Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Экономическое поведение как принятие решения.




Экономическая теория со времени своего возникновения как самостоятельной области знаний использовала модель экономического человека. Создание такой модели обусловлено необходимостью исследования проблемы выбора и мотивации в хозяйственной деятельности индивидуума. Но как справедливо отметил Саймон, усилия экономистов были направлены в основном на исследование результатов выбора экономической сфере, а сам выбор как процесс выпал из поля экономического анализа: «неоклассическая теория исследует, по сути, не процесс выбора, а его результаты»

Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора и условий, опосредующих этот выбор, обусловило пересмотр классической модели экономического человека в рамках институционализма.

Но в начале необходимо рассмотреть кратко предпосылки, на которых базируется неоклассическая модель экономического человека.

В современной научной литературе для обозначения экономического человека используется акроним REMM, что означает «Изобретательный, оценивающий, максимизирующий человек». Такая модель предполагает, что человек по поводу извлечения полезности из экономических благ ведет себя полностью рационально. Это предусматривает следующие условия.

1) информация, необходимая для принятия решения, полностью доступная индивиду;

2) человек в своих поступках в сфере экономики является совершенным эгоистом, т.е. ему безразлично, как изменится благосостояние других людей в результате его действий;

3) не существует ни каких внешних ограничений для обмена (при условии, что обмен ведет к максимизации полезности);

4) желание увеличить свое благосостояние реализуется только в форме экономического обмена, а не в форме захвата или кражи.

Подобные допущении привели к обвинениям в адрес современной ортодоксальной экономической науки в том, что она стала, по сути «экономикой классной доски» и совершенно оторвалась от реальной жизни.

Но рациональность-это еще далеко не все, что определяет поведение человеческого агента. Он не существует обособлено от окружающих предметов и таких же агентов как он, поэтому необходимо рассмотреть и ограничения, с которыми сталкивается человек в процессе принятия решений или осуществления выбора.

Неоклассическая теория здесь исходит из предположений, что все потребители знают, чего они хотят, то есть каждый имеет свою совокупность известных ему потребностей, которые к тому же связаны функционально. Для упрощения анализа неоклассики взяли «усредненную» функцию полезности, где не учитывают ни разнообразие возможностей максимизации при постоянной величине дохода, ни различия между субъективными стремлениями использовать имеющиеся ресурсы и объективными возможностями. Следовательно, так как предпочтения известны, то решением функции полезности будет определение неизвестных результатов индивидуально выбора.



Однако, ценность теории предсказывающей выбор потребителя или другого экономического субъекта будет высока тогда, когда окружающая ситуация остается относительно стабильной, а потенциалы, заложенные в ней являются доступными для принятия и переработки человеческими возможностями. Тем более, что существует кроме вышеперечисленных еще и внутренние препятствия, от которых неоклассики просто абстрагируются.

Следуя неоклассикам можно человека представить как совершенное существо, полностью владеющее собой и своими собственными поступками, то есть определяющие последние единственным критерием – собственной функцией полезности. Он также остается в стороне предпочтения других субъектов, которые в позитивном или негативном плане могут отразиться на его решениях, а также предполагает отсутствие взаимосвязи между целью и средством. Одно и другое берется уже заранее известными и возможность того, что при рассмотрении цепочки последовательных действий цель может стать средством и наоборот - отсутствует.

Таким образом, можно отметить, что отсутствие каких либо предпосылок о возможности влияния решений одних людей на решения других открывают ортодоксальную теорию от социальной экономической науки.

Социологической модели человека существует, по мнению Линдберга, два вида. Первый (акроним SRSM) – социализированный человек, исполняющий роль и человек, который может быть подвержен санкциям. Это человек, полностью контролируемый обществом. Ставится цель полная социализация. Процесс направляется обществом – человек играет свою роль в нем. Наконец, возможность применения санкций – это контроль со стороны общества.

 

Вторая модель (акроним OSAM) – человек, имеющий собственное мнение, восприимчивый, действующий. Этот человек имеет мнение относительно разных сторон окружающего его мира. Он восприимчив, но действует в соответствии со своим мнением. Но он ничего общего не имеет с экономическим человеком, т.к. у него отсутствуют изобретательность и ограничения. Сравнивая две эти модели, можно увидеть, что экономический человек концентрирует в себе наиболее характерные черты человеческого поведения в процессе повседневной экономической деятельности. Хотя эти черты являются далеко не единственными.



Социологический человек переносит характеристику своего поведения на свое же поведение: общество в действительности же не является действующим лицом, оно представляет собой результат индивидуальных действий и взаимодействия людей. Поэтому современные науки, связанные с обществом, тяготеют к модели экономического человека, оставляя его поведенческой обоснованностью многих явлений, когда как социологическая модель не представляет ничего конкретного, опираясь на неустойчивую взаимосвязь между человеком и обществом.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.008 сек.)