Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ВХОЖДЕНИЕ В НОВЫЙ ЗАВЕТ ПОСРЕДСТВОМ СМЕРТИ




 

В предыдущей главе я утверждал, что бремя полного послушания Богу все еще остается на человеке. Однако Новый Завет дает обещание, что Дух Святой будет снабжать нас всеми необходимыми ресурсами, чтобы мы могли исполнить свою часть. Заключая Новый Завет, Бог обязал (или связал) Себя клятвою обеспечить нас всякою властью и силою для того, чтобы исполнить все условия и требования этого завета. Так что, когда Бог клятвенно обещает: «Я сделаю это», вера в нас отвечает: «Да будет так».

Теперь позвольте мне показать вам еще одну чудесную истину Нового Завета. Она предполагает, что Господь никогда не может настолько приблизиться к Своему народу, а Его народ никогда не может настолько приблизиться к Нему, как Он того желает. Поэтому Он связывает Себя и соединяется с нами посредством этого связующего контракта. Новый Завет говорит о посвящении Господа тому, чтобы сохранять Своих детей от падения, а также утешать, успокаивать и убеждать нас в том, что власть и господство греха могут и будут сокрушены пребывающим в нас Святым Духом.

Эта истина является единственной надеждой для тех верующих, которые ослабели в их борьбе с запинающим грехом. Только благодаря снятию покрывала с Нового Завета мы можем познать тайну полной победы над грехом.

 

Бог открыл мне значение креста, когда я глубоко ощутил свое ничтожество.

 

Годами я стремился понять Новый Завет, веря, что это будет чудесная истина, способная освободить связанную грехом церковь в эти последние дни беспрецедентного осквернения. Я прилежно старался постигнуть эту истину, читая все, что мог найти на эту тему. Но все это было слишком сложно и таинственно. Я хотел увидеть и испытать силу Нового Завета в моей собственной жизни. Если это действительно является тайной силой, способной освободить от власти греха, она должна практически проявляться в моей собственной борьбе за чистоту сердца. Я сказал Богу, что если это не срабатывает в моей собственной жизни, я никогда не смогу проповедовать это другим – это было бы не более чем мертвая буква.

Итак, я предоставил свою жизнь и служение Господу в качестве своего рода духовной лаборатории, в которой бы испытывались и проверялись те истины, которые Он мне открывал. И теперь я могу сказать вам, что Его откровение Нового Завета было для меня самой живительной, разрушающей грех истиной, которую я когда-либо знал и испытал.

Годами, с того самого дня, когда Бог пообещал открыть мне истину этого завета, я молился: «Господи, когда же Ты откроешь мне его значение?». Он отвечал: «Прежде чем ты сможешь понять его, ты должен пережить крест. Учение Нового Завета и твое понимание его придут только после того, как ты пройдешь через процесс взятия своего креста и смерти для всего, что исходит от тебя».



Я не верю, что мы можем действительно понять Новый Завет, пока мы не познаем глубину личного креста. Я всегда знал подробности креста Христа. Будучи молодым служителем, я проповедовал крест в живых образных картинах. Я искренне говорил о печали Иисуса, когда Он услышал отречение Петра, о терновом венце, который давил на Его голову, о насмешниках и глумливых криках толпы, о гвоздях, пробивающих Его ладони, о копье, пронзившем Его ребра. Я проповедовал горячо, ведя своих слушателей от поцелуя Иуды в саду до последнего возгласа «Совершилось!». Но все эти детали, включая пафос Голгофы, не исчерпывают глубины значения креста. Большинство из нас знают о том, что происходило на Голгофе физически – но немногие испытали и уразумели действительное, духовное значение распятия Христа, упуская из виду свой личный крест и что значит умереть со Христом.

Везде, куда бы ни шел Иисус, за Ним следовали толпы народа. Однажды Он внезапно остановился, обернулся к народу и сказал: «Вы не можете быть Моими учениками, если не возьмете свой крест и не последуете за Мной» (см. Лук. 14:27). Всю свою жизнь мы, верующие, слышим эту фразу: «Возьми крест свой и следуй за Мной».Мы читаем слова Иисуса: «И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф. 10:38). «… если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф. 16:24).Также Павел заявляет: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6:14).



Дилемма заключается в следующем: я не могу даже стать Христовым учеником, пока не возьму свой крест. Я не могу следовать за Ним иначе, чем путем креста. Я не достоин быть Его дитем, не беря креста, и я призван к славе креста. Явно, что здесь находится ключ к пониманию Нового Завета. Но как я могу взять крест, принять его и покориться ему, если я не знаю, что это значит?

Сколько определений креста вы слышали за свою жизнь? Я признаю, что в течение многих лет я никогда не имел такого представления о кресте, которое могло бы удовлетворить мое глубочайшее, страстное стремление познать его значение. Я не мог проповедовать его полноту, потому что не испытал его, и он оставался для меня тайной.

В отчаянии я взывал к Господу: «Отче, Ты знаешь, как меня это тревожит, и как я хочу взять свой крест и идти за Тобой. Но где он? И что это такое? Ты говоришь, что это мой крест, а Павел сказал, что я должен быть распят, я должен умереть. Но, Господь, как Ты можешь призывать меня взять свой крест, когда я этого не понимаю? А если я не понимаю этого, как я могу когда-нибудь прийти к познанию Нового Завета?».

Скажите честно – понимаете ли вы значение креста, вашего креста, вашей смерти, лично для себя? Можете ли вы объяснить мне, что значит для вас взять свой крест, и что происходит в результате этого взятия?

Вот наиболее распространенное из всех слышанных мною объяснений: крест – это некое бремя, нечто беспокоящее, некоторого рода мучительное иго, вроде хронической болезни или жала во плоти. Но это определение не подходит даже близко. Крест, о котором говорит Иисус – это не просто какое-то физическое крушение в нашем духовном хождении, это намного глубже и мрачнее всего этого. Я слышал, как люди говорят: «Ее крест – это ее злой муж-ругатель». Или: «За двадцать лет у него не было ни одного дня, свободного от мучительной боли. Это его крест». Нет, крест – это намного больше, чем все эти страдания.

Я не собираюсь рассказывать вам все, что я знаю доктринально о кресте, но я поделюсь с вами тем, как я испытал крест (я все еще обрабатываю все это теологически; это еще впереди). То, чем я собираюсь поделиться, для многих может показаться не имеющим смысла, но возможно те, кто борются, пытаясь освободиться своими силами, поймут это. Вот мой опыт креста:

Я испытал «погружение в ничтожество». Меня не интересует словарное определение ничтожества. Все, что я знаю, это то, что я полностью исчерпал себя, опускаясь все ниже и ниже к состоянию полной беспомощности. Я так тяжело и так долго боролся, чтобы угодить Господу, прилагая все старания, чтобы жить свято и быть чистым. Я прилежно старался подавлять всякую страсть и похоть в своем теле и разуме. Я прочитал так много книг и прослушал столько кассет, ища разгадку, понимание, тайну победоносной жизни. Я плакал, пока у меня не иссякли слезы. Я молился на ходу, молился, склонив колени, молился, повергаясь на свое лицо. Я так сильно хотел угодить моему Господу, я читал свою Библию до рези в глазах. Я умолял Дух Святой отсечь соблазнявшую меня правую руку, вырвать мой соблазняющий правый глаз, сделать все, что Он считает нужным, чтобы избавить меня от всякого запинающего меня греха.

Затем настал день, когда я не мог больше выдержать этого. В тот день я даже не молился. Все, что я мог, это лечь на полу, душевно опустошенный, не в силах даже плакать. Объятый ощущением полного духовного банкротства, я мог только сказать: «Господь, я больше так не могу. Я выбился из сил. Я устал и изнемог. После всех моих книжных поисков и исследований, всех моих усилий быть победителем, я все еще воюю с плотью. Мои искушения не уходят. Я пытался стать живою жертвою, я боролся, чтобы жить верой. Я прилежно старался жить и ходить в Духе, позволяя Ему вести меня и наделять Своею силой, но я все еще не достиг этого. Я все еще не понимаю, почему этому не видно конца».

Я пришел к состоянию своего крайнего ничтожества, где можно только вопиять: «Господь, я не могу больше бороться. У меня нет ничего, что я мог бы Тебе предложить – никаких заслуг, никакого оправдания. У меня нет больше никаких сил, чтобы бороться. Я слаб и беспомощен. Я не имею ни малейшего понятия, как мне быть дальше».

Вниз, к ничтожеству – где вы знаете, что никто на этой земле не может вам помочь. Никакие советники, близкие, друзья, служители. Это место, где вы знаете, что если Господь не придет, чтобы изменить вас – открыть вам глаза и показать путь – это не совершится. Это место, где вы совершенно точно знаете, что ничего не можете сделать сами. Там вы раз и навсегда осознаете, что все ваши усилия и борьба по плоти никуда не приведут, и теперь все зависит только от Господа. Если это будет откровение – дать вам его должен Он. Если это будет избавление от запинающих грехов, это должен сделать Дух Святой. Если в моей жизни нужно что-то уладить, Он должен устроить это. Если я должен стать для Него благословением и радостью, Он должен сделать так, чтобы это произошло. Если я должен ходить в Духе, Он должен показать мне, как это делать. Если Дух Святой должен наделить меня силой, чтобы победить похоть или страсть, это должно произойти единственно благодаря вере, которую Он мне даст. Я теперь выбыл из игры. Из ничтожества должна прийти Его сверхъестественная сила. Мои обещания не стоят ничего, потому что я не могу их сдержать. Мои старания тщетны, потому что у меня нет ничего.

Вниз, к ничтожеству – где я больше не имею своей собственной воли. Сам по себе я беспомощный, безвольный. Я отказался от своей воли, потому что она совершенно неспособна произвести во мне хоть какую-то духовность. В этом месте я ощутил под ногами твердую почву, вспомнив, что Сам Иисус не мог ничего делать от Себя: «На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь» (Иоан. 5:19-20).

Только ощутив свое ничтожество, я мог сказать Иисусу: «Ты был Богом во плоти, однако нуждался в руководстве Отца. Ты ничего не мог делать от Себя. Как же Ты можешь ожидать чего-либо большего от меня? Если Ты нуждался в руководстве и помощи на каждом шагу, насколько более нуждаюсь в этом я? Насколько более беспомощным являюсь я без этой Отцовской любви и руководства? Иисус, Ты сказал, что Отец любит Тебя, и поэтому показывает Тебе «все, что делает Сам»».

Если я во Христе, и Его Отец является моим Отцом, тогда Он любит и меня, и Он должен показать мне все, что Он хочет совершить через меня для Него: «Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю. Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно» (Иоан. 8:28-29).

Ничтожество – место, где вы ощущаете себя оставленным. Вы любите Его, желаете Его, вы знаете, что Он есть, но по какой-то, неизвестной вам причине, Он молчит. Его откровение не приходит к вам. Он не отвечает на ваш сердечный вопль о более ясном видении того, что с вами происходит. В такой час Иисус возопил к Отцу: «Элои! Элои! ламма савахфани? – что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Марк. 15:34). Я издаю такой же вопль: «Отче, все, что я хочу – это исполнять Твою волю и угождать Тебе. Почему я должен ощущать себя оставленным? Почему Ты не отвечаешь, в то время как я отчаянно нуждаюсь в Тебе? Почему моя душа так унывает, ощущая смятение и отверженность?».

Когда Иисус сказал: «Возьми свой крест и следуй за Мной», Он имел в виду: «Ты пойдешь тем же путем смерти». Переживание креста приходит, когда ты думаешь, что Бог не слышит твой вопль о праведности и святости. Какое-то время твои молитвы остаются без ответа, и твое сердце восстает и начинает рассуждать: «Все, что я хотел, это быть похожим на Иисуса – ходить в победе, быть Его радостью, наслаждаться сердечным общением. Но такое? Почему нет ни ясного пути, ни утешения? Почему в моей душе мрак – такое ощущение, что я кричу Ему в ухо, однако Он как будто не слышит? Почему это должно быть таким сложным?».

Именно в этот момент в Своем распятии Иисус, прорвав дьявольский мрак, громко воскликнул в вере: «Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лук. 23:46).

Вот где наиболее могущественно переживается крест. Это происходит, когда, ощущая свое ничтожество, я подчиняю свою волю, прекращаю борьбу и усилия. Теперь я полностью полагаюсь на Него. Теперь я полностью передаю дело из своих рук Богу, Который должен взять его под Свой контроль. Его Дух должен ввергнуть меня в смерть и воскресить как нового человека. Я предаю свой дух, независимую жизнь плоти. Смерть всякой амбиции. Смерть хвастовству и стараниям произвести впечатление на других. Смерть для делания чего-либо по своей воле. Смерть моим планам, желаниям, воле, смерть всем моим стараниям угодить Ему. И, что более всего, смерть моей плотской вере. Сколько раз я боролся, чтобы мобилизовать свою веру и пытался накачивать ее обетованиями? Я снова и снова повторял: «Господь, я верю, я же верю, я действительно верю. Я в самом деле, истинно, честно верю». Но это не срабатывало. (Вы всегда можете сказать, исходит ли ваша просьба от плоти, потому что она имеет некий предел. Мы предоставляем Богу для ответа столько времени, сколько считаем достаточным, но когда Он не укладывается в наше расписание, наша так называемая вера превращается в безобразное неверие).

Смерть – это единственный путь, ведущий из Ветхого Завета в Новый. Плотская вера должна умереть. Никаких больше стараний и усилий, чтобы верить. Если я должен иметь веру – истинную веру, веру Божью – Он должен дать мне ее. Нам дана мера веры – но если верно то, что я ничего не могу делать сам, тогда это включает и обладание Его верою. Вот почему Писание называет это «верой Божьей».

Вас тошнит от греха? Действительно ли вы жаждете жить святой жизнью, свободной от застарелых похотей плоти? Тогда приготовьтесь к смерти, приготовьтесь принять крест. Ветхий Завет приведет вас в тупик – к сознанию полного вашего ничтожества. Когда вы оставите всякую надежду победить грех своей человеческой силой и волей, тогда вы готовы войти в славное царство свободы путем Нового Завета.

Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер; и таким образом заповедь, [данная] для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею. Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра. Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди» (Рим. 7:9-13).


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал