Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Короли Салического дома: Конрад II, Генрих III, Генрих IV. — Королевская и княжеская власть. Королевская и папская власть. Григорий VII 1 страница




Результаты властвования Саксонской династии

Столетие, в течение которого Саксонская династия правила Германией, было плодотворным во многих отношениях, особенно если вспомнить, в каком разрозненном и расстроенном состоянии находились германские земли до вступления на престол Саксонской династии. Прежде всего, важно, что надвигавшиеся на Германию соседние народы: венгры, норманны, славяне, — были оттеснены, их набеги прекращены, а сами они были включены в сферу действия христианской культуры. Обеспечение безопасности германской территории было первым условием дальнейшего процветания и развития ее населения. Всюду можно было видеть следы народного труда и — благодаря ему — возрастающего народного благосостояния во множестве местечек, деревень, монастырей, городков, как, например, в Саксонии. Не случайностью было и то, что в это время были открыты и уже разрабатывались серебряные руды в Гарце, и что монастыри были центрами, где с относительным спокойствием могла производиться научная и теоретически прогрессивная работа, без которой не может успешно создаваться внешнее и материальное благосостояние. Эта же деятельность, направленная на развитие знания и искусства, которые после смерти Карла Великого все больше хирели, в период властвования Саксонской династии получила импульс к развитию благодаря обновленной связи с Италией, где по-прежнему процветали городская жизнь и искусства. Это обновление идеи Римской империи и тесной связи с Италией не было роковым для Германии, правители которой ради этого якобы отвлекались от насущных задач. Напротив, идея не только религиозного, но и политического и общественного единения всех христианских народов для каждого из них уже имела большое цивилизующее значение. Даже путешествия в Италию, совершаемые немцами, клириками или мирянами, были ценным образовательным средством, не считая того, что именно благодаря Италии кругозор германцев мог расширяться и захватывать даже греческий Восток, с которого в Центральную Европу заносились семена образованности. В тесной связи с идеалом государства, носившем громкое название Римской империи (Imperium Romanum), в период Саксонской династии особенно развилась ленная система, т. е. первая действенная форма общественных отношений. Ленные отношения между владельцем лена — сеньором (senior, старейший), и вассалом устанавливали связь, основанную на определенных нравственных обязательствах. Как ни были грубы нравы того времени, важно было, что у каждого был свой господин, жизнь каждого была обставлена и упорядочена законными условиями. Благодаря этим порядкам образовалось множество маленьких общин, появилась забота о родине. Это особенно ясно видно из хроник монахов, в которых они с чисто местным пристрастием относятся к своему монастырю, к его славе, к блеску чудес покровительствующего ему святого, к обладанию целительными мощами и богатыми имениями, очевидно, считая и честь монастыря, и его владения собственной честью и собственным достоянием. Внешние формы быта — пища, одежда, жилища — были чрезвычайно просты и на германской территории изменялись медленно, поскольку торговля в Германии еще не развилась и важнейшие торговые пути не проходили через Германию. Не существовало и отдельного ремесленного сословия, каждый поселянин был и ремесленником, а в больших хозяйствах ремесленная работа не отличалась от других поденных занятий. В целом германский народ являлся большим земледельческим народом, среди которого было развито чувство любви к родине, вызванное привязанностью к земельным владениям, которое не ослабевало от перехода земель в ленную зависимость. А из любви к родине впервые развилось настоящее понимание государственности или национального единства, и это можно считать важнейшим приобретением периода Саксонской династии. Следует заметить, что церковь в Германии играла важную роль в пробуждении и утверждении чувства национального самосознания.



Избрание Конрада II. 1024 г.

Чувство национального единства впервые с полной силой проявилось при неожиданной кончине Генриха II. Можно предположить, что и Генрих до некоторой степени рассчитывал на эту силу, поскольку он своевременно не позаботился об избрании надежного преемника. Междуцарствие, во время которого государством правила вдовствующая императрица Кунигунда и совет, составленный из нескольких сановников, протекло в полном спокойствии. День выборов нового короля был назначен на 4 сентября 1024 г. в Майнце.



Вид Майнцского собора со стороны клироса.

Это старейшая из еще сохранившихся в Германии «сводчатых базилик». Освящен в 1009 г., после этого неоднократно разрушался в результате пожаров. Существующее сейчас здание начато в 1081 г. и после долгих перерывов полностью завершено только в 1239 г.

При этом выяснилось, как мало была стеснена личная свобода в государстве и насколько неопределенны и слабы были законные основы выборов. В выборах мог принять участие каждый приехавший в Майнц. В назначенный для выборов день в долине Рейна между Майнцем и Вормсом собралось множество народа: по одну сторону реки — баварцы и швабы, саксы и часть франков; на левом берегу — верхне-лотарингские, рипуарские и нижне-лотарингские франки. Это были первостепенные сановники (примасы) государства, герцоги и князья, архиепископы, епископы и аббаты со своими свитами. Затем влиятельнейшие из этих примасов быстро обсудили вопрос, поскольку, вероятно, он уже предварительно был обсужден и обдуман. Остановились на двух франкских князьях — Конрадах, близких родственниках, потомках Конрада, павшего смертью храбрых при Лехе. В пользу старшего из Конрадов говорили личные преимущества, более зрелые года, отчасти богатство и связи его умной супруги Гизелы,[20] а возможно, даже и влияние архиепископа Майнцкого Арибо. После небольшой сцены взаимных уступок и апелляций к воле народа был избран и провозглашен королем старший Конрад. Тогда вышла императрица Кунигунда с царственными клейнодами, и на следующий день новый король был помазан на царство. Разумеется, этот выбор понравился не всем: нижне-лотарингские князья, а с ними и архиепископ Пильгрим Кёльнский уехали еще до окончания выборов. Собравшийся народ единодушными криками заглушил все попытки выразить неудовольствие.

Начало царствования Конрада

Конрад II (1024–1039), достигший 40-летнего возраста, был одарен светлым умом и сильной волей: не обладая научными познаниями, которые в то время начали распространяться среди светской знати, он был достаточно опытен в практической жизни. Его образование носило исключительно юридический характер: он был хорошо знаком с законами, на все смотрел в высшей степени здраво, без идеализма или фантазии. Изумительно быстро он освоился со своей задачей. Он не лез в карман за словом и умел отвечать очень метко. Например, когда к нему в 1025 г. явились послы от граждан Павии с извинениями по поводу разорения королевского дворца после смерти Генриха II, Конрад сказал им: «Вы не поняли, что король умер, да королевская-то власть осталась — как бы там ни было, вы кругом виноваты». Всюду, куда он являлся лично, ему тотчас же приносили присягу в верности: так было в Лотарингии, где архиепископ Кёльнский Пильгрим поспешил примириться с Конрадом и короновал его супругу Гизелу, которую отказался короновать Арибо Майнцский, не одобрявший брака Конрада из-за его близкого родства с Гизелой. Это же было и в Саксонии, где Конрад подтвердил все существовавшие в стране законы и юридические обычаи, и в Баварии, и в Каринтии, и в Швабии, где у Гизелы как вдовы герцога были огромные поместья. Сюда к нему явился влиятельнейший из итальянских сановников архиепископ Миланский Ариберт и призвал его в Италию короноваться. На съезде князей в Трибуре был решен поход в Италию. Однако его пришлось отложить, поскольку общее положение в государстве вызывало опасения. С одной стороны, польский князь Болеслав I Храбрый после смерти Генриха отпал от империи и объявил себя независимым, приняв титул короля. Вскоре он умер, но его сын Мечислав II удержал титул отца и отказался от уплаты дани. В это время на западной окраине граф Шампанский Эд, вассал французского короля, заявил свои притязания на обладание Бургундией и вступил в союз не только со своим королем, но и с недовольными лотарингскими князьями. В Германии не избранный в короли младший Конрад не скрывал недовольства, ему сочувствовал герцог Эрнст II Швабский, пасынок короля. Мечислав также вступил в союз с молодым датским королем Кнутом. Но Конрад все уладил: союз Кнута с Мечиславом он расстроил, уступив Кнуту Шлезвигскую марку и таким образом войдя с ним в ближайшие отношения. Остальные грозившие Конраду опасности рассеялись благодаря отсутствию единства между его врагами. В феврале 1026 г. королевское войско собралось в Аугсбурге. Здесь на съезде князей 8-летний сын Генрих был утвержден в правах престолонаследия — и Конрад двинулся в поход через Альпы.

Поход в Италию

Поход совершился быстро и удачно. В конце марта 1026 г. Конрад был коронован архиепископом Арибертом в Милане как король Италии. Равенна и Павия попытались оказать ему сопротивление, но были сломлены. В марте 1027 г. он уже стоял под стенами Рима, куда его призывал папа Иоанн XIX, недостойный преемник своего брата Бенедикта VIII. Здесь он встретил короля Рудольфа Бургундского и датского короля Кнута, находившихся на пути в Рим по обету как странники. В присутствии блестящего собрания светских и духовных вельмож, среди которых особенно выдавался могущественный аббат клюнийской обители Одилон, Конрад вместе со своей супругой был коронован папой. Тут ему пришлось пережить тревожные дни: не обошлось без восстания римской черни вследствие какой-то ссоры римлян с немцами. Но все же в эти дни были решены многие важные споры и вопросы. Сохранилось письмо короля Кнута к английским епископам, в котором он передает впечатления, вынесенные из пребывания в Риме в эти знаменательные дни. Из Рима Конрад двинулся на юг, где грозила высадка греческого войска, во главе которого задумал явиться в Италию сам старый император Василий II, брат покойной императрицы Феофано. Опасность миновала, поскольку Конрад удовольствовался только закреплением за собой трех княжеств: Беневентского, Капуанского и Салернского.

Герцог Эрнст Швабский

В конце мая 1027 г. Конрад снова был в Германии. Здесь опять взялся за оружие и нашел себе союзников в мятеже герцог Эрнст Швабский, вероломно изменивший своим обещаниям, данным на аугсбургском съезде, где он получил от Конрада прощение. Конрад назначил ему в Ульме день суда для разбора распри с ним на новом княжеском съезде. Эрнст самоуверенно явился туда в сопровождении многочисленной свиты, однако он не знал настроения, преобладавшего в этой свите. Участвовавшие в ней лица заявили, что ленные обязательства к герцогу не обязывают их идти против короля, который защищает их свободу действий. При этом почти сразу выяснилась успешность политики Конрада, без особых усилий давшей ему в руки большую власть. Он поднял вопрос о наследственности ленного владения и пытался эту основу видоизменить выгодно для короля. Разумеется, вассал должен был чувствовать себя гораздо более свободным, зная, что после его смерти сюзерен не будет иметь права безусловно распоряжаться его леном. Ввиду такого оборота герцог Эрнст подчинился королю и был посажен в заточение. Герцогством Швабией Конрад стал управлять сам, а Баварию, оставшуюся к этому времени без герцога, передал своему сыну Генриху. И младшему Конраду также пришлось покориться; он тоже попал в заточение. В том же году бургундский король Рудольф III признал сына Конрада Генриха своим наследником. В пасху 1028 г. этот 11-летний мальчик был коронован в Аахене. Не так удачны были войны Конрада на востоке, которыми преимущественно был занят ближайший год.

Войны Конрада на востоке

Против короля Мечислава Польского Конраду удалось приобрести союзника в юном Бржетиславе, сыне князя Чешского, и таким образом воспрепятствовать опасному слиянию Чехии и Польши. В целом войны с Польшей были неудачны, и в 1030 г. Мечислав жестоко опустошил германские земли между Эльбой и Заале.

Мечислав II, король Польши (1025–1037), сын Болеслава I Великого, принимающий рукопись из рук Матильды, дочери герцога Германа Швабского. Миниатюра из рукописи XI в.

Все усилия Конрад направил на подчинение Венгрии, где о господстве Германии не хотели и слышать. После несчастной для венгров Лехской битвы в Венгрию стало проникать христианство, и появились попытки сплотить мелкие разрозненные владения в одно сильное королевство. Это удалось выполнить королю Гейзе (972–997), который крестился в 973 г. В Венгрию были призваны миссионеры и немецкие переселенцы, и следующий правитель, король Стефан Святой (997-1038), довершил начатое его предшественником. Он вошел в сношения с папой Сильвестром II, который прислал ему королевский венец.

Корона святого Стефана.

Послана в дар венгерскому королю византийским императором. Служила для коронаций венгерских королей до прекращения существования Австро-Венгерской монархии.

Государственный строй Венгрии был перенят Стефаном с франкского образца. Все королевство поделили на 72 графства или комитата, во главе которых поставили графов. Графы и крупные землевладельцы с епископами стали съезжаться на сеймы, которые долго еще носили характер шумных и беспорядочных собраний. Вслед за вышеупомянутыми сословиями шли свободные землевладельцы, составлявшие высший класс дворянства и назначавшие сельских судей, решения которых могли выноситься на суд графа. Христианство быстро распространялось в народе, поскольку крещение было сопряжено с освобождением от рабства: в среду знати, где христианство ограничивало широко развитое грубое кулачное право, долго не могли проникнуть чувство законности и чистота нравов. Поход против Венгрии, предпринятый Конрадом в 1030 г., оказался неудачен, поскольку цель похода не совсем была ясна. Он закончился договором, заключенным королем Стефаном с королем-младенцем Генрихом, против которого Конрад не возражал.

Императорская печать Конрада II.

Надпись по кругу: «+CHVONRADVS D(e)I GRA(tia) ROMANOR(um) IMP(erator) AVG(ustus)». С акта, данного в Госларе в феврале 1031 г.

Окончательное приобретение Бургундии

Только после примирения со Стефаном Венгерским Конрад смог продолжить войну против Польши. В 1032 г. она закончилась полным подчинением Мечислава, признавшим себя вассалом Конрада. После его смерти поднялись нескончаемые внутренние смуты, совладать с которыми Германии было не под силу. В сентябре 1032 г. скончался король Рудольф Бургундский. По его завещанию корона Бургундии перешла к Конраду. Еще раз пришлось воевать из-за этой важной территории, от обладания которой зависело господство в Италии. Граф Шампанский Эд, опираясь на многочисленную партию, которой не хотелось подчиняться могущественному владыке, еще раз решился на борьбу с императором. Но Конрад заключил союз с молодым французским королем Генрихом I, которому мятежный вассал тоже не был приятен. В свой первый поход в Бургундию Конрад подчинил себе ее аламаннскую часть. Во второй, летом того же года, он вступил в Шампань, наследственное владение Эда. Во время третьего похода он, наконец, достиг своей цели. С севера в Бургундию вступило немецкое войско, с юга через Сен-Бернар и долину Роны — итальянское. Войска соединились в окрестностях Женевы. Сопротивление оказалось невозможным, тем более что все проходы через Альпы были теперь в руках Конрада — завоевание Бургундии было закончено.

Второй поход в Италию

Еще раз Конраду пришлось вмешаться в итальянские дела. Миланский архиепископ Ариберт, человек в высшей степени честолюбивый и тщеславный, задумал образовать из Милана и окрестности особое самостоятельное «владение святого Амвросия» по образцу папского владения святого Петра.

Золотой алтарь в соборе св. Амвросия в Милане.

В центре изображен Христос и символы четырех евангелистов. На плитках — основные сцены истории Христа. На одной из них написано имя автора: «Мастер Вольвиний».

Согласившись с крупнейшими вассалами Ломбардии, так называемыми капитанами, он немилосердно теснил мелких вассалов (вальвассоров), которые наконец не выдержали притеснений — и началась кровавая борьба. Обе стороны обратились с жалобами и просьбами о помощи к императору Конраду, который в начале 1037 г. явился с войском в Италию, предварительно заручившись союзом с богатым маркграфом Бонифацием Тосканским, светским врагом Ариберта Миланского. Разрыв с этим гордым архиепископом произошел на сейме в Павии, когда тот заявил, что ни по чьему велению не поступится ни пядью владений святого Амвросия. По приказанию Конрада он был посажен в заточение, однако бежал из него и еще долго вел упорную ожесточенную борьбу с вальвассорами, поддерживаемый миланцами, которые стояли за него горой.

Павийская конституция

Закончить эту борьбу Конраду не удалось. Однако он сделал смелый шаг, разом изменив политику, которой придерживались по отношению к Италии прежние германские государи. Он сместил архиепископа Миланского и затем издал знаменитую Ливийскую конституцию, в которой удовлетворил все требования вальвассоров: объявил лены наследственными, дал им составленный из их выборных суд с правом апелляции к императору и его пфальцграфам и т. д. Ариберт на свое смещение отвечал предложением короны Ломбардского королевства Эду, герцогу Шампанскому, врагу Конрада. Тот принял предложение и вторгся с войском в Лотарингию, но потерпел там жестокое поражение и сам пал в битве. Голову его прислали в Италию в знак победы. Но борьба продолжалась и все более и более затягивалась — и Конрад, не дождавшись конца и поручив ведение войны дружественным итальянским князьям, вернулся в Германию.

Смерть Конрада. 1039 г.

В Германии все было спокойно, и Конрад, созвав бургундских вельмож в Золотурне, без всякого затруднения смог передать Бургундию во владение своему сыну Генриху, который таким образом стал правителем Швабии, Баварии, герцогства Франконского и Бургундии. Вскоре после этого Конрад умер в Утрехте в 1039 г. Он был погребен в Шпейерском соборе, заложенном им еще в 1030 г. Только его внук смог закончить величавое здание этого собора.

Генрих III

Переход власти к его сыну Генриху III (1039–1056) совершился спокойно: 22-летний принц давно уже был посвящен в дела и пользовался общим доверием. Хорошо воспитанный, он получил возможное по тому времени научное образование, которому его отец придавал большое значение, поскольку сам был его лишен. В Генрихе была идеальная сторона, которой не было у Конрада. Его биограф Випо приписывает ему все добродетели христианского государя, однако это еще не характеризует его личность. Он описывается человеком рослым, на голову выше среднего мужского роста, с крайне смуглым цветом лица. Он был женат на дочери датского короля Гунхильде — это имя было переделано в Германии на общепринятый лад в Кунигунду — но она умерла после двухлетнего супружества в 1038 г.

Воцарение Генриха. Италия

Обстоятельства слагались необыкновенно благоприятно для воцарения Генриха. Народная власть герцогов могла считаться упраздненной: они еще оставались только в Саксонии и Лотарингии. Каринтия освободилась; самые значительные из тогдашних властителей — датский Кнут Великий и Стефан Святой Венгерский — умерли раньше Конрада, не оставив, подобно ему, равных им по достоинству сыновей. От нового короля ожидали решения назревшего вопроса церковной реформы, чего сторонился Конрад. Римский престол, все еще занятый недостойным Бенедиктом IX, очень нуждался в реформах. Одним из первых последствий нового управления было то, что заносчивый миланский архиепископ Ариберт стал искать примирения, для чего явился в Ингельхайм на пасху 1040 г. Он был восстановлен в епископском звании и, таким образом, в Германии, как и в Бургундии и Италии, установились мир и порядок.

Чехия

Особенного внимания требовали обстоятельства на востоке, к которым Конрад последнее время относился несколько равнодушно. В Польше после смерти Болеслава господствовала анархия и снова укрепилось язычество. В Венгрии положение преемника Стефана Святого, его зятя Петра, было затруднительным, здесь христианство еще не пустило глубоких корней. Чешский князь Бржетислав, пылкий, способный и честолюбивый, воспользовался польской смутой. Он рассчитывал осуществить то, что на короткое время удалось могущественному Болеславу Храброму: основать великое и независимое славянское государство. В один поход, почти не встретив сопротивления, он завладел Краковом и Гнезно, причем из последнего города вывез драгоценную и важную добычу — останки святого Адальберта, перевезенные в столицу Чехии Прагу, которую Бржетислав хотел обратить в столицу своего великого государства. Он желал сойтись с Генрихом, думая обмануть его мнимой покорностью. Это ему не удалось, и началась война. Первый поход 1040 г. был неудачен, но тем победоноснее оказался второй 1041 г. У Праги соединились три немецкие армии. Бржетислав покорился. Он предстал перед королем в Регенсбурге, и Генрих выказал тут свой государственный ум: он принял от Бржетислава изъявление покорности и отречение от чешского престола, но возвратил ему княжество вместе с Силезией. Таким образом он обратил его в своего союзника, близко к сердцу принимавшего распространение христианства.

Польша и Венгрия

Что касается Польши, то законный наследник престола Казимир Пяст находился в Германии. С разрешения короля в 1041 г. он попытался, и с успехом, снова завоевать и умиротворить свои владения, после чего правил ими в качестве герцога и вассала германского короля. Петр Венгерский был низвергнут бурным восстанием и бежал к королю Генриху в Регенсбург. Вместо него победившая партия выбрала одного из вельмож, Абу. Этот Аба, несмотря на то, что христианство еще держалось, обратился к прежнему дикому, языческому обычаю хищнических набегов: не объявляя войны, в 1042 г. он вторгся в Баварию, однако проник недалеко: благодаря местным военным силам он потерпел поражение. Осенью того же года Генрих сам вступил в Венгрию, разбил в двух сражениях короля-самозванца и вернулся назад, завладев страной до границы и везде оставив свои гарнизоны. Он предпринял новый поход в 1043 г., когда Аба опять завладел властью, но до войны не дошло, поскольку Аба предложил мир на выгодных условиях: он признавал главенство Германии и предоставлял в ее владение все земли до Лейты и Моравы. В этих битвах Генриха поддерживало рыцарство — многочисленное сословие, сплоченное или даже созданное Конрадом II. Генрих охотно вознаграждал воинов за храбрость и мог благодаря завоеванной добыче платить им и наделять землями.

Королева Агнесса

Осенью 1043 г. молодой король вторично вступил в брак, избрав невестой аквитанскую принцессу Агнессу де Пуатье, дочь богатейшего и могущественнейшего из западно-французских вассалов, герцога Гильома Аквитанского: этой фамилии был обязан своим основанием монастырь Клюни. Свадьбу отпраздновали в Ингельхайме, куда съехалось в ожидании богатой благостыни великое множество всякого народа: музыкантов, фигляров, певцов, преимущественно из Южной Франции, почитавшейся тогда классической страной всех вольных искусств. Но эти люди ошиблись в расчете, потому что степенный король не выказал им никакого благоволения. Духовенство, давно осуждавшее такие потехи, разделяло в этом случае воззрения короля и заняло враждебную народу позицию.

Венгрия. 1040 г.

Этот брак был связан с обширными планами, основанными на слабости королевской власти в Восточной Франции. Но к их выполнению, как и к проведению задуманных церковных реформ, особенно требовавшихся в Аквитании с ее вольными искусствами, явно враждебными этим реформам, Генрих еще не был готов. Обстоятельства в Венгрии опять усложнились: король Аба плохо платил Генриху за снисхождение, и против него необходим был новый поход. Аба отступил внутрь страны перед сильным германским войском и приготовился принять бой лишь по ту сторону Раба. Битва, называемая битвой под Менфё, оказалась решительной: венгерские войска были разбиты наголову, король Петр снова возведен на престол. Его соперник бежал, но был пойман и обезглавлен по повелению Петра в 1044 г. Генрих отпраздновал у своего вассала в Секешфехерваре Духов день 1045 г. Перед этим ему пришлось усмирять тяжелую смуту в Лотарингии: в 1044 г. там умер герцог Гозелон. Его старший сын Готфрид, опираясь на личную доблесть и несомненные заслуги, ожидал утверждения за собой нераздельного ленного герцогства. Однако король предоставил владение Нижней Лотарингией младшему брату Готфрида. Готфрид взялся за оружие, восстала и Бургундия, но король подавил мятеж. Готфрид предстал перед судом князей, был приговорен к заключению и отвезен в Гибихенштейн. Смерть младшего герцога не изменила решение короля: Готфрид был прощен, но вынужден был довольствоваться только Верхней Лотарингией; Нижняя досталась одному баварскому вельможе. Король, не следуя примеру отца, не оставлял незанятыми герцогские престолы, избегая лишь сажать на них местных уроженцев. Вследствие этого новые герцоги были зависимы от него. Летом 1046 г. обстоятельства оказались настолько благоприятными, что Генрих мог отправиться в Италию. Он ехал в страну вполне умиротворенную, как и покидаемая им. Всюду: на севере и юге, востоке и западе, — уважалась и внушала страх власть немецкого государя.

Поездка в Рим. Церковные дела. Мир Господень

Поездка Генриха в Рим была важным событием. От нее ожидали большого влияния на церковные дела, давно находившиеся в критическом состоянии. С одной стороны, духовенство сознавало свою громадную силу и высокое назначение. Однако оно чудовищным образом преувеличивало его и доводило до крайности почитание и боготворение патронов и святых, основателей любой церкви, монастыря и епархии, прибегая для прославления этих угодников к нелепым чудесам и грубо подтасованной лжи. Немало зла причинял и промышлявший этим нищий сброд, над которым производились у могилы какого-нибудь святого достаточно искусно инсценированные чудесные исцеления, причем очевидный обман не колебал веры в подобные чудеса. Поручение светских дел духовным лицам, что вошло в обычай при последних царствованиях, только подняло их значение и дало им в то же время возможность завершить иерархическую организацию и сделать себя необходимыми. Такие благоприятные условия позволили им увеличить владения, никогда не дававшие такого дохода под их управлением. С другой стороны, этим богатствам постоянно угрожала ненасытная алчность великих и полувеликих мирян, что издавна заставляло духовенство изыскивать средства для отвращения беды, что заключалось в отдаче церкви или монастыря под покровительство могущественного лица, способного защитить духовные имущества от насилия других могущественных лиц. Такой мирской опекун был необходим, поскольку значительная часть законов не допускала духовных лиц к светскому управлению. Но часто такой опекун становился источником угнетения, во всяком случае, он предлагал свои услуги не даром. Он взимал свой процент, свою часть дохода, у него были сыновья и дочери, которые, пока они не были пристроены, спокойно содержались за счет церковных средств и угодий. Таким образом, в жизнь духовенства все шире вторгался мирской элемент, которому и так уже настежь были открыты двери. Здравые умы с прискорбием взирали на грубое насилие, наглое лукавство, бражничанье, разврат, столь резко противоречащие предписаниям церковной нравственности, требовавшей почти невозможного самоотречения, полного умерщвления человеческого естества и истязания плоти.

Виночерпии и группа музыкантов.

Из pукопией ХШ в. Париж. Национальная библиотека.

Чудовищным злом, наиболее бросавшимся в глаза и непосредственно ощущаемым всеми, было непрерывное кровопролитие, вечные распри, противные христианской любви и сопровождаемые всевозможными бедствиями и злодействами. Обычай «судебных поединков» доказывает, как присуща еще была человечеству первобытная дикость с решением всех вопросов грубой силой, с девизом «кровь за кровь», со всеми ее ужасами. Один епископ свидетельствует, что в течение одного года в его округе в таких поединках пало не менее 35 человек. Широко распространившееся мнение о скором светопреставлении вызвало сильный подъем религиозного настроения. Однако устрашавший всех 1000-й год прошел, не вызвав падения небесного огня на землю, и все продолжали грешить. Реальные бедствия породили мысль о блаженном умиротворении всего христианского мира. Эта мысль о «мире Господнем» возникла именно там, где господствовали чувственность и наслаждение земными благами — в Южной Франции. Постоянные неурожаи 1028–1030 гг. вызвали страшный голод. Во многих местах народ питался только кореньями, травой, глиной; на проезжавших нападали, убивали их и съедали; сложность сообщения затрудняла доставление помощи. Благотворительности духовенства, раздачи милостыни и монастырских народных трапез было недостаточно для борьбы со страшным бедствием. Ужасные дожди прекратились лишь в 1031 г., оживив надежду на будущее.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал