Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ДВЕНАДЦАТЬ. Если бы полгода назад мне сказали, что я буду рада встретиться с Мией Ринальди при королевском дворе






 

Если бы полгода назад мне сказали, что я буду рада встретиться с Мией Ринальди при королевском дворе, я ответила бы, что это совершенно невозможно. Она была на год младше меня и еще с первого курса затаила злобу против Лиссы, злобу такой интенсивности, что доходила до крайностей в своем стремлении отравить нам жизнь. И преуспела в этом. Грязные слухи, которые распространяли обо мне Джесси и Ральф, были результатом ее усилий.

Однако позже Мия оказалась вместе с нами в Спокане и попала в плен к стригоям. Как в случае с Кристианом и Эдди, это изменило все. Она прошла через те же ужасы, что и мы. Фактически она единственная была свидетельницей гибели Мейсона и того, как я убивала стригоев. Она даже спасла мне жизнь, использовав магию воды, чтобы на некоторое время затопить ею одного из стригоев. В долгом споре о том, должны ли морои учиться сражаться наряду со стражами, она твердо стояла на стороне тех, кто был «за».

Я не виделась с Мией почти месяц, со времени похорон Мейсона, но сейчас, глядя на нее, испытывала чувство, что прошло не меньше года. Мне она всегда казалась похожей на куклу. Ниже большинства мороев, с детскими чертами лица, с круглыми щечками; это впечатление усиливали завитые волосы, уложенные ровными колечками. Однако сейчас, похоже, она себя такими вещами не утруждала. Золотистые волосы были стянуты в конский хвост; никаких искусственных кудряшек, просто легкая, естественная волнистость. Никакого макияжа, и, судя по лицу, она много времени проводила на свежем воздухе — кожа обветренная, тронутая очень, очень легким загаром; вещь почти неслыханная для мороя, учитывая их нетерпимость к солнечному свету. Впервые за все время нашего знакомства она выглядела на свой возраст.

При виде моего изумления она рассмеялась.

— Брось, прошло совсем немного времени. У тебя такой вид, словно ты не узнаешь меня.

— Почти. — Мы обнялись, и снова с трудом верилось, что когда-то она плела заговоры с целью разрушить мою жизнь. Или что я сломала ей нос. — Что ты здесь делаешь?

Она поманила нас наружу.

— Мы как раз собирались уходить. Сейчас все объясню.

Мы направились к соседнему зданию. В прямом смысле его нельзя было назвать галереей магазинов, но в нем располагались заведения, востребованные работающими здесь или приезжающими с визитом мороями, — несколько ресторанов, небольшие магазинчики, офисы, предлагающие всевозможные услуги. Было тут и кафе, куда Мия нас и повела.

Кафе вроде бы заведение обычное, но я в них бываю редко. Сидеть с друзьями в публичном (ну, наполовину публичном) месте, не беспокоиться о школе... это было замечательно. Напоминало те времена, когда мы с Лиссой жили сами по себе, когда наша жизнь не была в такой степени подчинена школе и ее правилам.



— Мой папа теперь здесь работает, — объяснила Мия. — Поэтому и я живу здесь.

Моройские дети редко живут со своими родителями. В основном их отсылают в школы типа Академии Святого Владимира, где они находятся в безопасности.

— А как же школа? — спросила я.

— Здесь не так уж много детей, но они есть. В основном богатые, имеющие домашних учителей. Но папа потянул за кое-какие ниточки и устроил так, что я могу ходить к этим учителям заниматься. Изучаю то же самое, просто другим способом. Это здорово. Меньше времени с учителем — больше домашних заданий.

— Ты, похоже, отдаешь много времени тренировкам на свежем воздухе, — сказал Эдди.

Он явно не упустил из вида то же, что и я. Посмотрев на руки, в которых она держала свой кофе латте, я заметила на них мозоли.

— Я тут подружилась с некоторыми стражами, и они показывают мне кое-что.

— Это рискованно, — заметил Кристиан, хотя в его тоне звучало одобрение. — Ведь дебаты насчет участия мороев в сражениях еще не закончены.

— Ты имеешь в виду участие мороев в сражениях с помощью магии, — поправила она Кристиана. — Вот что ставится под сомнение. О рукопашном бое разговоров нет.

— Ну, на самом деле есть, — сказала я. — Просто отошли в тень споров по поводу магии.

— Ничего незаконного в этом нет, — натянуто ответила она. — И пока дело обстоит так, а не иначе, я буду учиться этому. Тут происходит столько всяких встреч и событий. Думаешь, кому-нибудь есть дело до того, чем занимается человек вроде меня?



Семья Мии не только не принадлежала к королевским, но относилась к низшему классу. Ничего плохого в этом, конечно, нет, но она, безусловно, сталкивалась с самыми разными последствиями своего положения.

Тем не менее в целом ее ситуация меня порадовала. Мия казалась более счастливой, более открытой, чем когда-либо прежде. Она казалась более... свободной. Не успела я открыть рот, как Кристиан высказал мои мысли.

— Ты изменилась.

— Мы все изменились, — ответила она. — В особенности ты, Роза. Хотя мне трудно объяснить в чем.

— Ну, мы, пятеро, просто не могли не измениться, — заметил Кристиан и тут же поправил себя: — Четверо, конечно.

Мы смолкли под тяжестью воспоминаний о Мейсоне. Пребывание в обществе Кристиана, Эдди и Мии растревожило печаль, которую я всегда старалась скрыть; судя по выражению их лиц, они испытывали те же чувства.

Постепенно разговор вернулся в свое русло, к обсуждению того, что происходит здесь и в Академии. Я, однако, продолжала думать о словах, сказанных Мией: что я изменилась больше других. И, как мне казалось, эти изменения касались, прежде всего, того, как часто в последнее время я теряю контроль над собой, веду и ощущаю себя так, будто мной руководит чья-то злая воля. Когда я сидела там и наблюдала за Мией, возникало чувство, будто сейчас в ней возобладали все ее положительные качества — а во мне все отрицательные. Вспомнились не раз сказанные слова Адриана о том, какая у меня темная, темная аура.

И как будто стоило лишь подумать о нем — вот он, тут как тут. С ним была и Лисса. Их бар, скорее всего, находился в этом же здании, осознала я. Выскользнув из головы Лиссы, я заблокировала исходящие от нее мысли и эмоции и поэтому не знала точно, что с ней происходит. По счастью, по-настоящему напоить ее Адриан не сумел, но две порции она выпила. Благодаря нашей связи я почувствовала, что она под легким кайфом, и была вынуждена экранировать себя от его воздействия.

Она тоже очень удивилась при виде Мии, но тепло приветствовала ее и стала расспрашивать. Большую часть этого я уже слышала, поэтому просто пила свой чай. Кофе — не для меня. Большинство стражей пристрастились к нему, как морои к крови, но только не я.

— Как прошел твой визит к королеве? — в какой-то момент спросил Кристиан Лиссу.

— Не так уж плохо, — ответила она. — И ничего потрясающего тоже. Но она не кричала на меня и не унижала. Можно сказать, хорошее начало.

— Хватит скромничать. — Адриан обхватил ее рукой. — Принцесса Драгомир твердо стояла на своем. Это надо было видеть.

Лисса рассмеялась.

— Я, конечно, не рассчитываю получить объяснения, но почему она решила допустить нас к судебному разбирательству? — сухо спросил Кристиан.

Он явно был не в восторге от того, что они снова вместе, как и от того, где оказалась рука Адриана. Лисса перестала смеяться, но все еще улыбалась.

— Это заслуга Адриана.

— Что? — в один голос воскликнули мы с Кристианом.

Адриан, очень довольный собой, в виде исключения молчал, позволив говорить Лиссе.

— Он убедил ее, что мы обязательно должны быть здесь. Видимо, изводил, пока она не сдалась.

— Это называется «убеждал», а не «изводил», — сказал Адриан.

Лисса снова рассмеялась.

Я вспомнила то, что совсем недавно сама говорила о королеве: «А она кто? Просто еще одна Ивашкова. Их у нас вагон и маленькая тележка». Действительно. Я во все глаза смотрела на Адриана.

— Вы что, близкие родственники? — спросила я, и тут же пришел ответ — из головы Лиссы. — Она твоя тетя.

— Точнее говоря, я ее внучатый племянник, самый любимый и самый замечательный. Ну, вообще-то я ее единственный внучатый племянник, но это не имеет значения. Я все равно самый любимый..

— Невероятно, — сказал Кристиан.

— Присоединяюсь, — добавила я.

— Вы не цените меня. Почему так трудно поверить, что в эти мрачные времена я способен внести свой добрый вклад? — Адриан встал, пытаясь сделать вид, будто сердится, но ухмылка на его лице показывала, что он находит все это очень забавным. — Я и мои сигареты удаляемся. По крайней мере, они проявляют ко мне уважение.

Едва он ушел, Кристиан спросил Лиссу:

— Ты напилась с ним?

— Не напилась. Выпила всего две порции. С каких пор ты стал таким консервативным?

— С тех пор, как Адриан оказывает на тебя плохое влияние.

— Перестань! Он помог нам. Никто другой не сумел сделать этого. Он вовсе не был обязан, но сделал. А вы с Розой сидите тут и ведете себя так, будто он самый плохой человек на планете.

Это не совсем соответствовало действительности. Я сидела тут, да, но чувствовала себя так, словно получила удар по голове, и буквально онемела, чтобы реагировать.

— Да, и, уверен, он сделал это исключительно по доброте сердца, — пробормотал Кристиан.

— А что еще могло им руководить?

— Он парень не промах.

Лисса широко распахнула глаза.

— Думаешь, он сделал это ради меня? Думаешь, между нами что-то есть?

— Вы пьете вместе, практикуете магию вместе и вместе ходите на всякие элитные сборища. Что бы ты подумала?

Мия и Эдди выглядели так, словно очень хотели оказаться где-нибудь в другом месте. Я начала разделять их чувства.

Гнев вскипел в Лиссе, ударив в меня, словно волна жара. Она была вне себя, но ее реакция не имела прямого отношения к Адриану. Гораздо больше ее огорчало то, что Кристиан не доверяет ей. Что касается его, не требовалось никакой психической связи, чтобы понять его чувства. Он ревновал не просто потому, что она общается с Адрианом. Ревность Кристиана была вызвана тем, что Адриан обладает определенного рода влиянием, позволяющим ему делать для нее подобные благодеяния. В точности как разглагольствовали Джесси и Ральф — о том, что верные связи открывают верные двери; связи, которых Кристиан не имел.

Коленом я ткнула Кристиана в ногу, надеясь, что он поймет намек и уймется до того, как совсем все испортит. Гнев Лиссы усиливался; к нему примешалось чувство некоторого смущения, когда она начала сомневаться в себе и задаваться вопросом, не слишком ли сблизилась с Адрианом. Одна сплошная чушь.

— Кристиан, да пойми же ты! Если Адриан и сделал это ради кого-то, то только ради меня и своей безумной одержимостью мной. Он уже давно хвастался, что может добиться этого, а я не верила. — Я переключилась на Лиссу. Нужно было успокоить ее и развеять темные чувства, которые могут причинить ей много неприятностей, если выйдут из-под контроля. — Лисс, тебе нужно успокоиться и переждать хотя бы час, прежде чем продолжать этот разговор. Иначе брякнешь что-нибудь такое же глупое, как Кристиан, а улаживать всю эту неразбериху придется мне — как всегда.

Я здорово завелась и ожидала, что кто-то из них отбреет меня. Вместо этого Лисса расслабилась и улыбнулась Кристиану.

— Да, нам определенно нужно обсудить это позже. Так много всего случилось сегодня.

Он заколебался, но потом кивнул.

— Да. Извини, что набросился на тебя.

Он тоже улыбнулся ей, и ссора была улажена.

— Ну и кого ты встретила здесь? — спросила Лисса Мию.

Я смотрела на них в изумлении, но, похоже, никто ничего не заметил. Я загасила их ссору — и хоть бы слово признательности. Ни тебе «Спасибо, Роза, за то, что обратила внимание, как по-идиотски мы себя ведем». Мало того что я должна день за днем терпеть их романтические интерлюдии и никто не учитывал при этом, что чувствую я. Сейчас я только что спасла их отношения, а они даже не осознали этого.

— Скоро вернусь, — сказала я, когда Мия принялась описывать других проживающих тут подростков.

Я боялась, что если останусь, то могу ляпнуть что-нибудь, о чем потом буду сожалеть, или, может, даже сломаю кресло. Откуда во мне поднималась эта ярость?

Я вышла наружу, надеясь, что глоток холодного воздуха успокоит меня. Но вместо него получила струю гвоздичного дыма в лицо.

— Только не начинай снова о курении, — предостерег меня Адриан; он стоял, прислонившись к кирпичной стене дома. — Тебе не следовало выходить наружу. Ты знала, что я здесь.

— Именно поэтому и вышла. Ну, поэтому и еще из-за чувства, что останься я там еще на минуту — и сойду с ума.

Наклонив голову, он вглядывался в мое лицо. Его брови поползли вверх.

— Ты не шутишь? Что произошло? Пять минут назад с тобой все было прекрасно.

Я остановилась перед ним.

— Не знаю. Со мной действительно все было прекрасно. Потом Кристиан и Лисса завели дурацкую ссору из-за тебя. Странно. На этот раз злились они — а кончилось все тем, что я разозлилась даже больше их обоих, вместе взятых.

— Постой. Они ссорились из-за меня?

— Да. Я только что сказала это. Ты что, не слушаешь?

— Эй, не рычи на меня. Я тебе ничего не сделал.

Я скрестила руки на груди.

— Кристиан ревнует из-за того, что ты слишком много околачиваешься около Лиссы.

— Мы изучаем дух. И будем рады, если он присоединится к нам.

— Да, но... Никто никогда не утверждал, что любовь делает человека разумным. Видя вас рядом, он нервничает. И еще он расстроился, потому что ты занимаешь такое положение, что смог ради Лиссы воздействовать на королеву.

— Я сделал это не ради нее. Я сделал это ради вас всех, но, в особенности, ради тебя.

— Я не верила тебе, что ты можешь сделать это.

Он усмехнулся.

— Следовало внимательнее слушать, когда я во сне рассказывал тебе свою семейную историю.

— Наверно. Просто я думала...

Закончить я не смогла. Я думала, что Дмитрий будет тем, кто пробьет эту стену ради меня, тем, кто — несмотря на его заверения в обратном — может добиться всего. Но это оказался не он.

— Думала что? — спросил Адриан.

— Ничего. — Это было нелегко, но я сумела выдавить следующие слова: — Спасибо за то, что помог нам.

— О бог мой! Доброе слово от Розы Хэзевей! Я умру счастливым.

— Что ты хочешь этим сказать? Что обычно я неблагодарная сука?

Он просто стоял и смотрел на меня.

— Эй! Что с тобой?

— Ты могла бы искупить свою вину, обняв меня.

Я злобно воззрилась на него.

— Ласково так, без затей? — умоляюще продолжал он.

Я вздохнула, подошла к нему, обняла одной рукой и положила голову ему на плечо.

— Спасибо, Адриан.

На мгновение мы замерли в такой позе. Не было никакого безумного электричества или ощущения связи, которые возникали, когда я обнималась с Дмитрием, но, должна признаться, кое в чем Лисса оказалась права. Временами Адриан вел себя заносчиво и надоедливо, но он не был подонком, что я часто ему приписывала.

Дверь распахнулась, наружу вышли Лисса и остальные. Они, понятное дело, при виде нас выглядели удивленными, но меня это не заботило. Кроме того, они, скорее всего, полагали, что я беременна от Адриана, так какая разница? Я отодвинулась от него.

— Уже насиделись? — спросила я.

— Да. У Мии есть дела поважнее, чем болтать с нами, — пошутил Кристиан.

— Эй, я просто обещала папе встретиться с ним. Увидимся, прежде чем вы уедете. — Она зашагала прочь, но внезапно остановилась и обернулась. — Господи, совсем из головы вон. — Она достала из кармана сложенный листок бумаги и протянула мне. — Отчасти я из-за этого и нашла вас, ребята. Один из придворных клерков просил передать это тебе.

— Спасибо, — в недоумении сказала я.

Мия ушла, а все мы двинулись в сторону нашего здания. Я замедлила шаг, разворачивая записку и задаваясь вопросом, у кого на свете могло возникнуть желание связаться со мной.

 

Роза!

Я был счастлив, услышав, что вы здесь. Уверен, это сделает завтрашнее разбирательство гораздо забавнее. Мне давно хотелось узнать, как дела у Василисы, а твои романтические эскапады всегда изумительно развлекают. С нетерпением жду возможности рассказать о них завтра в зале суда. Всего наилучшего.

В.Д.

 

— Кто прислал это? — спросил Эдди, подходя ко мне.

Я торопливо сложила записку и сунула ее в карман.

— Никто.

В самом деле никто.

В.Д.

Виктор Дашков.

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал