Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Следствия нарушений питания 4 страница




С тех пор как мой парень начал узнавать о моём диагнозе, консультируясь у различных врачей и специалистов, моя жизнь погрузилась в ещё больший кошмар, состоящий из ссор и скандалов. Всё рушилось прямо на глазах, всё, что мы строили на протяжении нескольких лет, превращалось в горстку тлеющего пепла. Мои тёплые чувства к нему переросли в ненависть, ненависть только из-за того, что он не давал мне распоряжаться своей жизнью, как мне этого хотелось. А мне хотелось побыстрее её закончить, и вместе с этим закончить все мои несносные мучения, которые вдоволь наполняли моё блеклое существование. Я уже не могла выносить того вечно контролирующего меня голоса внутри, который отобрал у меня саму себя. Он отобрал моё желание жить и уже практически саму жизнь….

Александр, в надежде на то, что моё благоразумие соизволит проснуться, начал показывать истощённых моделей, желая убедить меня в том, насколько ужасающей является болезнь, которая овладела мной и моим сознанием. Но, смотря на них, я воспринимала их «стройность» лишь как стимул для моих более самоотверженных стараний. Но было ещё одно чувство. Оно зарождалось намного глубже первого и, казалось, было лишь отгласом чего-то живого и давно забытого в моем сердце. Это ощущение росло и развивалось с просмотром каждого нового кадра, передающего изображения «модных» силуэтов. И тут я уже начинала узнавать его. Это было чувство боли, но боли не своей, а чьей-то чужой, ощущение чьих-то страданий, как моих собственных. Я испытывала огромнейшее сострадание к ним и то, насколько болезненным было то сочувствие. Мне было их искренне жаль. Но ничего общего между теми бедолагами и собой я не находила.

Я тихонько плакала и думала о том, как мне повезло не оказаться на их месте, - ведь в своей полноценности я была вполне уверена. А вот их боль была невыносимо мучительной и жгучей, и, каким-то необъяснимым для меня образом, я могла её понять и даже почувствовать, она по какой-то неведанной для меня причине была и моей собственной!

Никто не мог меня заставить заметить себя, себя, такую же, как и они – несчастные безликие создания, утратившие свою индивидуальность, полноценность и свою жизнь вцелом….

 

Когда вы уже попали под влияние зависимости, вас может спасти только каторжный и круглосуточный труд. Звучит не очень обнадёживающе, не так ли? Но ведь и зависимость ваша приложила немалые усилия для того, чтобы овладеть вашей свободой. Вот теперь вам нужно будет её отвоёвывать у неё! А кто захочет распрощаться со своей добычей легко и просто, когда на её ловлю ушло столько усилий? Вот и анорексия с булимией так просто не сдаются. Они будет во всеоружии до последнего, ежечасно и ежеминутно – на своём посту. Стоит вам опустить руки, хоть на минуту, - и все ваши начинания и старания будут стёрты, болезнь наступит с большей силой, как будто разозлившись на ваше стремление избавиться от неё.



Если вы начали свой путь к избавлению от поработившей вас зависимости, то идите до конца, иначе она вас погубит! А, не начав его, не решившись его начать, вы сами отдадите ей свою жизнь, которой вы, возможно, и вовсе не дорожите, но которой дорожит кто-то любящий вас! Не предавайте эту любовь!

 

У меня было множество моментов, когда я сдавалась своей слабости и попросту готова была принять все, пусть даже смертельные, условия своего врага. Но порой, напуганная страданиями любимых мне людей и нежеланием оставлять их с болью утраты близкого им человека, я всё же делала попытки освободиться из тюремной камеры, в которую было загнано мое уставшее от неопределённости сознание.

Однажды наступил день, посвящённый одной из таких попыток.

Случилось это в одну из ночей, когда уже шёл пятый год, разделённый с анорексией. Так как я порядком уже и забыла, что называют сном, я лежала, пытаясь хотя бы сделать вид дремлющего человека. Но вдруг странное ощущение проскользило по моей руке, вонзаясь в ногу и проходя сквозь меня… через минуту я же не чувствовала своего тела вообще…. До того момента, я ещё никогда не имела такого количества мыслей, мелькающих у меня в голове, да и ещё с такой скоростью, хотя и не могу похвастаться их регулярным отсутствием, чего иногда так хотелось.

Нет, я не была напугана или расстроена происходившим, вовсе нет. Я лежала неподвижно, как мумия, понимая, что наступил тот долгожданный момент моего освобождения от страданий, терпеть которые больше не было сил. Я чувствовала, как начали искриться мои давно потухшие глаза в надежде на завершение моей… моей жизни. Я просила Бога, чтобы он, наконец-то, забрал меня к себе, туда, куда мне так хотелось попасть вот уже который год. Я надеялась и искренне верила, что та ночь станет моей последней, ночью, завершающей все мои долгие мучения….



Но вдруг моё состояние невесомости и смирения было нарушено пронзающей болью… болью осознания того, какие страдания я могу причинить своей бабушке, у которой осталась лишь я одна, и своим родителям, которые так и не успели насладиться гордостью за их чадо, и своему любимому, так усердно борющемуся за моё спасение. Я отчётливо помнила и ощущала боль своей утраты, боль, которая всецело поглотила меня после смерти дорогого мне человека. Поэтому я не могла так поступить с моими близкими любимыми людьми, я не могла их так сильно ранить и тем самым обречь на те же муки, через которые пришлось пройти мне. В одну секунду я прочувствовала ту же боль, которую несла в своей душе все эти годы, умноженную в сотни и даже тысячи раз, такую, какую пришлось бы пережить моим родным, потеряв ещё и меня….

Я слишком сильно их любила, чтобы позволить своим собственным желаниям, прихотям и слабостям причинить им муки. Именно эта любовь, пусть не к себе, а к своим близким, и спасла меня!

Я поняла, что не готова была так просто сдаться анорексии и распрощаться с жизнью, как этого хотела она. Хоть жизнь и приносила мне лишь боль и страдания, что, так или иначе, было моим выбором, пусть несознательным, но всё же моим, но расстаться с ней я не могла по причине любви к своей семье! И я поняла, что в ту минуту мне предстояло принять новое решение, решение, от которого зависела вся моя жизнь и жизнь моих родных. И я решила бороться!

 

Человек не может выжить в этом мире без любви. Без любви к себе, к своей семье, к своей жизни и вообще ко всему миру. Любовь является той самой энергией, которая даёт нам стимул и желание расти и развиваться, достигать новых высот. Без неё мы всего лишь безжизненные телесные оболочки, безликие пустышки, идентичные друг другу. Без неё всё наше существование теряет какой-либо смысл. Без любви наша жизнь превращается в сплошной кошмар, наполненный разрухами и стонами о помощи. Нашими собственными стонами и терзаниями. Именно отсутствие, или попросту нехватка, любви в нашей жизни, а точнее - в существовании без неё, сдаёт нас в руки злейших врагов - страхов, депрессий и, конечно же, зависимостей. Без любви мы не только становимся одинокими странниками, идущими по пустыне жизни, которая совсем ещё недавно была цветущим садом, наполненным жизнетворными реками и родниками любви, но и теряем все свои силы, такие необходимые для противостояния безликим напастям, которые преследуют нас повсюду, ожидая своей хищной участи.

Поэтому, как бы заняты вы ни были, как бы вы ни устали, найдите минутку, чтобы сказать вашим близким как сильно вы ими дорожите и как сильно вы их любите. Ведь именно эти слова и могут стать их спасением, вашим спасением от потери любимого человека!

Но не только родные люди нуждаются в этих словах, подпитывающих их жизненные силы. Есть один человек, которому они нужны больше всех, которому они должны быть адресованы в первую очередь и, более того, они должны звучать регулярно и, главное, от всего сердца! Почему этот человек такой особенный и чем он заслужил столько внимания к своей личности? Да потому что именно от него и его душевного состояния зависит очень многое в этой жизни, потому что от него зависят многие судьбы других людей, которых именно он может сделать счастливыми, или, наоборот, несчастными, загубив их жизни. Кто же эта столь важная персона? Конечно же, это ВЫ! Да, именно ВЫ! Ведь каждый из нас в первую очередь должен сам стать счастливым для того, чтобы иметь возможность дарить счастье окружающим. А счастье без любви - невозможно, как наше телесное существование невозможно без пищи! Всё в этом мире взаимосвязано…. Абсолютно всё.

 

Если ваш близкий человек уже оказался в западне у анорексии или булимии из-за нехватки вашей заботы и тепла, хотя это далеко не единственная причина, которая могла спровоцировать недуг, не делайте в панике из этого публичного действия. Не привлекайте лишнего внимания со стороны, пытаясь, как обычно, создать ощущение глобализации проблемы, хотя она такой и является. Этим вы только можете навредить. Если сбился с пути ваш ребёнок (мы же всегда дети своих родителей, хоть и выросшие), не стоит сильно резко менять своё отношение к нему, сразу же окружив его чрезмерной опекой и заботой. Ведь, если именно нехватка вашей любви спровоцировала у вашего чада замкнутость и слабость перед зависимостью, нужной лишь для привлечения вашего родительского внимания, резкое его проявление может только подтвердить правильность выбора направления навстречу болезни. Подумав, что лишь таким путём можно добиться вашего внимания, юная особа ни за что не сделает ни единого шага к своему выздоровлению, которое может лишить её любви и внимания, - ведь она добивалась их с таким трудом, проходя таким тернистым путём самопожертвования и самоотречения! Будьте осторожны и последовательны. Постепенно возвращайтесь в жизнь своего сокровища (ценнее него нет на свете, и его потеря станет потерей всей вашей жизни!), заслуживая доверие. Но если вы не собираетесь оставаться всегда рядом, пусть не физически, а просто морально, всегда поддерживая и будучи всегда готовыми прийти на помощь в любой жизненной ситуации, - тогда лучше и не предпринимайте нынешних шагов по сближению. Ведь войдя в жизнь своего ребёнка лишь на какой-то период, а потом, предав его, бросив на одном из перекрёстков жизни без единого совета, вы предадите доверие и уважение к вам. И этого уже будет не исправить….

Обращаясь же к вам, юные создания, не думайте, что болезнь, чем и является каждая из зависимостей, это наилучший способ привлечь к себе внимание и любовь со стороны родителей и просто окружающих. На какой-то период времени вы действительно добьётесь своего, но уже на следующее утро поймёте, что цена этого кратковременного успеха была слишком высокой! Это приведёт вас к бездне мучений и страданий, погубит не только ваше тело, но и душу. И взамен того внимания и мнимой любви вы получите лишь презрение и безразличие. Никому не нужны потерянные жизни, вы станете никому ненужными, даже самим себе!

Есть другой способ завоёвывания уважения и понимания, и этот способ, хоть и является более сложным, приносит долгосрочные результаты, которые не заставят себя ждать. В чём он заключается? Его суть состоит в том, чтобы показать всем насколько упорным может быть ваш труд по достижению своей цели в жизни, но не той, что несёт разрушения, а той, что создаёт счастливую и гармоничную реальность! Развивайте свой внутренний мир, наращивайте его силу с каждым днём всё больше и больше, станьте личностью, которая сама отвечает за свою жизнь и индивидуальность, и вы увидите, как поменяется отношение к вам окружения, как измениться ваше собственное отношение к себе и своей жизни! Поставьте перед собой цель роста и продвижения вперёд и по её достижению, создавайте новую, ещё более высокую и значимую! Не стойте на месте, но и не ступайте в прошлое; теперь ваш девиз «Всегда вперёд и ни шагу назад!». Помните о нём!

После той ночи прошло несколько мучительно тяжёлых месяцев моих попыток избавиться от анорексии и её последствий….

Поначалу, днями напролёт, я пыталась перебороть своё отвращение к пище, да и к своему телу вцелом. Но как бы я себе не внушала, что еда это хорошо и полезно, а я себя люблю такую, какая есть – ничего не получалось и даже наоборот – порождало ещё большую ненависть и злость ко всему моему существованию. В попытках хотя бы прикоснуться к чему-то съедобному, я лишь всё чаще хотела лишиться жизни, исчезнуть, не оставив по себе и следа. Словно сумасшедшая, я качалась, сидя на стуле перед столом, и даже не чувствовала боли от того, как при сжатии кулаков, что помогало хоть немного контролировать свои переполняющие негативные эмоции, мои же ногти впивались в мои ладони, выпуская из них последние кровавые капли. В те моменты я ничего не осознавала…. Мой мозг был полностью поглощён борьбой двух противоположностей, битвой между мной настоящей и жизнелюбивой и той, что заняла мое место, неся культ смерти…. Но пока побеждала лишь вторая…. Я с неистовой злостью скидывала тарелку с едой со стола и убегала прочь! Мне было противно находиться на кухне, мне было противно находиться в своём теле, мне было противно жить! Я ненавидела себя и весь мир, который сделал меня такой, или, вернее, который не принял меня такой, какой я была – добродушной и доверчивой девочкой с мягкой улыбкой на лице….

Почему мне казалось, что окружающие отторгли меня? У каждого бывают такие моменты в жизни по мере его взросления и становления его личности, его принципов и индивидуальных взглядов. С детства я не могла понять, что от меня требуется в этом мире, каким должно быть моё поведение, моя речь и даже мои поступки. Мне казалось, что существует определённый набор правил, правил во всём – как и что говорить, как ходить, как сидеть, как жить и даже о чём думать. Но никто мне почему-то не давал такой свод законов для изучения, и мне приходилось постоянно наблюдать за окружающими, пытаясь всё же выяснить, что мне нужно делать и как, чтобы стать как они – нормальными полноценными жителями этой Планеты.

Прежде чем принять решение сесть на диету, подумайте тысячу, и даже больше, чего вы этим добьетесь. Не сломаете ли вы этим, невинным на первый взгляд, занятием свою жизнь, жизни любимых вами и любящих вас людей. Ведь только подумав о диете, пусть даже невсерьёз, вы говорите нарушениям питания: “-Добро пожаловать в мою жизнь, я готов! Заходи и разрушай всё, что хочешь!”. А если, всё-таки, болезнь настигла вас, опрокинув в свой сокрушительный ураган забвения, постарайтесь вспомнить о ваших близких и родных людях, посмотрите в их, наполненные испугом и болью, глаза, глаза, которые полны испуга за вас, боли за ваше медленное, но верное, угасание. Почувствуйте их боль. Разве её вы хотели подарить им? Разве этого они заслуживают от вас? Нет? Тогда приложите все свои усилия на то, чтобы исправить свою ошибку, а те слёзы боли заменить на слёзы радости и счастья!

 

Начинала возвращаться к жизни я очень медленно и постепенно. Первые недели моей новой жизни оказались сопровождёнными адскими муками и болью в желудке и всём теле. Каждая крошка пищи превращалась для меня в острейшие лезвия, раздирающие мою плоть. Каждый глоток моей новой жизни, казалось, был наполнен отравляющим мою душу ядом. Но я не сдавалась. У меня появилась новая цель, которой я должна была следовать. Я должна была избавиться от анорексии, во что бы то ни стало! Я должна была уберечь своих родных любимых людей от страданий, пусть даже пожертвовав собой….

День за днём мои порции увеличивались, пища становилась более разнообразной. Временами всё казалось простым и незатейливым. Трапезы начинали приносить радость, да и вкус пищи начинал ощущаться, принося вихри давно забытых эмоций и переживаний.

Но были моменты, когда мною овладевал панический страх перед изменениями моего столь привычного образа жизни. И они начинали появляться всё чаще и чаще, затягиваясь всё на больший период времени. Я отступала назад, меняя свой рацион на более простой и лёгкий для желудка, как мне казалось. Я шла на уступки. Думая о том, что эти поблажки предназначены лишь для меня, я делала огромное одолжение своему злейшему врагу – анорексии,- которая всё же ухитрялась найти подход к моим слабостям, убеждая вернуться на её шаткий мост.

Но мой организм, уже однажды обретший утерянный доступ к пище, больше не хотел возвращаться в прошлое. Началась жесточайшая борьба между двумя сущностями, которые властвовали над моим сознанием. С одной стороны моё измученное годами голода и изнурений тело, которое всеми остаточными силами пыталось сохранить своё право на выживание, а с другой – анорексия, которая и не собиралась выпускать из своих владений свою излюбленную и во всём покорную жертву.

Эта противостояние привело к тому, что я стала панически бояться выйти из дому. Меня преследовал ужаснейший страх остаться вновь голодной хоть на минуту, страх вновь осознать отсутствие пищи. Каждый выход на улицу мне доводилось тщательно планировать за один - два дня до его свершения, тщательно подготавливая себя морально и убеждая в том, что всё будет хорошо и что пища обязательно будет получена моим организмом при малейшем появлении голода.

Несмотря на мой страх перед лицом голода, я с огромным трудом “запихивала” в себя половинку варёного яйца в день, но и после такого обеда не могла усидеть на месте, начиная делать зарядку или просто выполняя какую-то работу по дому, чтобы сжечь полученные калории, количество которых казалось мне просто катастрофически огромным. Но самое интересное во всём этом заключалось в том, что я искренне верила в своё излечение! Я думала, что достигла желанного полноценного образа жизни и наконец-то распрощалась с анорексией, лишающей меня свободы.

Подтверждением моему самообману стали следующие события.…

Придя к выводу, что наилучшим вариантом для поддержания здорового образа жизни, к которому я так стремилась, будет принятие концепции вегетарианства, я, причём не без удовольствия, отказалась от той половины яйца, которую мой желудок так и не захотел принять в качестве подходящей пищи, начала есть одни только фрукты, совершенно не придав должного внимания остальным составляющим полноценного рациона. Они не вписывались в мою программу поддержания форм и поэтому были вычеркнуты из списка востребованных. Меня совершенно не волновало понимание того, насколько «тяжелее» они обычной пищи. А то, что, питаясь фруктами, ты скорее наберёшь вес, нежели скинешь, я пока ещё не знала, ведь огромное количество модных глянцев столь усиленно расхваливали фруктовые диеты, которые, к тому же по их словам, были столь полезны для здоровья и красоты. Сделав первый шаг к выздоровлению, я в тот же миг совершила два шага назад. Я вернулась к тому, с чего начинала, даже не заподозрив об этом.

 

Даже фруктовые порции, после которых я так и не перестала изнурять себя физическими нагрузками, постепенно стали уменьшаться и вскоре исчезли вообще, как это уже когда-то было…. Всё вернулось на круги своя…. Появились уже когда-то привычные разгрузочные дни и дни очищения организма. Я себя успокаивала утверждениями о том, что это полезно и выискивала всевозможные подтверждения этому в интернете, где продолжали расхваливать голодание, как метод очищения и приближения к здоровью. Нигде и упоминания не было о том, что такие методы не только не полезны большинству людей, а тем более после нарушений питания или во время их прогрессирования, но и могут быть категорически противопоказаны, как вредоносные для физического и психического здоровья. Нельзя «играть» со своим телом в такие жестокие игры на выживание. Его потом не сменишь и не выбросишь, купив новое. Но разве мы об этом думаем, отчаянно стремясь достичь обманчивых идеалов совершенства и хоть немного приблизиться к манящему миру красоты и изящества? Но стоит ли это разовое удовольствие нашей молодости и здоровья? Стоит ли оно наших жизней? Стоит ли оно жизней наших детей?

К моему огромнейшему горю и сожалению, ответы на эти вопросы я осознала слишком поздно….

 

Многие также обманываются, наивно купившись на дешёвую фальшивку, которую болезнь выдаёт им за выздоровление. цДумая, что они уже вполне адекватны в оценке своего питания и порций, они вновь начинают возвращаться к своей зависимости. Но в этот раз она начинает прогрессировать ещё быстрее, ещё сильнее, захватывая самые глубокие частички твоего разума и подсознания. И в этот раз вырваться будет ещё сложнее. А если, начав вновь выздоравливать, вы снова сдадитесь болезни, все последствия умножаться в ещё множество раз. И лишь тебе самому решать, продолжать ли этот замкнутый круг или успеть вовремя из него выскочить, прекратив все мучения раз и навсегда.

 

После достаточно длительного периода всецелого умиротворения и спокойствия наступал период, когда уже было пора, так сказать, платить по счетам. Анорексия больше не собиралась ни минуты предоставлять свои якобы досель бесплатные услуги, и без стука врывалась в дом моего сознания, требуя возвращения долга. Наступали времена кошмара и сплошного предательства. Предательства не только своего собственного, но и отречения от всего, что было для меня ценно и дорого, от всех, кто был мною любим, кто любил меня, и кем я дорожила всю свою жизнь.

Когда ты только слышишь тихое постукивание шагов у своей двери, которая ведёт в твой внутренний мир эмоций и ощущений, ты ещё не понимаешь, с кем встретишься лицом к лицу уже через сотые доли секунды. Ты радостно бежишь ко входу, чтобы отворить ту дверь и впустить желанного гостя. Да, пусть ты его ещё практически совсем не знаешь. Но ведь его речи столь убедительны, а глаза, от нежного взгляда которых тебе становиться так тепло и уютно в душе, столь пристально умоляют тебя довериться, что ты просто не можешь устоять перед всем этим. Ты прекрасно помнишь, что тебе было обещано. Ты с трепетом в душе робко ожидаешь исполнения своих желаний. Ведь именно это тебе и сулила заботливая незнакомка – окутать тебя заслуженным спокойствием и умиротворением, окружить тебя пониманием, которого ты так и не смогла добиться среди обитателей этого жестокого мира, забрать всю твою боль и разочарования, заполнив полученную пустоту духовным величием и сладостным утешением.

И вот ты уже у двери. Засовы отворены и остаётся только потянуть за дверную ручку, за которую ты держишься, собирая, от волнения потерянные, мысли в единое целое. Один миг. Всего лишь один единственный миг разделяет тебя от будущего. И вот и он обрывается тихим скрипом открывающейся двери.…

Приветливая улыбка странницы меняется на злобную гримасу сразу же после того, как был переступлен порог в мир твоего хрупкого и пока ещё красочного сознания. Ей больше не нужно притворяться, распыляться на лесть и уговоры, теперь она спокойно может стать полноправной госпожой в твоём доме и никто, и ничто не сможет её отговорить от задуманного. Она будет следовать намеченной цели день и ночь, не зная ни отдыха, ни передышек. Ей нужно добиться своего, во что бы то ни стало. Вначале она использует все свои начальные методы овладения выбранной жертвой, а если ты начнёшь сопротивляться им, то возьмется за более хитрые и коварные приёмы, заранее уготованные предусмотрительной охотницей.

Точно так же, впустив анорексию в свой дом, я наивно и с трепетом в душе ловила каждый её вздох, каждое дыхание, всё ещё надеясь на её добродушие и милосердие, так искренне продемонстрированные совсем ещё недавно. Но обещанного счастья всё не было. Ему взамен я получала лишь уныние и ненависть. Моя любовь к себе, к моим родным, ко всему миру была исчерпана. Все её запасы ушли на пополнение той жизненной энергии, которой с каждым днём остановилось во мне всё меньше и меньше. И когда они уже совсем были на исходе, моё тело начало всячески сообщать мне об этом, пытаясь выбороть ещё хоть один час, хоть один день жизни.

-Поела бы я, если бы от этого зависела жизнь кого-то из моих родных? – эта мысль начинала преследовать меня повсюду. Моё подсознание, в моменты притупления анорексичного влияния, неугомонно искало варианты и способы побега, побега из ловушки, в которой оно провело уже столько долгих лет. - Нет… как я могу даже думать об этом?! Как я могу ставить на кон жизнь и благополучие моих родных? Я действительно ничтожное создание, если даже смогла подумать об этом. Я себе ни за что на свете не прощу, если с ними что-либо случится…. я умру… нет, это было бы лишь одолжением для меня. Я останусь здесь, на этой мерзкой планете, которую охватили мрак, тьма и боль… боль – везде только боль и ничего больше. Я буду искупать свою грешность и бесчеловечность адскими муками.

Но стоило мне продержаться лишь несколько дней, всячески угнетая и наказывая себя, как снова появлялись они…

- Что бы смогло заставить меня поесть…. – эти мысли роились в моей голове, наводя на меня одним только своим присутствием огромнейший страх и ужас. – Как я могу вообще думать о пище? Как я могла себе это позволить? Я ничтожна в своей слабости. Я слаба и заслуживаю лишь наказания. Я должна искупить свою вину. Нет, не я, это всё тело, это ненавистное тело постоянно подталкивает меня на эту ничтожную ступень сомнений…. Я должна ему отомстить за это…. Нет, мстить нельзя, я помню, мама всегда так говорила. Я просто накажу его. Да. Обязательно накажу! Но вот если бы кто-то, кто-то очень важный для меня, смог бы привести нужные аргументы в пользу питания…. Хоть кусочечка чего-нибудь…. Хоть глоточка…. Интересно, существует ли такая мотивация? Есть ли такая вещь в мире, которая стоила бы того, что бы я снова могла хотя бы хлебнуть борща, хотя бы самого постного, хотя бы просто посидеть над ним, понюхать…. Дааа… как бы мне хотелось просто подержаться за тарелку, такую тёплую и хорошую… и понюхать его…. Нет. А что если в молекулах этого аромата содержатся калории!!! Ужас какой! Ни за что не стану этого делать! Ни за что!!! Но если бы я всё таки могла…. Тогда мне было бы за что наказать себя ещё больше, уже более жестоко и беспощадно!

Уговаривая саму себя всё-таки решиться съесть хоть лист салата, мотивируя этот проступок более свирепыми самоистязаниями в продолжении, я согласилась на эту весьма выгодную сделку. Просидев над листом зелени с пару часов, я протянула к нему дрожащую руку….

Но уже через несколько минут я запихивала в себя всё, что только могла найти в холодильнике, при этом нервно вспоминая, что ещё я могу съесть. Поглощая ложка за ложкой холодный борщ с пампушками, приготовленный накануне для Александра, я даже не могла оторваться от своего занятия даже просто для того чтобы стряхнуть слёзы, неумолимо катящиеся с моих уже опухших глаз.

- Кто бы остановил мня? Умоляю, кто-нибудь, остановите меня! Сама я не могу! Мои руки меня не слушаются, мои глаза хотят всего, что видят, мой рот хочет всё больше и больше, а желудок уже не выдерживает… Боже, как больно! Больно везде…. Внутри всё раздирается от резей, а мозг, будто взорвётся сейчас …. Что я буду делать со всеми этими калориями? Боже мой! Что я делаю? Мне нужно остановиться! Но как? Нет, я не буду останавливаться. Я буду продолжать… продолжать, пока не перестану дышать…. Всё равно я не могу остановиться, а остановившись, умру… да это точно, ведь с таким количеством этих проклятых калорий я просто не смогу жить….

Так начались дни, наполненные булимическими приступами, которые заканчивались болезнейшими очистительными процедурами и невыносимыми физическими нагрузками.

Начав набирать вес, так как, не смотря ни на что, пища, которая была запретом для меня последние годы, всё-таки, посещала моё тело, я впала в ещё более глубокую депрессию. Истощенный организм и разум боялись вновь оказаться голодными и словно восполняли все предыдущие потери. Жизнь, которая и так не имела никакого смысла, стала ещё более нестерпна. Тело обретало катастрофически ужасающих для меня размеров, хотя никто этого и не замечал, потому что на самом деле я не поправлялась больше чем на один-два килограмма, которые с лёгкостью терялись в последующие дни. Но мне казалось, что я вешу больше тонны, но даже это не могло заставить меня отказаться от безудержного поглощения еды, провоцируя лишь рвоту, приём таблеток и чаёв для похудения.

И я опустила руки и сдалась….

- Какой смысл продолжать всё это, все эти муки, если я жить больше не могу и не хочу? Гори оно всё синим пламенем! БУДЬ ЧТО БУДЕТ!

Так я на протяжении целой недели ела, ела всё, что хотела и столько, сколько могла. У меня уже не было сил даже для них. Желудок разрывала невыносимая боль, а мозг горел в панике, осознавая энергетическое наполнение своего грешного подчинённого – моего тела. При каждом шаге я ощущала колебание жировых складок, свисающих с моих боков и живота. При каждом прикосновении к себе, мои руки словно утопали в тоннах жира, которого не было совсем….

Конечно же, мне всё это мерещилось. Ничего на самом деле такого и близко не было. Но анорексия делала всё возможное, чтобы вернуть меня в ряды своих узников, чтобы заставить меня скучать по ней, чтобы всё-таки сделать из меня свой победный трофей.

И она была права. Я не смогла устоять перед искушением снова почувствовать ту лёгкость и свободу, с которой всё и начиналось. Я будто забыла обо всём том, что происходило после, или мне было просто всё равно, что случиться дальше и повторится ли всё опять. Облегчение - это единственное, что мне нужно было в тот момент. Любой ценой.

Так началась моя следующая неделя. Но на этот раз она была целиком посвящена …. голоду! Первые дни показались мне настолько прекрасными и неповторимыми, что я вновь порхала от радости, радости от вновь обретаемой лёгкости и чистоты!

Но снова подошло время расплаты. И снова лёгкость сменила тьма…. Всё началось сначала этого замкнутого круга невыносимой боли….

 

Когда у тела уже не остаётся сил на дальнейшую жизнедеятельность, при малейшем удобном случае оно начинает инстинктивно пытаться продлить свою жизнь, заставляя человека питаться. Но так как оно уже научено горьким опытом голода, оно не может удовлетвориться обычной порцией и рационом, оно уже паникует, ожидая следующих истязаний, и поэтому пытается сделать максимальные энергетические пополнения, то есть наесться максимально плотно, восполнив потери и сделав запасы на будущее. К тому же начинает бастовать и ваше сознание, уставшее от постоянных мучений. Всё ваше существо пытается выкарабкаться из когтей смерти, но вы этого просто не хотите понимать и продолжаете его, а точнее себя, загонять в могилу, усугубляя ситуацию медикаментами и постоянными рвотами. Борясь за мнимую красоту, мы уродуем себя до неузнаваемости. Пытаясь понравиться кому-то, мы ещё больше от себя их отталкиваем, вызывая лишь отвращение. Конечно же, отвращение! Анорексию и булимию никто не воспримет как силу вашей воли, назвав это слабостью и даже слабоумием. Если вы сами себя не в состоянии уважать, то о каком уважении со стороны может идти речь?! К тому же никто из нормальных людей не захочет быть рядом с бальным человеком, которые всецело поглощён своей зависимостью, да ещё и столь мерзкой. Вы бор всегда за нами! Безвыходных ситуаций просто не бывает! Мы получаем то, чего хотим, стоит лишь направить свои желания в нужное русло!


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал