Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






От Джейкоба.




Я не спрашивала, что с ним произошло, по большей части потому что не хотела знать, но Кейт все равно рассказала мне. Очевидно, она не была посвящена в детали, так как он был несовершеннолетним, а она не была причастна к его делу. Не то, чтобы я хотела знать детали. Кейт рассказала мне, что его доставили в Сиэтл, в центр для подростков, страдающих психическими проблемами и заблуждениями, а также для детей, злоупотребляющих чем либо. Его доставили туда для тестирования психики. Я полагаю, ему это было нужно.

Он написал мне письмо, и кто-то передал его Кейт, чтобы она отдала его мне. Я не хотела читать письмо. Я не хотела иметь ничего общего с ним, но в то же время, я не могла выбросить его. Как будто мне хотелось истязать себя им. Пока письмо существует, существуют и его слова.

Возможно, я просто была не готова услышать или, в моем случае, прочитать то, что он, черт возьми, решил написать. Вероятно, каким-то образом, меня волновали его слова, и, возможно, я была напугала. Мне не хотелось, чтобы письмо говорило о том, что он не забудет меня, и что он будет охотиться за Эдвардом, когда выйдет или еще что-нибудь в этом роде.

Когда показалась старшая школа Форкса, я взглянула на Кейт, увидев, что она также поглядывает меня.

- О чем думаешь? – спросила она.

 

- Да так…. Фигня… Эдвард…. Я не знаю… это сложно.

 

Она улыбнулась, и протянула руку, чтобы погладить мое колено, но не снисходительно. Чтобы не делала Кейт, она делала это лишь с любовью и заботой.

 

- В старшей школе всегда есть отношения, поверь мне. У меня было с десяток.

 

- Ты пытаешься сказать, что ты шлюха? – спросила я.

 

- Даже не думай, - ответила она с усмешкой, въезжая на школьную стоянку. – Но парни не знали об этом, пока не становилось слишком поздно.

 

- Бедные парни, - подметила я.

 

- Точно. Удачного дня, Белла. Я заберу тебя позже, но если у тебя поменяются планы, и ты захочешь встретиться с… ну, с друзьями после школы, просто позвони мне.

 

- Обязательно, спасибо, - сказала я, кивая. – Пока.

 

Я вышла из машины, и она уехала. Я попыталась выглядеть смелее, но это было сложно. Люди смотрели на меня, и, как всегда, шептались. Бьюсь об заклад, фабрика слухов просто сходила с ума от разговоров о произошедшем. Я знала, что все новости Форкса были об этом. Это стало самым интересным событием для Форкса за последнее время.

Я заметила обладателя знакомых бронзовых волос, и любое беспокойство, которое я ощущала, просто смыло. Он стоял вместе с Джаспером и Розали. Я рада была увидеть, что Джаспер тоже был там, это означало, что ему лучше. Хоть я и знала, что доктора рекомендовали ему отдохнуть недельку-другую. Я полагаю, что он был не тем, кто слушал рекомендации, как и я. Или возможно школа была не в счет.



Джаспер заметил меня первым и улыбнулся, кивнув мне. Этот жест привлек внимание Эдварда, он повернул голову,и ему даже не пришлось искать меня – он сразу же встретил мой взгляд.

Он пошел ко мне быстрее, чем я успевала рассмотреть его лицо.

 

- Он собирается прикончить её, - услышала я, как кто-то сказал.

 

Когда Эдвард дошел до меня, его руки оказались на моем лице, прежде чем он наклонил голову и так быстро прижался к моим губам, что я едва успела перевести дыхание. Его губы двигались вместе с моими, и я обмякла в его руках.

Мои руки, однако, прошлись по его груди, шее, достигая копны волос. Я стянула их сзади, держа его, прежде чем раскрыть свой рот. Его язык проник внутрь, прикасаясь к моему, и я тихо застонала от ощущений.

Если нахождение вдали друг от друга означало такое воссоединение… что ж, возможно оно того стоило.

Я хмыкнула про себя. Нет. Ничего не могло заменить проведенное вдали от него время. Я хотела провести каждую секунду, просыпаясь с ним. Я хотела провести каждую секунду, засыпая с ним тоже… и нет, это не клевета.

Он отпустил мое лицо и обнял меня, практически сливаясь со мной.

- Эй, братан, сними комнату! – прорвался голос Эммета сквозь наш пузырь, и я усмехнулась в поцелуе, раскрывая глаза. Я поцеловала губы Эдварда еще несколько раз, прежде чем отстранится настолько, чтобы встретится с ним взглядом.

 

- Хочешь снять комнату? – насмешливо спросила я.



 

- Мммм, не искушай меня, Воробей, - хрипло ответил Эдвард, прислонившись своим лбом к моему. – Я ненавижу то, что ты делаешь меня таким человечным дерьмом. Это нервирует и выбивает меня из колеи, - пробормотал он, закатив глаза, отступая. Он взял мою руку, когда мы пошли в школу. Я все еще приспосабливалась к моей новой, довольно заметной хромоте.

 

- Я выбиваю тебя из колеи? Ты тот, кто держит меня за руку, - указала я ему.

 

- Я могу перестать, если хочешь, - сказал он, немедленно отпуская её.

 

Я фыркнула, прежде чем взять его за руку и сжать его ладонь в своей. Он посмотрел вниз на меня, усмехаясь, и открыл дверь для нас.

 

- Твоя задница просто в моей власти, - сказал он самодовольно и игриво.

 

- Это так, - согласилась я, заражаясь его игривостью. – Но к счастью для меня, мне это не нужно: я и так твоя.

 

Затем я сделала то, что удивило даже меня. Я ущипнула его за задницу.

Он подпрыгнул в удивлении, и затем уставился на меня так, будто я потеряла рассудок.

Я была вполне уверена, что так и было.

Игривость, проявляемая в словах, это одно дело, но ущипнуть его за задницу в переполненном коридоре – другое.

 

- Ты только что ущипнула мой зад? – спросил он так громко, и я была уверена, что вся школа услышала его. Вероятно, мне просто так показалось, но я была убеждена, что его слова отразились эхом в коридоре, продолжая звучать снова и снова. Я чувствовала, как мое лицо сменило миллион оттенков красного. Боже, зачем, черт возьми, я вообще встала утром? Боже, пожалуйста, дай мне провалиться сквозь землю.

 

- Я… Я… Я извиняюсь? – заикалась я.

 

Он стал выглядеть еще более недоверчивым, прежде чем покачать головой.

 

- Не стесняйся щипать мой зад в любое время, Воробей. Как ты сказала, он, блядь, твой. Делай с моей задницой, все что тебе вздумается. Зажми её, прижми, поцелуй… - он замолчал, с намеком облизывая свои губы, и я нервно сглотнула, когда он наклонился ближе. – До тех пор, пока мне разрешено делать то же самое с твоей.

 

- Я… Я… конечно? – ответила я дрожащим голосом, и вскрикнула, когда он в ответ ущипнул мою попу. Я ударила его по руке. – Это не смешно, - пожаловалась я.

 

- Я просто возвращаю должок, - сказал он, ухмыляясь как сволочь, которым он был.

 

- Я ненавижу тебя, - пробормотала я.

 

- Нет, это не так. Ты любишь меня, - сказал он, все еще ухмыляясь, обнимая меня за плечи и придвигая ближе к себе, когда мы продолжили идти по коридору. Люди таращились на нас еще больше; я была уверена, что они слышали каждое слово.

Как унизительно.

Внезапно я почувствовала его губы у виска, и когда я посмотрела вверх, он мягко улыбался мне.

 

- Ты знаешь, что я просто шутил, да? – спросил он тихо. Я вздохнула и кивнула.

- Да, я знаю… Я просто… Я не знаю, о чем думала. Я не знала, нормальным ли это было, - ответила я так же тихо.

- Если ты не заметила, Воробей, мы больше не скрываемся. Мы не прячем наши отношения. Так что чувствуй себя свободной делать все, что тебе, нахрен, взбредет в голову. Мне плевать, что ты решишь сделать, пока ты счастлива, - он снова поцеловал мой висок. – И если щипание моей задницы в забитом коридоре – то, чего ты хочешь и то, что делает тебя счастливой, тогда пожалуйста: давай делай. Это заводит меня.

Я подняла голову, и он понял намек, наклоняясь, чтобы нежно прижаться своими губами к моим.

- Я люблю тебя, - пробормотала я.

- Это взаимно, - ответил он.

х

 

Я ненавидела своё расписание из-за того, что мне не удастся увидеться с Эдвардом вплоть до обеда. Мой урок, прямо перед обеденным перерывом был отменен, так что мне ничего не оставалось, кроме как пойти в школьную библиотеку поделать часть домашних заданий. К счастью для меня, задания были не такими сложными, но у меня появилось время, чтобы остановиться и задуматься о других вещах. Так что, возможно, я и не была такой уж счастливой.

 

- Прогуливаешь?

 

Я подняла глаза, улыбаясь Джасперу.

 

- Нет, а ты? – спросила я.

 

- Замена учителя, - сказал он, и я кивнула в понимании. Не было необходимости вдаваться в подробности. Те учителя, которые заменяли наших были просто шутами. Мне было интересно, знали ли они хотя бы какие классы нужно учить, вместо того, чтобы позволять им делать то что хотят, например, прогуливаться по школе. Джаспера даже не задержат за это.

Он отодвинул стул и сел рядом со мной. Он съежился, увидев кучку домашнего задания передо мной.

 

- Я полагаю, что похищение и прочие дела увеличивают количество домашнего задания, - сказала я, пожимая плечами.

 

- Помочь?

 

- Не, я справлюсь. Все не так плохо, как кажется.

 

- Итак, Эдвард рассказывал тебе о нашем генеральном плане? – спросил он.

 

- У вас есть генеральный план?

 

- Да, мы думаем поехать вечером в Порт-Анджелес поесть.

 

- А мы – это кто? Я полагаю, что это не только ты, я и Эдвард.

 

Он засмеялся. – Нет, на самом деле. Я полагаю, это будет… тройным свиданием?

 

- Ты действительно думаешь, что это хорошая идея? – спросила я. – Это просто бомба замедленного действия. Из того что я знаю, Эдвард и Роуз все еще не разговаривают, и честно говоря, мне не очень комфортно в её компании или в компании Элис… или даже в присутствии Эммета. Не после всего.

 

- Пожалуйста, не говори этого Элис. Она будет опустошена.

 

- Очень сомневаюсь.

 

Он нахмурился. – Не стоит недооценивать её. Она хороший человек, и она действительно хочет стать твоим другом, но я полагаю, данная ситуация не очень этому способствует, - он провел рукой сквозь свои белокурые локоны, и откинулся на стуле. – Что касается Эммета…. Что ж, он станет твоим другом рано или поздно, хочешь ли ты того или нет. Он просто не принимает “ Нет” за ответ. Он уже воспринимает тебя, как друга. Я думаю, что это пришло с осознанием того, что он брат твоего парня, - я улыбнулась, не задумываясь, и Джаспер одарил меня любопытным взглядом, когда заметил это. – Почему вы улыбаетесь, леди? – спросил он

 

- Просто так, - пробормотала я, засмущавшись.

 

Он ухмыльнулся. – Парень, - сказал он медленно.

 

- Прекрати, - пробормотала я, еще более смутившись.

 

Он засмеялся. – Ну, это так. Привыкай.

 

- Он гораздо большее для меня, и странно идентифицировать его так… или нас… это просто странно, - сказала я, покачав головой. – В моих словах нет смысла, да?

 

- Честно говоря, я думаю, что в твоих словах полностью отображен весь смысл. В ваших отношениях нет ничего нормально, поэтому я определенно понимаю, что вас тяжело воспринимать как парня и девушку, - согласился он.

 

- Так ты не думаешь, что мы нормальная пара? – сказала я, приподнимая бровь.

 

- Нет, - сказал он без сомнений, покачав головой. – Я не думаю, что вы нормальные. Не по определению этого слова. И я говорю это с любовью. Вы, ребятки, не были бы собой, если бы были нормальными. Ваша чудоковатость – это то, что делает вас невероятными.

 

Я фыркнула. – Хорошая попытка, - пробормотала я.

 

- Я пытаюсь, - сказал он, пожимая плечами. – Так что вы будете делать: поедите с нами или уединитесь где-нибудь еще?

Джаспер продолжал удивлять меня своей способностью поставить точку без всякого смущения. Он всегда выражался прямо. Я думаю, это было моим любимым качеством в нем.

 

- Я не знаю, - сказала я, - я оставлю решение за Эдвардом. Мне все равно, пока я провожу время с ним.

 

- Уф, ты говоришь, как он, - сказал Джаспер, морща нос в отвращении. – Кто знал, что Эдвард станет настолько паршиво-смазливым?

 

- Вы с Эмметом должно быть уже научились этому у него, - ответила я дерзко.

 

- Ауч, задела за живое, - сказал он, когда прозвенел звонок. – Наконец-то! – провозгласил он, отодвигая стул. – Пошли, перекусим.

 

Мы собрали все мои вещи, и остановились возле моего шкафчика, чтобы закинуть все туда, прежде чем пойти в столовую. Мы купили себе еду, и я усмехнулась, когда он предложил отнести мой поднос, прежде чем осознал, что мне больше не требуется помощь. Думаю, я была не единственной, кто привык к костылям.

Мы оказались первыми за нашим столом, но Элис вскоре присоединилась к нам. Она была милой, и сказала мне, что рада увидеть меня снова, и что ждет сегодняшнего вечера. Я просто робко улыбнулась и кивнула. Она действительно пыталась быть хорошей, – не будучи при этом настойчивой – но я все еще не стала относиться к ней теплее, как она (и Джаспер) на то надеялись.

Вскоре к нам присоединились Розали и Эммет. Эммет сел рядом со мной, и сразу же начал оживленно говорить о том, как Эдвард выводил его из себя последние дни. Я улыбалась и кивала в нужных местах, не особо слушая о чем он говорил.

Когда пустой стул рядом со мной отодвинулся, я немедленно повернула голову, чтобы увидеть, как Эдвард падает на него. Он придвинулся ближе ко мне, встречая мой взгляд, и улыбнулся, наклоняясь для поцелуя – который я приняла.

 

- Эй, чувак, мы едим вообще-то, - сказал Эммет с набитым ртом, после того как он только что откусил большой кусок пиццы.

 

- Да? Ну так я тоже, - ответил Эдвард, специально задержавшись на моей нижней губе, прежде чем откинутся на сидение. Он положил руку на спинку моего стула.

 

- Ты отвратителен, - пробормотал Эммет.

 

- Посмотри на все с другой стороны, - сказала Розали. – Это должно означать, что твой брат наконец-то столкнулся с Колдуньей, которая подарила ему сердце.

 

- Я растерянно посмотрела на неё, не понимая, шутила ли она или нет. Её голос был слишком нейтральным.

 

- Вы посмотрите-ка на это, - сказал Джаспер в притворном изумлении. – Кто бы мог подумать, что моя сестра–ледяная Королева, когда-либо извинится перед Эдвардом–придурком?

 

Я нахмурилась и посмотрела на него. – Это было извинением? – выпалила я.

 

Они все повернули голову ко мне. Эдвард ухмылялся, пока Элис пыталась подавить хихиканье. Джаспер, казалось, забавлялся, Эммет был растерян, а Розали удивлена. Я неловко улыбнулась.

 

- Простите, – пробормотала я.

 

- Вот в чем дело, Воробей, - сказал Эдвард, наклоняясь ближе ко мне. – Ледяная Королева не имеет в своем словарном запасе слово “извини”, потому что она редко понимает свою неправоту, и если это случается, то хрен кому она признается в этом. Таким образом, она разработала свой собственный язык, когда дело касается извинений, и её последние слова вероятно были наиболее гребано-приближенными к извинению передо мной… или перед кем-либо еще, если это имеет значение.

 

Розали скрестила руки на груди, откинувшись на спинку стула, выглядя не очень довольной.

 

- Ты закончил? – спросила она, поднимая бровь.

 

- Так точно, Ледяная Королева, – сказал Эдвард, кивнув.

 

Далее разговор пошел лучше, между Эдвардом и Розали, или кем-либо другим, не было никакой неловкости. Я смотрела и слушала как они взаимодействуют с друг другом, и мне было интересно видеть, как Эдвард вел себя среди своих друзей. Он так часто использовал брань и казался таким эгоистичным. Некоторые бы подумали, что он груб, пытаясь задеть человека, но на самом деле это просто его способ быть смешным. Его друзья понимали его.

Время от времени, он поглаживал мою шею пальцем, и дарил мне скрытую улыбку. Каждый раз я краснела. Если бы я знала раньше, каково это – быть влюбленной, я бы вероятно была более заинтересована в погонях за мальчиками.

Но опять же, ни один мальчик не удостоился моей любви. Эдварду это удалось.

Мы были молодыми, но это не значит, что наши отношения не будут продолжаться. Пока наши чувства целы, мы тоже будем целы. Такие чувства просто так не уходят – я буду ненавидеть свою мать вечно, так почему я не могу любить Эдварда тоже вечно?

 

- …две машины, - сказал Эммет. Я уловила только окончание предложения, вынырнув из своих мыслей.

 

- Конечно, мы можем взять твою и мою, - сказал Джаспер.

 

- О чем вы говорите? – спросил Эдвард.

 

- О том, как мы собираемся добраться до Порт-Анджелеса, - ответил он. – Учитывая, что нас шестеро, нам нужно взять две машины.

 

- Я не вижу в этом причины, - вмешалась Розали. – Машина Эммета достаточно большая, чтобы вместить нас всех. Кроме того, Элис настолько маленькая, что мы можем уместить её в бардачке.

 

- Очень смешно, Роуз, - сказала Элис, сузив глаза. – Почему бы тебе не сесть в багажник, как маленькой сучке?

 

Розали также сузила глаза, и они глядели друг на друга в течение минуты, прежде чем высунуть языки в одно и то же время и рассмеяться.

Я была немного удивлена их подшучиванием, и испытывала некую… зависть. Мне стало интересно, как можно так свободно шутить со своими друзьями на любую тему. Мне было не совсем комфортно отпускать безвкусные шуточки даже в сторону Эдварда. Но опять же, я в любом случае не была таким человеком. Я не имела в запасе кучу нерассказанных, грубых и бестактных шуток, которые только и ждали момента, чтобы вырваться изо рта.

И все же, я все еще завидовала.

В конце концов, мы решили отправиться в Порт-Анджелес на джипе Эммета. Учитывая, что им не придется везти меня обратно, у них будет больше свободного места по пути домой.

Мы вышли из столовой, и я сказала Эдварду, что встречу его на биологии – для начала мне нужно было в туалет. Я сделала все свои дела, и как раз мыла руки, когда другая кабинка открылась и из нее вышел никто иной как Таня. Она остановилась, глядя на меня через зеркало. Я не боялась её взгляда. Таня больше не пугала меня. Она была никем по сравнению с тем, что произошло со мной в каникулы.

Она немного прищурилась, подходя к раковине, выбрав ту, что бы рядом со мной, чтобы помыть руки.

- Ты уже спала с ним? – спросила она небрежно, будто ей было все равно – хотя я знала, что, очевидно, нет.

- Я не думаю, что это твое дело, - ответила я спокойно, хватая бумажное полотенце для рук.

- Это значит нет, - сказала она, тихо фыркая. – Что ж, я дам тебе небольшой совет… Как только Эдвард доберется до твоих штанов, ты перестанешь его интересовать. Поверь мне, я знаю.

Я одарила её недоверчивым взглядом. – Прости? – спросила я, вцепившись в раковину, чтобы удержаться и не дать ей по лицу вместо этого.

- Я не говорю тебе это из эгоистичных побуждений, - сказала она, повернувшись ко мне. –Я говорю это по-доброму. У тебя был тяжелый месяц, не так ли? С твоей семьей и прочим, я могу поклясться, что последнее, что тебе нужно – это парень, который разобьет тебе сердце.

- Прости, но ты не знаешь ничего о том, через что я прошла, и ты ничего не знаешь о моей семье, - выплюнула я.

- Наверное, это так. Но я знаю Эдварда, и я знаю, как он действует. Очевидно, что ты не его тип, так что уж извини, но я не понимаю, с чего это вдруг ты начала его интересовать. Возможно, ты для него – вызов. Не знаю. Но такие парни, как Эдвард, не гоняются за такими, как ты.

Вся её речь была сказана таким милым, утешительным тоном, что я не могла понять, действительно ли я правильно расслышала её. Она серьезно сообщала девушке, которая была похищена в Рождество, что её парень был с ней, только чтобы что-то доказать? Она серьезно?

Она приняла мое изумленное молчание как знак, чтобы продолжить:

- Я действительно не говорю тебе это, чтобы показаться злой, - сказала она, как-будто в самом деле имела это в виду.

- Что ты знаешь о том, какой Эдвард? – спросила я, когда наконец-то обрела свой голос.

- Ну, я спала с ним не один раз, - сказала она, закатывая глаза.

- И? Эдвард – подросток, и если он захочет, то он переспит даже с горной козой, - ответила я.

- Ты хочешь сказать, что я – горная коза? – спросила она, её голос стал немного выше, а ноздри раздулись.

- Ты? Определенно нет. Ты дальше всех от этого определения, - ответила я, ухмыляясь про себя, осознав, что она никогда не поймет двойного значения этих слов. Для неё это еще большее оскорбление, чем если обозвать её любым другим животным. Жаль, что она никогда не поймет этого. – Кроме того, ты вообще целовала его?

Она открыла рот, но её ответ будто застрял у неё в горле. – К-какое это имеет отношение к делу? – спросила она, откинув волосы за спину. – Конечно.

- Серьезно? Так какая губа его любимая? Какую технику он использует? Что он делает своим языком? – спросила я, одаряя её испытывающим взглядом, скрестив руки на груди. Я не собиралась отступать от этой схватки. Я собиралась победить в ней – даже если не было никакой чести в победе над Таней. Она была никем.

- Он любит верхнюю губу, - ответила она, и было ясно, что она выдумала ответ. – Кроме того, у меня нет привычки говорить о личном… прости за каламбур.

- Поцелуй гораздо более интимней, чем секс, и довольно очевидно, что ты никогда не целовала Эдварда. В противном случае ты бы знала, что он предпочитает нижнюю губу, - сказала я уверенно. – И да, ты права. Я – испытание для Эдварда, так же как и он для меня…. Но не по тем причинам, о которых ты думаешь. Я люблю его, а он любит меня. Это так просто.

Она фыркнула, и её фальшиво-вежливое лицо перекосилось.

- Эдвард не любит никого, кроме себя и своего члена, - сказала она сквозь стиснутые зубы.

- Если эта мысль заставляет спать спокойней, то я рада за тебя, - сказала я. – Мне нужно идти.

Я фальшиво-широко улыбнулась ей, прежде чем пройти мимо неё к двери. Я вышла и улыбнулась, когда заметила, что Эдвард ждал меня возле шкафчика в коридоре. Он встретил мой взгляд, и моё сердце замерло от его улыбки. Его улыбка померкла, когда он заметил что-то за моей спиной.

Я одарила его любопытным взглядом, прежде чем обернуться. Таня вышла из ванной и теперь шла ко мне. Я вздохнула и остановилась.

- Что? – спросила я, теперь чертовски раздраженная. – Ты не можешь уже просто оставить меня?

Таня посмотрела сначала на меня, затем через моё плечо. Я повернула голову, наблюдая за гневными шагами Эдварда по направлению к нам.

- Эта сучка снова пристает к тебе, Воробей? – спросил он, настигнув нас: его голос был натянутым.

- Неа, она просто убивает время перед следующим уроком. Ничего из того, что я не могла бы вынести, - ответила я, беря его за руку. Я улыбнулась, наблюдая за тем, как расширились Танины глаза, когда он взял мою руку. Он поднес её к своим губам и поцеловал мое запястье, прежде чем прижать руку к сердцу. Это заставило её глаза расшириться еще сильнее. – Итак, Таня, о чем ты говорила?

Она переглянулась между нами несколько раз, прежде чем остановить свои глаза на мне. Затем она ухмыльнулась.

- Это, - сказала она, указывая на нас, - блядски неестественно. Это просто, блядь, отвратительно.

- Никто не заставляет тебя смотреть, - ответила я.

Она прищурилась, и затем указала на меня своим сказочно-наманикюренным пальцем.

- Единственная причина, почему ты такая дерзкая сейчас, это потому что никто не пытается прикоснуться к тебе из-за того, что произошло, - прошипела она. – Никто даже не смеет смотреть на тебя, потому что твоя мама оказалась сумасшедшей сучкой. Я могу понять, почему она пыталась убить тебя. Кто, нахрен, захочет такого ребенка, как ты? Ты, блядь, отвратительна.

Я думала, что была готова ко всему, чтобы она ни бросила в меня – но, Боже, как я была неправа. Я не была готова к тому, что она опустится до такого уровня. Как она могла быть такой жестокой? Я не читала газеты, поэтому не знала, что именно там было написано, но, по-видимому, она знала, что моя мама действительно пыталась убить меня – в зависимости от того, как посмотреть на это. Так как она могла пугать девушку, прошедшую через такое? Как она могла оказаться настолько злой?

- Я… я… я… Я даже не могу понять, что ты сказала, - заикалась я, а потом просто помотала головой. Я повернулась и пошла прочь. Эдвард все еще держал меня за руку, но он отпустил её, и обнял меня за плечи, отходя со мной, позволив мне выбрать дорогу.

Мы отошли за угол, и, пока я не убедилась, что мы оказались вне поля её зрения, я не остановилась. Я посмотрела на Эдварда, и он стал катализатором моих слез.

Эдвард выглядел напуганным долю секунды, прежде чем прижать меня к груди. Я вцепилась в него, как в спасательный круг.

Я не плакала из-за своей матери, я не плакала из-за того, что случилось. Так почему же я плакала сейчас?

- Я люблю тебя так сильно, Воробей, - пробормотал Эдвард, целуя меня в макушку. – Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя, - я рассмеялась сквозь слезы в его футболку, сжимая её крепче в своих кулаках.

- Я-я-я твоя горная козочка? – спросила я, мой голос заглушался футболкой и рыданиями.

- Да, - сказал он, тихо рассмеявшись, снова поцеловав мою голову. – Ты моя гребаная горная козочка.

Я шмыгнула носом, пока он бормотал успокаивающие слова.

- Ты думаешь, она ненавидит меня? – спросила я покорно, мой голос был тусклым и пустым.

Эдвард замолчал на время. Он знал, что я говорю не о Тане.

- Нет, - ответил он, в конце концов. – Я не думаю, что она ненавидит тебя… она просто любит себя сильнее.

- Эдвард?

- М-мм?

Я немного отодвинулась, чтобы посмотреть в его глаза.

- Когда у нас будут дети, пожалуйста, напомни мне, чтобы я говорила им о своей любви каждый день. Никогда не позволяй им сомневаться в этом, - сказала я почти умоляюще. Он вытер мои слезы, печально улыбнувшись, и кивнул.

- Я буду, - пообещал он. – Я также буду напоминать тебе говорить подобное и твоему мужу. Ему тоже нужно слышать такое дерьмо.

- Я люблю тебя, - прошептала я.

- Я тоже люблю тебя, миссис мать-моих-будущих-детей-Каллен.

Я закатила слезливые глаза, вставая на цыпочки для поцелуя.

Мы будем существовать и дальше. Такие чувства никогда не уйдут.

Они неизменны.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.026 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал