Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Современные представления о безопасности




 

Понятие «безопасность» принадлежит к числу наиболее употребляемых, но в то же время все еще недостаточно отрефлексированных понятий философско-социологической и политологической мысли.

Так, безопасность, в зависимости от культурных контекстов, может предполагать: обеспеченность (social security в английском языке); уверенность (seguridad - seguro в испанском языке); страховку (sicurezza в итальянском языке, assicurazione - страховка, или обеспечение безопасности); спокойствие (bezpieczenstwo в польском языке); отсутствие угроз (в русском).[26] Термин "безопасность" в зарубежной литературе увязывается с такими важными концептами, как:

парадигма безопасности (security paradigm) - глубоко укоренённые в обществе мировоззренческие взгляды на коренные устои безопасного развития. Следствием существования парадигм безопасности является security postures, то есть определённый способ позиционирования в области безопасности, основанный как на доктринальной составляющей, так и на наборе конкретных мер по нейтрализации опасностей[27].

культура безопасности (security culture) - совокупность символов, образов, идей и представлений о том, что лежит в основе выделения данной социальной группы от "других", "чужих"[28]. Культура безопасности формирует свои "коды", которые маркируют "пространства безопасности", отграничивают их друг от друга;

граница безопасности (security border) - это такая граница, которая очерчивает различные (дополняющие друг друга или конкурирующие) "пространства безопасности". Поскольку сама идея "границы безопасности" родилась в недрах школы конструктивизма, она предполагает возможность реартикуляции и реконфигурации этих пространств под воздействием меняющихся представлений, формирующихся в области публичной политики;

режим безопасности (security regime) - это совокупность принципов, правил и норм, которые задают рамки поведения для акторов безопасности и обеспечивают взаимность и позитивное взаимодействие между ними;

управление безопасностью (security governance ) - это порядок сотрудничества между акторами безопасности в важнейших сферах, определяющих их жизненно важные интересы;

комплекс безопасности (security complex) - это транснациональный регион, включающий в себя страны или их составные части, которых объединяют устойчивые представления о безопасности и отношения в области безопасности;

сообщество безопасности (security community) - это форма "комплекса безопасности", которая формируется на основе совместимости ценностей, регулирующих поведение в сфере безопасности. Часто можно встретить точку зрения о том, что "сообщество безопасности" включает в себя страны Северной Америки и Западной Европы[29]



геобезопасность (geo-security) - этот широкий концепт вбирает в себя совокупность "практик безопасности" (security practice) и "идентичностей безопасности" (security identity), которые формируют "пространственный образ безопасности" (security spatial image) на определённой территории, очерченной границами[30].

Проанализируем основные подходы к пониманию безопасности, сложившиеся в отечественной науке за последнее десятилетие.

Иногда полагают, что безопасность есть состояние, тенденции развития (в т.ч. латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественных определенностей с объективно обусловленными инновациями и свободное соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование[31].

Например, Мартынов Б.Ф. рассматривает безопасность как условие, гарантирующее беспрепятственное и успешное развитие всех социальных организмов и общественных структур, как многоуровневый и интегративный императив жизнедеятельности[32]. Несколько уточняет этот подход Макеев А.В., характеризуя безопасность как «устойчивое состояние общественной системы, сохраняющей свою целостность и способность к саморазвитию, несмотря на неблагоприятные внешние и внутренние воздействия[33].Отметим здесь же подход Молчановского В.Ф., оценивающего безопасность как свойство, атрибут социальной системы, выражающиеся в ее целостности, относительной самостоятельности и устойчивости [34] и позицию Рубанова В.А, считающего, что сущность безопасности сводится к надежности существования и устойчивости развития любых предметов социальной природы[35]. Наконец, выделим своеобразное использование категории состояние Ариным О.А. в его книге «Мир без России»(2002). По его мнению, национальная безопасность – это политика, международная безопасность – это состояние»[36].



В этих определениях обратим внимание на два момента. Во-первых, представляется верным рассмотрение безопасности через предельно широкую категорию «состояние», в частности как:

-состояние отношений между субъектами, при котором их существованию, развитию и суверенитету не угрожает военная, экономическая, экологическая или другая опасность;

-состояние устойчивости, стабильности общественного организма по отношению к любым попыткам давления на него;

-состояние жизнедеятельности государства;

-состояние живого организма или социальной системы, способствующее наиболее полному удовлетворению их потребностей и обеспечивающее их существование, нормальное функционирование и прогрессивное развитие;

-состояние общественных и технических норм в целях предотвращения и ликвидации (локализации) угрозы жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Отметим, что отождествление безопасности с состоянием фактически ведет к отрицанию динамичного характера развития системы. Тем не менее, уяснение этой категории дает нам ключ к выяснению, как минимум, четырех взаимосвязанных понятий: безопасность как состояние; состояние безопасности, состояние общества; состояние безопасности общества.

Категория «состояние» раскрывает наличную качественную определенность вещей, их объективное содержание, которым присуща способность себя проявлять как в отношении к состоянию другого предмета, так и внутри себя, во взаимодействии внутренних элементов. Подчеркнем, что данная категория неразрывно связана с такими универсальными философскими категориями как: изменение, развитие, противоречие, взаимодействие, отношение, причина, источник, основание, система, элемент, возможность и действительность, необходимость и другими. Понимание этого позволит нам, применяя категорию «состояние», проникнуть в сущность безопасности. Наряду с категорией «состояние», важное методологическое значение для анализа проблем безопасности имеет категория «состояние общества».

Состояние общества – качественно определенный этап развития общественной истории, реализации ее движущих сущностных сил, естественно - исторической детерминации в конкретных пространственно-временных границах. Безопасность в этом контексте есть следствие взаимосвязей, «сцепления» состояний различных сфер общественного бытия.

Состояние безопасности – проявление состояний общества, государства, социальных групп, отдельной личности в данный конкретный момент времени. Момент связи этих состояний обладает вполне осязаемой качественной определенностью. Эта качественная определенность связана с опасностями и угрозами тем или иным объектам. Степень развития этих опасностей и определяет качественную определенность этих объектов, возможность не только ее сохранения, но и прогрессивного развития.

Отсюда, второй момент, требующий уточнения в приведенных определениях безопасности: категория «безопасность» не абсолютна, а только относительна и смысловое значение приобретает только в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности и окружающего мира. Она тесно связана со всеми сторонами жизни общества, коренной задачей которого является самосохранение и развитие. Но абсолютизация принципа «сохранности» (устойчивости, неизменности, стабильности) может привести в социальной жизни к явлениям застоя, что само по себе есть опасность для существования общества. Абсолютно стабильная система представляет собой чистую абстракцию, ибо это предполагает не только полную неподвижность самой системы, составляющих ее элементов, но и изоляцию от любых воздействий извне. Такой стабильностью не обладают даже «мертвые» системы, лишенные внутренней динамики: их дестабилизация под влиянием внешних сил является лишь делом времени. Поэтому еще Монтескье указывал, что чем больше безопасность государств направлялась на обеспечение неизменности их данного качества, тем более они, как застоявшиеся воды, подвергались порче[37].

Иначе говоря, не всякое состояние общества и государства требует сохранения, а лишь то, которое гарантирует их прогрессивное развитие. Развитие - это необратимое, направленное, закономерное изменение конкретных материальных объектов, ведущее к возникновению или их качественно новых состояний, или принципиально новых объектов как целостных своеобразных систем. Фактически развитие и безопасность это две стороны общего процесса жизни общества. Более того, Цицерон и вовсе выдвигал на первое место безопасность. Он говорил: «прежде всего, каждому виду живых существ природа даровала стремление защищаться, защищать свою жизнь…избегать всего того, что кажется вредоносным, и приобретать, и добывать себе все необходимое для жизни»[38]. Система безопасности не только не должна препятствовать количественным и качественным объективно созревшим изменениям, а, напротив, призвана способствовать преодолению без ущерба для общества и граждан устаревших форм жизни. Другими словами, первичным является развитие, безопасность – вторична и призвана обеспечить развитие.

Однако существование любой системы предполагает минимально необходимую степень стабильности. Поэтому в равной мере мы не должны также абсолютизировать и момент деструкции, разрушения, проявляющийся, в частности, в форме социального нигилизма. В этой связи безопасность как состояние сохранности предполагает поддержание определенного баланса между негативным воздействием на тот или иной объект окружающей его среды и его способностью преодолевать это воздействие либо собственными ресурсами, либо при помощи соответствующих, специально для этого созданных структур.

Второй подход , получивший достаточно широкое распространение в литературе и практической политике, сводится к отождествлению безопасности и защищенности общества, личности, государства от опасностей и угроз. Отождествление безопасности с защищенностью исторически восходит к дефиниции «государственная безопасность», которая определялась как состояние защищенности Советского государства от внешних и внутренних угроз. Почти с таких же позиций , хотя и в более широком контексте защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства, исходил и закон Российской Федерации «О безопасности» 1992 года, определяющий саму безопасность, как состояние защищенности. Критерии же защищенности, равно как угрожающие их осуществлению факторы, в законе не приводятся[39].

Некоторые ученые в своих работах говорят о «защищенности состояния». Так, С. Степашин и В. Шульц под безопасностью страны понимают защищенность такого качественного состояния общественных отношений, которые обеспечивают прогрессивное развитие общества в конкретных исторических и природных условиях от опасностей, источником возникновения которых являются внутренние и внешние противоречия[40]

Представляется, что раскрытие безопасности через термины «защита», «защищенность» значительно суживает ее смысл. Защитить – значить оборонять, охранять, оградить от опасности, закрывать, загораживать что-либо, заслонить, сделать недоступным[41].

Если в прошлом, в доиндустриальных обществах, такой охранно-силовой способ в известной мере и обеспечивал безопасность, а точнее создавал трудности для нанесения ущерба государству или иному объекту, то уже в индустриальных и тем более в постиндустриальных обществах загородиться щитом, «непроницаемыми границами», «железным занавесом», становится невозможным. Более того, отождествление безопасности с защищенностью может привести к опасным последствиям: из «охранительного» уклона неизбежно вытекает антидемократичность внутренней политики, которая несет в себе угрозу перерастания в тоталитаризм, поскольку органы государственной власти могут без особых сложностей переместить акценты в «охранительности» с национальных интересов на собственные корпоративные потребности. Безопасность начинает отождествляться с незыблемостью существующих политических структур и стабильностью господствующего режима.

Безопасность не может быть сведена лишь к отражению реально существующих или воображаемых угроз. Защищенность дискретна, безопасность же по своему существу континуальна. Защита априори предполагает наличие опасностей и угроз. Если менталитет защищенности конфронтационен, то менталитет безопасности, напротив, исключает конфронтационность, противоборство, столкновение, предполагая согласие и взаимодействие. К тому же даже наличие значительных сил, составляющих материальную основу защиты, обороны, не дает надежных гарантий безопасности государства и общества. Кроме того, процесс обеспечения безопасности довольно емок: он предполагает предотвращение, нейтрализацию, пресечение, локализацию, ослабление, снижение, отражение и, наконец, уничтожение опасностей и угроз. Поэтому акцентирование внимания на термине «защита», в сущности, есть отражение лишь одной составляющей процесса обеспечения безопасности и игнорирование, приуменьшение, недооценка других важнейших компонентов. Тем не менее, в повседневной практике практически все государства мира рассматривают защиту как наиболее реальный способ ограждения от опасностей и угроз, ни одно государство не нашло возможным и сегодня полностью отказаться в том числе и от национальной военной мощи.

Третья позиция в понимании безопасности сводится к рассмотрению ее через категорию «деятельность» (динамический подход). Так, Серебрянников В.В. считает, что «безопасность есть деятельность людей, общества, государства, мирового сообщества, народов по выявлению (изучению) и предупреждению, ослаблению, устранению (ликвидации) и отражению опасностей и угроз, способных погубить их, лишить фундаментальных материальных и духовных ценностей, нанести неприемлемый (недопустимый объективно и субъективно) ущерб, закрыть путь для выживания и развития»[42]

На таких же позициях находится Н. Нельсон, утверждающий, что «… безопасность – это не только возможность отдельных государств или группы государств защищаться, но так же и умение смягчать угрозы, не прибегая к угрозам или не применяя силы»[43]. В приведенных определениях безопасность рассматривается как процесс, некая совокупность последовательных действий, последовательной смены состояний. Бесспорно, деятельность есть реальная движущая сила обеспечения безопасности. Но безопасность есть результат, конечный итог, завершающий собой, эту деятельность, а не сама деятельность.

Если первые три подхода характеризовали объективные аспекты безопасности, то четвертая точка зрения на сущность безопасности носит психологический характер и сводится к субъективным ощущениям личностей, социальных общностей тех или иных опасностей и угроз. Считается, что «ощущения субъектов, что им ничего не угрожает» и есть безопасность[44].

В обыденном сознании безопасность может расцениваться как состояние свободы кого-либо от страха и тревоги, т.е. как субъективная оценка человеком его состояния в связи с угрозами извне. Традиции такого подхода давние. Так, согласно словарю Робера, сам термин «безопасность» начал употребляться с 1190 года и означал спокойное состояние духа человека, считавшего всего защитником от любой опасности[45]. Психологический аспект безопасности объясняется тем, что у всех людей и групп имеется онтологическая потребность в ощущении безопасности. Таким образом, не сами объективно существующие опасности и угрозы, а тот их уровень, который лишает человека возможности выполнять его ролевые функции, препятствует его физическому, духовному и интеллектуальному развитию; затрудняет достижение и поддержание общественного согласия, установление политической, экономической и социальной стабильности, развитие международного сотрудничества на основе партнерства должен, по мнению сторонников этого подхода, прежде всего, учитываться при определении характера и степени той или иной опасности. Только когда люди начинают осознавать, что причиной ущемления их потребностей, интересов являются конкретные субъекты (лица, группы, классы, государства), возникает напряженность, наступает состояние адресной депривации, стимулирующей переход напряженности, во – первых, в опасность, а потом и угрозу, а, во – вторых, в действие по защите.

Но ощущения эти субъективны. Раз это так, то существует возможность неадекватного (искаженного, не соответствующего реалиям) восприятия тех или иных опасностей и угроз. Диапазон этой неадекватности огромен: от недооценки, игнорирования до умышленного раздувания опасностей и угроз заинтересованными правителями, предпринимаемое иногда с целью сохранения власти или прихода к ней. Это приводило не только к достижению прагматических целей, но и к возникновению реальных угроз безопасности государства, общества, к колоссальным непроизводительным затратам ресурсов и омертвлению капиталов. В этой связи укажем на огромную роль средств массовой информации. Современные СМИ могут воздействовать на различные слои населения и тиражировать искаженное видение опасностей и угроз. Они могут искусственно создавать образ незримо присутствующего и непрерывно готовящегося к агрессии противника или широкомасштабной деятельности внутренних врагов. Возникающая при этом обстановка страха и неуверенности является благоприятной средой для развертывания гонки вооружений, разработки и финансирования дорогостоящих и губительных для экономики государств программ и проектов, прихода к власти авторитарных режимов. С не меньшим успехом может создаваться образ безопасного существования, замалчивания объективно существующих опасностей и угроз, способных при известных условиях превратиться из потенциальных в реальные. При этом формируется обстановка благодушия, что затрудняет предотвращение опасностей и угроз. Таким образом, данный подход к безопасности возможен только при непредвзятом, неискаженном видении и восприятии возможных опасностей и угроз.

Обобщая рассмотренные подходы, отметим, что безопасность необходимо рассматривать прежде всего как сочетание трех явлений:

а) как отсутствие опасностей и угроз (бинарная оппозиция: опасность – безопасность);

б) как достаточную степень устойчивости к возникающим угрозам, определенный иммунитет, запас прочности тех или иных объектов;

в) как готовность и способность защищаться или устранять эти угрозы и восстанавливать статус-кво.

Таким образом, безопасность – это состояние жизнедеятельности социума, его структур и институтов, гарантирующее их качественную определенность в параметрах надежности существования и устойчивости развития. Безопасность – это положение (состояние), при котором на некий объект не могут воздействовать факторы опасности и угрозы. Но такое практически недостижимо, отсутствие опасности, вообще, в абсолютном смысле, невозможно. В реальной жизни всегда существовали, существуют и будут существовать опасности самого различного характера. Опасности могут различаться по масштабу: быть частными, ограниченными (по отношению к отдельным людям, объектам и т.п.); локальными и всеобщими или глобальными. Поэтому целесообразно говорить об уровнях безопасности – величине, которая выражает степень реальной возможности воздействия на объект факторов опасностей и угроз, или характеризует результат столкновения двух противоположно направленных сил: факторов опасностей и угроз и мер, противостоящим этим факторам. Различают следующие уровни безопасности:

1. Абсолютный (идеальная, совершенная безопасность, не – опасность) – характеризуется отсутствием опасностей и угроз тому или иному объекту.

2. Реальный (фактическая безопасность) – это действительно существующая, не воображаемая безопасность, характеризуется объективно существующими опасностями и угрозами для того или иного объекта, сохраняющимися, несмотря на действие (бездействие) сил, им противостоящим; показывает реальные возможности сил, противостоящих опасностям и угрозам.

3. Достаточный (приемлемая безопасность) – это такое состояние, которое удовлетворяет потребностям устойчивого развития того или иного объекта. При таком уровне наличие опасностей и угроз не влечет для объекта потерю его существенных свойств.

4. Предельный (критическая, пороговая, минимально допустимая безопасность) – такое пограничное состояние, когда дальнейшее воздействие опасностей и угроз повлечет за собой для объекта, на который они действуют, потерю существенных свойств, качественной внешней и внутренней определенности, целостности. Такое состояние возникает, когда силы, предназначенные для противодействия опасностям и угрозам становятся не способными для этого (неэффективными).

Запредельный уровень безопасности есть утрата существенных свойств объекта, его фактическая смерть.

5. Иллюзорный (мнимая, воображаемая, ложная, кажущаяся безопасность) – субъективный образ существующих, реальных опасностей и угроз – ложно воспринимаемый как их отсутствие или минимальное наличие (неадекватное отражение опасностей и угроз субъектом).

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал