Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. Поездка




После окончания заседания суда Сехун решил провести вечер в одиночестве дома за работой. В телефонном разговоре с Бекхеном и Исином он сказал, что они могут не беспокоиться, и что в пятницу вечером, когда он приедет в дом брата, он все объяснит.
Альфа договорился, чтобы Исина тоже привезли в дом Бекки, где все они поужинают. Ни Бекхен, ни Исин понятия не имели, что он пригласил к ним гостя.
Бекки будет доволен.
А Исин расстроится, что они будут не одни. Но облегчение, которое он испытает, поднимет ему настроение.

Сознавая, что он больше, чем ему хотелось, был рад, что Лухан сидит сейчас позади пилота, Сехун повернулся к омеге.
— Скоро будем садиться. Отсюда рукой подать до дома моего брата.
Лухан кивнул.
Альфа попросил пилота облететь вокруг Пусана перед тем, как посадить машину. Его всегда завораживала ослепительная белизна реконструированного маяка на фоне яркой синевы океана. Интересно, как омега оценит этот вид взглядом художника.
Его реакция не замедлила последовать.

Когда вертолет приблизился к владениям Сехуна, Хань благоговейно ахнул, крутя головой, чтобы хорошенько все разглядеть.
— О… — снова воскликнул омежка в полнейшем восторге, — это так похоже на капеллу Ле Корбюзье в Роншане, где мне однажды довелось побывать. А тут еще и маяк! Объединение двух этих сооружений просто гениально. Никогда не видел ничего подобного!
Его огромные обрамленные длинными ресничками ореховые глаза встретились с глазами альфы.
— Это музей? Туда можно войти?
Такая восторженная реакция невероятно обрадовала альфу, чего он никак не ожидал.
— Думаю, мы сумеем договориться.
— Вы хотите сказать, что мы пойдем туда прямо сейчас?
Хань произнес это с таким недоверием и таким восторгом, что Сехун, не выдержав, улыбнулся.

Когда вертолет приземлился, альфа отстегнул ремень, чтобы помочь омеге выйти из вертолета.
Мин Джун и Тэмин уже подъехали на машине, чтобы встретить их. Представляя их друг другу, Сехун взял Лухана за локоть.
— Я хочу показать мистеру Лу окрестности, а потом поедем к моему брату.
От его внимания не ускользнул испытующий взгляд, который бросил на него Тэмин, прежде чем мужчины начали переносить сумки и картины из вертолета в машину.

У Тэмина были все основания выглядеть удивленным. Сехун ревниво охранял свою частную жизнь, никаких посторонних. Он допускал сюда только свою семью, семью Исина, охрану, Кристал и Пак Чанеля. Для всего остального мира его дом был закрытой территорией.
Пока они шли к северному входу, омежка продолжал с интересом рассматривать здание.
— Это ваш дом, — констатировал он. — Мне следовало догадаться, как только я увидел маяк.
— Да.
Омега помедлил перед входом и взглянул на альфу с волнующей прямотой.
— Теперь я понимаю, где вы черпаете свое вдохновение. Ваш кабинет — то место, где получают жизнь ваши идеи.
Сехун наклонил голову.
— Вы читали журнал «Всемирное наследие»?
— Нет, Ким Чонин показал мне статью, чтобы я получил представление о человеке, с которым мне предстояло встретиться в суде.
Хань озорно улыбнулся.
Сехун открыл дверь с помощью карманного пульта дистанционного управления. В холле их встретила миссис Чон. Она скрыла свое удивление, увидев альфу в компании с незнакомым омегой.
— Кристал, это Лу Хань, художник из Пекина, который сейчас живет в Сеуле. Как только я приму душ и переоденусь, мы поедем к моему брату на ужин.
— Может быть, вам чего-нибудь налить, пока вы будете ждать, мистер Лу?
— Нет, спасибо.
Когда миссис Чон ушла, альфа повернулся к омеге.
— Я поднимусь наверх, а вы чувствуйте себя как дома. Я не задержусь.
Альфа ушёл, а Лухан решил оглядеться, когда ещё ему выпадет такая возможность - побывать в доме О Сехуна?..



Дом был обставлен со вкусом, но довольно скромно, никаких лишних вещей, всё на своём месте. Минимализм был явным приоритетом у альфы, и в этом они с омегой похожи. Изучив просторный холл, в котором его оставил Сехун, омежка, мучимый любопытством, пошел дальше и оказался в огромной светлой гостиной, стены, пол и потолок - всё было белое, точнее, оттенка слоновой кости, по середине стоял большой мягкий диван в цвет комнаты. Рядом с диваном два кресла и стеклянный журнальный столик. Одна стена была абсолютно прозрачной, это было окно от пола и до потолка, там же была и дверь, которая выходила в сад. Напротив дивана на стене висел огромный плазменный телевизор, под ним располагались полочки, заполненные DVD и CD дисками, вытащив несколько коробочек, он внимательно их изучил, это были фильмы, в которых когда-то снимался Сехун. Не понятно почему тряслись руки, омега вытащил первый диск и вставил его во встроенный в плазму CD проигрыватель, он немного прокрутил и стал заворожено наблюдать за происходящим на экране, как он играл, он невероятно вживался в роль, будто лепил своего героя, рисовал… создавал его неповторимый образ.. так же как это делают скульпторы и художники.. Прокрутив несколько фильмов, Хань убрал всё на место и продолжил разглядывать комнату. Его внимание привлекла картина, одиноко висевшая на пустой стене позади дивана. Он подошел к ней и сосредоточенно начал рассматривать её. Там был дивный пейзаж моря, плавно, почти неуловимо переходящего в ярко голубое небо, белый маяк на картине завораживал своей красотой, казалось он настоящий. Невероятно. Хотелось оказаться там.



Сехун спустился в низ, а омега даже не услышал, как он вошел. Только его зазвонивший сотовый телефон заставил его обернуться.
— Вы давно здесь стоите?
— Несколько минут, — Сехун взглянул на определитель номера, после его снова убрал телефон в карман. — Кажется, эта картина завораживает вас не меньше, чем меня.
— «Завораживает» не то слово. Она очень необычная… как и вы.. — «О! Неужели я сказал это в слух..» Мысли омежки путались когда он видел альфу.
— Касаемо меня вы не правы!
Альфа пристально посмотрел в глаза омеги, и лёгкая улыбка, еле заметная глазу, скользнула по его лицу. Лухан оторвал взгляд от стоящего напротив альфы и отрицательно покачал головой.
— Вам не удастся меня обмануть. Вы необычный человек. Вы видите то, чего не видит никто другой, и знаете, как показать это. Это потрясающе. Я бы всё отдал, чтобы работать рядом с вами и учиться у вас, — омега посмотрел на него. — Вы счастливый человек. Представляете, сколько людей хотели бы так же увлеченно заниматься своей работой, как вы?
— То есть так же, как и вы? — альфа подошел ближе к омеге.
— Мне нравится то, чем я занимаюсь, но я не просыпаюсь каждое утро окруженный красотой этого моря и этого неба. Я просто не нахожу слов, а вы уже нашли их, потому что первым увидели все это. Столько красоты в этих очертаниях и в плавном соединении с маяком, что хочется плакать, — слезы затуманили глаза омежки. — Я часто плачу, — признался омега с виноватой улыбкой, — так действует на меня красота.
Сехун улыбался.
— Когда пилот начал кружить над вашим домом, я принялся мысленно все зарисовывать. Теперь, когда я попал внутрь, этот процесс не остановить. Обещаю, что не буду ничего переносить на бумагу, но, если заметите во мне признаки отрешенности, не слишком удивляйтесь.

Теперь Сехун затрясся от смеха.
Он не мог вспомнить, когда в последний раз с ним случалось такое, не мог вспомнить, чтобы ему когда-нибудь так нравился какой-нибудь омега. Они понимали друг друга с полуслова.
Это было прекрасное чувство. Ему было с ним хорошо.
Альфа чувствовал, что… ожил.

— Мистер О?
Голос миссис Чон прервал его мысли.
— Да, Кристал?
— Вам звонит ваш племянник. Он недоумевает, куда вы подевались.
— Скажите ему, что буду минут через десять.
— Хорошо, сэр.
— Поедем, не будем заставлять их ждать, — пробормотал, смущённый своей откровенностью, Лухан.

Они направились к выходу, возле которого их уже ждала машина. Рука альфы коснулась тыльной стороны ладошки омеги, когда он любезно открывал дверцу машины, а голубая футболка слегка задралась, когда альфа помогал ему садиться на заднее сиденье автомобиля.
Оба задрожали от этого контакта, и омежка быстро передвинулся на дальний конец сиденья. Хань заметил, как напряглось тело альфы — альфа реагировал на него не меньше, чем и омега. Чтобы немного рассеять напряжение Лухан начал его расспрашивать..

— Расскажите мне о своем женихе. У него есть какая-нибудь специальность?
— Его специальность — английская и корейская литература. До несчастного случая он работал в журнале, который издает его родной Блэйкли колледж, который он закончил. Исин уехал туда по обмену от университета Ханянг.
— Это впечатляет. Блэйкли — очень престижный женский колледж. Одна моя подруга бета пыталась в него поступить. Она была круглой отличницей и обладала множеством других достоинств, но ее не приняли.
Сехун кивнул.
— Там очень высокий конкурс. А что стало потом с этой вашей подругой?
— Она закончила еще более престижный колледж, Вассар.
Они одновременно хмыкнули.
Вот они уже подъезжали к дому Бекхена.
Поездка оказалась слишком короткой.
— Дядя Сехун! — племянник мчался к нему по лужайке в сопровождении радостно лающей Ёджа*. — Мы думали, что ты уже никогда не приедешь.
Минсок распахнул дверцу лимузина, ему не терпелось обнять альфу.
— А вот и Бен Минсок. Познакомься, Минсок, это Лу Хань.
— Здравствуйте… очень приятно познакомиться, - с приветливой улыбкой произнес маленький пухлощёкий омежка с очаровательной улыбкой.
Лухан лучезарно улыбнулся в ответ.
— Мне очень хотелось увидеть вас, Минсок. Ваш дядя просто без ума от вас.
— Я тоже его люблю. — Улыбнулся омежка прижимаясь к альфе.
— Солнышко, Лухан — тот самый художник, который рисовал обложки романов, в том числе и «Сеульского аристократа». Поскольку именно ты привлек мое внимание к этой книге, я подумал, что тебе будет интересно с ним познакомиться. Он будет нашим гостем сегодня и переночует у нас.
Маленький омежка взглянул на Ханя.
— Вы рисовали дядю Сехуна?
— Признаю свою вину, — поджал свои розовые губки омега и виновато опустил взгляд на свои ладошки.
— Вы изумительный художник! — воскликнул Минсок.
— Это не так, но спасибо..
— Боа просто не поверит, — продолжил восхищаться такой встрече маленький омежка, переводя восхищенный взгляд от альфы к красивому рыжеволосому омеге.
— А кто это — Боа? — удивленно спросил Лухан.
— Она работает у нас уже много лет. Каждый месяц получает романы. Обложка «Сеульского аристократа» так поразила ее, что она сказала мне об этом. Меня поразило сходство с дядей Сехуном, и я показал книгу ему.
— Я очень сожалею, что это так напугало вас всех.
— Все уже позади, — заявил Сехун не желая больше слушать, как омега в очередной раз клеймит себя. — Я успокоил Исина, сказав, что бояться нечего. Почему бы нам не войти в дом и не поужинать, пока все не остыло?

Они все вместе направились к задней двери дома. Сехуну пришлось замедлить шаги, пока Ёджа знакомилась с Луханом и теперь с удовольствием подставила морду, чтобы ей почесали за ухом. По тому, как восторженно она махала хвостом, было ясно, что омега обрел еще одного поклонника.
— Я сделал нам гамбургеры и картофельный салат, дядя Сехун. Ты должен был предупредить, что приедешь не один, — я бы приготовил что нибудь интересное. — Сетовал маленький омежка.
Лухан вмешался в их разговор:
— У нас дома гамбургеры всегда были любимой едой. Мой брат только ими и питается. Если предложить ему что нибудь другое, например куриный рулет, он тут же скормит его собаке.
Минсок засмеялся.
— А какой породы ваша собака?
— Той же, что и ваша.
— Ой, как здорово.
— Наши собаки очень похожи, — улыбнулся Лухан, провожая взглядом бегающую вокруг них Ёджа.
— Как зовут вашу?
— Хо.
— Хо... Очень красиво.
— Я тоже так думаю, — весело фыркнул омежка. — Однажды Крис вложил сигару в пасть Хо, а я сделал снимок.
Обе омеги весело рассмеялись. Сехун, идущий чуть позади омег не сводил задумчивого взгляда с улыбающегося Лухана.
— С удовольствием бы взглянул на этот снимок! — сказал Минсок.
— Это фото у меня в сумке.
— Можно посмотреть?
— Конечно.
Омега открыл сумку и протянул Минсоку заключенный в рамку портрет Хо с сигарой.
Минсок засмеялся еще громче.
— Какой смешной. Он просто прелесть!
— Я тоже так считаю. Это его я нарисовал на той картине.
— Где Исин? — неожиданно спросил Сехун.
— Я оставил его на западной лужайке. Мы будем ужинать там, — чуть удивленно глядя на альфу ответил Минсок.
— Отлично. Может быть, покажешь Лухану, где он может освежиться, пока я найду Исина?
— С удовольствием! — кивнул Минсок и взял омегу за руку — Пойдемте, Лухан.
— Можно просто Лу.
— Хорошо, Лу! — засиял маленький омежка.
— У вас потрясающий дом. — Восхищенно воскликнул Лухан, войдя внутрь и следуя за маленьким омежкой. — Я словно попал на страницы журнала «Новости архитектуры». И такой огромный! Вся моя квартирка студия смогла бы поместиться в одной этой комнате.


Наконец-то! — воскликнул Исин, увидев в дверях альфу. — Я уже отчаялся, что не дозвонюсь тебе.
Он объехал вокруг стола и протянул к нему руки. — Мне показалось, что прошло два года, а не два дня!

Видит Бог, альфа хотел бы сказать омеге то же самое, но не мог. Единственное, что он мог, так это поцеловать его и обнять.
В предисловии к «Сеульскому аристократу» говорилось, что Чон Юнхо не любил свою невесту-омегу. Сехун тоже не любил своего жениха.
Он никогда не смог бы произнести те слова, которые Исин так хотел от него услышать.
Чувство вины и необходимость обеспечить ему лечение вынудили альфу сделать ему предложение. Он сказал, что будет заботиться о нем и оберегать его.
Он обязан был сделать это.
Основной задачей альфы было помочь омеге научиться снова ходить. С момента их помолвки он шел к этой цели с целеустремленностью, которой ничто не могло помешать, особенно пораженческое настроение Исина.
Чего он не учел, так это того, что в его жизнь войдет обворожительный Лу Хань.

— Это правда, что у тебя все в порядке? — спросил Син, когда альфа выпрямился.
Подвезя кресло омеги снова к столу, Сехун присел рядом с ним и взял его за руку.
— Как я сказал тебе по телефону вчера вечером, у тебя больше нет причин беспокоиться. В доказательство этого я пригласил на ужин того, кто развеет твои последние страхи.
Омега помрачнел и надулся.
— Ты привез сюда кого-то?
— Да. Мин придет сюда сейчас с нашим гостем. Его зовут Лу Хань. Он независимый художник из Пекина, который создает рисунки книжных обложек для издательства «Чайная Роза». Это тот самый художник, который нарисовал меня.
— Он признался в этом суду?
— Да. Но когда ты услышишь всю историю, ты поймешь, что это недоразумение.
Глаза у Исина гневно вспыхнули.
— Как это может быть недоразумением, когда он сделал это без твоего разрешения? — негодовал омега.
— Все очень запутанно. Тебе надо просто довериться мне.
Исин с силой сжал руку альфы.
— Я бы хотел, чтобы ты посоветовался со мной прежде, чем пригласить его сюда. Я считаю, ты не правильно поступил, привезя его сюда.
Сехун считал так же, но совсем по другим причинам.
— Помимо надежды, что встреча с ним могла бы помочь тебе, Бекки и Минсоку забыть об этом эпизоде, у меня был еще один мотив.
— Какой?
— Мистер Лу страшно переживает случившееся. Он скорее успокоится, если увидит, что мы не затаили злобы.
— Ему и следует страшно переживать!
Альфа понимал, что омега так нетерпим от сознания собственной беспомощности.
— Попробуй поставить себя на его место, Син. В течение всего слушания он чувствовал себя виноватым — ведь он не только сам попал в передрягу, но и впутал автора книги и все издательство.
Омега оттолкнул руку альфы.
— Почему бы тебе не выяснить причину, по которой они так задерживаются? Чем раньше ужин закончится, тем раньше он уедет и мы останемся одни. Я хочу обсудить с тобой планы на наш медовый месяц. Я решил, куда хочу поехать, и это не Швейцария.
— Давай обсудим все позднее, — устало отозвался альфа.
— Это будет потерей времени, Сехун.
Альфа поморщился.
— Пока мы не сделаем все возможное, чтобы помочь тебе, ты не имеешь права так говорить!


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал