Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Социально-гигиенический мониторинг как важнейшее условие обеспечения эколого-гигиенической безопасности




Согласно сложившимся представлениям, под концепцией экологической безопасности понимают совокупность принципов, методов и управленческих механизмов, направленных на защиту жизни и здоровья человека и общества от опасности последствий развития приоритет отводится экологическому благополучию. Дискуссии 70-80 г.г. прошедшего столетия («экологическое десятилетие»), начавшиеся в ходе Конференции ООН по окружающей среде (Стокгольм, 1972), дали обширный материал для, осмысления динамики как локальных, так региональных и глобальных особенностей проблемы оптимизации среды обитания, обеспечивающей нормальное и гармоническое развитие общества. Реальные перспективы были намечены в 1992г. в ходе Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992).

От призывов и деклараций осуществляется постепенный переход к выработке конкретных региональных стратегий и моделей устойчивого развития. Эколого-гигиенические аспекты этой проблемы очевидны, а суть ее в том, что принятие политических и конкретных управленческих решений не должно нарушать природное равновесие, угрожая благополучию и здоровью индивида и цивилизации в целом,

Вместе с тем именно рубеж XX-XXI веков для России характеризуется нарастанием социально-экономических трудностей в осуществлении Федеральных, отраслевых и региональных программ оздоровления окружающей среды, условий труда и быта; истощением природно-ресурсного потенциала; ухудшением здоровья населения, особенно в промышленно-развитых регионах. Многочисленные публикации свидетельствуют о том, что заболеваемость населения, проживающего на территории крупных индустриальных центров и в зонах влияния промышленных предприятий, как в Европейской территории страны, так и особенно в Уральском, Сибирских регионах (Кузбассе, Приангарье, Норильске) в 1,5-2 раза выше, чем в промышленно-развитых районах [80]. Значительные различия в уровнях заболеваемости населения, проживающего в сходных по степени антропогенной нагрузки, но отличных по природным условиям регионах, свидетельствуют о географической и социально-экологической обусловленности многих заболеваний.

В настоящее время уже очевидно, что здоровье населения следует рассматривать как важнейший критерий качества жизни, как в фокусе отражающий весь спектр различных воздействий среды обитания на человека. Основными приоритетами формирования «здорового общества», находящегося в состоянии полного физического, психологического, социального и экологического благополучия, являются [10]:

- создание благоприятной среды обитания с нейтрализацией негативного влияния на здоровье вредных факторов в пределах гигиенических и экологических ограничений;



- создание благоприятного уровня общественного здоровья (отсутствие фоновых превышений показателей заболеваемости и смертности по социально-значимым болезням, увеличение продолжительности жизни, снижение до минимума риска профессиональной патологии и т.д.), т.е. обеспечение допустимого риска патологических процессов, обусловленных воздействием неблагоприятных факторов среды обитания;

- социально-экологический эффект, когда экономический ущерб от нетрудоспособности сопоставим с затратами на профилактику и лечение.

На 46 сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения и в Глобальной стратегии ВОЗ по здоровью и окружающей среде (1993) в связи с этим подчеркивалось, что поставленные задачи потребуют от государств - членов ООН - внедрения системы мониторинга, способной увязать в единое целое экологическую и медицинскую информацию. В конечном счете, именно идеи мониторинга окружающей среды, общесистемные представления которых разработаны еще в начале 70-х г., И.П. Герасимовым, Ю.А. Израэлем, развитые позднее в работах Б.В. Виноградова, Н.Ф. Реймерса, R.E. Munn [44], оказались особенно плодотворными в данном направлении.

Под мониторингом понимают систему долгосрочных наблюдений, оценки, контроля и прогноза состояния и изменения объектов. Его принято делить на базовый (фоновый), глобальный, региональный и импактный (в особо опасных зонах и местах), а также по методам ведения и объектам наблюдения (авиационный, биоэкологический, гигиенический и т.д.). В наиболее полном виде - это многоцелевая информационная система, основные задачи которой - наблюдение, оценка и прогноз состояния природной среды под влиянием антропогенного воздействия с целью предупреждения возникновения критических ситуаций, вредных или опасных для здоровья людей и благополучия экосистем.



Основные элементы мониторинга были разработаны экспертами специальной комиссии СКОПЕ (научный комитет по проблемам окружающей среды) как дополнение к термину «экологический контроль». В нашей стране в первой половине 70-х г.г. были разработаны две альтернативные концепции экологического мониторинга - Ю.А. Израэлем и И.П. Герасимовым. В концепции, разработанной Ю.А. Израэлем, наиболее полное воплощение получил натуралистический, или естественнонаучный подход. Достоинством этой концепции служит ее нацеленность на фиксацию антропогенного изменения природной среды. Автор рассматривает экологический мониторинг как однотипный гидрологическому или метеорологическому наблюдению и как подсистему объемлющей его системы мониторинга биосферы. В его классификации находит место и «человеческий фактор» (подсистема - медико-биологический мониторинг). Однако в понимании Ю.А. Израэля «...мониторинг не включает управление качеством окружающей среды и деятельностью человека» [40]. Эффективность такого подхода, не нацеленного на управленческую деятельность, низка, что подтверждается низким качеством и комфортностью окружающей среды в стране в целом.

Под мониторингом И.П. Герасимова понималась «система наблюдения, контроля и управления состоянием окружающей среды, осуществляемая в различных масштабах и в том числе глобальном».

Им была предложена трехступенчатая содержательная иерархия мониторинга:

1) биоэкологический (санитарно-гигиенический) мониторинг;

2) геоэкологический (природно-хозяйственный) мониторинг, включающий наблюдения за состоянием природных экосистем и преобразованием их в природно-технические;

3) биосферный (глобальный) мониторинг. Более активная, управленческая концепция мониторинга нацеливала на выявление и контроль вредных экологических факторов, экологически неблагополучных регионов, создание экологически ориентированной экономики и активное международное сотрудничество. Однако вследствие приоритета Госкомгидромета, в то время отвечающего за экологические наблюдения, была принята концепция Ю.А. Израэля.

Впоследствии были изложены основные принципы и цели программы Глобальной системы мониторинга окружающей среды (ГСМОС), формировавшейся под влиянием идей Дж. Форрестера, Д. Медоуза, Р.Е.Манна. Так, в 1974г. в Найроби состоялось 1-е Межправительственное совещание по мониторингу в рамках Программы ООН по окружающей среде. Р.Е. Манном было предложено под мониторингом окружающей среды понимать «...систему повторных наблюдений элементов окружающей среды в пространстве и времени с определенными целями и в соответствии с заранее подготовленными программами». Следует обратить внимание на целевой характер и необходимость программированных действий при реализации мониторинга в понимании этого автора в отличие от подходов Б.В. Виноградова, Ю.А. Израэля, которые главную роль отводят созданию системы слежения техническими средствами пространственных мониторинговых наблюдений. Совещанием в Найроби была принята программа Глобальной системы мониторинга окружающей среды, опирающаяся на семь направлений (здоровье человека, атмосфера и климат, биозагрязнение, землепользование, наземные экосистемы, загрязнение океана, стихийные бедствия), среди которых значительное место отведено организации и расширению системы предупреждения об угрозе здоровью человека.

Ухудшение экологической обстановки во многих регионах мира в последние 20 - 30 лет наряду со значительным прогрессом в создании технических средств контроля окружающей среды позволили развернуть национальные программы мониторинга в большинстве развитых стран, прежде всего, в Швеции, Канаде, США, Японии, Великобритании, Франции, причем с опорой на мониторинг «качества» (мониторинг среды определенного качества). В большинстве западных мониторинговых программ наблюдается свое организационное, функциональное и техническое построение. Например, в Швеции программа мониторинга выноса веществ реками в прибрежные моря обеспечивает реализацию Межправительственного соглашения по Балтийскому морю, контролируя вклад Швеции в загрязнение балтийских вод, а программы мониторинга выщелачивания почв и известкования озер нацелены на острую для Швеции проблему кислотных дождей.

Отечественная система мониторинга окружающей среды до настоящего времени находится в стадии становления. В стране практически отсутствует целостная концепция мониторинга среды обитания с четко определенными задачами, проблемно организованная, функционально увязанная с программами регионального мониторинга. Не развиты критерии и механизмы эффективного управления, что подтверждается на региональном и локальных уровнях цепочкой непрогнозируемых экологических катастроф, отсутствием эффективной системы ликвидации их последствий, общим снижением качества среды в соответствии с эколого-гигиеническими стандартами и, как следствием, - ростом смертности населения в трудоспособном возрасте, снижением продолжительности жизни, нарастанием ряда социально-значимых заболеваний, особенно у детей - злокачественных новообразований, болезней крови, системы кровообращения, органов дыхания, врожденных аномалий.

Очевидные просчеты в создании национальной системы единого мониторинга среды обитания и общественного здоровья во многом связаны с узкоотраслевым подходом к проблеме. Несмотря на то, что уже с середины 80-х г.г. мониторинг стал рассматриваться как многоцелевая информационная система, идеи его воплощения развивались в определенной степени параллельно и автономно: с одной стороны, по линии природоохранных ведомств, систем экологического контроля, где были, безусловно, достигнуты крупные успехи; а, с другой, - по линии санэпиднадзора и здравоохранения. По линии природопользования и охраны природы наиболее разработаны в методическом и прикладном аспектах такие направления, как климатический мониторинг, включая слежение за загрязнением атмосферы, гидроэкологический мониторинг в системе гидрометеослужбы, подкрепленный методами наземного, дистанционного и космического мониторинга, биоэкологический и ландшафтно-экологический мониторинг, базирующийся на сети особо охраняемых природных территорий, экогеохимический мониторинг, особенно в крупных промышленно-индустриальных регионах [2, 16, 41, 73], радиологический мониторинг в системе «воздух-почва».

К идее необходимости дополнения традиционного мониторинга окружающей среды медико-экологической компонентой подошли лишь к началу 90-х г.г. Этому способствовали как развитие фундаментальных медико-экологических исследований, экологии человека [109, 110] так и накопление разнообразных сведений об экологической обусловленности многих заболеваний [57, 78, 84]. Наиболее реальное воплощение мониторинг здоровья населения с учетом слежения за состоянием среды получил в системе санитарно-эпидемиологического надзора, что нашло отражение в принятии Правительством Российской Федерации «Положения о социально-гигиеническом мониторинге» (1994). Эколого-гигиеническая профилактика сегодня рассматривается как основа здоровья нации, которое определяют в виде интегрального показателя взаимодействия социально-экологических, медико-биологических и экологических факторов, а также как показатель благосостояния общества и его социальной стабильности.

Методология профилактической медицины, оперируя категориями популяционного здоровья, в качестве главных составляющих выделяет гигиеническое нормирование, социально-гигиенический мониторинг (СГМ) и эпидемиологический подход к оценке факторов, формирующих общественное здоровье. Главной целью создания системы СГМ является организация на базе новых информационных технологий межотраслевой и иерархической системы сбора, обработки, хранения и выдачи информации, обеспечивающей постоянную диагностику общественного здоровья и среды обитания, а также информационную поддержку принятия решений, направленных на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия [10]. Региональные модели СГМ получили реальное воплощение в ряде регионов страны - Свердловской, Тульской, Пермской, Ленинградской и других областях [62]. Определенный опыт внедрения аналогичных систем имеется и в Центральном Черноземье, прежде всего, в Воронежской области [108].

В рамках развития эколого-гигиенических исследований Московским НИИ гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана была разработана отраслевая программа «Эколого-гигиенические проблемы безопасности России и пути их решения» на период 1997-2000 г.г. [71].

Исследования по программе сгруппированы в пять направлений:

1) изучение среды обитания и здоровья населения в различных регионах России;

2) изучение функционального состояния человека в связи с неблагополучным воздействием средовых факторов;

3) развитие системы методического и информационного обеспечения СГМ;

4) научное обеспечение деятельности гигиенических ведомств;

5) развитие нормативно-правовой и методической базы санитарного законодательства РФ. Предполагалась разработка системы регионального комплексного ранжирования различных территорий России по степени санэпидблагополучия на основе наземно-космического мониторинга.

Социально-гигиенический мониторинг рассматривают как основу формирования региональных систем эколого-гигиенической безопасности в качестве первоочередного шага и ведущего составного блока национальной политики достижения санитарно-эпидемиологического благополучия. Важнейшее значение приобретает выработка конкретных критериев системы эколого-гигиенической безопасности, которые следует дифференцировать по параметрам качества среды обитания, здоровья населения и социально-экономической эффективности (табл. 2.1).

В то же время, как отмечает Е.Н. Беляев (1996), на современном этапе усилия, направленные на достижение эколого-гигиенической безопасности, являются одновременно мерами по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, поэтому в большинстве случаев допустимо употребление обоих терминов как равнозначных.

Принятая 46-й сессией Всемирной ассамблеи здравоохранения глобальная стратегия ВОЗ по здоровью и окружающей среде определяет цели, задачи, рекомендуемую организационную структуру глобальных, региональных и национальных программ, а на их основе - планы действий в области здоровья и среды обитания человека.

Глобальными целями в области здоровья и окружающей среды являются: создание устойчивой основы для достижения здоровья для всех; обеспечение окружающей среды, способствующей укреплению здоровья; обеспечение понимания людьми и всеми организациями их ответственности за здоровье и его эколого-гигиенические основы.

В.К. Овчаров (1993) указывает, что в практике считается достаточным выделение одного-двух десятков наиболее информативных показателей, чтобы определить состояние и стратегию укрепления здоровья населения; последующая детализация выполняется на уровне проработки отдельных звеньев программы. В этой связи. Всемирная организация здравоохранения использует четыре группы показателей. Первая группа включает в себя, главным образом,

Таблица 2.1

Критерии эколого-гигиенической безопасности
промышленных регионов
[53]

Основные блоки Параметры
  Среда обитания физическое, химическое, микробиологическое и радиационное загрязнение среды - на уровне стандартов и допустимых нормативов
отсутствие вредных примесей в продуктах питания и соответствие их гигиеническим стандартам
соблюдение рационального градопланировочного баланса и создание зон рекреации
обеспечение проживания населения в зонах влияния промышленных предприятий, не превышающих нормативные требования
отсутствие превышений суммарных допустимых нагрузок по факторам риска
    Здоровье населения отсутствие превышения фоновых уровней заболеваемости, инвалидности, смертности
снижение смертности в трудоспособном возрасте
увеличение продолжительности жизни
отсутствие профессиональных заболеваний и нервно-психического стресса
изменения в состоянии здоровья - на уровне предпатологии
отсутствие нарушений в адаптационных процессах, физическом развитии
допустимый риск патологических процессов, обусловленный экологическими факторами
    Социально- экономический эффект санитарное благоустройство территории - на уровне санитарных норм
обеспеченность населения жильем и его благоустройство - на уровне санитарных норм
экономический ущерб от экологически обусловленных заболеваний сопоставим с затратами на профилактику и лечение
основное направление медицинской помощи - лечение и профилактика

 

показатели заболеваемости; вторая отражает факторы риска, непосредственно предшествующие заболеваниям; к третьей относятся показатели смертности, к четвертой - показатели социально-экономического развития и санитарно-гигиенической ситуации.

Для анализа медико-экологической ситуации в России, как следует из анализа литературы, целесообразно использовать показатели, характеризующие медико-демографические, медико-социальные и медико-биологические особенности здоровья населения как основного элемента санитарно-эпидемиологической ситуации.

В общеметодологическом плане формирование системы безопасности среды и охраны здоровья жителей урбанизированного региона базируется на идее системного подхода к построению «экологической модели города» [92]. Специфика управления медико-экологической ситуацией имеет ряд особенностей. Причинно-следственные связи в медико-экологических системах большей частью не определены для конкретных пространственных и временных рамок. Это обусловлено большой вариабельностью связей в зависимости от конкретного сочетания причин, их определяющих, и многообразия видов проявления следствий. Установленные для конкретных условий причинно-следственные связи не могут быть безоговорочно перенесены для другой ситуации. В настоящее время накоплена информация о логико-статистических зависимостях медико-демографических показателей от интенсивности воздействия экологических и социальных факторов окружающей среды. Однако это позволяет говорить только об установлении определенных закономерностей формирования медико-экологической ситуации.

Следует кратко коснуться и еще одной стороны проблемы обеспечения эколого-гигиенической безопасности. Идея эколого-гигиенической безопасности населения смыкается с общей проблемой национальной безопасности. Под понятием «национальная безопасность» обычно понимают защиту жизненно важных интересов России от внутренних и внешних угроз. Защищенность от внешней агрессии, экономического спада, экологических катастроф и других угроз необходима для личности, общества и государства.

Между тем, все эти аспекты национальной безопасности не имеют смысла, если здоровье населения и среда его обитания резко ухудшаются [1].

Снижение уровня здоровья населения страны может привести, и в настоящее время в России уже приводит, к падению обороноспособности государства (большое число лиц призывного возраста не могут по состоянию здоровья проходить службу в Вооруженных Силах), уменьшению экономического потенциала, снижению интеллектуального уровня нации. В связи с этим, в 1993 г. образована Межведомственная комиссия по охране здоровья населения, которая является основным рабочим органом Совета Безопасности по реализации возложенных на нее задач, связанных с обеспечением безопасности жизни и здоровья населения.

Очевидно, что Госсанэпидслужбе России принадлежит одна из ключевых ролей в обеспечении не только эколого-гигиенической, но и общей национальной безопасности страны и ориентации социальной политики.

Взаимоотношения социальной политики и Госсанэпидслужбы в России развиваются по двум основным аспектам:

• социально-экономическая обстановка в стране определяет приоритеты деятельности Госсанэпидслужбы в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, обусловливает стимулы развития и ограничения материального и финансового плана;

• санитарно-эпидемиологическая служба на основании результатов своей деятельности по анализу медико-экологической ситуации ставит задачи перед законодательной и исполнительной властью по формированию основных направлений решения социальных проблем, главным образом, в области охраны здоровья населения и безопасности среды обитания.

Таким образом, обзор литературы по проблемам создания системы безопасности среды обитания и охране здоровья жителей городских территорий показывает, что концепция безопасного развития городской экосистемы находится в стадии становления. В концептуальном отношении «экологическую модель» безопасного (устойчивого) развития городской среды следует рассматривать как многоуровневую систему осуществления конкретных управленческих программ различной ориентации [46, 92], а именно:

- эколого-экономическая политика (оценка потенциала среды обитания и его экологической емкости для перераспределения индустриальных и иных ресурсов города);

- эколого-гигиеническая политика (мониторинг среды обитания и здоровья жителей, оздоровление среды на основе гигиенического ранжирования и оценки риска здоровью);

- эколого-информационная политика (разработка прогрессивных экоинформационных технология и «встраивание» их в существующую структуру городского хозяйства с целью повышения эффективности его функционирования и устойчивого развития).

Научно-методические основы формирования системы эколого-гигиенической безопасности крупного промышленного города базируются на современных концепциях оценки риска здоровью, гигиенического ранжирования и социально-гигиенического мониторинга, осуществляемого с применением компьютерных информационных технологий. Несмотря на общее концептуальное обоснование проблемы, ряд существенных вопросов остаются нерешенными или требующими дальнейшей разработки проблемы:

1) не разработано четких количественных критериев достижения эколого-гигиенической безопасности, применимых для использования в системе Госсанэпиднадзора на городском уровне управления медико-экологической обстановкой;

2) в системе гигиенического ранжирования и районирования преобладает узкоотраслевой подход без комплексного учета функционально-планировочных, экогеохимических, социально-бытовых условий и факторов питания;

3) отсутствует типовой подход к проектированию информационных систем, необходимых для ведения социально-гигиенического мониторинга;

4) не выработана этапность и неясны приоритеты в достижении эколого-гигиенической безопасности, а впоследствии - санитарно-эпидемиологического благополучия урбанизированных территорий.

Кроме того, до настоящего времени во многом остаются противоречивыми сведения о причинно-следственных связях в системе «среда - здоровье»; поисковый характер носят отдельные внедряемые «эколого-гигиенические модели» городов, не имеющие глубокого научно-методического обоснования. Подобное состояние проблемы свидетельствует о необходимости ее дальнейшего научного развития и практического воплощения в форме модели эколого-гигиенической безопасности крупного промышленно-развитого города.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал