Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. К половине одиннадцатого я проскользнула в дверь своего дома




 

К половине одиннадцатого я проскользнула в дверь своего дома. Мама стояла на кухне с сотовым телефоном в руке. Она подняла глаза и с облегчением улыбнулась.

— Привет, милая. Почему ты не взяла с собой мобильный? Я как раз собиралась позвонить Тони, чтобы узнать, все ли нормально.

Спасибо богу за множество ночей, что я провела у Тони за последние десять лет. Мама настолько привыкла к этому, что никогда не ожидала ничего плохого, если я не приходила домой после встречи с ним. Я поборола желание перекреститься и заставила себя улыбнуться.

— Как прошла вечеринка? — спросила она.

— Хорошо.

— Во сколько она закончилась?

— Около трех.

Ну здорово, если я продолжу отвечать так же виновато, то мама привяжет меня к стулу и начнет допрос с пристрастием. К счастью, она перестала хмуриться и спросила меня, хочу ли я что-нибудь поесть. Она приготовила ветчину и яйца, мой любимый завтрак.

Мой желудок взбунтовался, как худший предатель. Пожалуйста, только не еда.

— Нет, спасибо, мам, — поморщилась я.

— Что-то случилось? Ты себя плохо чувствуешь? — Она встала передо мной, не давая мне удрать наверх.

Я сняла очки Хантера и ущипнула себя между глаз.

— Нет, все нормально.

— А что у тебя с глазами, милая?

Черт. Я быстро опустила глаза, уставившись в пол.

Слишком поздно.

— Они у тебя все красные, — выдохнула она. — Лиза Айседора Мэттьюс...

О, отлично, полное имя. Дела обстояли хуже некуда.

— Ты употребляла алкоголь?

В отличие от ее крика, мой голос был тише некуда.

— Только чуть-чуть. И, клянусь, я не знала, что он был в содовой.

И тут я получила такой нагоняй. Она кричала, хрипела, называла меня безответственной. Но самое страшное — она наказала меня, запретив куда-либо выходить из дома.

Я смогу видеть дневной свет только на тренировках по футболу во вторник и четверг, и то это я вымолила у нее на коленях. Не могла же я не появляться всю первую неделю обучения после того, как с таким трудом попала в команду.

Затем мама принесла мне стакан воды, обняла меня и сказала, что счастлива, что я цела и невредима. Она же не знала, что моя голова чуть ли не взрывается от боли.

Вернувшись в свою комнату, я упала на кровать и начала строить планы на неделю взаперти. По крайней мере, время для чтения резко увеличилось.

Позже в тот же день мой телефон завибрировал на ночном столике, и на дисплее высветилось имя Тони. Я нажала на отбой, оборвав его вызов. Он должен знать, что я не хочу с ним разговаривать.

Через пару минут мне пришло сообщение:

«ТЫ ЗЛИШЬСЯ НА МЕНЯ?»

Я чуть было не ответила.

Через некоторое время пришло следующее сообщение:



«ЗНАЧИТ, ЗЛИШЬСЯ. СИЛЬНО?»

Стиснув зубы, я злобно уставилась на мобильный.

«Я ПРОСНУЛАСЬ В ЧУЖОМ ДОМЕ, В ЧУЖОЙ ПОСТЕЛИ, С ЧУЖИМ ПАРНЕМ, СПЯЩИМ РЯДОМ СО МНОЙ. КАК СИЛЬНО, ТЫ ДУМАШЬ, Я ЗЛЮСЬ?»

Напечатала и отправила я, взяла книгу и успела прочитать три фразы до того, как сотовый просигналил снова.

«ЧТО СДЕЛАЛ ХАНТЕР? Я ЕГО УБЬЮ».

«ОН НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛ. НАПРОТИВ, ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ ДЖЕНТЛЬМЕНОМ. В ОТЛИЧИЕ ОТ ТЕБЯ, ИДИОТ!»

Ответа не пришло. Но вскоре мой телефон зазвонил снова. На этот раз я ответила.

— Что?

— Я сожалею.

— Мне все равно. Ты забыл меня на вечеринке.

Он вздохнул.

— Я не забыл тебя. Была середина ночи, и ты была такой...

— Пьяной?

— Да. Я подумал, что везти тебя домой — не очень хорошая идея. Твоя мама бы узнала о том, что ты пила. В комнате Хантера тебе ничего не угрожало. Он обещал, что тебя уже там не будет, когда он пойдет спать.

— Во сколько ты ушел?

— В час. А что?

Получается, он не знает, что случилось.

— Кого-то стошнило в зале. Вечеринка закончилась в три.

— Черт. — Он помолчал. — Все собираются на пляж. Придешь?

— Не могу. Я под домашним арестом на все неделю. Хлоя тоже пойдет на пляж?

— Эм... да.

Потрясающе! На глаза навернулись слезы разочарования.

— Ты только вчера познакомилась с ней. Не понимаю, почему ты так сильно ее ненавидишь.

— Ты знаешь, что я думаю о таких глупых красотках.

— Она не глупая, — мягко возразил он. — И я думаю, что вы прекрасно поладите, когда узнаете друг друга получше.

— Нет уж, спасибо. Я лучше просижу все лето дома, не высовывая носа на улицу.

— Ох, Лиз. С каких пор ты начала все усложнять?



Это я все усложняю?

— Знаешь что? Желаю вам прекрасно провести время на пляже. А теперь, если ты не против, я почитаю книгу.

Не дожидаясь его ответа, я нажала на отбой и через всю комнату бросила сотовый в бельевую корзину. К черту его и Барби. К черту их всех.

По щекам покатились слезы. Мне хотелось со злости перевернуть все в своей комнате вверх тормашками, но в ближайшие дни мне предстояло провести здесь немало времени, а жить в беспорядке я желания не испытывала, поэтому высказала все накипевшее в свой дневник.

Вечером я смотрела телевизор, а потом рано ушла спать.

Было еще темно, когда кто-то тихо позвал меня, тем самым разбудив. Поскольку совсем немного людей называли меня Мэттьюс, я подскочила в постели с бешено колотящимся сердцем. Я бросилась к окну и увидела Хантера, стоящего в нашем дворе и одетого в шорты и черную футболку.

— Привет, — улыбнулся он, увидев меня. — Не похоже, что ты уже готова идти.

Я потеряла дар речи, но потом тихо ответила, высунувшись в окно:

— Как ты нашел мое окно?

— Методом проб и ошибок.

Я поперхнулась.

— И во сколько окон ты уже заглянул?

— Только в твое.

Ладно. Лааадно. Мне нужно успокоиться. Капитан футбольной команды ждал меня под окном, а я стояла перед ним в майке и мальчишеских шортах. Ведь было всего пять утра!

— Ты идешь?

— Нет. Я наказана.

На его губах заиграла лукавая улыбка.

— За то, что спала со мной?

— За то, что не спала в собственной постели, — прошептала я, сдерживая готовую расплыться по губам улыбку, вызванную его поддразниванием.

— Как долго ты будешь наказана?

— До воскресенья. Но мне разрешено ходить на тренировки.

— Это уже что-то. — Райан почесал подбородок и огляделся вокруг, остановив взгляд на сарае и дереве рядом с моим окном. — Во сколько ты обычно встаешь утром?

К чему вообще этот вопрос?

— Не знаю. В 8-9, иногда позже.

— Значит, у нас есть примерно три часа. Тебя же не будут ждать на завтрак до этого времени. — Левый уголок его рта приподнялся в усмешке, и он мотнул головой, показывая, чтобы я собиралась. — Выходи.

— Что?

— Оденься и переберись на крышу сарая. Я помогу тебе спуститься.

У меня вырвался неуверенный смешок.

— Ты сумасшедший.

— А ты трусиха.

— Это не так.

— Так докажи это.

Кто меня тянул за язык?

Тони с девяти лет пробирался в мою комнату через окно, пользуясь деревом и сараем, но я никогда не делала этого прежде, у меня же всегда был ключ от двери.

— Ну что? — прервал мои размышления Райан.

— Хорошо. Дай мне минуту.

Он псих, а я псих похлещи его, раз согласилась на столь глупую затею. Но, черт возьми, чего мне терять? Кроме еще одной недели свободы за свой безрассудный побег из комнаты.

Я надела шорты, белую майку и кроссовки, затем собрала волосы в высокий хвост. Хантер ждал, прислонившись к стволу клена, когда я вернулась к окну. Он выпрямился, увидев меня.

Дрожа, я перекинула одну ногу через подоконник и, вцепившись в раму, перебралась на крышу сарая.

— Хорошо, — низкий голос Райана звучал уже ближе, чем раньше. — Сейчас повисни на этой ветке, и я сниму тебя оттуда.

— Что? — Я сломаю себе шею, если упаду. Мне следовало остаться в своей комнате.

— Я не позволю тебе упасть. Обещаю. — Он поднял руки ко мне, показывая, что готов меня ловить.

Глубоко дыша, я ухватилась за ближайшую ветку, затем шагнула с крыши, подавив испуганный стон. Мои ноги болтались перед лицом Райана. Он подошел поближе и, проведя руками по моим ногам к бедрам, крепко обхватил. Я сглотнула, подумав, осознает ли он, что заставляет меня чувствовать…

— Я держу тебя. Отпускай.

— Что? — простонала я, впиваясь пальцами в ветку.

Райан засмеялся, и я вдруг поняла, что мне очень нравится его смех. Он действовал успокаивающе.

— Отпусти ветку, Мэттьюс. Сейчас.

— Ох.

Мне потребовалось все мое мужество, чтобы расцепить пальцы и дать ему почувствовать весь свой вес. Отпустив, наконец, ветку, я вцепилась в его плечи, и он ослабил хватку на моих ногах, позволяя мне соскользнуть вниз, прижимаясь вплотную к его телу. Когда мои ноги коснулись твердой земли, я посмотрела Райану в лицо.

Он не сразу отпустил меня, на его губах играла улыбка.

— Привет.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал