Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Надо ли слушать расколоучителей?




 

Св. Андрей Кесарийский говорил, что печать зверя «не примут запечатлевшие лица свои божественным светом». Вот память об этом святоотеческом слове и понуждает меня сторониться борцов с нынешними «печатями». Ибо лица наиболее активных из них запечатлены отнюдь не божественным светом, а гримасами ненависти и жажды крови. Будь в них хоть чуточку меньше опричного духа, изливайся из них ненависть ко всем остальным людям хотя бы капельками, а не струями – и можно было бы подумать о том, чтобы стать в их ряды. А так все слишком очевидно: люди просто ищут повод к ненависти. Они ищут оправдания собственной несостоятельности в церковной жизни. Голос-то у них громкий – а вот отчего-то все в Церкви не по ихнему… И тут срабатывает логика: если всю Церковь не удается перекроить по своему, то лучше уж создать свою, маленькую, карманную, управляемую. И чтобы у них самих было право на контроль: кого впускать в эту «истинно-православную» опричнину, а кого – нет.

А, значит, еще одно обстоятельство нужно помнить при обсуждении вопроса о «печатях». Православное сознание боится церковных расколов. В то же время недруги нашей Церкви прекрасно понимают, что лучший способ парализовать ее влияние на народную и государственную жизнь – это раздробить ее в расколах. При всех усилиях «доброжелателей» большинство православных Украины остались в канонической Церкви. Как же расколоть ее саму?

Чтобы парализовать церковный страх перед расколами – надо сделать «обезболивающую инъекцию» в церковное сознание: «Да, раскол неканоничен. Но каноны-то написаны для нормального течения церковной жизни. А сейчас времена ненормальные. Времена сейчас антихристовы, а потому цепляться за старые каноны нет никакого смысла. Ведь время антихриста – это время подмен». Анти-христ – это «вместо-Христос». Раз настало это время – ищи подмен. Все должно быть ложным. И прежде всего – ложной должна быть Церковь.

Так уже было в русской истории – в XVII веке. Сработала цепочка ассоциаций: реформаторский Собор 1666 г. – «три шестерки» – время антихриста, а значит время подмен (и это при том, что в пору проведения этого Собора летоисчисление на Руси велось не от Рождества Христова, а от сотворения мира, и, значит, никто из его организаторов в «лето от сотворения мира 7175» и представить не мог, что есть какие-то три шестерки в дате этого собрания).

Если на дворе – антихрист, то Церковь просто должна быть неправильной. А значит, с ней нужно порывать и бежать от нее на поиски «правильной веры». Именно религиозный долг велит попрать древние каноны и нарушить церковное единство…[609] Так что баловство в увлекательные игры под названием «найди антихриста» может обернуться очень печально – причем задолго до «последних времен».



И вот на наших глазах прорезается трещина между церковной иерархией и некоторыми иннэнистски озабоченными монастырями.

Еще в конце 1996 г. епископ Уфимский Никон обратился за разъяснениями в Московскую Патриархию по поводу введения для всех жителей Башкирии индивидуального налогового номера. Патриарх ответил, что подобная мера является социальным нововведением и к вере отношения не имеет[610]. Вот полный текст того Патриаршего разъяснения:

«1 ноября 1996 г. № 4339. Преосвященному епископу Уфимскому и Стерлитамакскому Никону. Канцелярия Московской Патриархии сообщает Вашему Преосвященству резолюцию ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА, положенную на Вашем прошении от 24.10.96 за №381: „31.10.1996. Полагаю, что в данном указе и комментарии речь идет о введении системы регистрации в целях учета и социальной защиты граждан. Такая система придания регистрационного номера ничем, в принципе, не отличается от номера паспорта, который имеет всякий гражданин. Спор об уместности или неуместности новых форм регистрации граждан в данном случае не выходит за пределы чисто гражданских или социальных аргументов или контраргументов, и не имеет непосредственного отношения к вере“. Управляющий делами Московской Патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий».

В противовес сплетням и листовкам вполне трезвый голос прозвучал в «Послании Священного Синода Украинской Православной Церкви Президенту, Верховной Раде и Правительству Украины, духовенству, монашествующим и верным чадам Украинской Православной Церкви от 3 июня 1998». Это Послание довольно ясно отсекает чрезмерные опасения: «Надо помнить, что „печать антихриста“ лишь завершит процесс отпадения от Бога и благодати Его, что ныне тайно совершается в глубине человеческих сердец. Именно в этом случае индивидуальный идентификационный номер, который присвоится каждому человеку и нанесется на него через какую-то „несмываемую“ технологию, действительно может стать „печатью антихриста“… Сегодня делать категорические заявления о том, что православных христиан Украины принуждают к принятию „печати антихриста“, было бы преждевременно и несправедливо. Во-первых, согласно учению святых отцов, „печать антихриста“ будет универсальной для всего человечества. Ныне же, по милости Божией, наш народ еще не влился в секуляризированную семью западных народов. Во-вторых, сама по себе кодификация вне какого-либо контекста не может быть квалифицирована как антихристианское учреждение. Однако каждый православный христианин вправе сам определять для себя: возможно ли для него принятие подобного кода. В связи с этим, не усыпляя бдительности верных, считаем, что принятие сегодняшних идентификационных номеров еще не означает измены Христу и поэтому не означает принятия „печати антихриста“. Святая Церковь в нужное время поднимет свой голос, предупредит и сохранит своих верных чад от непоправимой ошибки». Впрочем, стоит заметить, что в этом Заявлении еще присутствует некоторая излишняя технологическая прямолинейность (в суждении о том, что при определенных условиях «печатью антихриста» будет именно «индивидуальный идентификационный номер»).



Затем ясное несогласие с авторами листовок высказала Запорожская епархия: «В соответствии с учением святых отцов идентификационные номера не могут являться „печатью антихриста“. Следовательно, принятие сегодняшних идентификационных номеров еще не означает предательства Христа и поэтому не означает принятие „печати антихриста“. Святая Церковь в нужный час поднимет свой голос. Учитывая, что на приобретаемых товарах широкого потребления часто имеется штриховой код с тремя шестерками, дабы не смущать совести верующих, благословляем обозначенный товар окроплять святой водой, так как сила креста, освящающего эту воду, выше силы демонической»[611] (Единственное, что в этом обращении не вызывает у меня безусловного согласия, – это безоговорочное отождествление штриховой кодировки на упаковке продуктов с «демонической силой»).

Митрополит Полтавский Феодосий увещевал: «Некоторые думают и даже пишут, что слуги Антихриста диавольскую печать будут ставить тайно и незаметно. Пойдешь, к примеру, в магазин, чтобы купить хлеба, протянешь руку, а в это время тебе лазерным лучом напишут „666“ и ты будешь уже запечатан. Такой взгляд в корне неверен. Такая печать была бы в самом принципе недействительной. Сатане нужно, чтобы человек этот знак принял сознательно и добровольно. Если бы это было не так, то сатанисты незаметно, обманно или насильственно запечатали бы всех без исключения, в том числе и самых благочестивых людей. Для большей ясности вышесказанного давайте проведем параллель между этой печатью и христианским Крещением. Если человека, сознательно неверующего в Христа, насильственно подвергнуть обряду Креще­ния, станет ли он от этого христианином? Никак нет. Он в результате такого действия может сделаться не только неверующим, но и ожесточенным противником Христа. Другой пример: человека, стремящегося к познанию Истины, окрестили тайно, в бессознательном состоянии, без ведома и желания. Что тогда? Сам по себе этот обрядего христианином не сделает. Настоящее, действительное Крещение состоит из двух элементов: добровольного отречения „от сатаны и всех его дел“ и добровольного соединения со Христом. По такому же плану станет действовать и антихрист: он будет требовать от христиан добровольного отречения от Христа и добровольного присоединения к нему, то есть антихристу. Некоторые верующие так напуганы, что уже сейчас боятся, чтобы каким-нибудь образом не подвергнуться этой печати. Таких людей хочу успокоить, что в настоящее время это им не грозит. Как нельзя было крестить людей во имя Христа до прихода на Землю Христа, так нельзя ставить и печать антихриста, пока нет самого антихриста. Печать – „666“ – это его печать, и ставить ее будет только он и никто другой»[612].

Затем были еще одно Послание Украинского Синода (5 ноября 1998 г. ), Послание Синода Русской Православной Церкви (7 марта 2000 года). Определение Архиерейского Собора (16 августа 2000 года), выступления архиереев[613]… Все они уже вполне однозначно осаживали энтузиазм борцов против ИНН.

В ответ иннэнисты избрали тактику умолчания. Они или скрывают наличие такого рода иерархических постановлений (например, в иннэнистских изданиях никогда не бывает ссылок на Послание Украинского Синода от 5 ноября 1998 года, и цитируется лишь более ранее и более тревожное Послание от 3 июня того же года). Или цитируют те части Посланий, в которых говорится о протесте Церкви против глобализма, против создания системы электронной слежки за человеком – но не цитируют те места, в которых Послания осуждают священников, которые людей, принявших налоговый номер, объявляют вероотступниками[614].

Иногда же иннэнисты идут на прямые подлоги, выдумывая такие выступления Патриарха, которых на самом деле не было. По всей Украине летом 1998 г. ходила анонимная листовка, истерично пугающая и прямо лгущая: «Православные, не обманывайтесь и не успокаивайте себя, что это не те номер и карточка. Другой карточки с номером – не будет… Когда писались эти строки, поступило обращение к митрополиту Владимиру от патриарха Московского и всея Руси Алексия II не брать идентификационных кодов-номеров на храмы и монастыри, а также – духовным лицам. Почаевская лавра выступает с таким же предостережением и благословляет не принимать идентификационного кода и карточки. Будите наших пастырей от мертвого летаргического сна, добивайтесь срочного созыва Поместного Собора УПЦ по этому поводу. Борись до смерти, отказываясь от получения любой карты, пластмассовых денег, печати…».

Фальшивка это. Не было такого письма Патриарха Алексия. Не было и соборного решения братии Почаевской лавры[615]. Не менее фальшиво и заявление, будто «Элладская Православная Церковь, Украинская Православная Церковь осудили принудительное навязывание ИНН с антихристовым кодом и отказались от его принятия»[616]. Элладская Церковь вообще не касалась темы «номеров». Украинская Церковь отнюдь не отказывалась от их принятия и никогда не призывала верующих отказываться от них. А, зачитывая на заседании президиума Синодальной Богословской Комиссии 24 декабря 2001 г. текст «Обращения» иннэнистов к Патриарху (от 5.12.2001), дойдя до фразы «В начале 2001 года митрополит Минский Филарет подписал документ, защищающий православный народ от номеров, с президентом Белоруссии», митрополит Филарет недоуменно заметил: «Не знаю такого»[617].

Фальшивку распространило и движение «За право жить без ИНН», перепечатыв обращение армавирских ревнителей: «Русская Православная Церковь устами Синода и Архиерейского Собора не благословила православных христиан принимать ИНН. Поэтому тот, кто считает себя православным, должен отказаться от его принятия»[618]. Мнение Синода уже неоднократно приводилось в этой главе. А Послание Архиерейского Собора в августе 2000 года об ИНН говорит только следующее: «Собор полагает полезным через диалог с государственной властью добиваться установления максимального общественного контроля за сбором компьютерной информации о гражданах и вообще за процессами, могущими привести к нарушению тайны частной жизни, свободы вероисповедания и передвижения. В то же время, учитывая благожелательную позицию светских властей России, отменивших по просьбе Священноначалия процедуру обязательной подачи заявления о присвоении индивидуального налогового номера, Собор счел данную просьбу удовлетворенной».

Ближе к правде эта партия не тогда, когда она утверждает свое единство с епископатом, а тогда, когда признается в обратном: «фактически борцы „За право жить без ИНН“ оказались вне закона внутри церковной ограды и, соответственно, были выдавлены за ее пределы»[619]. Приведя неоднократные высказывания Патриарха, осуждающие шумиху вокруг ИНН, та же статья итожит: «После сказанного только и остается, что развести руками и предположить либо о су­ществовании злодея, сознательно дезориен­тирующего Предстоятеля РПЦ, либо о катаст­рофически полной некомпетентности его консупьтантов вкупе с целенаправленно подры­вающей авторитет Церкви деятельностью свет­ских властей, либо, и это самое печальное, о существовании антихристианского заговора в самых высших эшелонах церковной власти»[620].

Не обретая себе поддержки в православной церковной иерархии[621], иннэнисты ищут духовные авторитеты вдали от Церкви – в мире сект: у харизматов и «эзотериков» вроде приозерского Алексея Ипатова…

После этого уже не очень и удивляет доверие, оказываемое иннэнистами велениям бесов. Иеродиакон Авель (Семенов) написал самый значительный (и по объему, и по содержанию) труд, посвященный богословскому аспекту тематики ИНН. Увы, в этом труде встречается такой рассказ: «Приведем здесь живое свидетельство, рассказанное насельником Свято-Никольского мужского монастыря. В монастыре паломничал священник из Уфы, и он поведал следующее. На его приходе одна женщина, ничего не зная, приняла налоговый номер ИНН. Прошло какое-то время, и она стала слышать, что ИНН – плохое дело, диавольское, что большинство верующих относится к номеру отрицательно. В смущении женщина подошла за разъяснением к священнику, и он ей посоветовал: „Пишите заявление об отказе“. Женщина написала заявление в налоговую инспекцию об отказе, и вскоре после этого ей снится сон. Идет она домой и держит в руках 5 батонов хлеба, один из них надкусанный наполовину. Открыв ключем дверь квартиры и войдя в дом, она вдруг увидела сидящего дома беса. Бес пристально на нее смотрел, а потом сказал: „Ну что, написала заявление? Давай сюда хлеб“. Женщина дала ему 4 батона. „Давай сюда и этот“. Женщина дала ему и надкусанный. Придя в храм, рассказала она сон священнику, а батюшка пояснил: „надкусанный“ батон – это значит успела попользоваться „благами“ ИНН. Как не вспомнить тут блж. Матрону, которая говорила: „и тогда предложат вам Крест или хлеб“! А остальные четыре батона, спросим мы уже, не оставшиеся ли годы до окончания тех 15 лет расцвета Церкви, о которых предупреждал преп. Серафим Вырицкий как о последних мирных годах предантихристовых гонений?»[622]… Ну, вот – иеродиакон уже готов вычислить точную дату конца света. По батонам. А то, что даже во сне не стоит исполнять повеления бесов, его нисколько не смутило. Если речь идет о борьбе с ИНН – то и бесов можно использовать в качестве советчиков…

А не от тех ли «советчиков» и антицерковные пророчества иеродиакона Авеля о том, что «Если Церковь через принятие ИНН будет втянута в единую глобальную компьютерную систему, то она потеряет данную от Бога самостоятельность и Богоучрежденность»? Как легко он придумал критерий, по которому проводит границу между Церковью Христовой и пустой пародией на нее: «Вовлечение Церкви и ее чад в глобальную компьютерную систему „нового мирового порядка“– есть путь приспособленчества и конформизма, и сохранит лишь внешнюю форму ее жизнедеятельности: таинства, обряды, богослужения, чины; внутреннее же ее содержание – Дух Божий – будет утрачен. Церковь станет апостасийной. От Церкви останется пустая оболочка в противоположность тому малому стаду, отвергшему безумную идеологию».

Да, это проповедь раскола – как бы ни старались уйти от этого слова инннэнисты.

Раскольник – не тот человек, который смущается при виде штрих-кодов или при слышании о налоговых номерах. Раскольник – это не тот христианин, который отказался брать номер. Раскол не может быть порожден просто отношением человека к какой-то внецерковной реальности (а ИНН – это именно внецерковная реальность; вопрос, не имеющий никакого отношения к духовной жизни и к православному вероучению).

Раскол возникает там, где некий христианин формулирует свое отрицательное отношение к другим христианам, которые по некоему не-догматическому вопросу думают иначе, чем он сам.

Если бы те, кого в этой книге я называю иннэнистами, просто обличали государственную политику, просто отказывались бы от принятия «номеров», просто подбирали бы те или иные социологические или философские доводы в подкрепление своей позиции – это не было бы расколом. Но когда проблему ИНН они перенесли в область богословия (причем наиболее рискованного и эмоционального, порою даже «вкусового» богословия – апокалиптического) и стали обвинять в отступничестве от Христа, в утрате благодати тех христиан, которые не столь однозначно отнеслись к ИНН – вот тогда они стали именно «иннэнистами». Тогда они стали расколоучителями.

Иннэнисты придуряются, когда с невинным голосом говорят, будто всего лишь "за вопрос – Не является ли индивидуальный номер, который присваивают добровольно, и к которому приписывают число 666, числом зверя из «Апокалипсиса – любого православно верующего назовут раскольником»[623]. Задающего только такой вопрос можно назвать разве что невеждой, но не раскольником. Но если бы иннэнисты ограничивались лишь тем, что задавали бы вопросы! Увы, у них есть вполне определенные ответы.

Вот тезисы и действия, на основании которых приходится говорить столь строго о тех людях, чей первоначальный протест казался таким естественным и чистым: «духовного учительства от немощных наших архиереев мы как не принимали, так и не примем впредь, а если а если кто-то их них начнет сильно настаивать (зловещие признаки уже появляются) – он породит раскол, а сам окажется ересеархом». «Принятие цифрового идентификатора равносильно отречению от Господа Иисуса Христа»[625]. «Не будут спасительными монастырские службы и Таинства лишатся благодати, если совершать их будут люди, имеющие в кармане документ с „тремя шестерками“»[626]. Ну да – ни советские паспорта, ни деньги, лежавшие в наших карманах, не лишали Таинства благодати, а три тонкие спаренные линии, начертанные на новых документах, – лишат…

И уже на моих глазах (22 ноября 1998 г. ) возбужденная «пикетчица» пререкается с наместником Киево-Печерской лавры епископом Павлом и даже крестит владыку…

И уже появились духовники, которые запрещают причащаться и исповедоваться в Киево-Печерской лавре (поскольку ее банковскому счету присвоен идентификационный номер)…[627]

И уже «в Почаевской лавре перед исповедью старцы спрашивают приезжающих к ним жителей Украины, принял ли человек идентификационный код. И если принял, то говорят: иди и исповедуйся, где хочешь»[628].

И уже псково-печерского старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина) готовы причислить к «послушникам антихристовым» на том основании, что отец Иоанн не обличает штрих-коды[629], а о старцах, не поддержавших иннэнистские страхи, стали поминать как о тех «старцах», что осудили Христа[630]. Его послание о страхе перед ИНН прямо названо еретическим[631].

В «антихристовы прислужники» о. Иоанн попал и по экспертной оценке издателей альманаха «Православие или смерть»[632]. В мае 2001 г. в Москве некая монахиня остановила меня на улице и призвала покаяться. Когда же я попросил уточнить предмет моего покаяния, оказалось, что речь идет о «номерах». В ответ же на упоминание мною имени о. Иоанна было возглашено: «Да его душа уже в аду! Он погиб за то, что миллионы православных смутил! И в храмы ходить нельзя: они номера взяли и благодать их оставила!».

Вот еще аналогичная реакция из стана иннэнистов. Публицист из душеновской газеты «Русь Православная» Анатолий Степанов рассказывает: «Что меня больше всего беспокоит в прениях вокруг ИНН? Меня беспокоит какой-то сектантский дух, который возобладал среди части самых активных противников присвоения ИНН. Недавно я ехал в поезде из Москвы с одним таким неистовым борцом против ИНН. Он возвращался, кстати, с конференции, которая проходила в Крыму. В поезде всегда приятно встретить знакомого человека. Поначалу наш разговор носил довольно мирный характер. Мы обменивались мнениями, нередко расходясь в оценках, по вопросу готовящихся американских бомбардировок, о позиции России в отношении талибов и т. п. Но когда мы коснулись темы ИНН у моего собеседника сразу проявились нетерпимость и агрессия. Он начал называть всех несогласных с ним „лжебратиями“, а потом дошел до того, что назвал отца Иоанна Крестьянкина „вероотступником“. И такой сектантской нетерпимостью пахнуло, что я предпочел бы со своими грехами остаться в той Церкви, в которой есть отец Иоанн, нежели встать в ряды таких „ревнителей“ за чистоту».

Тем же, кто полагает, будто о. Иоанна «заставили» сказать то, что он сказал, напомню, что он прошел через лагеря, и даже пытки не смогли его «заставить». Его же бесстрашие перед лицом переписей – это просто органичная часть его христианского мировоззрения. «Однажды Иоанн Крестьянкин исповедывал народ. К нему подошла бесноватая и стала страшно кричать. Все присутствующие невольно в испуге прижались к стенам. Архимандрит спросил: „Что, испугались? Посмотрите на кошку, она греха не имеет и сидит спокойно“»[634]. Вообще в Печорах на вопросы о «печати» отвечают просто: «Ты стань Божиим, а Бог своих не выдаст!».

А вот иннэнисты уже настолько лишены свободы (внутренней свободы) что не могут и помыслить, что человек, несогласный с их страхами, несогласен именно искренне. О своих оппонентах иннэнисты постоянно говорят: «заставили», «заказали»… Когда люди с таким мышлением дорываются до власти – они становятся самыми беспощадными тиранами. Ведь свой видение мира они считают единственно аругментированым и допустимым, а все несогласные – это предатели, исполняющие заказ врага… Что ж, иннэнисты (по крайней мере «Русь Православная» К. Душенова и «Ревнитель православного благочестия») и не стесняются свое мировоззрение называть «православным сталинизмом».

И, как водится, запуганные пугают тех, кто еще не заразился их страхами… Искушение, впрочем, составляет расколоучительная газетка «Русский вестник»: сами-то ее издатели достаточно циничны и нецерковны, чтобы не бояться ИНН, но ради поднятия тиража идут на один скандал за другим[635].

И вот его страницы запестрели сообщениями о начале «непримиримой войны священноначалия с духовниками»[636], страшит «разделением верующих на „пронумерованных“ и „непронумерованных“»[637]; уподобляя себя Иисусу Христу, вопиет – «ощущение Богооставленности усугубляется позицией Священного Синода»[638] и отлучает от Церкви: принявшие ИНН «уже не христиане, а секта, лишенная Божественной Благодати»[639]; «присвоение ИНН – антикрещение»[640]. Листовки же обводят раскольную черту вокруг своих читателей – «Сейчас происходит, несомненно, невиданное еще разделение Православных на преданных Христу и св. Церкви – рабов Божиих, и, отступивших от Истины-Христа – рабов человеков и грядущего антихриста!»[641].

Более того – даже тех священнослужителей, которые ведут переговоры с думой и правительством о том, чтобы налоговые номера стали бы номерами не людей, а именно налоговых папок, иннэнисты называют «отступниками»[642].

Бедный иеросхимонах Рафаил, из полной безвестности волною иннэнистской полемики вдруг отчего-то вознесенный во всероссийские старцы (причем «афонские» – хотя на Афоне он прожил всего лишь год; оттуда его попросили удалиться – отчего и видеоинтервью «афонский» схимник дает на фоне русского снега) имел несчастье встать на путь запугиваний: «Как в ветхой церкви синедрион докатился до Богоборчества, так и, упаси Бог, не докатиться нам и в настоящее время… Великое смущение для нас, что наши Архипастыри избирают иной путь. Волчьих соборов было больше, чем святых соборов»[643].

Иннэнисты говорят о предмете своего разочарования – «К сожалению, приходится констатировать, что участились случаи, когда правящие архиереи ряда епархий (например, Воронежской, Вятской, Екатеринбургской, Рязанской, Смоленской, Тобольской и др. ) принуждают духовенство принимать ИНН и проводить соответствующие разъяснения в приходах… Правящие архиереи выходят за рамки своей компетенции, а их пропаганда ИНН носит антиконституционный и антиканонический характер»[644]. Это чувство глубокого разочарования иннэнисты будут просто хранить в своих сердцах, или же однажды воплотят в реальные действия – в войну против епископата, их «разочаровавшего»? Странные люди эти иннэнисты. Когда они надеются на Патриарха надавить и переубедить его, то они торжественно присягают на верность Святейшему Патриарху: «Патриарх – защитник и хранитель чистоты и неповрежденности благодатных истин Святоотеческого Предания».[645] Но если это и в самом деле так – то отчего же иннэнисты напрочь не считаются с мнением Патриарха по вопросу об ИНН? То они настаивают на созыве Собора, посвященного именно проблеме ИНН. То заранее обязуются не согласиться с его решением, если оно их не устроит. Замечательный пример отношения иннэнистов к Церкви – это обмен репликами между «атаманом Адмиралтейского казачьего хутора» Игорем Чипизубовым, и православным журналистом Сергеем Григорьевым. «Чипизубов: Следующая проблема, волнующая православных казаков, да и не только их, это отношение к ИНН. На соборе, на наш взгляд, должна быть выработана ясная позиция Церкви: принимаем или не принимаем? Надо дать четкий ответ, а не уклоняться в общие рассуждения на эту тему. Григорьев: А если бы собор решил: принимаем! Ты бы послушался или нет? Принял бы ИНН? Чипизубов: Нет, не принял бы… ИНН – это своего рода лакмусовая бумажка. Принимая или отвергая его, мы все как бы сдаем экзамен: искренна ли наша вера или она – только на словах. Григорьев: Так зачем же тогда тебе собор, если ты заранее знаешь, что откажешься от его решений? Чипизубов: Во-первых, для ясности. На соборе неизбежно прояснится, кто есть кто»[646].

Вот авторы альманаха с романтически запугивающим названием «Православие или смерть!» хотя бы честнее признаются, что им «приходится с горечью констатировать, что высшая часть священноначалия Русской Православной Церкви, далеко отошедшая от святоотеческих норм христианской жизни, погрязшая в лицемерии и угодничестве перед власть имущими, не может найти духовные силы противостать их антихристианским инициативам. В своем постановлении от 7 марта 2000 г. патриарх и Синод ограничились маловразумительным»[647]…

Впрочем, честности им хватило не надолго. Издатели сего альманаха оказались на редкость забывчивы, и уже через номер стали уверять, будто ничего подобного не писали: «Кураев обвинил альманах „Православие или смерть“ в призывах к расколу в Церкви. Это является злонамеренной клеветой, по существу – доносом. Кураев приписывает издателям альманаха „Православие или смерть“ следующие слова: „Высшее Священноначалие Русской Православной Церкви утратило дар различения духов, погрязло в лицемерии, выпустило заявление, в котором нет однозначного осуждения принятия налоговых номеров“, сопровождая их своим комментарием-доносом – „это, конечно, уже не просто предчувствие раскола, это уже настоящая агитация за раскол“ (Выступление Андрея Кураева по „Радио Радонеж“ 28.01.01). Вне зависимости от наших взглядов и оценок, мы утверждаем, что ни в одном из 18 изданных нами альманахов не содержится вышеприведенных слов (да и ничего похожего), в чем может убедиться любой желающий. Надеемся, что Кураев прочтет настоящие строки и принесет свои извинения, как того требует и христианская и журналистская этика. В противном случае при молчании г-на Кураева мы будем иметь все основания считать его уличенным и нераскаявшимся клеветником и неудачным доносчиком»[648]. Но посмотрите только что приведенный текст из 15-го выпуска «Правословия или смерти». Неужто тут и в самом деле нет «ничего похожего» на тот текст, что я по памяти цитировал в радиовыступлении? Что ж, давно известно: если некоторые люди гордятся чистотой своей совести, то у них к тому есть лишь одна веская причина: у них слишком короткая память.

Ну, хорошо, забыли издатели альманаха, что они писали в позапрошлом номере. Но разве и новейший, 17-й их выпуск не полон теми же суждениями о Священноначалии Церкви? Не то же ли обвинение в утрате дара различения духов бросает в лицо епископату профессиональный опричник Н. Козлов[649] – «Прельщенные духом антихриста епископы, не замечающие или не желающие замечать в принятии налоговых номеров, содержащих число зверя, никакого укора…»? По мнению «опричника», христианин, принявший номер делается «недостойным к молитвенному общению и общению таинств Церкви». Тут же он цитирует слова апостола «Кое же согласие Христови с велиаром или кая часть верных с неверным. Изыдите от среды их и отлучитеся». И комментирует: «поистине страшные слова апостола об исхождении и отлучении верных от среды идолослужителей в епитрахилях и рясах, благословляющих народ Божий на отречение от христианского имени, приложимы к настоящему положению Церкви Божией, доколе пастыри ее и начальники, облеченные высшей духовной властью, не наложат прещения на отступников»[650].

Действительно слова апостола страшны. Прилагать их к современной церковной жизни означает прямо призывать к разделению. То есть – к расколу. И призыв этот помещен в том же номере альманаха, в котором его издатели уверяют, что они ну ни к какой раскольнической агитации не причастны…

Так что, господа анонимные издатели – сами-то каяться будете? Хотя бы в грехе самооправдания?[651]

Угрозой раскола сочатся иннэнистские проповеди. «Иногда складывается впечатление, что в защитников ИНН среди верующих (таких как д. Кураев, к примеру) вселился бес»[652]; «Еще раз призываю всех не относиться всерьез к частным высказываниям Патриарха, провоцируемым и разносимым по всему миру слугами тьмы. Ибо, если отнестись к ним всерьез, как к новому общеобязательному учению, как того хотят от нас, то следует признать, что РПЦ ныне жива не Христом, а ИНН. Однако для людей, желающих остаться православными, отсюда следует совершенно не тот вывод, к которому нас подталкивают: не Дух Святой приспособился к совеременности или подвинулся, уступив место в Церкви новой идеологии, а сама организация РПЦ утратила связь с единой святой соборной и апостольской Православной Церковью Христовой, сами принявшие новую идеологию изгнали из своего сборища неизменного и самотождественного, Божественного Духа»[653]. "К сожалению, дискуссия, развернувшаяся в последнее время в околоцерковной, а то и вовсе языческой прессе, на­страивает нас на непослуша­ние соборному мнению Церкви, на недоверие священноначалию, на смертный грех провокации церковного раско­ла. Самочиние некоторых пас­тырей дошло до того, что, как пишет нам житель Собинского района Виктор Наумов, на­шлись священники, которые «разъяснили» его знакомому предпринимателю, что все, кто не откажется от ИНН, в ближайшее время будут отлу­чены от храма, от исповеди и причастия. А Владимир Кузин из г. Владимира рассказал, что некоторые священники говорят прихожанам, что, отведав, скажем, молока из пакета со штрих-кодом, люди «заряжаются сатанинской энергией»[654]. «Как может пастырь говорить, что можно принимать номер, а можно и не принимать. Так говорить может только наемник, которому безразлична судьба пасомого стада»[655], – оценивает петербуржский священник решение Патриарха и Синода.

В Иркутской епархии три священника бросили свои храмы и ушли в леса, потащив с собою десятки прихожан. Пред этим они отказались принимать благословение от своего архипастыря, архиепископа Иркутского Вадима на том основании, что он прошел новую налоговую регистрацию (и снова не могу не заметить, что раскольнический импульс пришел из монашеской среды: спровоцировал их некий отец Пантелеимон, самочинно уехавший в Сибирь из Оптиной пустыни)…

Вот письмо одной из таких иркутских беглянок своим духовным наставникам: "Уважаемый Константин Гордеев, редакция журнала Сербский Крест! Пишем Вам из маленькой таежной деревни в Иркутской области. С единственным желанием выразить благодарность за Ваш журнал, Ваш труд, за Ваше героическое стояние в вере. Мы собрались в глухой деревне вдали от информационных путей, чтобы укрыться от антихристианского духа и сохранить свое православие в условиях антихристианского государства. Нас называют отщепенцами, раскольниками, отступниками, темными, необразованными, прелестными. Открыв журнал Сербский Крест мы обнаружили, что Слава Богу! есть еще люди, которые не боятся открыто заявлять свою позицию, не подчиняются слепо апостасийному духовенству и светской власти, проводящей волю антихриста. Архиепископ Иркутской епархии Вадим открыто по телевидению заявил о своем принятии ИНН, призвал православных не боятся его, а волнения по поводу того, что это печать антихриста назвал суеверием. На общем епархиальном собрании 99% священнослужителей поддержали Владыку. После этого он стал применять меры к тем священникам, которые не испугались его гнева и продолжали предупреждать о грядущей опасности, призывая ни в коем случае на принимать ИНН. Несколько священников ушли из епархии, в частности о. Александр с матушкой (г. Братск), о. Анатолий с матушкой (г. Зима). Мы приехали в п. Онот год назад, после того, как настоятеля Свято-Никольского Храма г. Черемхово о. Владимира Иркутский Владыко, архиепископ Вадим, отстранил от служения в Храме, т. к. о. Владимир открыто проповедовал, что ИНН это зло, что это уже печать антихриста, не какие-то ступени (так говорят многие Иркутские батюшки), что принимать ИНН и новые паспорта нельзя. О. Владимир отказался служить литургию с епископом, принявшим ИНН. Помня слова старца Рафаила о том, что есть 3 пути спасения: исповедничества, мученичества и пустынничества, мы выбрали самый легкий путь пустынножительства. Поэтому те, кто остался верен собрались вокруг трех братьев о. Пантелеймона (монах Оптиной пустыни), о. Владимира (г. Черемхово), о. Виктора (ст. Половина, о. Виктор ушел из своего храма еще раньше, не дожидаясь приказа Владыки), а также монах о. Онуфрий (Оптина пустынь).. Построили в поселке храм в честь Ченстоховской иконы Божьей Матери служим и спасаемся здесь. Ни ИНН, ни паспортов мы принимать не будем, в переписи участвовать не собираемся. О. Пантелеймон и о. Онуфрий ушли из Оптиной пустыни по той причине, что наместник монастыря архимандрит Венедикт, бывший противник ИНН, занял позиции богословской комиссии о том, что ИНН не является духовным вопросом, многие духовники монастыря получили новые паспорта с микрочипами и благословляют своих духовных чад принимать ИНН, пластиковые карты, паспорта и т. п. Вся братия преступно молчит на эту тему. Т. к. о. Пантелеймон не мог скрыть свой протест этого и открыто призывал бороться с глобализационными процессами, наместник стал его притеснять и перевел с послушания в скиту на работы в монастырский коровник. Поэтому монахи о. Пантелеймон и о. Онуфрий вынуждены были покинуть обитель. Даже слепой способен увидеть, что происходит в мире, куда все двигается. Но наше официальное духовенство пытается нас убедить, что ничего не происходит, что Россию ждет возрождение, а Православие расцвет, благословляют на ИНН, паспорта, разные карты и карточки или лукаво умалчивают о грозящей опасности. Мы считаем, что такие батюшки, епископы потеряли свою благодатную силу, выбрав хлеб вместо креста пекутся о земном благополучии и ведут паству в ад, подобно тому, как козел-загонщик ведет стадо на заколение. Они благословляют на эккуминистическую молитву и участвуют в ней, фактически сотрудничают с мировым правительством, а в реальной жизни вводят православных в мировой концлагерь, туда где о православии не может быть и речи, а если и может, то только как о внешней форме, лишенной благодатной жизни Святаго духа. Лариса Синицина,onotcrist@mail.ru ".[656]

Там же, в Иркутске «православные» казаки так блокируют свою совесть от архипастырского вразумления: «В последнее время в средствах массовой информации поднимается вопрос о принятии индивидуального налогового индекса (ИНН). Московская Патриархия вышла с ходатайством по этому вопросу к государственным властям, где была договоренность о неприятии гражданами России ИНН по религиозным убеждениям, что и подтверждено Юбилейным Архиерейским Собором от 13-16 августа 2000 г. (см. Постановление Собора) и Пятого Всероссийского Круга Союза Казаков. Однако, выступление по телевидению Вадима, Архиепископа Иркутского и Ангарского внесло сумятицу в душах верующих, всех православных христиан области и в том числе, казаков. Совет атаманов Иркутского Казачьего Войска дает разъяснение по данному вопросу. На основании многочисленных публикаций в религиозных изданиях Московской Патриархии о том, что ИНН есть предтеча антихристовой печати (ложь: ни одно из изданий Московской Патриархии такого не писало; казаки спутали листовки и светские издания типа „Русского Вестника“ или „Благовеста“ с официальной церковной прессой – А. К. ), принимать ее православному человеку не следует. Тем более, что властями разрешено каждому верующему человеку вместо принятия ИНН заполнять анкету физического лица (опять ложь: разрешено при присвоении ИНН вместо прошения заполнять анкету – А. К. ) и написать заявление в налоговую инспекцию в установленной форме. В связи с этим, Расширенный Совет Атаманов Иркутского Казачьего Войска, на основании Юбилейного Архиерейского Собора постановляет: Выступление по телевидению Архиепископа Вадима о принятии ИНН не может служить основанием для принятия индекса, поскольку каждый православный христианин руководствуется постановлением Соборов Русской Православной церкви. В данном случае мнение архиепископа не может быть расценено как призыв архиепископа, а всего лишь мнение частного лица гражданина Лазебного В. Всем казакам и казачкам Иркутского Казачьего Войска индивидуальный налоговый номер не принимать, вместо ИНН необходимо для налоговой инспекции заполнить анкету физического лица и заявление о неприятии ИНН. На основании вышеизложенного призываем всех православных христиан подержать нас, казаков, в отказе от принятия предтечи печати антихриста и не принимать ИНН, а заполнить анкету физического лица, что и разрешено властями»[657].

Околоцерковные издания становятся уже прямо антицерковными, когда сами себя провозглашают «гласом народа» и «гласом Церкви» и науськивают читателей против духовенства: «Современное церковное сознание, церковный народ Божий, который по определению является хранителем веры и благочестия в эпоху тайного отступления высшей церковной иерархии, безошибочно распознает печать антихриста, начертание зверя в личном коде или идентификационном номере»[658].

И, наконец – «Клирики, принявшие подобие печати, после такого шага переходят в противоположный лагерь и волей-неволей начинают служить тому, чье предначертание распространяют»[659]…

А что делают с теми, кто перешел в «противоположный лагерь» во время битвы («Битва против ИНН – это битва за свободу, за веру, за Россию!»[660] )? С ними прерывают всякое общение… Их объявляют худшими врагами… Их убивают… Или хотя бы радуются их смерти.

Именно так, с нескрываемой радостью восприняло новосибирское «Опричное братство во имя благоверного Царя Иоанна Грозного» известие о кончине еп. Сергия (Соколова)[661] и о тяжелой болезни прот. Александра Новопашина – поскольку владыка Сергий «благословлял новосибирцев безбоязненно принимать ИНН – составную часть печати антихриста; предположительно именно этот последний отступнический шаг епископа Сергия, шаг от Христа навстречу антихристу и переполнил чашу Божия долготерпения… „Нынешнее священство – всем бедам беда“ – говорила блаженная Пелагея Рязанская… Помните, запечатанные начертанием антихристовым Царства Небесного не наследуют! Православный допускающий принятие ИНН становится одновременно вероотступником, а сознательно клеймящийся им – христопродавцем.. Путь верных за своим пастырем Христом, через Голгофу в Царство Небесное. Путь неверных за лжепастырями (волками в овечьей шкуре), чечевичной похлебкой, сребрениками, земными благами князя мира сего в геенну огненную»[662].

Вообще странно, что апологеты опричнины (в буквальном смысле: те, кто громче всего воюет против ИНН, ранее восторженнее всех отзывались об инквизиции и опричнине) отчего то стали борцами за права человека[663].

Хула на епископат и духовенство, к которой все явственнее склоняются иннэнисты, выдает мрачноватый источник их протестного вдохновения: не любовь ко Христу движет ими, но ненависть ко всем тем, кто думает иначе, чем они[664].

О любителях похулить духовенство и заразить людей диссидентской похотью еще тридцать лет назад сказал прот. Анатолий Правдолюбов (прошедший и лагеря, и фронт): "Некоторые идут к бабкам или «старцам». Были раньше Оптиские, Глинские старцы, наш саровский старец преподобный Серафим. Где-то, может быть, и ныне по милости Божией в небольшом числе имеются. Но самодельные «старцы», матом ругающиеся[665] да попов ругающие тайными безбожниками, это не старцы, а истинные лжепророки, которые, может быть, и в овчих одеждах к вам придут, но внутри суть волки хищные. Вот примета истинного волка: «волк расхитит их и распудит овцы». Эти самозванные старцы и старицы не велят к батюшкам идти, а кроме как к батюшкам, нам не к кому идти. Без священства Церкви не может быть, а без Церкви нет спасения"[666].

Убегая от греха далекого и предполагаемого, люди готовы впасть в грех несомненнейший и немедленный – в грех раскола[667]. Так бес может спугнуть человека, идущего в сумерках по горной тропе. Внезапно и в страшном виде явившись слева, – он провоцирует человека отпрянуть в противоположную сторону – в пропасть, что разверзается по правую руку путника…

По слову преп. Симеона Нового Богослова, стараясь оторвать людей от Бога, «диавол воюет с ними пятью кознями: еллинством, иудейством, ересями, противо-православным образом жизни и (неразумными) подвигами добрых деланий… Бедных подвижников уговаривает он показывать ревность Божию не по разуму и строгость жизни не рассудительную» (преп. Симеон Новый Богослов. Слово 44)[668].

Лукавый тут упомянут не для красного словца. Просто у радикальных борцов против ИНН эта их борьба становится страстью. Страстью не в поэтическом, а в аскетическом смысле этого слова. Страстью, которая лишает трезвости, рассудительности, которая понуждает переступать границы церковных канонов и святоотеческих заповедей.

Оцените фразу – «наступает такое удивительное время, когда люди и без иных заслуг перед Христом одним только отказом от номеров войдут в Царство Небесное»[669]. «Духовенство и миряне Ивановской, Владивостокской, а также Владимиро-Суздальской епархии, которые не побоялись опубликовать свои имена (не номера!) – теперь их имена написаны в Книге Жизни Господней»[670]. Как легко теперь спастись! Достаточно лишь совершить неканоничный поступок – через голову епископа обратиться к светским властям[671] с протестом против «налоговых номеров» (каковые протесты сегодня никаких репрессий не вызывают и ничем не грозят) – и ты уже в Книге Жизни!

Так что и новое учение о Церкви (Церковь без епископов и даже без литургии[672] ) и новая аскетика[673] и новое компьютерное богословие у иннэнистов уже готовы. И новый тип пастырства ими тоже изобретен: «С теми из моих прихожан, кто уже принял ИНН, трудно разговаривать. Да и о чем?»[674], – хвастается своей «принципиальностью» юноша с крестиком, пришедший к вере позже многих своих прихожан (по его словам – в 1992 г. через фильм «Евангелие от Матфея»)…

Именно радикальным борцам против ИНН уже чуждо чувство покаяния. Поначалу свои протестные настроения они прикрывали тем, что это мнение «всей Церкви» – в том числе и Патриарха. Когда выяснилось, что это не так – они не покаялись. Они стали говорить, что это все равно мнение «всей Церкви» – то есть «старцев». Когда же и старцы сказали, что предмет внимания иннэнистов не есть печать антихриста – и тогда они не покаялись… Ну хоть бы кто-то из них после публикации суждения архим. Иоанна (Крестьянкина) и прот. Николая Гурьянова попросил прощения! Отстранив мнения известных духовников, они бросились создавать собственные кумиры – почтя титулом «старцев» людей, никогда прежде в таковом качестве церковным народом не воспринимавшихся. Например – иеросхим. Рафаила (Берестова). Многие ли слышали о нем до его заявлений, протестующих против ИНН? Но многие прельстились указанием на его «афонский» статус (хотя на Афоне он прожил всего лишь один год). Иннэнисты не смутились даже тем, что язык заявлений о. Рафаила – это язык листовок и митингов, страстный, резкий, бездоказательный («ИНН – цифровое бесовское имя. Это мистическое кодирование нас»[676] )… А ведь даже подлинный старец может ошибиться – если ему будут настойчиво предлагать лишь одностороннюю информацию[677].

Может старец ошибиться и в том случае, если его первой реакции не послушают, а будут вновь и вновь требовать от него сказать иначе. Это же известное правило духовной жизни: то, что духовник говорит сразу, по первому движению сердца – это от Бога. То, что он скажет, если послушник, которому не понравился первый ответ духовника, вновь приступит со своим вопросом, может оказаться уже от человека. Вот факт, который неоспорим: старцы как раз не торопились высказаться по поводу ИНН. Это означает, что первая реакция их всех была спокойной, не протестной. И если затем кто-то из них все же решит высказаться более гневно и резко, призвать к решительному отказу от ИНН – это будет означать, что этот батюшка поменял свою позицию. Поменял – почему? Не под давлением ли своих горе-послушников, которые настаивали на том, чтобы их духовник произнес более гневные слова, нежели первые? Но в этом случае вынужденный ими плод не будет иметь именно духовного значения и авторитета – ибо то, что старец говорит под «нажимом», может оказаться чем-то «слишком человеческим».

Странные все же представления о духовной жизни у иннэнистов: на место послушания они ставят организацию «давления» и на епископов, и на духовников…

Плодом их активности будет даже не раскол, а просто появление еще одной секты с новым вероучением. И имя этой секте именно иннэнисты – потому что вся духовная жизнь у них свелась к проблеме ИНН, и борьба с ИНН затмила для них все остальное – и церковные каноны[678], и православную аскетику, и христианскую этику, и даже церковную догматику[679]… Скоро мы, пожалуй, услышим о том, что якобы Сам Спаситель предупреждал об ИНН – «егда же состареешися, ИНН тя пояшет и ведет, аможе не хощеши»…

Посмотрите, как интернетовские иннэнисты отреагировали на постановление Синодальной Богословской Комиссии, утвержденное Патриархом и Синодом, но не совпавшее с тем пониманием ИНН, которое насаждалось иннэнистскими изданиями:

«Произошедшее свидетельствует о крупной победе антицерковных сил в РПЦ, сил, занимающихся ее отколом от вселенской Церкви, единой святой соборной и апостольской Православной Церкви, Церкви святых: пресловутый Кочетков и другие обновленцы живут и здравствуют, продолжая разлагать Церковь изнутри, а гнев священноначалия искусно направлен на православно верующих людей, которые заклеймлены „зилотами“ или „ревнителями“. Одновременно подогреты папистические властные амбиции священнонначалия, вопиюще противоречащие Православию. Чрезвычайно эфективная идеологическая диверсия вышла у о. диакона и иже с ним».

«18 февраля. Завтра вопрос об ИНН должен разбираться на Богословской комиссии. Прогноз самый неблагоприятный. По некоторым данным тон в её работе должны задавать диакон Андрей Кураев и архимандрит Феогност. Если первый известен своим публицистическим богословием, то второй – практическим. Автор сценария неизвестен, но если митрополиту не доверили главную роль, то тем более и сценарий. Присутствие архимандрита Кирилла не предполагается. Возможно будет просто заявлено, что он согласен с мнением комиссии или архимандрита Иоанна. Из работы комиссии мы также узнаем, насколько тесными стали контакты церкви и государства. Нам же оставлено то, что не может быть отнято: молиться» (Союз хоругвеносцев Л. Симоновича)[681].

"21 февраля. Наши пессимистические прогнозы по поводу богословской комиссии оправдались. Разумеется, все старцы, присутствие которых было декларировано в работе комиссии участия не принимали. Комиссия удивила не пересказом легковесных кураевских суждений. Стыдно за организаторов этого заседания. Ведь принимали участие в пленуме (?) (партийное какое-то слово) епископы и богословы, а итог кураевские мнения, которые он высказывал где-то в интернете. Это что богословие? Во-первых, составители взяли либо самые абсурдные заявления противников ИНН или просто придумали их, т. к. ссылок нет и само опровергли. По вопросу, второго цифрового, государственного имени пришлось прикрыться словами прочитанными о. Иоанном (Крестьянкиным), так как сказать по этому вопросу было нечего (Вызывает большое сомнение авторство о. Иоанна. Повидимому исполнителей этого мероприятия ждут неприятности со стороны организаторов. Исполнители допустили две оплошности в тексте. Первое – это употребление слова «чип». Это слово появилось сравнительно недавно и вряд ли могло где-то попасться на глаза 90-летнему затворнику, здоровье которого не в лучшем состоянии. Но допустим это слово он узнал из писем своих духовных чад. Но перестроечное слово «беспредел», не только не может быть известно старцу, но и не может быть им употреблено[682] ). Тут абсурдные высказывания о. А. Кураева к счастью не использовались. Да и возразить было нечего, потому что ещё недавно сам патриарх признавал проблему второго имени, а его авторитет по настоящему состоянию церковной организации неоспорим. Выводы же комиссии совсем удивительны. Сначала опровергаются все доводы «ревнителей не по разуму», а затем за ними признаётся право отказаться от ИНН. Если это дело не вредит христианской совести, то зачем отказываться? Совершенно непонятно обращение к патриарху с просьбой о каком-то послании. Неужели богословская комиссия не в состоянии опубликовать какие-то серьёзные материалы по этому вопросу? Нелепа и ссылка на 11-е правило Сардикийского Собора. Что священнослужители не могут писать и публиковать статьи по тем или вопросам? Давайте, вернёмся к тем временам, когда монашествующим было запрещено держать в кельях чернила. Но, впрочем, за священнослужителями вообще не признаётся право иметь своё мнение по тем или иным вопросам. Недостойной уловкой составителей является и использовании слов св. Игнатия Антиохийского. Священномученик Игнатий говорит эти слова, чтобы укрепить авторитет епископа в ранней Церкви. В тот благодатный период церкви епископы соответствовали идеалу своего служения, священный сан и святость находились в неразрывном единстве, и св. Игнатий не мог и помыслить то, чему мы увы часто ныне являемся свидетелями… Трудно себе представить, чтобы написал св. Игнатий, если бы видел, то чему мы являлись свидетелями. При таком рассмотрении слова: "Где будет епископ, там должен быть и народ, « – приобретают несколько зловещий характер»[683].

Кажется, у иннэнистов в пылу полемики выработался свой критерий: поскольку Кураев по определению прав быть не может, то всякий, кто выскажет мысль, созвучную со словами Кураева, тем самым ставит себя вне Церкви.

Эта ли логика или иная будет вести иннэнистов, но, начав с осуждения людей, принявших ИНН, они все равно логически должны будут придти (и уже приходят) и к осуждению церковной иерархии, и к проповеди радикального эскапизма (бегства из мира), включая проповедь безбрачия.

А эта проповедь, в свою очередь, очень скоро приведет ко взрыву новой проповеди безбожия. А кем, вы полагаете, станут люди, которые были сдернуты со своих мест горячечной проповедью о «конце света», спустя годы увидевшие, что их обманули? Кем станут их дети, когда, позврослев и выйдя из «лесов», узнают, в жертву какой дури были принесены их судьбы?

Готовы ли к такой последовательности доверчивые потребители иннэнистской пропаганды? Не готовы? Ну, тогда по этой же логической цепочке извольте последовать назад: если вы не хотите стать виновниками крушения тысяч судеб, если вы не хотите скорого (максимум – через три с половиной года) всплеска антицерковного озлобления доверчивых жертв вашей пропаганды, тогда признайте, что сегодня не душепагубно оставаться в городах, вступать в брак и слушаться епископа – а, значит, не настало еще и время антихриста, и, значит, не надо позволять запугивать себя антихристовыми «печатями».

Целью этой моей статьи было уяснение лишь одного вопроса – подлежит ли церковному суду и наказанию человек, принявший ИНН? Можно ли таких людей считать «падшими», «условными» христианами или «христианами второго сорта»? Правда ли, что «принимая ИНН, мы совершаем духовное первое поклонение антихристу»?[684] Правда ли, что «сознательное согласие на принятие ИНН, с закодированным в нем символом дьявола, является недопустимым компромиссом с христианской совестью, это есть первый шаг к отречению от Христа и спасительной благодати Его, это согласие и фактическое вхождение в антихристианскую тоталитарную систему»?[685] Правда ли, что «тот, кто сделает этот шаг, потеряет большую часть благодатной защиты, полученной при крещении»[686]?

Я не призываю принимать ИНН.

Я не осуждаю тех, кто не берет «номера».

Я готов поддержать тех, кто борется за право людей жить без ИНН.

Но я против того, чтобы добрые цели достигались негодными средствами. А дурные, страстные, да и просто глупые аргументы – это и есть негодное средство. Аргументы, выставляющие Церковь в смешном виде и, аргументы, настраивающие одних христиан против других, аргументы, объявляющие церковных иерархов вероотступниками – это именно дурные аргументы.

Иннэнисты вопрошали Патриарха – "Тех верных РПЦ[687] клириков и мирян, которые протестуют против ИНН, стали обвинять в противодействии священноначалию, чем провоцируют взаимное осуждение и раскол среди верующих. В предупреждение такого раскола просим Ваше Святейшество публично разъяснить, может ли вообще принятие ИНН являться предметом канонического послушания и выносила ли РПЦ по данному вопросу какие-либо обязательные для всех ее членов определения, или же это остается делом совести каждого конкретного человека"[688]. Очень разумный вопрос. Но вот только чтобы он стал еще и мудрым – надо было бы точно такой же вопрос одновременно адресовать тем духовникам и публицистам, которые видят «апокалиптический грех» в решениях людей, принявших ИНН, и которые задают этот «неканонический» вопрос на исповеди, а неприятие ИНН ставят условием для допущения к Причастию.

Итак, сформулируем тот же вопрос в отрицательной форме – «Просим публично разъяснить, может ли вообще не-принятие ИНН являться предметом канонического послушания и выносила ли РПЦ по данному вопросу какие-либо обязательные для всех ее членов определения, или же это остается делом совести каждого конкретного человека?». Тут ответ ясный – нет, такого общецерковного определения не было. Не было общецерковного призыва, вменявшего христианам в долг отказываться от «номеров». А было обратное предупреждение Синода о том, что духовники не должны вопрос об ИНН рассматривать как вопрос, определяющий отношение данного человека к Церкви и к ее таинствам. И, значит, священник, преступивший это определение Синода, тем самым совершил каноническое непослушание… Не его борьба против ИНН в данном случае грешна, а тот способ этой борьбы, который он избрал.

Я убежден, что прохождение нынешней налоговой регистрации не повреждает связи человека с Церковью, ее таинствами и ее благодатью. И именно об этом – о том, какой должна быть реакция церковных людей на тех своих единоверцев, которые вольно или невольно прошли регистрацию с принятием ИНН – об этом моя книжка (а не о том, надо или нет протестовать против присвоения ИНН). Такова же позиция церковного священноначалия. Епископат и соборно и на уровне отдельных епархий весьма определенно объявил, что принятие ИНН не может влиять на полноту участия человека в церковных таинствах (см. Послание Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 2000 г. )[689].

А, значит, нынешним иннэнистам-раскольникам можно сказать то же, что некогда св. Димитрий сказал эсхатологически же озабоченным раскольникам своего времени – «Некий волк от пустынь Брынских, вниде во одежде овчей в Ростов, глаголаше: несть вам, зде во градех живущих, спасения, уже бо последнее есть время, и уже антихрист царствует в мире, и уже церкви яко хлевы и попы яко волки. В единых токмо пустынях и скитах наших Бог живет… Всуе убо раскольщики ложному учению своему полагают основание время настоящее, глаголемое последнее, и тому причитают власть, еже церкви святыя разсвящати, попов разпопливати, и живущих во градех и селех спасения отчуждати»[690].

Сходство полное: иннэнисты также заверяют, что в храмы, принявшие ИНН, ходить нельзя, что священники, принявшие на свои приходы номера, священство тем самым утратили, да и в городах они уже жить не советуют…

Так что при всем модерновом «компьютерно-чиповом» богословии иннэнистов на деле их мироощущение есть возрождение старой, очень старой церковной болезни. Имя этой болезни – «мессалианство». Эти еретики IV столетия (их другое имя – «евхиты») «молились об одолении злого духа и мало ценили другие средства благодати. Работа и собственность отвергались ими как греховные. Пропитание они снискивали милостыней»[691]. Вот и для иннэнистов антихрист своей тенью заслонил Христа. Как и мессалиане, иннэнисты готовы променять Литургию на самовольное бегство «в леса». Жить они собираются на милостыню, которую будут им давать «падшие» христиане, в отличие от «чистых» таки принявшие ИНН и потому сохранившие «работу и собственность»…[692] Мессалиане считали, будто в каждом человеке вместе с душою соприсутствует демон, которого надо изгонять только известными молитвами[693]. И среди иннэнистов распостранена мода на повально-массовые «отчитки», которым подвергаются не только реально бесноватые, но и люди с любыми болезнями и грехами.

Как и раскольники IV века, иннэнисты любят говорить, будто «молчанием предается Бог», иннэнисты убеждены, что таково именно учение св. Григория Богослова – «мы не можем и не имеем права молчать, ибо молчанием, по слову святителя Григория Богослова, предается Бог»[694].

Обычно эту фразу цитируют, обосновывая свое право на критику нестроений в церковной жизни. «Православие погибает! Епископы предали православие! И если мы смолчим – произойдет то, от чего предостерегал св. Григорий Богослов: молчанием предается Бог!». Свое право на выглядывание и на оглашение грехов иерархии, свое право на самозваную цензуру многие православные публицисты и сплетники обосновывают этой цитатой. И напрасно.

В творениях св. Григория Богослова действительно есть выражение «молчанием предается Бог» (Слово 21, похвальное Афанасию Великому)[695]. Но считать эти слова выражением мысли самого св. Григория все же затруднительно.

Не питая ни малейшей симпатии ко всем оттенкам арианства, св. Григорий, однако, видит, что борьба с ересью порой причиняет душевный вред и самим же православным – ибо вызывает в них слишком разрушительные эмоции и понуждает их прибегать к слишком неправедным методам борьбы и полемики: «Непосвященные стали судьями преподобных, произошло новое смешение – в собраниях народных рассматриваются предметы священно-таинственные; от сего незаконное исследование жизни (епископов), наемные доносчики и суд по договору; одни несправедливо свергаются с престолов, другие возводятся на их место, и у сих, как чего-то необходимого требуют рукописаний нечестия, и чернила готовы, и доносчик подле»[696]. И вот в контексте полемики с ультраправославными и произносит св. Григорий ставшую знаменитой фразу: «Настоящее сие потрясение ничем не лучше прежде бывших, потому что им отторгнуты от нас все любомудрые, боголюбивые и заранее сожительствующие с горними мужи, которые хотя во всем другом мирны и умеренны, однако же не могут перенесть с кротостью, когда молчанием предается Бог, и даже делаются весьма браннолюбивыми и неодолимыми (ибо таков жар ревности), и готовы скорее ниспровергнуть чего не должно, нежели пренебречь должное». Итак, те, кто говорят, что «молчанием предается Бог» – отторгнуты от общения со св. Григорием собственным «браннолюбием»… В другом месте подобные люди св. Григорием именуются – «Некоторые из числа чрез меру у нас православных» (Слово 3)[697].

Защищая православие (или то, что тебе кажется таковым) легко изувечить свою собственную душу – возомнить себя спасителем Православия, избранным пророком Божиим, посланным для вразумления «обезумевших» церковных управителей. Итог такой полемики очевиден: конец мира (eirhnh) в одной, отдельно взятой душе полемиста. Не об этом ли осаживающие слова свт. Игнатия Брянчанинова: «Не покусись своею немощною рукою остановить всеобщее отступление»[698]? Какие плоды пожнет человек, организующий в Японии пикеты против цунами? Недобрую славу чудака и собственное раздражение по поводу всех остальных людей, которые не готовы терять время на пикеты вместе с ним, да еще глухую ненависть к правительству и к природе, которые не хотят к нему прислушиваться…

А слежка за епископами – не лучшее средство к достижению «стяжания Духа Святаго». И те, кто оправдывают свою диссидентскую похоть лозунгом «молчанием предается Бог», прежде всего показывают, что святоотеческие творения читают они поверхностно и невнимательно – приписывая Отцам те умонастроения, от которых те как раз отстранялись. Впрочем, скажу словами преподобного старца Иоанна. Его спросили: «Если я нахожу что-нибудь полезным для некоторых: должен ли я сказать это, не будучи спрошен о сем? И если брат, которого это касается, старше меня или клирик: сказать мне или промолчать? – Отцы сказали, что хорошо говорить Бога ради, хорошо и молчать Бога ради»[699].

Итак, ничего нового в иннэнизме нет. Многовековой церковный опыт гласит: слова у раскольников могут быть красивые. Но дело в итоге они творят страшное – разрывая Церковь, не доверяя Промыслу Божию, управляющему ею.

***

Послание Украинского Синода: «Вынуждены предупредить, что те пастыри, которые угрожают отлучением от Святого Причастия христиан, которые приняли код, те, кто призывает к публичному отказу от всяких номеров, поступают безответственно, призывая паству на необоснованное и преждевременное исповедничество. Ведь такая позиция только нарушает мир и согласие среди народа Божьего, сея страх, „где нет страха“ (Пс.52, 6). Напротив, мы призваны в молитве и христианском спокойствии ожидать не апокалипсиса, а Второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа и Страшного Суда, то есть сосредоточить внимание не на антихристе, а на Спасителе мира».

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.027 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал