Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9. Во вторник в полтретьего дня я поехала на горном велосипеде на тренировку на футбольное поле




Во вторник в полтретьего дня я поехала на горном велосипеде на тренировку на футбольное поле. Сьюзан поехала вместе со мной, и мы прибыли последними.

Припарковав велосипед, я поискала взглядом Тони. Он стоял на дальнем конце с небольшой группой парней и девчонок. Я направилась к нему, но когда один из его друзей отошел, я увидела рядом с ним Хлою. Именно поэтому я решила не присоединяться к их, несомненно, веселой беседе.

Вскоре Тони заметил меня и, извинившись, пошел навстречу, но Барби вцепилась в его плечо и, сердито глядя на меня, что-то ему сказала. Я испепелила ее взглядом, испытывая непреодолимое желание показать ей средний палец. Я была достаточно взрослой, чтобы перебороть себя.

К счастью, я не слышала, что она сказала Тони, да и, собственно говоря, мне было на это наплевать. Меня вполне устроило, что он закатил глаза и убрал ее руку со своего плеча.

Тони подбежал ко мне.

— Привет, Лиз. У тебя новые солнечные очки?

Приятно осознавать, что этот парень знает всю мою одежду и аксессуары. Значит, он обращает на них внимание. Я усмехнулась.

— Нет, они мои, — сказал Хантер за моей спиной.

Когда он подошел ко мне и осторожно снял солнцезащитные очки с моего носа, мою ухмылку сменила широкая улыбка.

— Он дал мне их после вечеринки, — пояснила я немного озадаченному Тони. — Похмелье и солнечный свет — не очень хорошее сочетание.

Парни засмеялись, и я даже не знала, чей смех мне нравится больше.

Мы направились в сторону группы собравшихся, и Райан спросил у Тони, не хочет ли тот быть капитаном другой команды.

— Конечно. Хочешь, чтобы мы выбрали себе игроков? — Тони подмигнул мне, показывая, что я одна из первых его кандидатур.

— Да. И ты можешь выбирать первым, — сказал Райан и положил мне руки на плечи. — Но не ее.

Ошеломленная, я готова была поклясться, что Тони уставился на Хантера с таким же изумлением, как и я.

Райан не обратил на него внимания. Его рука соскользнула с моего плеча, и левый уголок рта приподнялся в улыбке.

— Сыграй со мной?

Я потеряла дар речи. Хантер знал, как ужасно я обращаюсь с мячом, но все равно хотел видеть меня в своей команде.

Тони ждал моего ответа с комической гримасой. Поскольку сложившаяся ситуация его не напрягала, я решила, что могу согласиться.

— Хорошо. — Если бы это не прозвучало больше как вопрос, то я не чувствовала бы себя такой идиоткой.

— Здорово. Давайте немного погоняем мяч, ребята.

Тони побежал вперед первым выбирать игроков.

Я не обратила внимания, кого он позвал в свою команду, потому что Хантер в этот момент спросил у меня:

— Ты знаешь, как играть в футбол, Мэттьюс?



— Пинать мяч в ворота?

Он тихо засмеялся, потирая шею.

— Да, это главное, но есть кое-что еще. Пока запомни, что нельзя касаться мяча руками, и старайся не выбить его за те белые линии, — он указал на разметку игрового поля.

— Знаешь, я не полная идиотка.

Или полная, потому как не прошло и первых десяти минут, как я уже поранила кисть о летящий в меня мяч, и дважды запустила его намного дальше намеченной цели.

Ну хоть никто не третировал меня за это. Пока я не совершила непоправимую ошибку, нацелившись забить гол в ворота противника.

— Вне игры, — закричали хором несколько ребят. Некоторые даже закатили глаза.

Я стояла в растерянности.

— Не бери в голову. Я объясню это завтра, — сказал Райан, подбежав ко мне и кинув мяч кому-то из команды Тони. Он занял позицию на поле снова, но перед этим улыбнулся мне. — Хороший удар.

Он попытался ободрить меня, но ему не удалось поднять мне настроение. Унылая от неудач, я отошла поближе к нашим воротам, решив оставшуюся часть игры провести пассивным игроком. Только вот у Хантера было другое на уме. Он почему-то держал меня в игре и делал мне подачи, пытаясь расшевелить и выложиться по полной.

Что я и делала. Три с половиной минуты. А потом впервые ощутила на собственной шкуре, что такое удар ногой в голень. На меня налетела Хлоя, ударив по ноге, и от боли я рухнула на траву. Я кусала губы, чтобы остановить выступившие на глазах слезы.

— Играем по правилам, ребята!— закричал Райан. Он протянул руку, чтобы помочь мне встать. — Ты в порядке?

Я кивнула, ничего не ответив. Мой голос свидетельствовал бы об обратном. Райан вернул меня в игру.



Я еще не успела отойти от прошлого столкновения с Хлоей, когда она снова налетела на меня. Я так громко и визгливо обматерила ее, что могла посоперничать с полицейской сиреной, вот только моя эмоциональная эскапада не произвела на нее никакого впечатления, отрекошетив от ее тупой башки. Когда это повторилось в третий раз, я поняла, что она делает это нарочно. После этого я держалась подальше от мяча, чтобы не дать ей повода прикончить меня на поле.

После игры Тони помассировал мне шею, а я скрючилась на скамейке.

— Если бы я знал, что ты такой хороший игрок, то играл бы с тобой каждый день после школы.

Я раздраженно засопела. Его любезности мало, чтобы исцелить мою разбитую гордость и кости.

— Эта девчонка выбрала не тот вид спорта. Ей нужно заниматься кикбоксингом.

— Кто? Хлоя? — По крайней мере, он не стал отрицать, что она жаждала моей крови. — Досталось тебе от нее?

Я сердито глянула на него через плечо.

— Она была как громадный грузовик. Без тормозов.

Он закусил губу.

— Она может быть агрессивным игроком.

Это мягко говоря. Я вздохнула.

— Ты еще долго тут будешь? Мне бы хотелось поскорее вернуться домой и понежить ушибленную голень. — Ну и конечно, я все еще была под арестом.

Тони осмотрел игровое поле. Наверное, искал злобного тролля. Во мне разгорелось пламя гнева и ревности. Но, кажется, Барби уже ушла.

— Я пойду с тобой, — сказал он.

По пути к велосипедам, мы встретили Райана. Он бросил короткий взгляд на мою ногу и вздрогнул, увидев, какого она цвета.

— Положи лед на лодыжку. Я хочу, чтобы ты завтра была в форме.

Мысль о пытках, которые предстоят мне через несколько часов, заставила меня промолчать.

— Что он имеет в виду? Завтра нет тренировок с девушками. Только у нас, — удивился Тони.

Ладно, я решила, что настало время признания.

— Райан проводит со мной персональные тренировки.

Тони мог бы спросить почему, где или даже когда я была настолько не в себе, чтобы на это согласиться. Он же задал мне преглупейший вопрос:

С тобой?

— Э, спасибо.

— Прости, я не хотел, чтобы это прозвучало обидно. Но... мы всерьез говорим о Хантере? — Он фыркнул, и мне захотелось пнуть его.

— А в чем, собственно, проблема?

— Да ни в чем. — Тони сел на свой велосипед и ждал, когда я разблокирую замок на своем. — Просто я думал, что тебе запретили выходить из дома.

— Так и есть.

— И как тогда ты выходишь из дома на тренировку?

Теперь я избегала его взгляда, крутя педали, чтобы опередить его и уехать быстрее.

— Таким же образом, каким ты попадаешь внутрь.

Ему ничего не стоило догнать меня.

— Ты сбегаешь? С Райаном Хантером?

— Ну и что?

Тони бросил на меня косой взгляд, сжав губы и явно пытаясь сдержать улыбку.

— Меня не было всего несколько недель, и ты выдаешь такие сюрпризы.

Ну, да.

— Раз уж ты знаешь, как сбегать из дома, то не хочешь поехать к Чарли выпить с остальными?

— Я могу сбежать только утром, Тони. Днем мама это заметит. Хантер приходит ко мне в пять утра, — простонала я. — Он заставляет меня бегать на пляже.

— Какое веселье!

— Клянусь, этот человек сатана во плоти.

Мы доехали до моего дома. Тони, поставив одну ногу на тротуар, пристально смотрел на меня голубыми глазами.

— Знаешь, я все равно не понимаю. Зачем ты мучаешь себя спортом, который ненавидела всю свою жизнь?

— Я никогда не ненавидела футбол.

— Именно ненавидела, упоминала о нем, как об эпидемии, от которой разрушится мир.

Неужели я действительно так говорила? Ого, хорошая у него память.

Я закатила велосипед в сарай, и Тони крикнул мне вслед:

— Это из-за Хантера?

Я замерла, уставившись на удочки отца. Затем, не скрывая раздражения, вышла из сарая и прислонилась к дверному проему, скрестив руки на груди.

— Что заставило тебя так думать?

Тони небрежно облокотился на руль велосипеда.

— Ну, вы довольно близки в последнее время.

Ладно, мне почти семнадцать, я ни разу в жизни не целовалось, что и собиралась сделать со своим лучшим другом.

— Ты действительно не понимаешь? Я делаю это не ради Хантера.

— Тогда почему?

Боже, в этот момент мне хотелось его ударить.

— Я делаю это из-за тебя!

Мое сердце остановилось на мгновение, когда я поняла, что только что сказала.

Тони смотрел на меня, раскрыв рот. Он так вцепился в металлические ручки руля, что его пальцы побелели. Совсем не та реакция, на которую я рассчитывала целых пять лет. Потом он уставился в землю. Это было как-то жутковато. Черт возьми, я не думала, что что-то может так шокировать Тони. Особенно я. Ладно, по его виду я поняла, что он не будет расточать улыбки и бросаться ко мне с поцелуями, но его ошеломленное молчание заставило меня почувствовать себя очень неуютно. Мне хотелось превратиться в снеговика и сию минуту растаять.

— Подойди сюда, Лиза, — сказал Тони, наконец.

Нет. Я подождала пару секунд, пытаясь подавить нарастающую панику. Когда я не подошла, он слез с велосипеда и сам мучительно медленно направился ко мне, от чего мне стало совсем нехорошо.

— Слушай...

Я покачала головой, умоляя его остановиться.

— Пожалуйста, только не надо говорить эту чушь, что ты относишься ко мне как младшей сестренке.

— Не буду. Потому что мы оба знаем, что ты мне гораздо ближе, чем сестренка.

Боже мой, все рушилось, и не было никакой возможности остановить вызванную мной лавину.

Мои ноги подкашивались, во рту пересохло.

Тони протянул руку, но так и не коснулся моей щеки. Его губы сжались, рука опустилась.

— Я встречаюсь с Хлоей.

Что? Нет. Только не с ней! Да ни с кем вообще! Нет!

Я медленно отступила, развернулась и ушла в дом, не сказав ни слова. С кричащей от боли душой, тихо закрыла дверь. Я собрала все силы в кулак, чтобы не разреветься перед Тони.

Я не могла дышать. Желудок стянулся в узел. Меня затошнило. Когда полились первые слезы, я побежала в ванную комнату, и меня вывернуло в туалет.

Тони ни за что не должен видеть меня в таком состоянии. Мне бы хотелось думать, что он понял это и поэтому не пошел за мной, но, скорее всего, он не хотел смотреть мне в глаза после моего признания в чувствах к нему.

Лишь через несколько часов я смогла снова нормально дышать, и горло перестало судорожно сжиматься. Я сидела на кровати, листая альбомы с нашими с Тони фотографиями, сделанными на протяжении нескольких лет. С каждой перевернутой страницей мне хотелось рыдать от потери, что разрывала мое сердце на части, но слез уже не осталось. Я чувствовала себя совершенно опустошенной. Одинокой.

Когда мама позвала обедать, я сказала, что не голодна. Она пыталась разговорить меня, узнать, что случилось, и мне с трудом удалось убедить ее, что я просто хочу побыть в одиночестве. В конце концов, она оставила меня в покое, и я заперлась в своей комнате. В своем мире страданий.

После захода солнца я легла на кровать, заткнув уши наушниками с громыхающей музыкой, и мне вдруг пришла в голову мысль. Я больше не буду играть в футбол. Никогда. И нужно отменить утреннюю тренировку с Хантером.

Я позвонила Симоне и узнала у нее номер его мобильного, но была не в настроении с кем-либо говорить, поэтому написала ему сообщение:

«НЕ НУЖНО ТРЕНИРОВАТЬ МЕНЯ ЗАВТРА. Я УХОЖУ ИЗ КОМАНДЫ. ЛИЗА»

Потом я подумала о том, что он не знает моей фамилии, и добавила в скобках «МЭТТЬЮС».

Ответ пришел быстро. «ТЕБЕ ТАК БОЛЬНО?»

Что за дурацкий вопрос? Боль просто пожирает меня изнутри. Я бросила мобильный на тумбочку и со вздохом упала на подушку. Через несколько секунд я поняла, что он понятия не имел о случившемся. Значит, он спрашивал о чем-то другом. О ноге!

Я глубоко вздохнула, положив руку на лоб. Затем написала ему:

«НЕТ, НОГА В ПОРЯДКЕ. ПРОСТО С ФУТБОЛОМ ПОКОНЧЕНО. СПАСИБО ЗА ТВОЮ ПОМОЩЬ. ПОКА»

Я думала, что он поймет и оставит меня в покое. Он и оставил… на пятнадцать минут. После чего пришло следующее сообщение:

«ПОНЯТНО. ПОГОВОРИЛ С МИТЧЕЛЛОМ. ТАК ТЫ ТЕПЕРЬ ВСЕ ЗНАЕШЬ?»

Все знаю? Он это серьезно? Какого черта?! Райан знал об их отношенияхи не сказал мне? Хотя с чего ему мне об этом говорить? Мы не друзья с ним, и он не знает о моей любви к Тони.

Или знает. Все знают. Мне стало так стыдно. Весь город знает о моей одержимости этим парнем, в то время как он встречается с Барби. Мне снова захотелось заплакать, но слез не было. Поэтому я прибавила громкость музыки, чтобы она забивала все мысли, не давая ни о чем думать.

Мобильный завибрировал на матрасе рядом со мной. Новое сообщение от Хантера.

«ТЫ МОЖЕШЬ СБЕЖАТЬ ПОСЛЕ НАСТУПЛЕНИЯ ТЕМНОТЫ?»

«НАВЕРНОЕ, МОГУ. НО ЗАЧЕМ МНЕ ЭТО ДЕЛАТЬ?»

«ЧТОБЫ ОТВЛЕЧЬСЯ». Рядом стоял подмигивающий смайлик.

Мне не хотелось отвлекаться. Мне вообще ничего не хотелось. Мне хотелось лишь погрязнуть в жалости к себе. Я ответила Райану:

«С МЕНЯ ХВАТИТ НА СЕГОДНЯ МУЧЕНИЙ».

Боже, почему никто не может оставить меня в покое на ближайшие несколько часов? Но не тут-то было. Как только стемнело, я услышала тихий голос:

— Спускайся, Мэттьюс!

Я подавилась куском только что сунутого в рот шоколада. Вытерла слезы и бросилась к окну.

— Зачем ты пришел? Читать разучился? Я же ответила — «нет».

— Ты ответила, что с тебя хватит мучений. Я не собираюсь тебя мучить, так что приведи себя в порядок, нарядись и спускайся.

— У меня нет настроения…

Он подпрыгнул и поднялся на крышу сарая, затем со зловещей улыбкой шагнул в сторону моего окна.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал