Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Нарайян в Москве. Тусовка танцующих волшебников едет на слет




 

Игра в танцующего волшебника доставляла Вовке огромное удовольствие, и время неслось быстро. Наступило лето. До начала танцевального фестиваля под Питером оставалось несколько дней. Юлька, давняя участница этих слетов, много рассказывала о них Тараканову, и тот горел желанием побывать на суфийских танцах.

От Юльки он узнал, что на днях в Москву прибывает Нарайян, ведущий танцев из Америки, необычайно заводной дядька. Маэстро специально решил ехать на питерский слет через Москву, чтобы посмотреть российскую столицу.

Перед приездом Нарайяна резко похолодало, днем было до 5–6 градусов, с пронизывающим ветром. Погода стояла невиданная для июня. Рейс «Нью-Йорк — Москва» задерживался, и в ожидании маэстро встречающие заехали в «Макдональдс» на Ленинградском шоссе. Нарайяна встречали Тараканов, Юлька и Маринка, любительница суфийских танцев и завсегдатай московских эзотерических тусовок, недавно вернувшаяся из Туниса, где умудрилась устроить семинар по йоге. Вовка пока не очень уверенно чувствовал себя за рулем, поэтому для встречи мастера танцев был снаряжен элегантный Маринкин «Крайслер Круизер», «божья коровка», сверкающая малиновой перламутровой краской.

Под чаек с пирожками компания обсуждала приезд маэстро. Вовка высказал версию, что, возможно, погодный катаклизм устроил Нарайян картиной мира американцев о русских холодах.

Суфийского мастера было решено встретить гимном «Три сырка».

Юлька, которую очаровал на прошлом танцевальном слете Нарайяновский зикр с чередованием могучей мужской и пронзительной женской партии, дала переписать Тараканову компакт маэстро «Crossing the Veil». Вовке тоже запал в душу этот зикр, исполняемый внушительным хором, под гитару и гулкие удары большого барабана. Зикр проник глубоко в Вовкино сердце, он слушал его, не переставая, и всюду распевал.

Однажды Тараканов с Юлькой, мурлыкая этот зикр, зашли в магазин, чтобы купить глазированные творожные сырки. Как-то само собой получилось, что Вовка спел продавщице на мотив мужской партии:

— Три сырка по пять рублей, три сырка по пять рублей.

Юлька затянула высокую женскую партию:

— Дайте, дайте нам сырочки, дайте, дайте нам сырки!

Тогда они и прозвали этот зикр «Три сырка».

Когда в зале прилета «Шереметьево-2» мелькнула физиономия с седой гривой и крупным орлиным носом, трио заголосило:

— Три сырка по пять рублей!

Услышав родную мелодию и увидев группу поддержки, Нарайяша закатил глаза в неподражаемой улыбке и запрыгал, покачиваясь в разные стороны. Это был высокий широкоплечий красавец-мужчина, лет пятидесяти на вид, с загорелым лицом, седой взлохмаченной шевелюрой и бородой. На тележке он катил две гитары в огромных футлярах.



Чудик был одет в тонюсенькие, но яркие, пятнистые лосины, выгоревшую красную футболочку и пляжные тапочки-сандалии. На фоне Юльки в теплом пальто Нарайян смотрелся весьма затейливо. Вовка порекомендовал знойному гостю русскую национальную обувь — валенки.

По дороге выяснилось, что маэстро три дня назад прибыл с Гавайев, где у него был недельный семинар, и его беговые туфли не успели прибыть с островов в родную Монтану. Несмотря на многочасовой перелет и разницу во времени, Нарайян выглядел бодро, подпрыгивал на заднем сиденьи, крутил головой по сторонам и оживленно жестикулировал. Он то и дело затягивал мелодию какого-нибудь танца, и сразу понравился Вовке своим невероятным драйвом и жизнелюбием. Стоило Тараканову начать: «Fill your cup…», — как Нарайян сочным хрипловатым баритоном подхватил песню, ударяя рукой по воображаемым струнам.

— Я тебе говорила, классный мужик! — обратилась Юлька к Тараканову

— Да, его бы на семинар Болеслава, он бы всех там на уши поставил, — согласился Вовка.

Доставив Нарайяна на квартиру Кати (которая склеивала «позвоночник» папе медсестры) и напоив его крепким кофе, компания отправилась в обувной магазин. Маэстро придирчиво осмотрел несколько пар туфель и остановил свой выбор на черных кроссовках, подделке под «Nike». Цена привела его в восторг:

— «Nike» for ten dollars! — долго хохотал он.

Наблюдать, как американец меряет кроссовки, сбежался весь персонал магазинчика. Нарайян напялил одну кроссовку и невозмутимо зашлепал вперед, ступая второй ногой в ослепительно белом носке по грязному мраморному полу. Продавщицы давились от смеха, Юлька с Таракановым тоже заржали. Больше всего заморскому гостю понравились шнурки с зажимами, торчащие вертикально вверх и подрагивающие при ходьбе.



— Antenns! — довольный, как ребенок, восклицал он, тренькая пальцами по пружинящим усикам шнурков.

— Да, антенны, для прямой связи с космосом, — подтвердила парочка, ткнув указательными пальцами в небо.

Катя, гостеприимная хозяйка квартиры, предложила Нарайяну покушать и прилечь поспать после дальней дороги, но неугомонный маэстро, впервые попавший в Москву, от еды и сна отказался, и поперся гулять по городу. Причем Маринкин Крайслер отверг, сказав, что хочет прокатиться на знаменитом московском метро.

Катя сказала, что с удовольствием выступит экскурсоводом, и ее щечки смущенно зарделись при этом. Опустив глазки, она призналась, что в свое время получила степень бакалавра в Мэрилендском университете. Катя и в самом деле блестяще владела английским, в отличие от Вовки, который хоть и мог объясниться и понять, что ему говорят, но для этого приходилось напрягаться.

— Ну что ж, Нурик в надежных руках! Смотри, сильно не приставай к мэтру, ему надо беречь сексуальную энергию для танцев, — прокомментировал Тараканов, вызвав новую волну покраснения пухленьких Катькиных ланит. — Завтра созвонимся.

Приехав домой, Вовка сбацал торсионный танец на хорошую погоду, и на следующий день заметно потеплело, выглянуло солнце, а ветер прекратился.

Утром Катя сообщила, что они с маэстро идут в Кремль, а потом можно встретиться всей компанией где-нибудь поблизости.

В назначенный час Тараканов с Юлькой вышли из метро «Охотный ряд». Вовка позвонил Кате по мобильному, и узнал, что они находятся в Александровском саду, рядом с памятником Неизвестному солдату. Нарайян и Катя лениво нежились на солнышке, развалившись на травяном газоне возле Кремлевской стены. Милиция не обращала на них никакого внимания, да и друзья с трудом их нашли — парочку скрывал от посторонних глаз забор из жести, огораживающий ремонтный участок вдоль стены.

Вовка с Юлькой, в качестве приветствия спев «Три сырка», легли рядышком. Маэстро, в красноватых солнцезащитных очках довольно щурился, поглядывая на гуляющих прохожих и резвившихся детишек. Под Нарайяном небрежно валялась его смятая курточка, а ослепительно-белыми носками он периодически елозил по земле. «Такой же разгильдяй, как и я!» — удовлетворенно подумал Вовка.

Тараканов сообщил Нарайяну, что сделал на сегодня хорошую погоду. Тот преувеличенно вытаращил глаза, изобразил руками вокруг Вовкиной головы светящийся нимб и привалился своей лохматой седой башкой к Таракановским ногам, вызвав хохот всех присутствующих. Вовка рассказал про волшебство, о потешных ритуалах типа белья в автобусе, и в процессе беседы удивлялся потрясающему чувству юмора маэстро. Гримасы его были бесподобны, цирковые клоуны могли всей гильдией подавать в отставку. Тараканов хохотал до слез, и стал пародировать Нурика, изображая его ужимки и тараща, как он, глаза.

К удовольствию троицы волшебников, Нарайян врубался в то, что мир иллюзорен, что объективных законов не существует и правила игры мы выбираем сами. Его картина мира была гибкой, и Вовка чувствовал, что они очень близки по взглядам на жизнь и темпераменту. Пару раз Тараканов грузанул маэстро абсурдными картинами мира, и тот с юмором отреагировал на это, сходу присвоив Вовке прозвище «Спагетти Босс».

Юлька, чтобы проверить Нурика на чувство собственной влажности, брякнула, что настоящие суфии живут в Средней Азии, а Нарайян только прикидывается, он — «Спагетти Суфи»!

Когда Катька перевела это мастеру, тот засмеялся, кивнул и сосредоточенно стал снимать что-то с ушей.

Вовка задал ему вопрос Болеслава «Что есть жизнь?», ответ на который позволяет многое сказать о картине мира человека.

— Жизнь — это танец! — мгновенно выдал Нарайян, вскочил, закружился и запел с чувством экстаза, закатывая глаза:

 

Love`s wine is endless,

Keep on pouring it forever!

 

На последней фразе он, прислонив к сердцу Катьки чашу из сложенных ладошек, изобразил, что переливает из чаши нечто. Кругленькое ангельское личико Катерины немедленно зарделось, как маковый цвет.

Наблюдая за Нарайяном, Вовка все больше убеждался, что тот живет, как предлагает Болеслав, — постоянно находясь в состоянии бушующего Внутреннего Огня. Нурик, смеясь и распевая зикры во все горло, наслаждался жизнью в полном объеме. Вовке захотелось побыстрее попасть на его танцы.

Следующим пунктом культурной программы значилась вечерняя сауна. Нарайян с блаженной мордой подолгу сидел в парилке, шумно вдыхая воздух и напевая под нос заунывный зикр. Когда они раздевались, Вовка предупредил его:

— Нарайян, у нас принято париться голыми! Тебе религия позволяет?

Нарайяша размашистым жестом сбросил простыню, демонстрируя костюмчик Адама, и звучно шлепнул себя по груди:

— Я старый хиппи!

В холодном бассейне «Спагетти Суфи» плавал минут по десять, фыркая, как тюлень. Тело у него было гибким и мускулистым, покрытым небольшим слоем жирка. Когда под конец трехчасовой бани четверка сидела в просторной комнате отдыха, отделанной мрамором, и блаженно попивала чаек, Нарайян не усидел на месте и, скинув простыню, заголосил:

 

Rocka my soul in the bosom of Abraham,

Rocka my soul in the bosom of Abraham,

Rocka my soul in the bosom of Abraham,

O, rocka my soul!

So high you can’t get over It,

So low you can’t get under It,

So wide you can’t get around It,

You got to come in through the door!

 

Вовка не удержался, подскочил, и, взявшись за руки с Нарайяном, под зажигательную рок-н-ролльную мелодию они стали голышом отплясывать танец, буквально брызжущий энергией радости. Тараканов правильно пел только первые две фразы, а остальной текст имитировал, подвывая на тарабарском языке.

Они вращались, приседали, подскакивали, тряся мужским достоинством во все стороны. Уморительное зрелище вогнало Катьку в краску, а у Юльки вызвало бурный смех.

Отъезд в Питер был назначен на следующий день вечером. Вовка был опытным туристом, ходил на байдарках, правда, по простеньким маршрутам, и в поход всегда собирался основательно. Он набил доверху громадный рюкзак объемом 130 литров. Одних продуктов было килограмм двадцать, а еще палатка, спальник, котелки, двуручная пила, топор, сапоги, большой кусок полиэтиленовой пленки и прочее хозяйство. В процессе сборов вся комната была завалена снаряжением, шмотками и едой. Каждый раз, собирая в поход, Вовка поражался, каким образом вся эта гора вещей умещалась в рюкзаке.

Рюкзачок тянул на 37 килограмм. Марго сочувствующе смотрела на мужа, считая ненормальным, и взывала к его ПКМ:

— Вовка, и охота тебе полторы недели мерзнуть в лесу? В Питере 10–12 градусов передают, с дождем. Теплых вещей побольше возьми.

— Ничего, погоду наладим, волшебники мы или кто? — уверенно ответствовал Тараканов, однако накидку от дождя сунул в клапан рюкзака. Немного подумав, он запихнул еще один килограммовый бочонок сыра «Oltermanni», запаянный в полиэтиленовую упаковку.

На слет ехала большая компания с Болеславского семинара, человек двадцать. Кроме Юльки, Тараканова и Кати, в команде были индеец Дима, Ксюша, Незнайка, Айгуль, российский майор и другие гвардейцы, даже дядя Миша решился на такой подвиг.

Когда банная четверка шла по перрону, Вовка обратил внимание спутников на слова, начертанные крупными буквами на борту вагонов: «Афанасий Никитин».

Сбросив возле своего вагона тяжеленный рюкзак, Тараканов попросил троицу обождать пару минут, и без него в вагон не заходить. Он сбегал в ларек за бутылкой пива «Афанасий», вернулся и откупорил ее. Юлька на лету уловила ход его мыслей и достала из рюкзака карманный фонарик. Катя подсказала:

— И под свет фонаря вставай!

Вовка вытер взмокший лоб и, включив фонарик, приставил его к центру лба, как бы освещая пространство третьим глазом. Затем с наслаждением глотнул пивка и изрек хрипловатым голосом Капитоныча, утрированно двигая бровями:

— Афанасий Никитин совершил хождение за три моря, а мы, офонарев от пива «Афанасий», с фонарем под третьим глазом, на поезде «Афанасий Никитин» совершаем вхождение за третьи врата сновидения! Какому бы намерению это посвятить? Пусть будет отличная погода на фестивале.

Бутылка пива была пущена по кругу, и все, включая Нарайяна, повторили ритуал. Неутомимый гаер и здесь отличился — выпучив глаза, он приложил бутылку горлышком к третьему глазу, а фонариком посветил себе в рот. Катька объяснила ему, что это древнерусский магический обряд на погоду, основанный на каламбурах. Нурик часто-часто закивал головой, а потом начал быстро отряхивать уши обеими руками.

Места у всей четверки были в одном купе, и, с трудом распихав свои рюкзаки и гитары маэстро, друзья удобно устроились на сиденьях. Постельное белье уже было застелено, и Нарайян сразу запрыгнул на верхнюю полку. Он почти сразу отключился и засопел, разница часовых поясов все-таки взяла свое.

Когда поезд тронулся, Тараканов поинтересовался у Юльки, которая давно увлекалась суфийскими танцами, откуда они взялись.

Под убаюкивающий перестук колес Юлька завела вечернюю сказку для малышей, о дедушке Сэме:

— Согласно легенде, жил-был далеко-далеко отсюда, в Сан-Франциско, еврейский мальчуган по имени Самуил Льюис. Родился он в 1896 году в семье простого американского миллионера, богатство которой заложил дедушка Льюиса, придумавший знаменитые джинсы «Lewis Straus». Отец Сэма думал, что сынишка пойдет по его стопам, но Самуильчик, который с детства был чудаковат, заявил, что ему неинтересно заниматься бизнесом. Дюже обиделся папа на Самуила и перестал с ним видеться, общаясь только через братьев.

И стал Самуил путешествовать по всему миру, изучал суфизм, дзен-буддизм, бхакти-йогу, христианство и древнееврейскую каббалу. Когда Льюис посещал с другом могилу какого-то святого в Индии, было ему видение. Явился ему Творец в сиянии и объявил:

— Сэмушка, ты будешь вести танцы. Такова твоя Дхарма, милок.

— Господи, этого не может быть. Я даже двух нот отличить не могу друг от друга, да и двигаться красиво не обучен!

— Всем сейчас нелегко, дружок ты мой сердешный! Не волнуйся, раз я сказал, то так оно и будет! И боги об горшки обжигаются, да на Кали-Вьюгу дуют!

С короб сказка сказывается, да нескоро в тело делается. Стал Льюис придумывать танцы. Бывало, вскочит посреди ночи и будит своего друга Вуалли, рок-гитариста забубенного, чтобы тот записал ноты нового танца. Со временем закручинился Самуил: «Что делать с таким количеством танцев?»

И вот однажды, пред своей избушкой роскошной в Сан-Франциско, узрел он группу хиппи, лениво развалившихся, как тюлени, и покуривающих травку. Как молнией яркой, пронзила Льюиса догадка: именно эти ребятишки смогут воспринять его танцы! Знакомы им состояния запредельные, через травку да грибочки-мухоморчики. А здесь без галлюциногенов всяких, при помощи танцев да зикров можно в эти состояния входить, еще и покруче вставит.

Вот так и сделался Самуил Льюис отцом-основателем Танцев Всеобщего Мира, по всему миру духовные танцы распространились. А дальше, девочки и мальчики, как обычно и бывает, Сэма на пьедестал воздвигли, звание Муршида (святого) присвоили, да сусальным золотом покрыли.

Между прочим, он был иудейским раввином и суфийским учителем одновременно (!), лед и пламень в одном флаконе. Многие западные ведущие танцев — бывшие хиппи, Нарайян, например. Возможно, хипповская картина мира с ее выходом за рамки привычного, со стремлением к свободе тоже не последнюю роль сыграла. В начале девяностых годов суфийские танцы проникли в Россию, питерский хиппи их привез, Мустафа, тусовавшийся на европейском фестивале «Rainbow». Намерение одного человека много чего может в мире изменить.

Катя, забравшаяся наверх, под конец легенды о Муршиде Самуиле Льюисе уже дремала. Юлька умылась и тоже залегла.

«Весь мир состоит из сплошных мифов», — в который раз подумал Вовка.

Выглянув в окошко, он увидел проносящийся мимо незнакомый пейзаж. «Где едем, в каком параллельном мире, неизвестно, — подумал Тараканов. — Из условий задачи известно лишь, что поезд выехал из пункта А в пункт Б. Спрашивается: где поезд находился между этими пунктами? Ответ: хрен его знает!»

Между станциями поезд может быть где угодно, и в принципе, если иметь таковое намерение, можно перенестись на нем в любое место. К этому Вовка был пока не готов.

Напрашивался и другой вопрос: если едем неведомо где, то почему, собственно, для перемещения из Москвы в Санкт-Петербург на поезде требуется восемь с половиной часов? Допустим, в ПКМ мгновенные перемещения считаются невозможными. Но почему бы не сократить время путешествия, например, до одного часа? Как бы было хорошо, сели в поезд, попили чайку, байки про Муршидика потравили, и уже в Питере.

Тараканов вышел в туалет и заметил в проходе пожилого мужчину, который внимательно изучал расписание движения поезда, висящее в рамочке. Вот она, разгадка! Временной интервал задается расписанием, где написано, через какое время поезд оказывается в промежуточных и конечном пункте.

То есть, чтобы уменьшить время путешествия, нужно во всех вагонах повесить новое расписание, а лучше раздать каждому пассажиру. Промежуточные станции лучше исключить или сократить их число до минимума. Вовка понял, каким образом могли быть созданы скоростные поезда, столь популярные на Западе и в Японии.

Щелкнув пальцами, чтобы горластая проводница не вломилась за два часа до прибытия с ультиматумом закрыть туалет, Вовка укрылся полосатой простыней и быстро уснул.

Ему снилось, что он находится в комнате, а на столе стоит гроб, в котором лежит его бабушка. Внезапно она перевернулась, ее глаза дернулись и открылись. «Ага, — это сон!» — сказал себе Тараканов. Бабушке он сообщил, что та умерла. Она начала менять облик, чтобы Вовка ее не узнал. Тараканов поведал ей, что во сне все возможно.

Вовка решил сделать бабушке подарок и, совершив глубокий вдох, отдал команду, чтобы на выдохе между его ладоней появился энергетический шарик. Он почувствовал, как раскалились ладони, и увидел между ними медленно вращающийся, ослепительный золотистый шар. Силою мысли Тараканов отправил шар бабушке.

Внезапно Вовка осознал себя в церкви. Закрыл глаза и попытался зависнуть в воздухе. Открыв глаза, он увидел, что висит на небольшой высоте. Неожиданно Тараканов упал на пол. Толпа народа отхлынула и застыла в оцепенении. Он увидел чьи-то глаза. Затем в световом пятне, которое стало увеличиваться, появился мужчина. Вовка знал, что упал только благодаря этим глазам. Тут его осенило: «Это глаза Сатаны!»

Вовка с Сатаной оказались высоко в воздухе, их лица почти соприкасались. Тараканов знал, что смотреть в глаза Князя Тьмы невыносимо. Но Вовка сделал невозможное, уставившись в них не моргая. Тараканов ощутил непоколебимую уверенность в себе и неодолимую силу. Князь Тьмы не выдержал и медленно отвел глаза.

Затем Вовка оказался абсолютно один внутри какого-то здания. Он решил выйти наружу, изменив картинку сна, как делали герои знаменитой эпопеи Роджера Желязны «Хроники Амбера». Увидев дверь туалета, Тараканов задумал: «Зайду, а слева будет выход на улицу». Там действительно оказалась дверь, открыв которую, Вовка обнаружил себя стоящим на третьем этаже.

Тараканов, помня, что находится во сне, развел руки в стороны и полетел вверх. Наслаждаясь полетом, он менял высоту, то высоко взмывая в небо, то прижимаясь к земле. При этом Вовка обладал удивительным зрением: с большой высоты мог видеть мелкие предметы на земле, укрупняя кадры, как на компьютере.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал