Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Следствия нарушений питания 5 страница




Однажды, после вечерних занятий в автошколе, я почувствовала необъяснимое и всеохватывающее желание… желание кушать! Я уже и забыла, как это ощущается, и тут вновь это чувство! Поначалу это был лишь лёгкий намёк на возможность согласия притронуться к вновь запретному плоду, которым для меня являлась вся пища. Но уже через некоторое время мною одолевала паника, перерастающая в непреодолимый голод, который никак не отступал. Я была не просто голодна, и мне хотелось не просто съесть что-либо. Мне безумно хотелось молочной рисовой каши с маслом и сыром! За последние пять лет я и думать забыла о существовании данных продуктов! Они были даже за рамками перечня тех, о которых мне позволялось помечтать время от времени! А теперь я чувствовала, что не смогу прожить и часа, если не отведаю их!

Вскоре я стояла у плиты и варила молочную рисовую кашу. Сев за стол и немного преодолев вихрь бушующих эмоций, я, дрожащей от испуга и предвкушения новых ощущений рукой, поднесла ложку ко рту…. В это невозможно было поверить даже мне самой – я сидела и ела молочную кашу с маслом, да ещё и белым хлебом с сыром! Даже мой уже полностью анорексичный мозг не мог препятствовать тому действу. Он делал множество жалких попыток остановить меня, мою позднюю трапезу, но желание организма насытиться впервые за столько лет превозмогло!

 

Этот срыв, впервые случившийся после моего заново начатого голодания, не давал мне покоя всю последующую неделю. Я не могла просто выкинуть его с головы и забыть, какие усилия я бы не прикладывала. Очень хотелось быть более активной, чтобы истратить полученные ненавистные калории, но тело переставало мне подчиняться. Состояние здоровья ухудшалось с каждым днём. Всё более чётко стали проявляться какие-то странные изменения в работе всего моего организма. Что-то происходило со мной, но что именно я понять не могла.

Но уже вскоре природная интуиция начала подавать мне сигналы, подсказывая решение моего всепоглощающего квэста.

Как вы, наверное, уже догадались, произошло то событие, которое, как правило, случается рано или поздно практически со всеми девушками. Вот только некоторым оно приносит море счастья и радости, а для отдельных персон становиться целой трагедией. Само собой, меня преследовали странные симптомы, но я и думать не могла, что это может произойти со мной в то время, когда мои месячные прекратились ещё четыре года назад вместе с началом моей «лечебной» диеты.

И вот она – желанная, но всё же загадочная и неожиданная, беременность! Но такой неожиданности я была безумно рада! Что может быть важнее и прекраснее материнства? Кто, как не твой малыш, сможет подарить тебе массу счастья и лёгкого трепета в душе, который пронзает твоё тело при каждом мерцании его крохотных глазок? Да вы и сами понимаете, что нет ничего важнее на свете чем дети!



После того, как я сделала уже пятый или шестой тест на беременность, сходила на УЗИ и посетила консультацию врача, я начала понемногу верить в то, что и в моей жизни всё может быть хорошо. Я словно порхала над землёй, радуясь своему положению настолько, что это перечеркнуло все мои годы мучений и тотального кошмара. Мне уже было не до диет, не до зарядок, не до себя. Всё, чем я была занята, это было то крохотное, уже живое создание, внутри меня. Мой рацион мгновенно пополнился всеми необходимыми для развития и роста малыша продуктами и витаминами. В дневной график было внесено максимум отдыха и положительных эмоций. В тот период невозможно было найти человека, более счастливого, чем я.

В первый же день, как только я узнала о своей беременности, я направилась в аптеку.

« - Где, как не в аптеке, можно запастись всеми необходимыми витаминами и препаратами, которые помогли бы поддержать зарождающуюся новую жизнь?!» - именно так мы все и думаем, наивно надеясь на «чудо - препараты», забывая о действительно достойном способе поддержания нашего здоровья и здоровья наших детей – полноценном и сбалансированном питании!

Купив витаминизированный чай для беременных, я не могла оторваться от него, в прямом смысле этого слова. Куда бы я ни шла, что бы я ни делала, баночка, которую он наполнял, всегда была со мной. Я отчётливо начинала понимать то, что последние годы прошли не наилучшим способом для моего организма и то, что ему срочно нужны дополнительные вспомогательные вещества для поддержания развития новой жизни. Именно поэтому я и боялась, что моему малышу не будет хватать витаминов, а я не смогу ему их дать.



Всё было замечательно. К своей беременности я отнеслась вкрай серьёзно и тщательно спланировала свой режим вплоть до мелочей, изрядно поднадоев своей назойливостью ведущему меня врачу, рекомендаций которого придерживалась. Вновь начать нормально кушать, отказаться от регулярных очистительных процедур и медикаментов – это было самым тяжёлым заданием для меня, ведь столько лет пища для меня просто не существовала! Но теперь было всё иначе. Я должна была заботиться не о себе, а о маленьком чуде, которому так хотелось жить! И я начала есть. Я ела и убеждала себя в том, что вся пища пойдёт на пользу моему малышу, для его роста и здоровья. И осознание того, что это нужно не мне и не будет являться проявлением моей слабости или ещё чего-либо, помогало мне безукоризненно придерживаться всех положенных предписаний. Я упорно боролась со своей спутницей - анорексией, которая навязчиво «лезла» в моё сознание, отговаривая меня заботиться о малыше во имя сохранения фигуры. И я побеждала!

Вот только моё счастье длилось не так уж и долго….

Рано утром, когда мы с Александром должны были идти на наше первое занятие в “Школу матери”, я проснулась раньше предполагаемого времени, так как не могла дождаться столь желанного продолжения нашего «почти уже родительства». Придя, как и планировалось, в “Школу матери”, я почувствовала покалывание в низу живота.... Вся дрожа от испуга, я прямиком направилась в уборную, где мой ночной кошмар начал воплощаться в жестокую реальность. С трудом связывая слова, которые упорно не поддавались моему произношению, я всё же смогла вымолвить слова, свидетельствующие о том, что на моём белье была кровь….

Передвигаясь медленно и робко, я с трудом спускалась по лестнице, ведущей на первый этаж здания, где располагались кабинеты врачей, в том числе и моего ведущего. У каждой двери стояли бесконечные очереди счастливых будущих мам, нежно поглаживающих своих ещё неродившихся малышей. Проходя мимо них, я чувствовала на себе их перепуганные и искренне сочувствующие взгляды, что ещё больше меня пугало, заставляя поверить в реальность происходившего. Александр зашёл в кабинет моего врача, и через минуту я уже стояла перед ней, пытаясь заглушить слёзы боли и объяснить, что произошло. Услышав: «Я…я беременна…. у меня… кровь….» она немедля ни секунды выбежала из кабинета и организовала мне прохождение УЗИ вне очереди. Как ни странно, но я услышала, что всё было в норме и мне не о чем волноваться. Но для подстраховки меня всё-таки направили в больницу, где врачи могли бы позаботиться обо мне и моём ребёночке.

Но, оказалось, что свободных мест в больнице нет, и мне пришлось пару часов простоять в коридоре, опираясь о стену с обшелушенной давно уже краской, пока мне разрешили присесть в ординаторской комнате. С каждой минутой боль ставала сильнее. Но, по словам врачей, появление крови было абсолютно естественным процессом на восьмой-девятой неделе беременности, поэтому переживать не было смысла. Не смотря ни на что, я всё же пыталась обратиться хоть к одному из докторов, сидящих в своей уютной комнате, объяснив, что боль становиться невыносимой, и я сильно волнуюсь за малыша, но ни один из них не обращал внимания на ещё одну беременную, - никому из них ненужную дополнительную работу. Примерно ещё через час по коридору пронёсся директор гинекологии, что-то крича в мой адрес из-за того, что я была одета не по их правилам. Но разве это самое главное в больнице, тем более в больнице с беременными? Разве врачи должны думать лишь о внешнем виде пациентов? Возможно, кто-то так и думает, но по-моему, врач должен спасать жизни, ведь именно для этого, и создана его профессия.

Меня решили «спрятать» от посторонних глаз и глаз начальства в манипуляционном кабинете. Если кто не знает, что он собой представляет, то я поясню в двух словах – это жуткое и весьма холодное помещение с обложенными до половины блеклым кафелем стенами и стоящими в углах кушетками, обтянутыми чем-то резиновым на вид. Возле каждой такой лежанки стояли железные трубы с крючками, на которые вешались бутылки с жидкостью, предназначенной для инъекций. Возле одной такой жуткой трубы, на одну из тех кушеток меня и посадили. Просидевши, сгибаясь от боли, минут двадцать, а может и больше, я увидела в дверях женский силуэт. Он медленно и нехотя приближался, оценивая внешний вид её вечерней работы. Той работой была я. Взявши мою руку, она нервно нащупывала вену, которая подошла бы для введения иглы от капельницы. Но, проколов мне вену уже в четвёртый раз, она раздражённо выдёргивала иглу, размышляя, куда ещё можно было бы её воткнуть. У меня просто уже не было вен, нормально наполненных кровью. Годы голодания, проведённые под влиянием анорексии, давали о себе знать.

Наконец-то мне поставили капельницы. Соединённая с несколькими флаконами разной жидкости, холодные струи которой охлаждали остатки моей крови в венах, я просидела весь остаток дня и вечера, пытаясь перетерпеть невыносимую боль, как физическую, так и моральную. Я даже не могу сказать, что было больнее на тот момент. Да, именно на тот момент, когда ещё есть надежда на счастливый финал, но боль телесная отбирает силы даже просто надеяться на что-либо. Мой новый красочный мир снова рушился, так и не успев дорисовать весь свой пейзаж.… Продлившись всего пару месяцев, моё счастье просто исчезало, забирая с собой последние вздохи надежды. Хоть мозг и понимал, что такая боль при беременности обязательно свидетельствует о чём-то далеко не самом хорошем, душа всё же хотела верить в лучшее. Я сидела и молилась… горячие слёзы отчаяния без устали котились градом по моим щекам, выпуская последние силы из моего обессиленного от боли тела. “- Только бы ребёночек остался жив, только бы остался…” - это всё, о чём я могла тогда думать и умолять Небеса, забывши о своём, практически смертельном, страхе перед иголками, которых торчало уже несколько у меня в теле. Я готова была принять сотни уколов, лишь бы это сохранило моего ребёночка, моё спасение, мой новый мир, который спас меня просто своим появлением от правления беспощадной анорексии.

Все врачи ушли домой, так и забыв о пациентке на девятой неделе беременности с кровотечением и жуткими болями внизу живота, сидящей в холодной комнатке для медсестёр. Они забыли, что мне нужно было оказать хоть какую-то помощь, хотя бы дать обезболивающего. Вот так, замерзая и корчась от боли и спазмов, я провела ещё и всю ночь. Под утро, когда ко мне подошла медсестра, я уже слабо понимала, что происходило, и лишь держала руки на животе, боясь отпустить их даже на миг…. Выйдя в “женскую” комнату, я поняла, а точнее увидела, что всё кончено…. Об этом безмолвно, но, в то же время, весьма красноречиво, говорил небольшой окровавленный сгусток плоти на моём белье…. Я стояла обессиленная и безмолвно смотрела на то, что ещё вчера дарило мне столько счастья, что ещё пару дней назад стремительно росло и развивалось во мне, создавая новую жизнь, спасая мою собственную. Но теперь всё было окончено. Одновременно с жизнью крохотного человечка, который совсем ещё недавно наполнял меня жизненной энергией и силой, оборвалась и моя счастливая реальность, наступившая в столь недавнем времени.

Через несколько часов, к середине уже следующего дня, врач зашла в палату и сообщила о предстоящем обходе, во время которого и выслушает мои жалобы.

Ещё ближе к вечеру меня пригласили в абортарий, куда дойти сама я так и не смогла. Идя по коридору, я почувствовала, как мои силы начали покидать меня, а ноги начали подкашиваться, словно онемевшие. Успев опереться на стену, я медленно по ней спустилась, улавливая последние капли света, закатывающимися от боли глазами. За всё это время я не только была морально растоптана, но и потеряла море крови и сил, которые забрала невыносимая, до потери сознания, боль. Через какой-то период времени меня, сидящую на полу у стены, практически без сознания, нашла доктор…. Последнее, что я помню, это её слова, адресованные одной из медсестёр, находившихся в абортарии, которая хотела мне помочь подготовиться к процедуре выскабливания: « - Не обращай внимания! Она претворяется!» - в тот момент мой разум потух, наполнившись туманом, дарящим спокойствие и забирающим все невыносимые муки….

Так закончилась моя жизнь уже в третий раз….

 

Тогда я обвиняла во всём врачей. Но теперь я понимаю, что, на самом деле, был лишь один виновный во всём человек. И этот человек - я сама. Я истязала диетами и физическими нагрузками свой организм до такой степени, что в нём попросту не осталось ничего, что было столь необходимо для развития новой жизни, моего ребёнка. Мои органы работали наизнос на протяжении практически пяти лет и, само собой понятно, не смогли обеспечить силами и энергией ещё одно живое создание, которому нужно было полноценное развитие и, соответственно, питание.

 

Принимаясь за очередную диету, хорошенько подумайте, стоит ли это желание похудеть вашего здоровья, вашей жизни, жизни вашего, пусть даже и неродившегося, ребёночка. Стоит ли этого та пара джинсов, в которых не сходиться пуговица? Стоит ли таких потерь тот глупейший парень, ради которого вы собрались пожертвовать своим хорошим настроением и здоровым сном? Да, я сказала, что он глуп, и я права, - если он не понимает всей важности полноценного питания для женщины, требуя её похудения ради себя любимого. Но, если же, он это понимает и всё же хочет, чтобы вы худели, или попросту засматривается на измученных моделей, то он явно болен. Зачем вам такой “больной” спутник жизни, который вас не любит и не ценит, который готов превратить вас в таких же больных, безжизненных созданий? Поверьте мне, он того не стоит, ни он, ни кто-либо другой. Человек, действительно любящий вас, а вы только такого и заслуживаете, примет вас такой, какая вы есть, и будет обожать каждый сантиметр вашего, идеального для него, тела! Научитесь ценить себя, и он вас также оценит по достоинству!

 

После потери моей последней надежды, моего ребёнка, я снова прекратила приём пищи, впавши в глубочайшую депрессию. Казалось, что в этот раз уже ничто не способно вернуть меня к жизни…. И опять мои родные помогли мне. Они помогли мне обрести новую надежду, новое стремление, хоть моя цель по-прежнему так и заключалась в рождении малыша!

Я снова начала понемногу возвращаться к жизни, начиная всё с ноля. День за днём я проводила колоссальную работу, пытаясь убедить саму себя в необходимости питания для моего же блага, для возможности иметь в будущем ребёнка, а лучше, если даже нескольких. Надеясь максимально приблизить то долгожданное, и уже выстраданное, будущее, я решилась в очередной раз начать понемногу кушать. Но произошло совсем не то, чего я ожидала….

Сев за стол и убедившись, что я одна в комнате, я жадно смотрела на буханку, уже несвежего чёрного хлеба. Появилось сильнейшее желание попробовать хоть крошечку, хоть немножечко. Руки будто сами потянулись к чёрствому батону. И уже через мгновение, дрожащими руками, я отламывала его горбушку. Но, съев её, я не смогла остановиться и, со слезами на глазах, потянулась за добавкой…. Я понимала, сколько калорий получает моё тело вместе с каждой крошкой хлеба, который я уже не ела целых пять лет, но ничего не могла с собой поделать. Невидимая и безумно властная сила заставляла меня продолжить поглощение. Я ела зачерствевший хлеб, в то время как слёзы котились ручьём из моих потускневших глаз….

Заканчивая доедать буханку, я начала испытывать панический страх. Я боялась, что с теми последними крошками пищи, наступят последние минуты, когда я могу позволить себе кушать. Мне казалось, что я бы съела столько хлеба, сколько бы мне дали. Мои зрачки метались по сторонам, пытаясь найти ещё хлеба, когда в руках оставался ещё недоеденный кусок. Я не могла понять, как люди могут называть себя несчастными, имея возможность кушать хлеб, столь прекрасную пищу.

После долгих лет постоянного голода мой организм боялся остаться вновь без пищи. Каждый мой орган был истощён и больше не мог работать на полнейший износ. Почувствовав малейшее моё разрешение, принятое с такими трудами, мой организм пытался насытиться с запасом, на случай, если я вновь лишу его пищи. На какое-то мгновение всё контролирующее око анорексии задремало, дав моему телу возможность вновь ощутить вкус пищи.

Доевши, я неподвижно сидела, не издавая ни единого звука. Мой мозг не мог понять, что произошло и почему. Во мне возникло сильнейшее противостояние между моим изнеможенным телом и, всё ещё зависимым от анорексии, сознанием. В один момент я ощущала радость сытости и, в ту же секунду, мне хотелось умереть. Я не знала, что мне делать, как жить дальше. Анорексия брала верх, гневно наказывая меня за неповиновение. Нужно было срочно что-то делать с полученными калориями. Вызвать у себя рвоту я не могла, поэтому решила срочно бежать заниматься. Я бы так и поступила, если бы не ужаснейшая боль в желудке. То ли мой поражённый мозг таким образом защищался от пищи, вызывая ту боль, то ли мой, отвыкший от еды желудок, не мог справиться с целой буханкой хлеба, но эта мука была невыносимой. Я не могла даже пошевелиться и, упавши напол, лежала, судорожно искусывая губы вкровь….

Казалось бы, почувствовав облегчение в желудке, через некоторое время я должна была рвануть в спортзал, как мне предписывала анорексия. Но нет. Я побежала в магазин за… за новой буханкой хлеба! Мозг сопротивлялся, но тело само меня несло. Организм панически боялся вновь остаться голодным, и поэтому всё решал за меня.

 

Так прошло около месяца моей борьбы между зависимым мозгом и изголодавшимся телом.

Наступил мой день рождения. Вот мне уже 22 года. А ведь у мамы в моём возрасте уже было двоё деток! Как же мне хотелось вновь почувствовать то превосходное ощущение жизни, которая зарождается и развивается в тебе, которую ты ощущаешь каждой клеточкой своего организма, которую ты понимаешь лучше, чем саму себя, ради которой хочется жить и вершить чудеса в этом мире! Моим единственным желанием в мой День Рождения было, конечно же, появление ребёночка! И оно казалось неисполнимым и слишком наивным.

Но, знаете что, имея желание, верьте в него всем своим сердцем и оно сбудется, каким бы нереальным оно ни было. Главное, прежде чем желать чего-то, хорошенько подумайте, что вам даст его воплощение в реальность, не принесёт ли ваше желание бед вам и другим людям, не пожалеете ли вы о его исполнении в дальнейшем. Нет, я не хочу сказать, что я пожалела об исполнении своего, вовсе нет, но оно заставило меня пережить очень многие события. Конечно, именно это и показало мне, над чем стоит задуматься, какой путь стоит выбрать. Тогда я этого не понимала, что и принесло мне множество боли и страданий. Порой за свои желания мы расплачиваемся жизнями....

Вскоре я заметила, уже когда-то познанные, изменения в работе своего организма и своём общем состоянии. Я снова была беременна! И в этот раз я уж точно была уверенна, что всё получиться. Стараясь ещё больше прежнего, я переступала через анорексию огромными шагами, идя навстречу счастливому материнству.

О моей второй беременности мы с Александром никому не рассказывали в силу наших опасений того, что наше повторное счастье может быть кем-то «сглаженным». Так же мы прекрасно знали, что нас не поймут и попросту станут осуждать за столь неблагоразумный поступок, внедрение в наши жизни которого мы и сами не ожидали при таком развитии событий. И раз уж так получилось, нам очень хотелось, чтобы в этот раз всё получилось, чтоб эта беременность закончилась счастливыми объятиями с нашим столь долгожданным и желанным малышом.

Но не всё было так просто и легко как нам этого хотелось в силу неимоверной усталости от постоянных проблем связанных с анорексией и её последствиями. Мой организм ещё не окреп достаточно для того, чтобы выносить малыша, да что там малыша, если ему самому сил то катастрофически не хватало.

И… – второй выкидыш не заставил себя долго ждать…. Стоило только пересечь грань в семь недель от начала моего счастья, как оно вновь оборвалось, вонзая миллионы острейших лезвий боли и отчаяния в моё измученное сердце.

Единственное отличие этого раза от первого дня, принёсшего мне вторую утрату малыша, заключалось лишь в том, что теперь, на момент выкидыша, мы с Александром оказались дома, а не в здании женской консультации. И так как случилось это вечером, мы даже не стали ехать в больницу, в которой всё равно нет врачей, работающих в ночную смену, как показывал наш печальный, и к тому же неоднократный, опыт.

Всю ночь мы не спали, прощаясь с нашей последней надеждой на счастье. А я всё беспомощно и безутешно успокаивала своего малыша, преодолевая невыносимую боль, пронзающую каждую клеточку моего тела….

- Малыш, солнышко, прости меня, пожалуйста…. Прости, что я не смогла тебя удержать…. Прости за эти муки…. Ты не переживай, всё будет хорошо, всё обязательно будет хорошо…. Боженька, помоги моему ребёночку, облегчи его страдания, избавь его от боли, передай всю её мне, только помоги ему, умоляю!

Я готова была терпеть все адские муки, какие только были возможны, только бы знать, что моей малютке не придётся страдать по моей вине, по вине той, кому я подчинялась все эти годы, по вине АНОРЕКСИИ.

Я лежала, изо всех сил сжимая руку Александра, и пыталась успокоить ребёночка, который покидал меня, так и не дождавшись моей достаточной поддержки, поддержки, которая должна была поступить от моего полноценного образа жизни, от сбалансированного и своевременного питания.

 

Анорексия отняла у меня всё. Она отняла у меня более пяти лет моей юности, которая должна была стать лучшими годами моей жизни, она забрала в качестве оплаты за свои услуги всё моё здоровье, но что самое болезненное и непростительное, это то, что она дважды лишила меня самого дорого, что только может иметь человек, она забрала жизни моих, так и неродившихся, малышей. А после всего этого анорексия всё настойчивее продолжала претендовать и на мою собственную душу.

Но моя собственная жизнь меня совершенно не заботила. А вот тех двух смертей моих детей я ей простить не смогла, слишком уж велика оказалась цена за её адские услуги….

 

В ту ночь я пообещала себе, что больше не допущу смерти своего ребёнка из-за своей слабости перед лицом анорексии….

 

Анорексия забирает не только твою молодость, красоту и здоровье. Она беспощадно отнимает жизни, получая от этого огромное удовольствие. Забравшись в твоё сознание мягко и приветливо, она пускает свои безжалостные ростки по всему твоему организму, выпивая твою жизнь и жизни твоих любимых людей.

Так как твои глаза, затуманенные зависимостью, будут не в силах заметить негативных изменений в твоём состоянии, твои близкие будут вынуждены наблюдать за всеми теми ужасающими последствиями твоей диеты. И только со временем, если ты найдешь в себе необходимые для борьбы силы, ты поймешь, какую боль им причиняла всё это время. Ты не одна проживаешь эти дни мучений и страданий, твои родные проживают их вместе с тобой, каждый час, каждую минуту твоего кошмарного бытия.

 

Цветок…. Сверху его заботливо обогревает солнце, со всех сторон - нежно обдувает ветер, земля - надёжно защищает его корень, который всегда хорошо подпитан водой, вдоволь насыщенной всеми необходимыми питательными веществами и микроэлементами. Цветок не сможет нормально расти и развиваться, он не сможет выжить хотя бы без одного из этих жизненно важных компонентов. Точно так же и наш организм не может без пищи. Она нужна ему, как солнце, как ветер, как земля и как вода! Не лишай его всего этого, покорно служа анорексии! Ты личность и ты способна преодолеть её!

 

Жить дальше в том доме я больше не могла. Там я потеряла дедушку, там я провела практически пять лет, разделённые с анорексией, там я пережила радость беременности и горечь потерь своих малышей…. И всё в том доме напоминало мне об этом, причиняя повторные муки, которые разрастались всё больше и больше с каждым новым днём, всё сильнее впиваясь в моё сердце, принося неописуемые страдания. Именно поэтому мы с Александром и решили переехать в другое место, которым стала отдельная квартира, ничем не напоминающая о произошедшем горе. Хоть мне и не хотелось оставлять бабушку одну, но дальнейшего присутствия в том месте я не выдерживала, начиная терять рассудок.

Вышедши с больницы после выскабливания, я ни в чём не могла найти утешения. Перед глазами постоянно мелькали эпизоды, когда врач холодно опрокинул : «- На выскабливание её!», и когда я ещё надеялась на то, что мне просто послышалось. Всё происходило будто не со мной, будто в кино, которое можно выключить в любой момент и забыть, посмотрев другое, более позитивное и радостное, наполненное смехом и весельем или хотя бы просто спокойствием и гармонией в душах персонажей. Но нет. Моя боль была слишком глубокой и непреодолимой. Она постоянно напоминала мне о реальности происходивших событий и о том, что главный участник в них – я.

Единственное, что немного отвлекало меня от своей, в дребезги разбитой, жизни, это была беременность нашей кошки. Будучи ещё беременной, я заметила её странное поведение, что позже объяснилось нашим одновременным ожиданием малышей. Моей радости и счастью не было пределов! Кошка, которую ещё лишь год назад я с трепетом несла через весь посёлок, нежно закрывая от ветра и лая собак, была беременна и более того, она была беременна в то же время, что и я! Я часами рассказывала ей, как здорово, что у нас появятся детки, как забавно им будет играть друг с другом, и успокаивала её, чтобы она не переживала по поводу предстоящих первых в её пушистой жизни родов, помощь в принятии которых я ей обещала. Но то были всего лишь мечты. Мои мечты.

К счастью, у кошки всё было хорошо, и как только я выписалась с больницы, она решила немного успокоить меня, подарив жизнь трём новым созданиям, которые будто знали, как сильно они мне нужны в те дни, наполненные безутешными страданиями и болью утрат.

В тот же вечер, как только я вернулась домой, она родила трёх крохотных котят. Они и стали моей отрадой. Я не отходила от них, боясь, что если я их брошу, они погибнут, точно так же как и мои собственные детки. Я предала своих малышей, хоть и неосознанно, но всё же предала. Я обрекла их на смерть ещё в свой первый день отказа от пищи. Но кто знал, что именно эта манящая лёгкость и отсутствие боли утраты, обернётся лавиной ещё больших мучений и потерь? Всё казалось таким простым и невинным! Да и иметь детей тогда мне вовсе не хотелось…. Но это было тогда. Теперь же я кусала свои руки вкровь, пытаясь физической болью притупить душевную. Но исправить что-либо уже было невозможно.

Всё, что оставалось мне, это подарить свою нежность и любовь только появившимся в наш мир миниатюрным живым комочкам. И моё необъяснимое желание защитить их оказалось вполне оправданным. Кошка, родившая впервые, была неуклюжа и постоянно ложилась на одного из них, раздавливая своей массой его хрупкое тельце. Я несколько раз спасала того котёночка, что позволяло мне вновь хоть немного поверить в свою значимость, в значимость моей жизни, которая всё же могла принести кому-то пользу, пусть даже маленькому, ещё даже непушистому, созданию. Именно того спасённого котёнка мы с Александром и забрали с собой при переезде в квартиру. И его спасение принесло и долю моего собственного.

 

Встретив папу с московского поезда, мы поехали к ним домой. За всю дорогу он не промолвил ни слова по поводу того, что случилось во время его отсутствия. Приехавши, мы остались одни в кухне. Он посмотрел на меня, медленно подошёл и… обнял, не проронив ни звука. Это были первые наши объятия за долгие годы. И хоть они длились считанные секунды, для меня были длиною в вечность, счастливую вечность. Без единого слова я почувствовала всю глубину его любви ко мне, своему ребёнку, всю его отцовскую заботу и всю его скорбь, разделённую со мной после моих утрат.

Никакие слова в мире не могут быть настолько красноречивыми, как искренние объятия родного человека. Никакая поддержка не может быть лучше, чем искреннее понимание. Никакое внимание не может быть ценнее, чем родительское!

 

И вот настал тот день, когда в чёрном тоннеле моих жестоких будней начал появляться слабый, но всё же проблеск, проблеск надежды на освобождение от анорексии, проблеск надежды на жизнь. После пяти долгих лет забвения я вновь ощущала свободу своего разума. Я чувствовала, как нить за нитью, рвутся могущественные канаты анорексии, что так долго сковывали моё сознание, что так усиленно пытались выжать остатки жизни из моего тела, тела, которому я так обязана своей жизнью, которую оно дарило мне уже в который раз, доказывая свою вечную преданность, выдерживая все изнурения, сопротивляясь до последней капли сил даже в те моменты, когда я была готова сдаться и распрощаться с этим миром. Да, именно своему организму, своим органам и системам я обязана своим теперешним, обязана каждым вдохом, столь сладким после смерти - ведь я была не просто на грани, я была мертва, моя душа была мертва, жестоко и хладнокровно убита анорексией.

- Я могу кушать! Я снова могу нормально кушать! Аж не вериться…. – я постоянно прокручивала в голове, пытаясь сохранить это чувство свободы и радости, желая успеть насладиться им, пока оно вдруг вновь не пропало, не исчезло в злобных иклах анорексии. – Мне столько всего нужно попробовать! Я столько всего упустила…. Да, мне необходимо составить меню. Меню не для тщательного контроля над своим питанием, а меню для того, чтобы успеть попробовать как можно больше всего, разного…. – периодически слёзы накатывались на мои едва оживающие глаза, но, впервые за долгие годы, слёзы радости и счастья!


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал