Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Unterzeichner einer Petition an den Deutschen Reichstag




In den Jahren 1904 und 1905 wurden von Frau Mina Schmidt-Bürckly in Berlin Unterschriften gesammelt unter eine Petition an den Reichstag in der eine wirksame Einschränkung der Vivisektion gefordert wurde. Diese Ein­gabe wurde von den im Folgenden genannten Aerzten und vielen angesehenen andern Personen unterschrieben.

 

Dr. med. A. Kühner, Arzt und Schriftsteller, Coburg.

Dr. med. Wyneken, Sanitätsrat, Jork b. Stade.

Dr. med. Lowinski, Badearzt in Bad Nauheim.

Dr. med. J. Dannemann, prakt. Arzt und Kinderarzt, Landshut i. B.

Dr. med. G. Galle, prakt. Arzt, Hirschberg i. Schles.

Dr. med. A. Gräter, prakt. Arzt, Stuttgart.

Dr. med. Layer, Homöopath, Badearzt in Wildbad.

Dr. med. O. Kircheisen, Spezialarzt für Naturheilverfahren, Köln a. Rh.

Dr. med. P. Jaerschky, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. H. Göhrum, Arzt, Stuttgart.

Dr. med. Brennssell, prakt. Arzt, Cassel.

Dr. med. M. Baltzer, prakt. Arzt, Stettin.

Dr. med. K. Lewin, prakt. Arzt, Halle a. S.

Dr. med. W. Rumpelt, prakt. Arzt, München.

Dr. med. W. Grussendorf, Leiter der physikalischen Heilanstalt, Hildesheim.

Dr. med. Frohne, prakt. Arzt, Magdeburg.

Dr. med. O. Grosse, Anstaltsarzt, Radebeul.

Dr. med. B. Studentkowsky, prakt. Arzt, Magdeburg.

Dr. med. D. Sarason, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. R. Heppe, prakt. Arzt, Cassel.

Dr. med. Kraus, Spezialarzt für Ohren-, Hals- und Nasenleiden, Berlin,

Dr. med. W. Marcowitz, Spezialarzt für Elektrotherapie, Köln.

Dr. med. Hannes, homöopath. Arzt, Wernigerode a. H.

Dr. med. R. Bück, homöopath. Naturarzt, Hamburg.

Dr. med. G. Noack, Arzt, Weisser Hirsch b. Dresden.

Dr. med. R. Sandberg, prakt. Arzt, Landeck i. Schi.

Dr. med. R. Kleyn, homöopath. Arzt und Spezialarzt für Hautleiden, Köln a. Rh.

Dr. med. von Schätzel, prakt. Arzt, Dresden.

Dr. med. Kantorowitz, Tierarzt, Berlin.

Dr. med. K. Stauffer, prakt. Arzt, München.

Dr. med. H. Weyl, prakt. Arzt und Stadtverordneter, Berlin.

Dr. med. G. Zimmermann, prakt. Arzt, Nürnberg.

Dr. med. Aschke, Chefarzt des Sanatoriums Schloss Lössnitz.

Dr. med. R. Arendt, prakt. Arzt, Charlottenburg.

Dr. med. H. Meyer, prakt. Arzt, Köln a. Rh.

Dr. med. Wassily, prakt. Arzt, Kiel.

Dr. med. et phil. Adolf Stern, prakt. homöopath. Arzt, Freiburg 1. B.

Dr. med. H. Härtung, Nervenarzt, Berlin.

Dr. med. Müller-Kypke, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. Langfeldt, Zell bei Hamersbach.

Dr. med. Schaper, prakt. Arzt und Homöopath, Berlin.



Dr. med. G. Rothhaas, prakt. Arzt, München.

Dr. med. Rodewald, Arzt, Brome.

Dr. med. Schaufler, Distriktsarzt, Endersbach I. W.

Dr. med. Henscl, approb. Arzt, Hamburg.

Dr. med. H. Wällnitz, prakt. Arzt, Sanatorium „Dresdener Halde“ i. Weisser Hirsen.

Dr. med. P. Krüning, prakt. Arzt, Bromberg.

Dr. med. H. Müller, Spezialarzt für Homöopathie, Itzehoe.

Dr. med. Atzerodt, prakt. Arzt, Dresden.

Dr. med. F. Poppo, Geh. Sanitätsrat, Marienwerder.

Dr. med. A. Winkler, Sanitätsrat, Bad Nendorf, Hannover.

Dr. med. Martin, prakt. Arzt, Sanatorium Waldesheim b. Düsseldorf.

Dr. med. B. Edgar Wahlländer-Valenta, Arzt, Genf.

Dr. med. G. Bonne, prakt. Arzt, Klein-Flottbeck I, Holst.

Dr. med. J.Böhm, prakt, Arzt, Dresden.

Dr. med Melhorn, homöopath. Arzt, Landsberg a. W.

Dr. med. Schmelzeis, prakt. Arzt, Geisenhem i. Rheingau.

Dr. med. R. Bück, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. H.Gans, Arzt, Hamburg.

Dr. med. Neidhardt, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. H. Mau, homöopath. Arzt, Kiel.

Dr. med. G. Hünerfauth, prakt. Arzt, Bad Homburg.

Dr. med. M. Meyer, Arzt, Bernstadt (Sa.), Mitarbeiter des „Centralblattes für innere Medizin“, der „Wiener medizinischen Wochenschrift“, der „Therapeutischen Monatshefte“,

der „Deutschen Medizinal-Zeitung“.

Dr. med. M. Eberling, prakt. Arzt, Berlin.

Dr med. R. Poppo, prakt. Arzt, Marienwerder, West-Preussen.

Dr. med. F. Hittersdorf, prakt. Arzt, München.

Dr.med. Bourutschky, prakt. Arzt, Flensburg. Dr. med. J. B. Sartorius, Stabsarzt a. D., prakt. Arzt, München.



Dr. med. B. Meissner, prakt. Arzt und Magnetopath, Berlin.

Dr. med. Griese, prakt. Arzt, Berlin.

Dn med. A. Abenhausen, Spezialarzt für Hautkrankheiten, Berlin.

Dr. med. Rimbach, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. O. Delffs, Arzt, Jena.

Dr. med. Dankert, Arzt, Halle a. S.

Dr. med. Loebell, Oberarzt an Dr. Lahmanns Sanatorium, Weisser Hirsch.

Dr. med. R. Spohr, prakt. Arzt, Frankfurt a. M.

Dr. med. Ziegelroth, prakt. Arzt, Zehlendorf.

Dr. med. Koch, prakt. Arzt, Gr. Lichterfelde-Ost.

Dr. med. et phil. Tienes, prakt. Arzt, Cassel.

Dr. med. G. Prutscher, prakt. Arzt, Wilhelmshöhe.

Dr. med. Lindtner, prakt. Arzt, Wilhelmshöhe.

Dr. med. Böhm, prakt. Arzt, Weimar.

Dr. med. Fehlauer, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. Winkler, prakt. Arzt, Stettin.

Dr. med. A. Schlesinger, prakt. Naturarzt und Magnetopath, Berlin.

Dr. med. C. Schantz, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. med. R. Simon, Arzt, Berlin.

Dr. med. Wittkower, Zahnarzt, Berlin.

Dr. med. O. Hauchecorne, prakt. Arzt, Berlin.

Dr. Hübner, Arzt, Oberlössnitz.

Dr. med. J. Schier, Arzt, Mainz.

Dr. med. Liese, Arzt, Lübeck.

Dr. med. Neumeister, Arzt, Tambach.

Dr. med. P. Strasser, Arzt, Weisser Hirsch b. Dresden.

Dr. med. F. Wallenstein, Arzt, Berlin.

Dr. med. E. Barth, Badearzt, Bad Harzburg.

Dr. med. M. Asch, Arzt, Berlin und Bad Nauheim.

Dr. med. Gergen, prakt. Arzt, homöopath. Arzt, Worms.

Dr. med. Stumpf, Arzt, Mainau.

Dr. med. R. Weil, homöopath. Arzt und Augenarzt, Berlin.

Dr. med. Schönenberger, Arzt, Bremen.

Dr. med. von Scheele, Arzt, in Bremerhaven.

Dr. med. Hengstebeck, Arzt, Leipzig.

Dr. med. J. Sauer, Arzt, Hannover.

Dr. med. F. Sellentin, homöopath. Arzt, Darmstadt.

Dr. med. P. c. Franze, Spezialarzt für Herzkrankheiten, Bad Nauheim.

Dr. med. Baudler, Arzt, Arnstadt.

Dr. med. B. Kranz, Arzt, Homburg v. d. Höhe.

Dr. med. H. Assmann, prakt. Arzt, Homöopath, Mainz.

Dr. med. Bieling, Sanatorium Tannenhof, Friedrichrode i. Th.

Dr. med. E.Klein, Botschaftsarzt, Berlin.

Dr. med Disqué, Kreisarzt a. D., Chefarzt, Chemnitz.

Dr. med. Heinss, Chefarzt der Frauenheilanstalt, Weimar.

 

Ответы на анкету, изданную обществом “Amis des Bêtes” в Париже:

Доктор Дж.М. Фейле (J.M.Feuillet), Париж:

«Как врач я придаю большую значимость прогрессу медицины; но я не сторонник вивисекции, а поскольку просто сокращение ее приведет ко многим нарушениям, я за ее отмену. Я присоединяюсь к тем людям в Париже и за грницей, которые выступают за полную отмену, и с удовольствием поддержу их».

 

Доктор Жюль Гранд (Jules Grand), Париж:

«Вивисекция не должна быть сокращена, ее надо полностью запретить. Пусть это позорное пятно на человечестве исчезнет как можно скорее».

 

Доктор Генри Хучард (Henri Huchard), Париж, член Французской Академии Медицины (French Academy of Medicine), авторитет в области изучения сердца и кровеносной системы:

«20 лет назад по моей вине произошла вивисекция бедной, безвредной собак, и произвеенное впечатление впоследствии спасло меня от развлечения с помощью этого анатомического пиршества».

 

Доктор Магрет (Macgret), Париж:

«Никакой вивисекции! Преступление нельзя регшулировать, его можно запретить!»

 

Профессор Леон Марчан (Léon Marchand), Париж, бывший профессор Сорбонны:

«Предположение, что вивисекция дала что-то полезное хирургии или медицине, - ошибочно. Верно обратное. Я всегда считал, что так называемые «научные эксперименты» не только возмутительны и негуманны, но также вводят в заблуждение и опасны, и я поражаюсь, что не все мои коллеги признают безумие экспериментов, производимых вивисекторами».

 

20 марта 1904 года парижское издание газеты New York Herald Tribune опубликовало длинную статью, которая начиналась со слов: «Многие выдающиеся французские врачи подтвердили утверждение доктора Мареша (Maréchal), напечатанное здесь на прошлой неделе, что для успеха движение против вивисекции должно возникнуть в самих медицинских кругах, об этом свидетельствуют следующие мнения, которые Herald получила за последние несколько дней».

Выдержки из некоторых мнений, о которых сообщает газета.

 

Доктор Саливас (Salivas)

«Я считаю, что вивисекция столь же бесполезна, сколь и аморальна. Бессмертный Гиппократ никогда не занимался вивисекцией, но поднял свое искусство до таких высот, до каких нам сегодня и близко не дотянуться, невзирая на все пресловуты великие современные открытия, являющиеся результатом введения странных теорий, которые ликвидировать будет очень сложно».

 

Доктор Паке(Paquet), бывший врач-инспектор в Enfants Assistés de la Seine:

«Вивисекция бесполезна для изучения медицинской науки. Она также бесполезна для изучения физологии, потому что если мы сегодня знаем функции органов, мы получили эту информацию, благодар лечению их при болезни. Мы узнали, какую физиологическую роль играет тот или иной орган в человеческом теле, через работу в клинике, а не вививисекционной лаборатории. Подумает ли серьезный практик при изучении медицинских вопросов хоть на мгновение, что в организме здорового животного и больного пациента происходит одно и то же?»

 

Доктор Николь (Nicole):

«С научной точки зрения я считаю, что вивисекция може только привести к ошибкам. Что касаетсы морали, через такую жестокую и варварскую практику невозможно получить благотворных для человечества результатов. Единственным хорошим возможным результатам стала бы вивисекцичя людей, и я советую вивисекторам заняться оперированием друг друга».

 

Доктор С.Матью (C.Mathieu):

«Во время изучения медицины в мои обязанности входила подготовка физиологических экспериментов в больницах. Это были бесполезные жестокости, и они меня ничему не научили».

 

Профессор доктор Леон Марчан (Léon Marchand):

«Было бы ошибкой считать, что вивисекция дала какие-либо истинно научные знания для хирургии или медицины. Это бессмысленные жестокости, которые меня ничему не научили».

 

Доктор Эдгард Хиртц (Edgard Hirtz) из больницы Некер (Necker Hospital):

«Я отношусь к ним резко отрицательно. Это бессмысленная пытка и чистая жестокость».

 

Доктор Левуасин (Levoisin), терапевт, Париж:

«Насущно необходимо, чтобы вивисекция была исключена из обучения студентов».

 

Доктор Алекс Бови (Alex Bowie), доктор медицины, магистр хирургии и т.д.:

«Кажется, нет сомнений в том, что вивисекция неотделима от жестокости. Доктор Стефан Смит (Stephen Smith), свидетель, подтверждает это на страницах Вашей газеты; в соответствующей литературе много материалов на эту тему с обеих сторон. Степень страданий варьируется от незначительной боли до сильной и длительной агонии. Абсолютно необходимая анестезия, которая используется в некоторых случаях, не может применяться в большинстве других ситуаций – обычно это самые ужасные эксперименты. Жестокость вивисекции полностью доказана». (Письмо в Daily News, 29 августа 1903)

 

Доктор Дж.Х.Торнтон (J.H.Thornton), Лондон, главный хирург:

«Я, так же, как и многие другие, придерживаюсь мнения, что вивисекция идет против интересов людей, и поэтому ее необходимо запретить».

 

Доктор Стефен Смит (Stephen Smith), член Королевского Общества хирургов:

«Я опубликовал факты о проводившихся открыто безжалостных, позорных экспериментах, которые я видел во Франции, в Бельгии и в Германии. Происходят ли такие варварста и в Англии тоже? Да. В английских лабораториях 10 процентов всех операций на разрезание проводятся с использованием кураре. Животное не может совершить ни одного движения, какой бы сильной ни была боль. На основании своего опыта могу сказать, что у животных, получивших кураре, практически невозможно достичь должной степени обезболивания.

…Что касается вивисекции, один пункт тут настолько важен, что его надо рассматривать прежде всего. Чувствуют ли животные боль так же сильно, как мы? Поскольку животные, которых используют для вивисекции – собаки, кошки и другие – обладают таким же, как у людей, или еще более развитым зрением, обонянием, слухом и т.д., мы можем быть увереня, что они столь же чувствительны к боли…»

(Daily News, Лондон, 19 августа 1903 г.)

 

Доктор медицины Ф.Коста (F.Costa) (Serum – Wissenschaft – Menschkeit, Берлин, Хьюго Бермюлер, 1903):

«Он указывает на то, что лабораторные экспериментаторы «должно быть, тоже часто страдают от временных галлюцинаций» и определяет их открытия по сути – «плоды преувеличенной фантазии, которые возникают из-за маниакальной потребности переплюнуть друг друга».

 

Профессор доктор Иоганнес Мюллер (Johannes Mueller) и профессор доктор Рудольфи (Rudolphi). Кто эти люди? В Handbook to the History of Medicine, авторы – Неуэнбургер (Neuenburger) и Пагель (Pagel)(Берлин, 1903) мы читаем на странице 912:

Карл Асмунд Рудольфи (Carl Asmund Rudolfi), профессор медицины в Грейфсвальде, потому профессор анатомии в Берлине, который, как профессор анатомии и физиологии в Бонне и Берлине Иоганнес Мюллер (Johannes Mueller, 1801-1858), собрал все нынешние знания по физиологии в учебник и таким образом передал их медицинскому миру».

На странице 370 можно прочитать следующие слова, касающиеся профессора Иоганнеса Мюллера:

«Заслуги Иоганнеса Мюллера лежат, прежде всего, в его непреходящем стремлении к объективности, а также в его разносторонности, которая касалась всех сфер биологической науки…»

И каким было отношение этих великих людей к вивисекции? Рудольф Виркхау (Rudolf Virchow) дает нам более полную информацию по этому поводу в мемориальной речи про Иоганнеса Мюллера, произнесенной 24 июля 1958 года:

«Он был экспериментатором не в большей степени, чем Галлер (Haller), а взятый физиологией курс после Легаллойса (Legallois) и Магенди (Magendie) вызывал у него отвращение. Он всегда мотивировал свое отвращение как возражениями против методов, используемых экспериментаторами, так и недопустимостью самих экспериментов».

О профессоре Рудольфи Виркхау сказал следующее:

«Он считал, что физиологические эксперименты вообще не имеют связи с анатомическими фактами; неудивительно, что этот замечательный человек, который при любом удобном случае говорил о своем отвращении к вивисекции, враждебно относился ко всем теориям и плохо обоснованным физиологическим экспериментам».

 

Доктор Артур Гиннесс (Arthur Guiness), M.C.E.S.:

«Когда я размышляю о том, каким ужасным жестокостям такие бесчувственные субъкты как мистер Сион (Cyon) и многие из моих соотвечественников (к сожалению, я должен об этом сказать) подвергают животных, меня наполняет негодование и отвращение, насколько же низко опустилось человечество, раз оно способно на такое варварство».

(Из письма в Oxford Times, октябрь 1902)

 

Доктор медицины Войгт (Voigt), Франкфурт на Майне:

«Само по себе сковывание означает серьезные страдания животного. В течение многих часов и даже дней животные бывают растянуты на деревянных рамках с острыми углами. Конечности их туго связаны веревками. Поскольку у нас воображение редко оказывается достаточно богатым, чтобы точно представить себе то, что мы сами лично не испытывали, попробуйте как-нибудь связать веревкой одну из своих конечностей. Насколько быстро начнется острая боль и насколько быстро мы уберем веревку, которая служит ее источником! Вместе с тем, в случае с бедными животными веревки никто не убирает, их конечности вскоре начинают распухать, и веревки все более туго их стягивают и режут все сильнее. Такое неподвижное заточение в одной позиции на многие часы и даже дни – это само по себе пример жестокого обращения с животными, и чтобы вызвать отвращние у человека с естественным чувством сострадния, больше ничего не требуется… Увенчивается все болезненными экспериментами: вышеописанное жестокое обращение – это всего лишь подготовительная стадия».

(Gesundheit, №5, Вена, 1900)

 

«Невзирая на свою научную ценность, тестирование на животных лекарств остается совершенно бессмысленным для лечения болезней, и практикующий врач не узнает из них для своих пациентов ничего такого, что бы он не знал 30 лет назад».

(Профессор доктор Феликс фон Нимейер (Felix von Niemeyer), наиболее уважаемый медицинский авторитет в Германии на рубеже веков, в своем руководстве Handbuch der praktischen Medizin)

 

Доктор Джордж Вильсон (George Wilson), доктор юриспруденции (Эдинбург, DPH Cantab):

«…Неограниченное истязание животных и их убийство, с которым нераздельно связаны бактериологические методы исследования, не спасли ни одну человеческую жизнь.

…Я обвиняю свою профессию в том, что она вводит общественность в заблуждение в отношении жестокости к животным. Животное оперируется и может оставаться в хивым на протяжении нескольки дней недель и месяцев, не получая анестезии для облегчения страданий, и от них избавляет только смерть».

(Из Президентского обращения к Британской Медицинской Ассоциации (British Medical Association), Портсмут, 5 августа 1899)

 

Доктор Джордж Вильсон (George Wilson, 1899):

(Меморандум Королевской Комиссии (Royal Comission):

«А если животное сделали невосприимчивым к боли, зачем же «девокализировать собак», как точно описывается в популярном журнале “Science”, том LXIV, №1664? Этот термин означает разрушение голосовых связок, чтобы вопли и стоны и не привлекали внимания общественности. Имеется информация о том, где это происходит. Недавно в Нью-Йорке сообщалось о наименее хлопотном способе скрепения челюстей собаки – склеивать их липкой лентой».

Реальный прогресс в современной медицине зависит почти полностью от клинической диагностики, терапевтики и патологии во время изучения болезней, возникащих естественным путем, но не через эксперименты на животных, которые создают путаницу при работе с человеком и, следовательно, ненадежны».

 

Профессор Лоусон Тейт(Robert Lawson Tait), доктор медицины, член Королевского Общества хирургов (1899).

Член Королевского Общества хирургов, Эдинбург; член Королевского Общества хирургов, Англия; самый выдающийся хирург своего времени.

(Общество врачей и хирургов Эдинбурга вручило профессору Лоусону Тайту Юбилейную награду имени Куллена (Cullen) «за величайший вклад в практическую медицину, который выразился в применении хирургии для лечения болезней» и Юбилейную награду Листера «за величайший вклад в практическую хирургию за трехлетний период до июня 1890»):

«Как и любому представителю моей профессии, мне внушали, что почти все важные сведения по физиологии удалось добыть с помощью вивисекции, и многие самые ценные способы спасения жизни и уменьшения страданий были получены через эксперименты на животных. Теперь я знаю, что в физиологии это совершенно не так, и я не только не считаю, что вивисекция хоть сколько-то помогла хирургии, но я убежден, что она часто сбивала его с пути».

 

В одной из многочисленных статей против вивисекции знаменитого Вальтера Р.Гадвена (Walter R.Hadwen), доктора медицины, члена Королевского Общества хирургов,Лицензиата Королевского Общества врачейи т.д., которую опубликовало Нью-Йоркское антививисекционное общество (New York Anti-Vivisection Society, 456 Fourth Avenue, New York City), про Лоусона Тайта (Lawson Tait, см. биографию), самого выдающегося основоположника современной хирургии, следующее:

«За 12 месяцев до смерти Лоусон Тейт писал в письме, которое у меня есть: Вивисекция ничего не дала для хирургии, зато привела к ужасным ошибкам».

В год своей смерти Лайсон Тейт опубликовал письмо в Medical Press and Circular (май 1899): «Когда-нибудь надо мной поставят могильный камень с надписью. Я хочу, чтобы на нем написали только одно, с таким смыслом – «он делал все возможное, чтобы спасти свою профессию от ошибок, происходящих из-за экспериментирования на близких к человеку животных в надежде, что они прольют свет на физиологические нарушения у человека». Такие опыты никогда не приводили и не могут привести к успеху; они не только мешали истинному прогрессу, но также – как в случае с Кохом, Пастером и Листером – делали нашу профессию предметом насмешек».

В тот же год, а именно 26 апреля 1899 он выступал на большом собрании в St. James’ Hall в Лондоне – это собрание оказалось последним в его жизни – и вынес следующую резолюцию: «Это собрание полностью не одобряет экспериментирование на живых животных из-за его грубости, ненаучности и невозможности и невозможности получить в ходе него точные или полезные результаты, которые можно было бы применить к человеку».

В конце XIX века доктор Вальтер Р.Гадвен (Walter R.Hadwen), один из самых известных врачей в Великобритании, пишет о следующих экспериментах в Journal of the British Union for the Abolishion of Vivisection (BUAV); эти эксперименты проводятся и сейчас.

Доктор Роуз Брадфорд (Rose Bradford) (дальше сэр Джон Роуз Брадфорд, Кавалер Ордена Святого Михаила и Святого Георгия, Кавалер Ордена Бата, Кавалер ордена 2-й степени Британской Империи, президент Королевского Общества врачей, Лондон, 1926-1931), статья под названием «Частичная нефректомия и влияние почек на метаболизм» (Partial Nephrectomy and the Influence of the Kidney on Metabolism). В статье перечисляются разные операции на почках собак.

Во время операций животным вводился хлороформ и делались подкожные инъекции.

Потом животных – самок фокстерьера в количестве 33 особей поместили для наблюдения в стеклянные контейнеры со стеклянным полом.

Одно животное умерло через 6 дней от кровопотери. У двух от ран развилось заражение крови, и их убили, время не указывается.

В другом случае, когда из почки вырезали клин и пытались пересадить его в брюшину, животное умерло через 4 дня.

Еще пять животных умерли из-за причин, непосредственно связанных с операцией, по прошествии разных периодов времени.

Двум животным трижды в разное время нарушали целостность почек.

 

Доктор медицины Е.Аэнош (E.Aenosch):

«Сейчас мы добрались до следующей главы наших свидетельств, а именно до доказательства, что только нехорошими и аморальными способами можно защитить те нехорошие, аморальные и преступные принципы, на которых основывается вивисекция. Цель также требует оправдания тех способов, которые используеются для ее защиты. Среди этих способов больше всего бросается в глаза простая неприкрытая ложь.

Вивисекция со всей своей невиданной, леденящей душу, вызывающей тошноту жестокостью, которая непрерывно, изо дня в день производится в бесчисленных институтах и физическими лицами на сотнях и тысячах несчастных животных разных видов, преподносится ее сторонниками как самое невинное и безвредное занятие на свете.

Они утверждают, что на самом деле все не так плохо, как говорят оппоненты. Если где-то и имеют место несколько сучаев неизбежной жестокости, большая часть экспериментов не причиняет животным боли и страданий…

Делается совершенно нечестное заявление, что животные, все животные, за редкими исключениями, получают анестезию и не испытывают абсолютно никакой боли! Тем самым оставляя себе лазейку открытой.

Нечестность и в высшей степени возмутительное лицемерие вивисекторов особенно бросается в глаза в случае с кураре. Животные вместо анестезии хлороформом или эфиром получают кураре, то есть, яд для стрел, пришедший к нам от дикарей. И каково действие этого адского яда? На самом деле, ответа не знает никто, хотя с ним «работают» в вивисекционных лабораториях уже долгие десятилетия. Вместе с тем, наших знаний о нем достаточно, чтобы назвать тех, кто использует его при работе с животными для удовлетворения собственного любопытства – официально это называется «наука» - страшными людьми и дьяволами. Вопреки тому, что всем лицемерно внушили сторонники вивисекции, при введении этого яда наступает не обезболивание, а паралич всей мускулатуры тела, настолько полный паралич, что под действием кураре неспособно совершить ни малейшего движения, даже вздохнуть, и оно бы неизбежно погибло сразу же, если его жизнедеятельность не поддеривалась с помощью воздуходувных мех! Но в то время как животное превращается с помощью кураре в неподатливый, неподвижный живой труп, все его сенсорные способности – представьте себе его положение на столе пыток – ни в коей мере не заглушены, а, обратите внимания, усилены. Животное слышит, видит и чувствует все ужасное, что производится с ним, причем гораздо более отчетливо, чем в здоровом состоянии, но не способно выразить свои невообразимые страдания – издать звук, пошевелиться, бросить взгляд. И бедные жертвы дьявольской Науки несколько часов находятся в таком состоянии невыразимого страдания, и их мучители стоят там с очень умными выражениями лица, режут, стимулируют, тянут и пытают, как будто это вообще пустяки или что-то, не имеющее никаких возражений с точки зрения гуманности. Какие следы человечности остались в этих людях? Не следует ли к ним относиться еще с большим презрением по многим параметрам, чем к мучителям и инквизиторам Средневековья – по меньшей мере, их цели были несравненно более высокие, чем у современных палачей от физиологии, использующих кураре для служения дьявольской науке ради своей блистательной славы?

(Из Die Vivisection, с. 11, Дрезден, 1899)

 

Доктор Стефен Смит (Stephen Smith), хирург, который работал в Институте Пастера (Pasteur Institute) и Физиологичеком Институте Страсбурга (Physiological Institute of Strasburg), писал в своей книге «Научные исследования: взгляд изнутри» (Scientific Research: A View from Within) (Elliot Stock, Лондон, 1899):

«Я согласен со знаменитыми английскими хирургами, которые официально выступили со своим утверждением, что вивисекция не представляет ценности для человека»

 

British Medical Journal цитирует слова президента Британского Медицинского Общества (British Medical Society) доктора Джорджа Вильсона (George Wilson), которые он сказал на ещегодном Общем Собрании этого общества в 1899 году:

«…Скажу откровенно, нам надо сделать перерыв в эти жестоких экспериментах, чтобы получить взвешенную, беспристрастную, цельную картину того, что происходит в бактериологии… Я не вступил в ряды антививисекционистов, но я обвиняю свою профессии в том, что она дезинформирует людей по поводу жестокости к животным.

Я – и не только я – считаю, что вакцина Пастера от бешенства – это обман. Хваленое лечение дифтерии сывороткой даже в нашей главной больнице признано не всеми врачами… Вся теория и практика бактериологии тесно связана с коммерческими интересами. Берин запатентовал свою сыворотку от дифтерии на Континенте, Кох получил огромную прибыль от туберкулина…»

 

Сэр Фредерик Тревез (Frederick Treves), директор Лондонской больницы (London Hospital), хирург королевской семьи, специалист с мировым именем в области хирургии брюшной полости, пишет в British Medical Journal (5 ноября 1898, с. 1389):

«Много лет назад на Континенте я проводил разные операции на кишечнике собаки, но разница между собачьим и человеческим кишечником настолько велика, что, когда я приступи к оперированрю людей, то обнаружил, что мне мой н овый опыт очень мешает, всему надо переучиваться, и единственное, что мне дали те эксперименты – это сделали меня неспособным к работе с человеческим кишечником».

 

Доктор медицины ван Реес (van Rees), внештатный профессор гистологии в Университете Амстердама (University of Amsterdam):

«Меняются времена – меняется мышление. Все большее количество людей, обладающих чувствами и разумом, уже открыли миру глаза на правду, которая была ранее известна лишь немногим. Этот поток будет разрастаться и разрастаться и положит конец, казалось бы, неискоренимому доминированию вивисекции, несмотря на все старания биологов…»

(Из предисловия к брошюре Голландского Антививисекционного Общества (Dutch Anti-Vivisection Society) «Полезна ли вивисекция для человека (Is Vivisection of Use to Mankind), 1898)

 

Сэр Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson), член Британской Академии наук (British Academy of Science), 1896:

«Для прогресса медицины в экспериментах на животных нет необходимости; различие между организмом человека и животных ведет к очень противоречивым результатам; боль также всегда увеличивает количество ошибок и скрывает естественные функции… Из всей научной работы вивисекция в наибольшей степени таит в себе опасность ошибок и причиняет вред как с фактологической, так и с нравственной точки зрения».

(Из Biological Experimentation)

 

Профессор Аткинсон (Atkinson) из речи в Холле святого Джеймса (St. James, Hall), Лондон, 10 мая 1898:

«Я видел большое количество вивисекций. Я видел также ужасное воздействие вивисекции на человека. Я вижу это каждый день и заявляю, что вивисекция – одно из самых больших современных проклятий для ученых. Я пришел сюда только для того, чтоы сказать Вам с научной точки зрения, что вивисекция – страшнейшее проклятие нашего времени. К сожалению, должен сказать, что эта ужасная практика экспериментирования в больницах – не хочу описывать, свидетелем чего мне приходилось быть – безмерно отвратительна. Когда я о ней думаю, то испытываю отвращение к своим коллегам».

 

Доктор Эдуард Рейх (Eduard Reich), специалист в области общественного здравоохранения, Шевенинген:

«Чтобы предотвратить большую часть болезней, достаточно следовать здравому смыслу и выполнять законы гигиены. Если бы все люди придерживались их, самый обычный человек смотрел бы на лечение сывороткой и вивисекцию как на чудовищную ерунду, которой цивилизация должна стыдиться».

(Статья в еженедельной газете De Amsterdammer, 17 марта 1898)

 

Перевязывание мочеточников. 7 декабря 1897 доктор Роуз Брадфорд (Rose Bradford) прочитал «предварительную заметку об экспериментальной атрофии почки, причиной тому стала непроходимость мочеточников». Эксперименты проводились на собаках в Институте Браун (Brown Institute). Мочеточник был перевязан в двух местах около пузыря через надрез в паху и поделен между перевязками. По прошествии 10-40 дней надувшийся пузырь извлекали на поверхность и объем вытекающей жидкости соответсвовал увеличению почки до размера кулака. Через 7-50 дней животных убивали синильой кислотой. Они испытывали сильную боль и страдания на протяжении всего эксперимента.

Как сообщает Journal of Physiology, некоторые животные прожили после вмешательства 5-6 месяцев, все это время они были заключены в лаборатории, где – доктор Брадфорд это признает – «гигиеническое окружение было не лучшее». «Операция сопровождалась жаждой и рвотой: кровотечение иногда длилось неделю.

Эксперименты на голодание. В других экспериментов, когда срок жизни животных был разным, профессор признает, что собаки страдали от жажды, потери аппетита, истощения, слабости – до такой степени, что они шатались и не могли встать – незаживающих язв, кровотечения из десени и т. д., а помимо этих объективных признаков, у них присутствовали явлые субъективные симптомы боли.

Эксперименты на голодание проводились на протяении многих дней подряд, чтобы выявить, какое количество мочевины проходит при таких обстоятельствах. Даже если они не были болезненными, все равно причиняли страдания.

«Выводы», сделанные в ходе этих жестоких экспериментов, никоим образом не пополнили запас практических знаний. Некоторые теоретические заключения оспариваются другими учеными, которые после проведения аналогичных экспериментов пришли к другим выводам. Большая же их часть была уже давно сделана во время клинических наблюдений, и эти процедуры ничего не дали для поиска способов облегчения или лечения болезни Брайта и других почечных болезней.

 

Доктор медицины Анна Фишер-Дукельман (Anna Fischer-Duckelman):

«Сейчас я добралась до того аспекта медицинских исследований, который мне было труднее всего перенести, а именно, негуманное обращение с бедными пожилыми пациентами, особенно женщинами. Хотя говорят, что в швейцарских больницах ситуация лучше, чем в государственных больницах крупных соседних стран, мне пришлось увидеть множество плохих явлений и даже соглашаться с ними. Всякий раз, когда я сталкивалась с новым примером жестокости и была вынуждена смотреть на него молча, то давала себе обещание непрерывно работать над реформой медицинских учреждений и таким образом избавиться от преследующего меня чувства вины. В государственных больницах убогий менталитет. Самые бедные и лишенные люди используются главным образом как дидактический материал для университетов. Они получают очень мало медицинской помощи по науке. Я работала ассистентом в нескольких больницах. Я старалась вникнуть во все и узнала многие вещи, которые мне ранее казались невозможными».

(Naturarzt, №8, 1896)

 

Хлороформ настолько токсичен для собак, особенно молодых, что если бы это анестезирующее средство впервые попробовали на них, то человек бы его не получил бы еще много лет. Флоуренс (Flourens) пронаблюдавший на животных его смертельное действие, заявил, что хлороформ – это вообще не анестетик, а результаты, которые сэр Лаудер (Lauder) получил при экпериментировании на собаках, были высмеяны всеми ведущими английскими анестезиологами».

(Доктор Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson), Biological Experimentation, 1896, с. 54)

 

Сэр Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson) (1896):

«Я не думаю, что вивисекционные демонстрации помогали на моих занятиях. Я уверен, что, когда я в был вынужден включать в свои занятия данные противоречивые аспекты изучениия физиологиии, будучи также органиченным во времени, это естественным образом сказывалась на возможности изучения более простых и полезных областей физиологии, при изучении которых я принес бы больше пользы».

 

Доктор медицины Эдвард Бердо (Edward Berdoe):

«Жестокость не становится менее жестокой от того, что кто-то называет ее физиологией или бактериологией. Она усугубляется тем, что ее совершают систематически, разными способами, и поддерживают множеством разных способов; такой привилегией не обладают даже мясники, забойщики скота и охотники. Ни один несведующий человек не сможет сделать тысячную часть того, что ежедневно происходит в лабораториях Европы и Америки…»
(Из речи, которая была прочитана на Международном конгрессе по благополучию животных (International Animal Welfare Congress) в Будапеште, 18-21 июля 1896)

 

Доктор Роуланд (Rowland):

«Кошке трудно сделать надежную анестезию даже на 10 минут, а у собак она длится меньше, чем у кошек».

(British Medical Journal, 7 марта 1896)

 

Доктор Джордж Чевертон(George Cheverton), английский ветеринарный хирург посетил французскую школу ветеринарной медицины в Альфорте примерно в 1895 году. Выдержка из его отчета:

«Я видел, как лошади белали операцию без анестезии. Ее четыре ноги были связаны веревкой, один из студентов сидел на голове лошади, другой – на ее горле, третий – на плече, в то время как четвертый оперировал больное копыто, срезая большую его часть. Стоны бедного существа наводили абсолютный ужас».

 

Доктор медицины Франц Гартман (Franz Hartmann), Галлейн в Тироле:

«Сначало человечество обманывала ложь под личиной религии; теперь весь мир вводится в заблуждение той же самой ложью под маской науки, и против этого есть лишь одно оружие – здравые аргументы. Они учат нас, что истинное излечение болезней и поддержание здоровья заключается в ощищении организма от загрязнений и поддержании его в чистоте».

(Lotusblueten, 1895)

 

Доктор Карл Джерстер (Carl Gerster), Браунфельз:

«Каждый, кто из года в год делает инъекции мышам, морским свинкам, а теперь даже лошадям и баранам и делает свои индивидуальные выводы из таких конкретных случаев, больше не сможет мыслить индивидуально, то есть, правильно оценивать фиические и психологические аспекты человеческого организма…»

(Arztliche Stimmen uber und gegen das Heiserum, Штуттгарт, 1895)

 

Профессор доктор О.Розенбах (Rosenbach), Бреслау:

«Бактериология скорее всего придет к неправильным результатам, потому что она относится к человеку так же, как к подопытному животному или как к мертвой почве селекционного аппарата.

(Arztliche Stimmen uber und gegen das Heiserum, под редакцией доктора C.Gerster, Штуттгарт, 1895)

 

Доктор Дж.Бодри (G.Baudry) и П.Дж.Пибоди (Peabody) в 1895 году посетили французскую школу ветеринарной медицины в Альфорте. Из их доклада:

«Мы не видели, чтобы в лаборатории или где-либо еще использовалась анестезия. Когда мы спросили об этом очень интеллигентных джентльметов, чья обязанность состоит в том, чтобы сопровождать посетителей и обеспечивать их информацией, он ответил, что анестезия не используется, потому что животные привязаны таким образом, что возможность сопротивления исключена, поэтому в анестезии нет никакой необходимости».

 

Чарльз А.Гордон (Charles A.Gordon), Кавалер ордена Бата, почетный хирург Королевы, кавалер Ордена Почетного Легиона, в The Campaigner, ноябрь-декабрь 1895:

Почему я против вивисекции. Говоря о двойной функции спинномозговых нервов, выдающийся автор этого открытия постоянно утверждал, что при проведении исследований он руководствовался знаниями об анатомии, и что он в принципе против экспериментов на живых животных как для той цели, так для любой другой. Начиная со времени той Комиссии и вплоть до сегодняшнего дня открытия, которые приписываются подобным экспериментальным методам, при дальнейших исследованиях показывают свою несостоятельность, либо же их годность доказывается иными методами.

Наблюдения у больничной койки в противовес экспериментам. Если говорить о враче, искусство медицины лучше всего постигать на практике, путем непосредственной работы вкупе с изучением и размышлениями, но не при экспериментировании на животных. То же самое относится к практической хирургии. Уже давно показана несостоятельность заявлений, что с помощью экспериментов был разработан метод удаления аневризм, из более недавнего то же самое можно сказать про овариотомию и хирургию мозга.

Более «продвинутые» экспериментаторы как будто понимают, что разговоры о необходимости для облегчения страданий человечества лишены доказательности, отказываются от них. Они заявляют, что их единственная цель – получение знаний, и позорят тех, кто придердивается противоположного мнения, будто бы те пытаются задержать прогресс науки. С другой стороны, утверждается, что выполнение таких опытов предназначено для снижения репутации ученых и покрытия бесчестием науки; стеснять надо не науку в должном смысле слова а тех, кто, прикрываясь знаменем науки, делают произвольные эксперименты на живых животных, не принося реальной пользы физиологии в подлинном смысле или медицине.

Действие лекарств на разных животных дает очень разные результаты, и, за редким исключением, они отличны от того, что бывает у человека. У людей они дают большой разброс вследствие индивидуальных особенностей, а также спиртных напитков (poisons). Профессиональные анестезиологи заявили, что результаты тесттрования хлороформа на собаках, обезьянах и других животных не имеют смысла и вводят в заблуждение при работе с человеком.

Обманчивые эксперименты. Несколько лет назад я поставил перед собой цель стравнить друг с другом опубликованные заявления вивисекторов, и пока единственное, что я обнаружил – взаимное противоречие, достаточное для аннулирования результатов работы друг друга. Я рад за профессию, к которой имею честь принадлежать, потому что вышеописанной практикой занимается лишь малое число ее участников.

 

Из статьи «Почему я против вивисекции» (“Why I Oppose Vivisection”) Джона Маконсона Фокса (John Makinson Fox), члена Королевского Общества хирургов, напечатана в Animal’s Friend, октябрь 1895:

«Новые ученые всегда говорят Вам, что они открыли либо вот-вот откроют. Я как работник здравоохранения в одном из крупнейших округов Англии, не имею оснований считать, что в королевстве есть кто-то опытнее меня в области инфекционных заболеваний человека и животных, и я подтверждаю, что не знаю ни одного открытия, имеющего практическую ценность, которое бы помогло мне при выполнении моих официальных обязанностей или при лечении пациентов. Я не замечал, чтобы вивисекция хоть на йоту помогла развитию такой полезной науки как патология. Как я всегда утверждал, правильное изучение патологии (то есть, науки о заболевании) – это работа в морге и тщательные наблюдения за болезнь у койки пациента.

Я не понаслышке знаком с практикой вивисекции в течение 40 лет. Я хорошо помню первые эксперименты, которые мне приходилось наблюдать, они проводились умелыми руками, но избранная аудитория медиков сочла их жестокими и бессмысленными. Голубей ощипывали, а их мозг замораживали и вращали во всех направлением. Следующим моим опытом стали собаки в лаборатории лондонской больницы – там этих беззащитных существ разрезали и усугубляли их ужасную боль и страдания инъекциями разных веществ. Прошло 40 лет – и каков результат? Мне не кажется, что мои пациенты получили самую малую толику пользы благодаря жестокости, которую я наблюдал. Я утверждаю, что эта практика не дала полезных результатов, и еще большее количество экспериментальных пыток совершается без каких-либо практических или полезных целей. Они носят академический, сенсационный, чисто гипотетический, а иногда даже театральный характер. Доктор Аддисон (Addison) обнаружил связь между определенным изменением цвета кожи и заболеванием надпочечных капсул без помощи вивисекции. Автор письма имел честь быть ассистентом в клинике, когда в стенах больницы Гай (Guy’s Hospital), а не в вивисекционной лаборатории велась работа нал этим открытием. Неясно также, связано ли с вивисекцией выявление связи между болезнью, известной как микседема, и атрофией щитовидной железы (в горле); вместе с тем, когда было сделано это предположение, стало модно удалять вилочковую железу у живых животных всех видов.

Ценные медицинские открытия для человечества свершились не благодаря таким неестественным процедурам. Что здесь требуется от ученого, так это сообразительность и дальновидность.

 

Доктор Чарльз Белль Тейлор (Charles Bell Tailor), доктор медицины, член Королевского Общества врачей Эдинбурга, член Медицинского Общества Лондона был ведущим окулистом в Великобритании. В выпуске Animal’s Friend за 1895 год он обубликовал длинную статью «Почему я против вивисекции» (Why I Oppose Vivisection), выдержки из которой мы приводим.

«Нас убеждают поверить в то, что пытки животных нежестоки, если они производятся ради интересов науки, коммерции, или если ученые «могут дать рациональное объяснение своим действиям»; но такие аргументы оправдали бы убийство и любое другие преступление или варварство. Нам говорят, что подопытным животным вводят хлороформ, эфир или другой анестетик, и они страдают совсем мало или вообще не страдают, но это не так.

За один только год в нашей стране было произведено 2486 разрешенных экспериментов на животных, которые находились в сознании – то есть, вообще без анестезии – а некоторых из наиболее жестоких опытов сделать обезболивание вообще невозможно. Как можно произвести хлороформирование, когда оно бы исказил результат эксперимента, например, при наиболее жестоких операциях, которые вновь и вновь проводятся на печени собак? Как можно хлороформировать животных, которых гоняют по длинному коридору туда сюда до тех пор, пока они не упадут мертвыми от изможденности? Как можно хлороформировать животных, которых закрывают в машине пыток и там заставляют испытывать все возможные виды с простой целью – узнать, какая боль без серьезных повреждений (нарушения целостности тканей) убьет их? Как захлороформировать собаку, которую запирают в печь и медленно зажаривают, или которую заключают в аппарат и подвергают такому атмосферическому давлению, что она одервеневает, как кусок дерева, а мозг ее течет, как жидкость? Как можно дать хлороформ собаке, которую подвергают действию электрического тока такой силы, что температура тела поднимается до 112 градусов, и животное после нескольких дней агонии, невзирая на то, что ее завернули в лед, умирает, буквально сваренное в собственной крови? Как поможет хлороформ животным, которых вновь и вновь топят и возвращают к жизни, душат, дают прийти в себя и потом снова душат; кладут в лед и держат там до тех пор, пока они не замерзнут до смерти, а если все-таки они выживают, то опять туда кладут или используют для других экспериментов; морят голодом, полностью лишая их пищи и воды или медленно убивают путем привития всевозможных страшных и мучительных болезней? Опять же, какую пользу хлороформ может принести животным (даже если его ввести в начале), которых опускают в кипяток и держат живыми в течение многих дней; которых обливают керосином и поджигают; которые остаются в живых после того, как им удалили половину мозга, или тем, с которых содрали кожу и сохраняли живыми, пока они не умирали сами.

Нас убеждают, что вивисекторы сделали великие открытия, но это заявление не соответствует правде. Например, в часто повторяемом утверждении, будто Гальвани (Galvani) открыл свойства электричества с помощью вивисекции, нет ни слова истины. Гальвани сделал открытие, благодаря случайности и тщательным наблюдениям за тем, как электричество действует на мертвую лягушку. Неправда, что Гарвей (Harvey) открыл кровообращение путем вивисекции. Открытие Гарвея произошло, исключительно вследствие наблюдений того, как клапаны вен в мертвом человеческом теле давали возможность крови проходить лишь в одном направлении; вивисекция здесь вообще ни при чем. Неправда, что эксперименты на животных помогли Хантеру (Hunter) найти способ лечения аневризм. Хантер разработал свой метод лечения, исключительно основываясь на наблюдении за тем, что артерия в непосредственной близости с аневризмой часто бывает слишком хрупкая, и поэтому на нее нельзя накладывать лигатуру; вот почему он пришел к выводу, что ее надо накладывать дальше. Вивисекция тут никак не помогла. Неправда, что Пастер (Pasteur) открыл лечение бешенства. Пастер не лечил бешенство; как заметил покойный профессор Петер (Peter), «он распространяет его», и известно, что смертность от бешенства возросла как во Франции, так и в Англии с тех пор, как он воплотил в жизнь свою исключительно нелепую систему прививания от него. Неправда, что Пастер разработал лечение сибирской язвы. Пастер не лечил сибирскую язву, он распространил ее, и его систему критиковали Английская, Немецкая и Венгерская Научные Комиссии, которые собирались для ее обсуждения; в то время как потери во Франции исчисляются миллионами с тех пор, как система Пастера была принята в его стране. Неправда, что Кох (Koch) нашел лечение туберкулеза; наоборот, его инъекции привели к смертям от лихорадки и к заражению всей системы органов у пациентов, у которых было всего лишь локализованное заболевание. Неправда, что сэр Джеймс Симпсон (James Simpson) открыл обезболивающие свойства хлороформа, ставя опыты на собаках: Симпсон экспериментировал на себе. Хлороформ вызывает смерть у собак, и если бы он сначала попробовал его на этих животных, то никогда бы не стал испытывать его на человеке. Неправда, что Листер (Lister) ввел антисептическое лечение ран с помощью вивисекции. Антисептики использовались для лечения ран задолго до него, а он производил свои опыты на ранах, ушибах и гниющих язвах пациентов, в больницах Эдинбурга, Глазго и Лондона. Неправда, что большие достижения в медицине и хирургии произошли, благодаря экспериментированию на животных; они связаны с открытием анестезии и использованием антисептиков; вивисекция тут ни при чем. Действие лекарства на животное настолько отличается от его действия на человека, что из таких исследований нельзя сделать безопасных выводов. Неправда, что Вон Графе (Von Graefe) разработал способ лечения глаукомы через вивисекцию; его открытие – это исключительно результат клинических наблюдений за больничными пациентами. Вивисекция тут никак не причастна. И, вопреки утверждениям, неправда, что Феррье (Ferrier) успешно пределил функции разных участков мозга путем экспериментирования на обезьянах. Сам Ферье говорит: «Эксперименты на животных, даже на человекообразных обезьянах, часто ведут к выводам, которые серьезно расходятся с общепризнанными результатами клиничесих и патологических наблюдений».

Мы считаем, что без экспериментов на животных в науке невозможно достичь прогресса, но на самом деле это утверждение неверно».

 

Доктор Е.Даджеон (E.Dudgeon)

«Более 50 лет я занимаюсь изучением действия лекарств как в простых, так и в сложных случаях. Меня пичкали многочисленными сообщениями об экспериментах на самых разных животных, но могу заявить с чистой совестью, что ни разу в этих докладах не содержалось ни малейшего намека, который бы представлял важность в вопросах использования лекарственных препаратов».

(Animal’s Friend, Лондон, август 1895, с. 231)

 

Доктор Эдвард Хотон (Edwar Haughton) (1895):

«Мысль о том, чтобы познакомить широкие классы молодых людей с вивисекцией животных, вызывает у меня содрогание. Наука бы ничего не получила, а в мир бы вышло множество молодых дьяволов».

 

Доктор Э.Хотон (Haughton):

«Гигиена идет вразрез с инъекциями яда в организм… Появление какой-то научной глупости может показаться незначительным, потому что кто из нас никогда не делает гупостей. Но постоянное создание болезни через систему, призванную лечить, – это не пустяк, так же как и ситуация, когда рыночные торговцы-зазывалы пудрят мозги людей, которые имеют перед собой благородную задачу – работать на благо всего человечества…»

(Animals’ Friend, Лондон, июль 1895, с. 215)

 

Доктор медицины Франц Гартман (Franz Hartmann), Галлейн:

«Вивисекция и убийство на сексуальной почве находятся на одном и том же уровне, они – продукт духовной слепоты и безнравственности… Декларируемая работа во благо человечества – это ложь. Я знаю, что большинство вивисекторов больше стремятся удовлтворить свое тщеславие и нучное любопытство. Каждый из них надеется совершить какое-то открытие, которое, невзирая на свою бессмысленность, все же открытие, и которым можно хвастаться перед всеми и пускать пыль в глаза глупым людям».

(Из письма Людвигу Флигелю (Ludwig Fliegel), 22 апреля 1895)

 

Доктор Гуардиа (Guardia):

«Страсть оперировать толкает многих хирургов к авантюрным, опасным и смертелььным операциям, и самое время прекратить их. В большицах проводится слишком много экспериментальных операций. Невозможно представить себе, насколько привычка заниматься вивисекцией влияет на всю сегодняшнюю операционную практику».

(System der Chirurgie)

 

Доктор Дэвиз (Davies):

«Заявлять, что без вивисекции мы бы не сделали прогресса, - абсолютная ерунда. Мы бы без нее достигли гораздо большего».

(Письмо к мисс Франсес Пауэр Кобб (Francec Power Cobbe), 1894)

 

Доктор Дж.Херринг (Herring):

«Я могу согласиться на эксперимент на живом животном лишь при одном условии, а именно, если экспериментатор сначала проведе запланированный опыт на себе. Так мы бы увидели, кто истинные друзья человечества, а кто только притворяется. Я думаю, первых было бы абсолютное меньшинство!»

(Homeopathic World, 2 июля 1894)

 

Профессор доктор Швенингер(Schweninger):

«Нам нужны врачи, которые обладают гуманными чувствами, и которых не ожсточили постоянные пытки животных; которые выполняют свой профессиональный долг ответственно и не ограничены научными шорами…»

(Hygieia,15 мая 1894)

 

Из писем в Антививисекционное Общество в Цюрихе: доктор медицины Хаузер (Hauser) (письмо, датированное 13 мая 1894):

«Появляются новые эксперименты и жестокости к животным, и они скорее служат амбициям, чем страдающему человечеству; тысячи бедных животным подвергаются мучениям в экспериментах, результаты которых уже давно известно, но которые проводятся вновь и вновь для демонстрационны целей или неквалифицированными студентами с целью в очередной раз убедиться в их правильности. Общественность слишком мало знает о том, что происходит при вивисекции, как огромное количество животных подвергается пыткам с помощью ножа, ядов, жары и холода, часто в течение нескольких недель подряд, пока они не погибнут, и поэтому их необходимо инфорировать об этой невероятной жестокости посредством речей, памфлетов, газетных статей.

Жестокость к животным, которую из года в год расследуют общества по благополучию животных, и за которую стремятся наказывать – это детские шалости по сравнению с самыми ужасными и неограниченными жестокостями, совершаемыми вивисекторами, и поэтому, конечно же, долг тех обществ также поддержать кампанию против вивисекции всеми возможными способами».

 

Доктор А.Волл (A.Wall):

«Облгчила ли вивисекция боль хоть в одном случае, спасла ли она хоть одну человеческую жизнь? Я отвечу решительным нет. Опасность вивисекции заключается не только в ее неправильности, но и во все более распространяющейся точке зрения, что человек – то животное, на котором надо ставить опыты».

(Zoophilist, декабрь 1893)

 

На странице 204 Доклада Королевской Комиссии (Royal Commission Report) можно прочитать описание эксперимента, который проводился под действием кураре (самый жестокий из всех ядов, он полностью парализует, но при этом только усиливает чувствительность). В нем использовалась маленькая послушная собака. Через несколько минут после подкожного введения кураре животное начало трястись, передвигаться нетвердой походкой на кончиках лап до тех пор, пока не упало на землю, при этом у него из пасти текла пена и из глаз жидкость. Собаке перерезали дыхательное горло и вставили туда трубку воздуходувных мех, соединенных с насосом для искусственного дыхания. Со всех сторон животному разрезали горло, морду и передние лапы, так же как и внутреннюю часть живота, ему обнажили седалищный нерв и другие нервыи стимулировали их гальванически. Анестезии не использовалось; должно быть, животное испытывало ужасную агонию. Невзирая на это, пытка длилась десять часов, пока экспериментаторы не ушли домой. Но они не отпустили подопытное животное; его даже не усыпили. Они нарочно оставили его там в беспомощном и искалеченном состоянии, чтобы на следующий день продолжить опыты, не теряя времени. Но на другой день бедную собаку нашли мертвой. Машина искусственного дыхания вс еще работала (мне говорили, что эти приборы часто работают в лаборатории день и ночь, но она вкачивала и выкачивала воздух мертвому телу).

(Из речи, которая была прочинала в Медицинском и Хирургическом Обществе (Medical and Surgical Society) в Ноттингеме, 1892, и на Антививисекционной Конференции в 1893 г.)

 

Доктор Джон Х.Кларк (John H.Clarke), Лондон (из доклада, который был прочитан на Церковном Конгрессе (Church Congress) в Фолькстоуне 6 октября 1892):

«Я надеюсь, что наша нация очистится от этого самого гнусного из всех преступлений (вивисекции)».

 

В Birmingham Daily Post (4 октября 1892) Лоусон Тейт(Lawson Tait, см. биографию) пишет:

«Несколько лет назад я начал иметь дело с одним из самых больших бедствий, с которым человечество сталковалось при операциях, и которое было предложено наукой почти 200 лет назад. Я имею в виду внематочную беременность. Доводы в пользу операции были полностью объяснены примерно 50 лет назад, на эксперименты французского физиолога на кроликах и собаках представили в ложном свете всю физиологию нормального процесса и патологию искаженного. Я вышел за пределы выводов экспериментатора, вернулся к подлинной науке старого патолога и хирургов и провел десятки операций, которые почти неизменно оказывались удачными. Моему примеру сразу же последовали во всем мире, и за последние 5-6 лет были спасены жизни сотен, если не тысяч женщин, в то время как в течение почти 40 лет глупость вивисекторов закрывала простой путь к этому огромному гигантскому успеху».

 

Главный хирург сэр Александр Гордон (Alexander Gordon), Кавалер Ордена Бата (1892): (Бывший Почетный врач королевы):

«Я считаю, что практика проведения экспериментов на низших животных с целью принести благо человечеству неправильна».

 

Доктор Чарльз Гордеон (Charles Gordeon), старший военный врач, личный врач королевы Виктории, в выступлении в отеле «Вестминистер Пэлес» 22 июня 1892):

«Я придерживаюсь мнения, что практика проводить эксперименты на животных с целью помочь людям сбивает с пути… Опыты на одном виде животных в стремлении принести благо другому виду противоречат логике».

 

Профессор Теофилус Парвин (Theophilus Parvin), доктор медицины, Медицинский Колледж Джефферсон (Jefferson Medical College), Филадельфия, Пенсильвания, США, Президент Академии (ежегодное обращение к Американской Медицинской Академии (American Medical Academy), Вашингтон, 4 мая 1891):

«Примерно 2 года назад Герберт Спенсер (Herbert Spenser), английский философ, убеждал ученого Хаксли (Huxley) привлечь к лечению болезни такого человека, который был знаком с экспериментальными методами лечечния, но Хаксли был непреклонен: «Храни меня Бог от попадания в руки тому врачу! Если бы мне пришлось предположитьб, что в каком-то из моих трудов содержится хоть малейшее оправдание убийствам, за которые ответственен тот человек, мне было бы действительно больно…»

«Если мы примем во внимание, что

- на людей медикаменты действуют не так же, как на животных;

- нет возможности определить правильную дозу для такой цели;

- животные отличаются друг от друга по своей чувствительности к медикаментам, эти животные не страдают от болезней, ради лечения которых лекарства создаются для людей;

- в большинстве экспериментов они вообще не больны и становится ясно, что ошибки являются неотъемлемой частью самого метода, и при такой работе делаются неверные выводы».

«Я считаю, ччто при изучении медицины чрезмерное внимание уделяется бактериологии… Можно ли то же самое сказать про вивисекцию? По моему убеждению, ценность данного метода применительно к хирургии и терапевтике преувеличена. Что касается первой, мы поговорим здесь о хирургии брюшной полости и мозга. Если признать правильным высказывание Лоусона Тайта (Lawson Tait) – врдя ли кто-то усомнится в его компетенции и навыках – вивисекция не помогла хирургии брюшной полости, а, наоборот, нанесла ей вре…

Те, кто занимается хирургией мозга, то и дело ссылаются на преимущества вивисекционных методов при определении, какую функцию выполняет тот или иной участок головного мозга. Вместе с тем, доктор Седжуин (Seguin), в чьей компетенции можно не сомневаться, сделал следующее заявление по поводу научного труда Хорсли (Horsley): «Кажется, автор предполагает, что наш успех в локализации функций мозга зависит исключительно от экспериментов. Мы здесь также придерживаемся иного мнения. Сначала были наблюдения у больничной койки и факты из патологии и лишь намного позже последовали подробно описанные эксперименты Хитцига (Hitzig), Ферье (Ferrier) и других. Хорошо известные факты, на которых мы сейчас основываем наши базовые диагнозы, были аккумулированы патологами, и сейчас их было бы достаточно для доказательства учения о локализации в работе мозга, даже если бы не использовался ни один мозг животного. Кстати, что касается центра зрения, в этой сфере факты о человеческой патологии опровергли результат экспериментов на животных (Центр Ферье при изучении артерии угловой извилины), и противоречивые результаты ученых Манк (Munk) и Гольц (Goltz) не имеют для нас никакого значения с точки зрения практики. Можно с уверенностью сказать, что каждый из так называемых «центров» в человеческом мозгу был выявлен через факты, о которых узнали при работе с трупами, совершенно независимо от фактов, полученных при экспериментах… Первый центр (речь) и последний (зрение) открыли в ходе клинических и патологических исследований.

Я часто боюсь, что анестезия лабораторных животных имеет место лишь теоретически, но не практически. Если бы ситуация была иной, зачем бы требовалось так много оборудования для удержания животных во время экспериментов? Оно не используется при оперировании людей – глубоая анестезия гарантирует их неподвижность».

 

Профессор Теофилус Парвин (Theophilus Parvin), доктор медицины, доктор наук (1891):

Медицинский колледж Джефферсон (Jefferson Medical College), экс-президент Американской Академии Медицины (American Academy of Medicine):

«…Есть и другие - они в стремлении к ненужным знаниям оказываются слепы к агонии и глухи к крикам боли их жертв и виновны в самой ужасной жестокости, которую общественность и их профессия не осуждает, хотя это злодество заслуживает и требует осуждения. Местоположение таких преступников не ограничивается Германией или Францией, Англией или Италией, они могут быть в нашей стране».

 

Профессор доктор медицины Беклар (Béclard), Париж:

«Эксперименты на животных не могут иметь той же ценности, что патологические наблюдения за человеком, потому что увечья вызывают нарушения в кровообращении и во всей системе».

(Из Elementary Study of Physiology, с. 219)

 

Доктор медицины Альт(Alt):

«Поскольку от непрофессионалов скрывают правду, многие из них полагают, что вивисекторы по характеру своей деятельности не жестоки, и они не мучают животных… Но мы долж


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.064 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал