Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Библиотеки в эпоху Возрождения




Эпохе Возрождения (Италия – XIV–XVI в., другие страны континентальной Европы – XV–XVI вв.) присущи гуманистические идеалы личности, жажда новых знаний. Развитие мануфактурной промышленности, торговли, банковских операций, бурный рост городов и усиление межгосударственных связей потребовали многое изменить в средневековой системе образования и распространения знаний. Отличительными чертами Ренессанса являются светский, антиклерикальный характер культуры, гуманистическое мировоззрение, обращение к культурному наследию античности. Для этой эпохи характерен культ книги – орудия разума.

Одним из ярких представителей Возрождения был Франческо Петрарка (1304-1374), недаром его называют “Зарей гуманизма” и “Утренней звездой Ренессанса”. На протяжении всей жизни он собирал книги, отдавая предпочтение произведениям античных авторов. Поэт покупал книги сам в многочисленных поездках по стране, заказывал их друзьям, посещал заброшенные монастыри в надежде отыскать книжные редкости. Если не удавалось приобрести оригинал, он заказывал копию, а часть книг переписал собственноручно. В результате всех этих усилий ему удалось собрать замечательную библиотеку, изумлявшую в свое время Европу.

В 1362 году Петрарка обратился к правительству Венеции с предложением передать в будущем свою знаменитую библиотеку собору святого Марка с условием, что “книги не будут продаваться, а будут храниться в месте, безопасном от огня и дождей, специально для этого предназначенном ... для утешения простых и благородных людей города Венеции, которые найдут в этом наслаждение”. Так Петрарка попытался возродить забытый в средние века принцип публичности библиотеки. Венеция приняла дар, но желанию поэта не суждено было сбыться. Библиотека Петрарки была рассеяна, и судьба ее ныне не вполне ясна.

Друг и ученик Петрарки – Джованни Боккаччо (1313-1375) – автор знаменитого “Декамерона” – также был страстным библиофилом. Большинство книг он приобрел в монастырях. Как и Петрарка, он глубоко переживал и негодовал, видя, что ранее богатые монастырские библиотеки пришли в упадок и запустение. В одном из таких монастырей среди пыльных и полуистлевших манускриптов Боккаччо обнаружил неизвестный кодекс с трудами Тацита, который стал жемчужиной его книжной коллекции.

После смерти Боккаччо его библиотека попала в один из флорентийских монастырей. И хотя Боккаччо хотел сделать свою коллекцию доступной для широкого круга читателей, книги его лежали в монастыре мертвым грузом, пока их не нашел другой итальянский библиофил – Н. Никколи. Он попытался спасти библиотеку Боккаччо, но удалось ли ему это сделать, неизвестно.



Вероятно, такая схожесть судеб библиотек Петрарки и Боккаччо не случайна: идея публичности библиотек в XIV веке была еще преждевременной. Зато в XY веке увлечение библиофильством и идеями гуманизма получило более широкое распространение. Продолжала утверждаться и идея публичной библиотеки.

Создание первой в Европе публичной библиотеки связано с именем упоминавшегося итальянского библиофила Никколо Никколи (1365-1437). Никколи был известен своей коллекцией манускриптов. Книги ему доставляли специальные уполномоченные, агенты из разных стран. Издания, которые невозможно было приобрести, Никколи заказывал переписывать.

Никколи не занимал никаких официальных должностей, и все же, как пишет его современник, “ни один сколько-нибудь знаменитый человек, приезжавший во Флоренцию, не пропускал случая посетить его”. Двери библиотеки Никколи были открыты для знатоков. К концу жизни собрание Никколи насчитывало 800 манускриптов. По величине своей оно уступало лишь Ватиканской библиотеке.

Вслед за Петраркой и Боккаччо, Никколо Никколи завещал свою библиотеку родному городу с обязательным условием: книги должны быть доступны всем желающим. Однако воля покойного не была выполнена сразу: на библиотеке Никколи лежали долги, и ее должны были распродать по частям. Благодаря вмешательству правителя Флоренции Козимо Медичи этого не произошло. Медичи расплатился с кредиторами и, более того, решил пополнить библиотеку новыми книгами. Желая делать это планово, он обратился к другу Никколи – секретарю папской курии Томазо Перентучелли, ставшему впоследствии римским папой, с просьбой составить список желаемых приобретений. Согласно перечню библиотека докомплектовывалась: книги частью были куплены, частью – переписаны.



Для первой публичной библиотеки Флоренции по воле Медичи было перестроено здание монастыря святого Марка. Был назначен библиотекарь, который привел библиотеку в образцовый порядок и составил опись этого собрания. Продолжали пополнять библиотеку и наследники Козимо Медичи. Сегодня книги из библиотеки монастыря святого Марка хранятся в фондах Государственной библиотеки Флоренции.

Вслед за Италией публичные библиотеки открываются в Англии (XV в.), Германии и Швеции (XVI в.), Франции (XVII в.). Все чаще в собственность городов передаются монастырские библиотеки. В кругу именитых и образованных горожан стало модным завещать свои книжные собрания городу или местному университету. Эти библиотеки не были публичными в нашем современном понимании, но они существенно отличались от средневековых библиотек с их скудным фондом и крайне узким кругом читателей, ограниченным владельцем частной библиотеки или отцами церкви. В библиотечных фондах преобладающими становятся книги светского содержания на национальных языках. Доступ к фондам получают не только епископы, монахи, ученые и студенты, но и купцы, мастера, инженеры, юристы.

Остановимся для примера на истории первой публичной библиотеки Франции. Эта история показательна и с точки зрения того, что ею руководил выдающийся человек – Габриэль Нодэ, и с точки зрения того, что на судьбе этой библиотеки ярко отразились исторические перипетии того времени.

В историю Франции и всемирную историю библиотечного дела эта библиотека вошла под именем “библиотеки Мазарини”. Мазарини (1602-1661) – могущественный кардинал, известный нам по романам А. Дюма. Великой романист при всей своей проницательности явно недооценил культурный потенциал и масштаб личности Джулио Мазарини. Блестяще для своего времени образованный человек, Мазарини, в частности, сумел воплотить в жизнь идею создания публичной библиотеки. Желая, чтобы его библиотека богатством книжного собрания, великолепием помещения и тщательной организацией превзошла все известные библиотеки Европы, Мазарини пригласил для устройства этого дворца-музея знающего человека, Габриэля Нодэ (1600-1653). Врач по образованию, Нодэ проявлял интерес и к гуманистическим философским учениям. Несколько лет он проработал библиотекарем частной коллекции в одной французской аристократической семье. Свой опыт работы в этой библиотеке, а также впечатления от осмотра многих частных библиотек Франции и Италии он изложил в трактате “Советы по устройству библиотеки” (1627), пользовавшемся широкой популярностью в Европе.

Идеальная библиотека, писал Нодэ, создается по правилу: “Каждый должен найти в ней то, что он ищет”. Само это положение подразумевало, что библиотека, принадлежащая одному, должна быть доступна для других. Девизом библиотеки Нодэ были слова “Открыто для всех желающих войти сюда для занятий”. Единственным оправданием огромных расходов на содержание библиотеки может быть передача культурных богатств в общественное пользование. Таким образом, Нодэ своей книгой, а затем и своей практической деятельностью начал осуществлять реальный переход к перспективной и прогрессивной идее публичности библиотечного дела. Большое внимание автор уделил раскрытию методов комплектования и устройства библиотек, их оборудования; обоснованию необходимости и важности ведения алфавитного и систематического каталогов. Затронуты в книге и многие другие библиотечные проблемы.

Нодэ считал, что библиотекари не должны «походить на тех скряг, которые никогда не удовлетворены своими богатствами, или на надоедливую змею, препятствующую тому, чтобы кто-нибудь сорвал плоды в саду Гесперид». Они должны понять, что книги, как и все вещи, «должны оцениваться по выгоде и пользе, которые из них можно извлечь». В этой связи он придавал огромное значение правильной организации библиотеки и, в первую очередь, целесообразной расстановке библиотечных фондов. Без этого, – писал Нодэ, – «все наши изыскания были бы напрасными, а наш труд бесплодным». Если книги плохо организованы, то даже собрание в 50000 томов нельзя назвать библиотекой, как толпа в 30000 человек без организации и командиров не является армией.

Излагая эти идеи, Нодэ и не подозревал, что скоро ему выпадет счастье воплотить свою теорию, свой идеал в реальность.

Мазарини поставил перед Нодэ задачу: создать грандиозную, невиданную в Европе, библиотеку за неслыханно короткий срок. Нодэ соблазнила и сама эта задача, и то, что у него не будет в организации библиотеки финансовых ограничений. Но более всего Нодэ был покорен обещанием Мазарини открыть двери библиотеки для публики.

Нодэ начал активно комплектовать библиотеку: он покупал книги целыми коллекциями и опустошал книжные лавки. В то время (40-е годы XVII века) в Париже было около 150 книжных лавок. Опустошив книжные прилавки столицы и исчерпав возможности книжного рынка Франции, Нодэ отправился в многомесячное путешествие по европейским городам. Он скупал книги тележками, тюками и кипами, частью – даже на вес, не изучая титульных листов. В Риме говорили, что книжные лавки разорены словно завоевателем, а не библиотекарем. Не надо упрекать Нодэ в неразборчивости – он пытался в кратчайшие сроки создать основу крупной универсальной библиотеки.

В то же самое время быстрыми темпами для библиотеки Мазарини строилось специальное здание-дворец. Полки в хранилище, столы и кресла для будущих читателей делались по чертежам неутомимого библиотекаря. 12 переплетчиков трудились здесь же. В огромном количестве Нодэ заказывал перья, чернила, бумагу, часы.

В 1644 году библиотека, в которой было уже 45 тысяч томов, открылась для читателей. Читальный зал был рассчитан на 100 человек одновременно. Книжный фонд Нодэ расположил в систематическом порядке: отдельные залы были отведены под философию, теологию, естественные науки, политику и т. д. Гордостью Нодэ была коллекция писаний еретиков. Она насчитывала более 6 тысяч томов, и, как и остальная литература, была открыта для посетителей. Нодэ был свойственен плюрализм во всем. Когда позже в стране поднялась волна ненависти к “сицилийскому шпиону” и “узурпатору” Мазарини, и появились едкие памфлеты против него (так называемые “мазаринады”), Нодэ хладнокровно собирал и их. Было собрано более 500 мазаринад. При всем при том библиотекарь сохранял верность кардиналу и в своей публицистике открыто защищал его.

Дальнейшая судьба этой библиотеки тесно связана с судьбой Мазарини. Когда в 1651 году, опасаясь народного гнева, кардинал тайно бежал из Франции, Парижский парламент отдал приказ об аресте Мазарини и конфискации его имущества. Была назначена огромная денежная премия за голову кардинала. Но денег у парламента не было и для того, чтобы собрать средства на премию, решено было распродать с аукциона библиотеку Мазарини. Нодэ, как мог, старался предотвратить или хотя бы отсрочить этот аукцион, но он не в силах был противостоять парламенту и за несколько дней библиотека, которую он создавал целое десятилетие, распалась, как карточный домик.

После распродажи библиотеки Мазарини, Нодэ принял приглашение шведской королевы Кристины, известной своей образованностью и любовью к книгам. Кристина, имевшая богатую королевскую библиотеку, приобрела 4 тысячи ценнейших книг из библиотеки Мазарини. Нодэ отправился в Швецию и два года работал над каталогизацией и систематизацией фонда, восполнением пробелов в комплектовании королевской библиотеки.

В 1653 году Мазарини вернулся в свой дворец победителем, он создал новую библиотеку. Многие участники аукциона – за деньги или бесплатно – вернули кардиналу купленные на аукционе книги. Королева Кристина тоже решила принести в дар Франции книги из собрания кардинала. Нодэ отправился в Париж с намерением возобновить свою работу в библиотеке Мазарини. Но великому библиотекарю уже не довелось выполнить свое желание: здоровье его было расшатано, и по дороге он скончался.

Библиотека Мазарини позже была объявлена национальным достоянием и в настоящее время она входит в состав национальной библиотеки Франции.

Завершая обзор развития библиотек в средние века и эпоху Возрождения, можно сделать следующий вывод. В период с V до середины XVII веков библиотеки в своем развитии прошли длинный эволюционный путь от небольших книжных собраний в монастырях, состоявших преимущественно из теологической литературы и имевших очень ограниченный круг пользователей, до библиотек университетов и частных собраний, которые были прообразом современной публичной библиотеки с ее универсальным книжным фондом общественного пользования. На темпы этой эволюции значительное влияние оказали развитие науки и промышленности, изобретение книгопечатания и распространение идей Возрождения.

Значительный рост книжной продукции стимулировал решение проблемы раскрытия фондов для читателей. В это время начинает активно развиваться библиография, создаются книготорговые каталоги, совершенствуется техника книгоописания и практика систематизации литературы. Все это исподволь готовило почву для будущего расцвета библиотечного дела.

 

БИБЛИОТЕКИ В КИЕВСКОЙ РУСИ (XIXIII века)

Киевская Русь была одним из могущественных и крупных европейских государств с высоко развитой экономикой и культурой. Это была страна с множеством городов и сел. Общее количество городов ко времени монгольского нашествия приближалось к тремстам. О Киевском государстве хорошо знали в Константинополе и Риме, императоры заключали с ним договоры, миссионеры стремились приобщить его к христианству, купцы – завязать торговые связи. Ученые-географы Средней Азии и Ирана составляли описания Руси. Нередкими гостями были представители халифов Багдада.

Уже к концу Х века границы древнерусского государства простирались от устья Дуная до дельты Волги, от предгорий Кавказа до Финского залива.

Рассматриваемый в данной лекции период начинается с распространения христианства в Киевской Руси (ХI в.) и охватывает последующие века вплоть до ХIII века.

С точки зрения академика Б.В. Раушенбаха – видного специалиста в области космонавтики и известного исследователя древнерусской культуры – крещение Руси князем Владимиром стало завершением своего рода феодальной реформы, сопоставимой по своему значению и последствиям с реформами Петра I. Во-первых, князь прочно обосновался в Киеве, определив таким образом центр раннефеодальной Руси. Во-вторых, он постарался идейно объединить дружественные славянские племена с помощью общей для всех религии – христианства.

Государственная реформа Владимира высвободила постепенно накапливавшийся в древнерусском государстве потенциал – началось бурное, стремительное развитие страны.

Однако процесс единения был долгим и трудным. К началу ХIII века на месте единого государства создаются и живут самостоятельной жизнью суверенные княжества, равные по масштабам западноевропейским королевствам. В середине ХII века было 15 княжеств, в начале ХIII – около 50. Русь вступила в период феодальной раздробленности, для которого характерны не только экономическая, политическая и военная самостоятельность русских княжеств, но и усиление местных традиций в их культуре. Вместе с тем историки отмечают, что центростремительные процессы носили уже необратимый характер и применительно к ХI-ХIII векам уже можно говорить о единой древнерусской культуре.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал