Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 7. Меня окутал запах Ханта, как и обнимающие руки




 

Меня окутал запах Ханта, как и обнимающие руки. Тони обнимал меня бесчисленное количество раз, но это было по-другому. В сравнении со спокойными эмоциями, которые я испытала, когда меня обнимал лучший друг, сейчас ощущения были просто мозговыносящими. Это было что-то невероятное, крышесносное, от чего закипала кровь. По моему телу прошла дрожь. Я высвободилась из рук Райли.

— Мы можем идти? — спросил он, не удосуживаясь скрыть то, что его забавляет моя реакция.

— Куда?

— На пляж.

Пляж находился в полутора километрах от нас. Райли так шутит? Я, наверное, помру на полпути. Но я не нытик— по крайней мере, надеюсь на это. Я кивнула, и мы медленно побежали, за что я была ему благодарна. На улице было неестественно тихо. Я не могла вспомнить, когда в последний раз была в такое время на улице. Пять утра — это еще слишком рано для занятий спортом. Серьезно. Обычно светлые фасады домов на нашей улице сегодня казались голубовато-серыми.

— Значит, твои родители рассердились из-за того, что ты не вернулась домой прошлой ночью? — спросил Райли с совершенно ровным дыханием после первой четверти мили.

Он думает, что я смогу бежать и говорить одновременно? Мое дыхание сбивалось, но я все же ответила:

— Нет. Мои родители думали, что я была с Тони. Они к этому спокойно относятся.

— Ты часто у него ночуешь?

— Ты так это спросил, как будто не одобряешь подобного.

Он только бросил на меня искоса резкий взгляд. Что это было, черт возьми? Ему не все равно?

— Так почему ты под домашним арестом? — спросил он, когда мы пробегали мимо перекрестка, уже приближаясь к океану. Шум волн на пляже нарушал тишину утра.

— Мама увидела мои красные глаза и поняла, что я пила. Черт. — Я стала задыхаться. По шее, спине и между грудей тек пот. — Я забыла твои очки.

— Не беспокойся, отдашь мне их завтра перед тренировкой.

Как у него это получается? Пробежал много, а говорит так, словно сидит, развалившись на диване. Хватая ртом воздух, я лишь кивнула.

Я увидела берег и почувствовала облегчение. Осталось несколько метров, — сказала я себе и припустила к океану.

Мои ноги коснулись песка, и я рухнула

Свалилась как мешок с мукой.

Я перевернулась на спину и посмотрела на нежно-розовое небо.

Надо мной встал Райан.

— Что ты делаешь?

— Умираю.

— Рано еще. Вставай, мы не закончили.

— Я закончила. — Я дышала как женщина на смертном одре. — Не волнуйся за меня. Иди по своим делам. Уверена, что через пару часов кто-нибудь придет и отскребет меня отсюда… откопает из песка… в общем, ты меня понял.

Удивительно, но звук его смеха заставил меня пожалеть, что я не могу собраться с силами, встать на ноги и снова побежать, просто чтобы снова быть рядом с ним.



Однако удача сегодня была на моей стороне. Мгновение спустя он тоже опустился на песок.

Наклонившись над моими ногами, он… развязал мой шнурок?

— Эй, какого черта! — Я убрала ногу. — Нельзя воровать у умирающего.

Он поднял руки в знак защиты.

— Тогда сама их снимай.

— Что? Зачем? — Пораженная, я приподнялась на локтях и с любопытством посмотрела, как он развязывает шнурки. Полная надежды, спросила:— Мы искупаемся, чтобы освежиться после тренировки?

— Нет. Пробежка — это только маленькая разминка. Тренировка начинается здесь.

— Ты же это не серьезно? — Для него это была всего лишь разминка, но я-то устала, как только мы свернули с моей улицы.

Он выгнул бровь.

— Хочешь поспорить?

Черт. Он это серьезно! Готовая снова упасть на песок и заорать, я сжала зубы и собрала остатки гордости и сил. Я сняла кроссовки и спрятала их вместе с кроссовками Райана возле камней, чтобы мимо проходящие не испытывали желания их стащить.

Если мне казалось, что пробежка до пляжа была изнурительной, то это я просто не знала, что такое пробежка босиком по песку. Уже через пару сотен метров мои мышцы начали гореть так, что стало невыносимо.

Пытаясь бежать рядом с Райаном, я бросила на него убийственный взгляд. Он улыбнулся, а я заскрежетала зубами.

— Родители знают о твоих садистских наклонностях?

Он игриво дернул меня за хвост.

— Что я могу сказать? Ты выявляешь во мне все самое лучшее.

— А, великолепно. Это такая честь для меня. — С каждым шагом становилось все тяжелее, как будто к моим конечностям привязали камни. — Сколько мы будем бежать?



— Я никогда не бегал по этому маршруту, но, думаю, примерно полмили. Знаешь дома на Туманном Берегу?

Я кивнула. Все знали. Там жили богатые и состоятельные.

— У твоих родителей там дом?

— Да.

Неудивительно, что помимо дворца, в котором он живет, у его родителей есть еще и дом на пляже. Забавно, но Райан не был похож на невыносимого богатого сноба, каким я считала его всякий раз, проходя мимо него в школьных коридорах. Он был приятным в общении. Даже милым.

Правда, не сейчас. Я нахмурилась. Мои ноги тонули в песке, казалось, я бегу в киселе. Каждый оголенный дюйм моего тела блестел от пота, топ прилип к коже.

Когда вдалеке показался Туманный Берег, Райану пришлось практически тащить меня за руку. Я бежала, спотыкаясь и мучаясь от жажды.

— Клянусь, я выпью целый океан.

— Выше голову, Мэттьюс. Мы почти добежали.

Он привел меня в самый красивый дом на этой полосе пляжа— выкрашенный в белый цвет, с круглой деревянной верандой, мебелью из ротанга и диваном-качелями. Райан достал ключ из стоящего на широких перилах горшка, и мы вошли внутрь.

Бунгало было средних размеров, с маленькой кухней и, наверное, двумя-тремя спальнями. Мы вошли в уютную гостиную с удобными диванами, телевизором с плоским экраном и невероятно широким книжным стеллажом. Кто-то здесь очень любит читать.

Я прислонилась к стене. Райан достал из холодильника две бутылки с водой и бросил мне одну.

О боже, никогда не пила ничего вкуснее.

Мой пульс все еще не замедлился, но я обнаружила, что могу говорить, не хватая ртом воздух, как вытащенная из воды рыба.

— Итак, великий мучитель, почему мы бежали по пляжу? Только для того, чтобы удовлетворить твое желание видеть меня страдающей?

Ту полуулыбку, с которой он закатил глаза, наверное, даже Тони не смог бы затмить.

— Почему ты так дурно думаешь обо мне?

— Не знаю. Может потому, что потеряла свои легкие по дороге? Или потому, что мои ноги горят? — Я подошла к дивану и оперлась о спинку, сложив руки на груди.

— О, да ладно тебе. Мы пробежали две мили, а ты все еще стоишь на ногах. Это здорово. И песок укрепит твои ноги гораздо лучше, чем асфальт. Поскольку в футболе мы бегаем по траве, нужно привыкнуть к дополнительным...

— Мучениям? — помогла я ему, когда он умолк, подбирая нужное слово.

— Точно. — Он убрал мою влажную челку пальцем, взял мою пустую бутылку и выбросил ее вместе со своей в мусорный ящик сразу за кухонной дверью.

Я поправила хвост и вытерла лоб рукой, но это не помогло, так как рука тоже была мокрой от пота.

Наше внимание привлекли шаги на веранде. Не знаю, почему, но мы с Райаном оба застыли.

Шок на лице Райана, когда он взглянул сначала на дверь, потом на меня, вызвал у меня мурашки по коже. Без предупреждения он бросился на меня. Вместе мы скатились на пол, за спинку дивана. Звякнули ключи в замке, когда я приземлилась на Райана, и из моих легких был выбит весь воздух.

— Кто это? — прошипела я, глядя вниз на его лицо. В этом неловком положении я не могла не заметить красивый цвет его глаз. Как тигровый глаз, который мама хранит в коллекции драгоценных камней.

— Это может быть только моя мама. — Он подвинул меня ближе к дивану и осторожно, за бедра, снял с себя. Затем закрыл мой рот рукой. Как будто я собиралась кричать.

Мое сердце колотилось так, словно я грабила банк.Мы услышали, как миссис Хантер зашла в комнату и положила что-то тяжелое на пол. Кажется, коробки. Она заносила их в кухню одну за другой.

— Она заполняет холодильник, — прошептал мне в ухо Райан.

Великолепно. Почему это нужно делать в шесть утра? Наверное, она хотела забить холодильник до того, как пойдет на работу. Когда она вышла в третий раз, я убрала руку Райана от своего рта и яростно прошептала:

— Почему мы здесь скрываемся?

— Мои родители не любят, когда я привожу сюда случайных девчонок. Если ты не хочешь быть представлена в качестве моей девушки, то предлагаю тебе не вставать.

Договорились. Но я сердито посмотрела на него, недоумевая, как за двадцать четыре часа могла уже дважды оказаться рядом с ним в таком недвусмысленном положении.

Я облегченно вздохнула, когда его мама, наконец, покинула дом и заперла дверь. Прошла минута, прежде чем Райан встал и протянул мне руку, но я не шелохнулась.

— Ты уверен, что твой папа сюда не заглянет? — Мой голос был пронизан цинизмом.

— Уверен. В будние дни он здесь не появляется. — Райан схватил меня за руку и потянул на себя. — Вставай.

Я позволила ему помочь мне встать.

— Буду благодарна тебе, если в следующий раз, почувствовав потребность броситься на меня, ты сначала об этом предупредишь.

— Согласен. — Он ушел и вернулся с полотенцем. Вытер им свое лицо, затем бросил его мне.

— Фу.

Он что, ожидает, что я буду вытираться полотенцем, которым он уже воспользовался?

— Даже не знаю, как короткая тренировка привела к такому уровню близости.

Но так как он проигнорировал мой раздосадованный взгляд и вышел на улицу, я поняла, что придется перебороть чувство брезгливости, и вытерла тело. Последовав за Райаном на веранду, я нашла его развалившимся на качелях.

Я бросила влажное от пота полотенце прямо ему в лицо, но он его поймал.

— Давай возвращаться, — пробормотала я.

— Мы спешим, Мэттьюс?

Я не стала садиться, просто оперлась плечом о перила ведущих к пляжу деревянных ступенек.

— Нет. Но я не хочу оставаться в месте, где должна расписаться в свидетельстве о браке, чтобы мне можно было законно здесь находиться.

— Она не вернется.

— Мне плевать. — Ого, я буквально прорычала эти слова. Я не знала, что могу так разозлиться.

— Понял. — Райан вздохнул и поднялся с качелей. — Я только мяч возьму, и мы сразу пойдем.

— Мяч?

Но он уже ушел и вернулся чуть позже с рюкзаком, в котором лежало что-то выпирающее и круглое. Засунув в него полотенце и бутылку воды, он надел его на плечи. Ключи бросил обратно в горшок.

К счастью, он не заставил меня снова бежать. Мы шли по пляжу, я брела по холодной воде. Я расслабилась, как только мы достаточно удалились от дома.

— Зачем ты взял мяч?

— Ты должна попрактиковаться пинать и ловить его. Пляж идеально для этого подходит.

Ладно, звучит не так уж и плохо. Но я недооценила Хантера. Что он действительно имел в виду, я узнала, когда мы дошли до места, где спрятали нашу обувь.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал