Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Преследование




Номинальная скорость «Гёбена» составляла 27 узлов, однако из-за проблем с не до конца отремонтированными котлами он развивал не более 24 узлов, что достигалось лишь крайне напряжённой работой команды и машин (четыре кочегара погибли, обваренные прорвавшимся паром). К счастью для Сушона, оба британских крейсера также испытывали проблемы с паровыми котлами и не могли поддерживать необходимую для преследования скорость. Контакт с германской эскадрой продолжал поддерживать только лёгкий крейсер «Дублин», в то время как «Индомитебл» и «Индефатигебл» отстали. В тумане и наступивших сумерках «Дублин» также потерял контакт с противником в 19:37 у северного побережья Сицилии. Утром 5 августа «Гёбен» и «Бреслау» достигли Мессины. К этому моменту Великобритания и Германия уже находились в состоянии войны.

Адмиралтейство приказало Милну соблюдать нейтралитет Италии и не заходить в шестимильную зону вокруг итальянского побережья, что не позволяло британским кораблям войти в Мессинский пролив. Вследствие этого, Милн разместил свои корабли на выходах из пролива. Все ещё будучи уверенным, что Сушон стремится на запад, к французскому флоту и Атлантике, он направил линейные крейсеры «Инфлексибл» и «Индефатигебл» к северному выходу из пролива, открывавшему доступ к западному Средиземноморью. Южный выход из пролива прикрывался только лёгким крейсером «Глостер». «Индомитебл» из тех же соображений был направлен для пополнения запасов угля на запад, в Бизерту, а не на юг, на Мальту.

Положение Сушона было крайне тяжёлым. Итальянские власти настаивали на выводе германской эскадры из порта в течение 24 часов и затягивали поставку угля. Чтобы обеспечить свои корабли топливом, морякам Средиземноморской эскадры пришлось вручную перегружать уголь с палуб германских торговых судов, находившихся в гавани Мессины, в бункеры крейсеров. К вечеру 6 августа, несмотря на помощь 400 добровольцев с торговых судов, Сушону удалось погрузить только 1 500 т. угля, чего было явно недостаточно для похода к Константинополю. Новые известия из Германии только усугубили положение эскадры. Тирпиц сообщал, что австрийский флот не намерен начинать боевые действия в Средиземном море и что Османская империя продолжает сохранять нейтралитет, вследствие чего Сушону не следует продолжать поход к Константинополю. Поставленный перед перспективой быть запертым в Адриатике до конца войны, Сушон решил, несмотря ни на что, следовать в Константинополь, имея целью «… Вынудить Османскую Империю, даже против ее воли, начать военные действия в Чёрном море против ее исконного врага — России».

5 августа Милн получил приказ продолжать наблюдение за Адриатическим морем и, в случае выхода в море австрийского флота, не допустить соединения с ним германской эскадры. Он решил оставить свои линейные крейсеры в западной части Средиземного моря, направив только лёгкий крейсер «Дублин» для усиления эскадры Траубриджа в Адриатике. Милн полагал, что эта эскадра при необходимости сможет перехватить германские крейсеры и приказал Траубриджу «не вступать в бой с превосходящими силами противника», снова имея в виду австрийский флот. «Гёбен» и «Бреслау» прибыли в восточное Средиземноморье 6 августа, где были встречены лёгким крейсером «Глостер». Учитывая значительное превосходство противника в силах, «Глостер» ограничился поддержанием визуального контакта с германскими кораблями.



Эскадра Траубриджа состояла из всех броненосных крейсеров и восьми эсминцев, вооружённых торпедами. Главное вооружение британских крейсеров составляли 234-мм орудия, в противоположность 280-мм орудиям «Гёбена», имевшим большую дальность стрельбы. Кроме того, толщина брони британских крейсеров не превышала 150 мм, против 280-мм броневого пояса германского крейсера. Эти обстоятельства означали, что в случае непосредственного столкновения, британцы не только подвергнутся обстрелу еще до выхода на дистанцию открытия огня, но и, даже сблизившись с «Гёбеном», не будут иметь серьезных шансов нанести ему существенные повреждения. Поэтому Траубридж счел своей единственной возможностью атаку германских кораблей на рассвете, учитывая то, что находящиеся восточнее «Гёбен» и «Бреслау» будут освещены восходящим солнцем, в то время как британская эскадра останется скрытой в предрассветных сумерках. Однако к 4 часам утра 7 августа стало очевидно, что британцы не смогут атаковать германскую эскадру до наступления дня. Траубридж доложил Милну о своем намерении отказаться от преследования. Ответ от адмирала был получен только в 10 часов утра. К этому времени Траубридж, руководствуясь полученным ранее приказом «не вступать в бой с превосходящими силами противника», прекратил преследование и ушёл на бункеровку в Закинф.



Отход

Милн приказал «Глостеру» отойти, все ещё ожидая, что Сушон повернет на запад, однако капитану «Глостера» было очевидно, что германские крейсеры не станут этого делать. «Бреслау» попытался вынудить «Глостер» к отступлению — у берегов Греции Сушона ожидал угольщик, для встречи с которым требовалось избавиться от преследователя. «Глостер» вступил в бой с «Бреслау», надеясь, что это заставит «Гёбен» развернуться и прийти на помощь своему лёгкому крейсеру. По данным Сушона, «Бреслау» получил одно попадание, не причинившее серьёзных повреждений. Через некоторое время бой прекратился без каких-либо последствий для сторон. В конце концов, «Глостер» прекратил преследование противника у мыса Матапан, следуя приказу адмирала Милна.

Вскоре после полуночи 8 августа адмирал Милн со всеми линейными крейсерами и лёгким крейсером «Уэймут» все же направился на восток. В 14 часов того же дня он получил ошибочное сообщение о том, что Великобритания вступила в войну с Австро-Венгрией (в действительности эта война была объявлена только 12 августа). Хотя через четыре часа пришло опровержение, Милн прекратил движение на восток и вновь вернулся к наблюдению за Адриатическим морем. Наконец, 9 августа из Адмиралтейства пришёл прямой приказ преследовать «Гёбен». Несмотря на это, по-прежнему не верящий в то, что германские корабли идут в Дарданеллы, Милн решил ограничиться охраной выходов из Эгейского моря.

Сушон пополнил запасы угля у берегов острова Донуса 9 августа и продолжил свой путь. В 17 часов 10 августа эскадра достигла Дарданелл и запросила разрешение на проход.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал