораженных неподвижностью и болью. Силы оставили его, он не мог предпринять новый поиск.

Он подождал, но толчки не повторились.

Наконец он выпрямился, оторвался от стола, открыл глаза и осмотрелся. Прежде всего он увидел, что весь он — его руки, его тело — вновь стал таким, как прежде. Он перевел дыхание, для пробы потер ладони и потрогал себя, чтобы убедиться, что зрение не обманывает его. Прозрачность очертаний исчезла, он снова состоял из плоти и крови. Шепоточек жался к нему. Его огромная голова терлась о него с такой силой, что грозила сбить старика с ног. Болотный кот снова стал собой и больше не был соединением едва заметных линий и теней, не выглядел как призрак.

Комната также стала прежней. Ее стены, тяжелые и основательные, радовали яркой краской.

Коглин тяжело вздохнул. В этом заслуга Уолкера. Именно он вернул Паранор в мир людей.

Выйдя из комнаты, он миновал рабочий кабинет и прошел в залы крепости. За ним следовал Шепоточек. Коридоры залил солнечный свет, проникая через высокие окна, в его лучах плавали пылинки. Старик заметил тучи в голубом небе, в летнем воздухе был разлит запах листьев и травы.

«Он вернулся. Он жив».

Коглин начал поиски Уолкера. Он шел по коридорам крепости, шаркая ногами по каменным плитам. Он различал слабый шум, который шел вроде бы из башен замка: низкий, рокочущий звук, фырканье, как… И тут он все понял. Это был огонь, который обогревал крепость под землей, огонь, который до сего времени бездействовал, а теперь, после того как Паранор вернулся, ожил.

Он свернул в коридор, который вел к колодцу под крепостью.

Впереди, в полутьме, что-то шевельнулось.

Коглин замедлил шаг и остановился. Шепоточек припал к земле и зарычал. Из темноты возникла фигура. Выйдя из мрака, куда не проникал солнечный свет, черная и бесформенная, она приблизилась к ним. Очертания ее стали вырисовываться четче. Это был человек, одетый в плащ с капюшоном, высокий и худой, он шел медленно, но целенаправленно.

— Уолкер? — спросил Коглин.

Тот не ответил. Не дойдя до них нескольких футов, он остановился. Рычание Шепоточка перешло в тяжелое дыхание. Рука человека поднялась, и он откинул капюшон.

— Скажи мне, что ты видишь, — потребовал Уолкер Бо.

Коглин пристально вгляделся в него. Это был Уолкер, но в то же время не он. Черты его лица те же, но этот был выше и даже при всей белизне кожи казался черным, как мокрая зола. Весь его облик был настолько темным, что, казалось, любой свет, который достигал его, сразу же поглощался. Тело под одеждой казалось покрытым броней. Правая рука отсутствовала. В левой был зажат Черный эльфийский камень.

— Скажи мне, — повторил Уолкер.

Коглин посмотрел ему в глаза. Они были тусклыми, суровыми и бездонными, и он почувствовал, что видит сквозь них.

— Я вижу Алланона, — тихо ответил старик.

— Он теперь часть меня, Коглин. Именно поэтому он ушел охранять крепость, когда перенес ее из Четырех Земель. Именно это ждало меня в тумане. Там были все друиды — Галафил, Бреман, Алланон и остальные. Именно так они передавали друг другу свои знания, как бы соединяя дух и плоть. Бреман вместил в себя все, когда стал последним друидом. Он передал это Алланону, а тот, в свою очередь, — мне.

Его глаза загорелись, в них вспыхнуло воодушевление, не совсем понятное Коглину.

— Мне! — выкрикнул вдруг Уолкер Бо. — Их учение, их тайны, их историю, их безумие — все, в чем я так долго сомневался и чего избегал! Он все передал мне!

Он задрожал, и Коглин испугался. Этот человек, которого он так хорошо знал, его ученик, временами его друг, превратился в кого-то чужого, изменился до неузнаваемости.

Рука Уолкера крепче сжала Черный эльфийский камень, когда он поднял его перед собой.

— Все уже случилось, и ничего нельзя переделать. Алланон вернул друидов и их крепость в мир людей. Он выполнил обещание, данное мне. И он вложил в меня свою душу! — Его рука опустилась, словно в ней находилась непомерная тяжесть. — Он думает, что воплотил во мне друидов. Алланон отдал мне свою силу, свои знания, свой разум, свое прошлое. Даже свое лицо. Ты смотришь на меня, а видишь его.

Темные глаза теперь смотрели отчужденно.

— Но у меня есть и своя собственная сила, я наконец обрел ее, преодолевая препятствия, которые он расставил для меня. И тот ужас, который я испытал, наблюдая, как происходит превращение в друида. Меня не переделали полностью, даже сейчас.

Он сурово посмотрел на Коглина, затем сделал шаг вперед и обнял его одной рукой за худые плечи.

— Ты, Коглин, и я, — прошептал он, — прошлое и будущее, мы — то, что осталось от друидов.

Он медленно обошел вокруг старика, и они вместе двинулись назад по коридору. Шепоточек сначала смотрел им вслед, затем понюхал пол, где стоял Уолкер Бо, словно стараясь определить его запах, после чего осторожно побрел за ними.

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал