Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дэнни Шугермэн Беверли Хиллз, Калифорния




Джерри Хопкинс и Дэнни Шугермэн

Никто не выйдет отсюда живым

Джим Моррисон здесь во всей своей целостности - певец, философ, поэт, правонарушитель - выдающийся, харизматический и гонимый приверженец тьмы, который отвергал любые авторитеты , испытатель, исследовавший “границы реальности, чтобы посмотреть, что случится...”

Писавшаяся в течение семи лет, эта полная биография - работа двух людей , интерес которых к Джиму Моррисону и опыт общения с ним необычайно помогли им в изложении этой современной трагедии . Джерри Хопкинс, чья знаменитая биография Пресли “Элвис” была “вдохновлена” Моррисоном, и Дэнни Шугермэн, преуспевающий бизнесмен и помощник “Doors”. Они вместе рассказывают историю гения, который как комета пронёсся по музыкальному горизонту, а потом рассыпался на горящие осколки, когда его жизнь вышла из-под контроля.

Предисловие

Джим Моррисон успешно стал мифологическим героем еще при жизни - он был, это почти бесспорно , живой легендой. Его таинственная смерть и последовавшие за ней спекуляции завершили цепь событий, утвердивших за ним место в пантеоне одарённых художников, ощущавших жизнь слишком остро, чтобы выжить: Артюра Рембо, Шарля Бодлера, Ленни Брюса , Дилана Томаса, Джеймса Дина, Джими Хендрикса и других.

Эта книга не поддерживает и не опровергает миф о Моррисоне. Она просто напоминает о том, что Джим Моррисон (и “Doors”) - это больше, чем легенда; что легенда существовала на самом деле. Иногда прелесть этой книги - в резком противоречии мифу, иногда - в соответствии с ним . Таким был этот человек.

Лично я считаю, что Джим Моррисон был богом. Некоторым из вас это может показаться ненормальным , а кому-то - странным. Конечно, Моррисон говорил, что мы все - боги и что наша судьба зависит от нас самих . Я только хочу сказать, что, по-моему, Джим Моррисон был современным богом. На худой конец, господом.

До сих пор мы имеем слабое представление об этом человеке. Его деятельность в качестве участника “Doors” привлекает всё больше поклонников, в то время как настоящий талант этого человека и источники его вдохновения известны, но на них не обращают внимания. Рассказы об арестах и “подвигах” распространены шире, и эти рассказы сейчас более фантастичны, чем когда-либо, но наше представление о Моррисоне как о человеке тускнеет.

Моррисон изменил мою жизнь. Он изменил жизнь Джерри Хопкинса. Джим Моррисон действительно перевернул много жизней , не только тех, что непосредственно соприкасались с его жизнью, но и тех, кого он привлекал как неоднозначный поэт-певец “Doors”.

Эта книга рассказывает о жизни Джима, но не даёт ей оценки. Мы только попытались проникнуть внутрь этого человека, исследуя, откуда он пришел и как он попал в среду, где стал лидером .



В самом начале, в 1967-м году (когда большинство из нас услышало его впервые), понять Моррисона было не легко . Это было сложнее духовных поисков; в сравнении с предназначением Джима вы были посторонним, который предпочиталзаглянуть внутрь. Рок-н-ролл всегда привлекал множество “негодников” с подобными замашками, но Моррисон продвинул таких “посторонних” на шаг дальше. Он говорил, дословно: “Это прекрасно, что нам нравитсяздесь. Это причиняет боль, это ад, но это ещё и радость, гораздо более реальная , чем то путешествие, в котором я вижу вас”. Он показывал пальцем на родителей, учителей и другие земные авторитеты. Он не говорил ничего определённого. Ненавидящий ложь , он не предупреждал - он громко, неистово бросал обвинения. Ещё он показывал нам, на что это было похоже: “Люди странные, когда ты странный / Лица уродливы, когда ты один ”. Он показывал нам, как могло быть: “Нам могло быть так хорошо вместе / Я расскажу тебе о мире, который мы придумаем / ненужном мире без жалоб / предприятия / экспедиции / приглашения и изобретения”. Он был эмоционален, яростен, грациозен и мудр в общении. Он редко шёл на компромиссы.


 

Проникновение внутрь определённо не интересовало Джима. Как и не интересно было ему пройти мимо или побыть рядом . Единственным побудительным мотивом Джима было прорваться насквозь всего. Он читал о людях, которым это удавалось, и верил, что это возможно . Он хотел взять нас с собой. “Мы войдём в ворота к вечеру”, - пел он. Несколько чудесных лет , первых в жизни “Doors”, значили чуточку больше, чем только то, что Джим и группа брали с собой аудиторию в недолгие путешествия на другую территорию, выходящую за пределы добра и зла , на чувственный и драматический музыкальный ландшафт. Конечно, последний прорыв на другую сторону - это смерть.



Вы можете балансировать на грани жизни и смерти, между “здесь” и “там”, очень долго. Джим это и делал, неистово махал нам рукой, зовя присоединиться к нему. Увы, кажется, он нуждался в нас больше , чем мы в нём. Мы абсолютно не были готовы идти туда, куда он нас звал . Мы хотели смотреть на него, мы хотели идти за ним - но не шли. Не могли. А Джим не мог остановиться . И шёл один, без нас.

Джим не хотел помощи. Он хотел только помогать. Я не верю, что Джим Моррисон шёл “путём смерти”, как говорили многие. Я верю, что “путь” Джима был путём жизни. И не временной жизни, а извечного счастья. Если он должен был убить себя, чтобы туда попасть, или хотя бы внести свою собственную лепту в исполнение своего предназначения, замечательно. Если и была какая-то печаль в конце жизни Джима, то это было горе неосознанного смертельного цепляния за жизнь . Но как бог, как провидец, он знал лучше.

История, которую вы прочитаете, может показаться трагичной, но для меня это - история свободы. Неважно, что в последние дни Джиму пришлось пережить депрессию и разочарование ; я верю, что с ним были и радость, и надежда, и спокойное знание того, что он почти дома .

Не важно, как умер Джим. И нет ничего особенного в том, что он покинул нас столь молодым. Важно только то, что Джим Моррисон жил, и жил с намерением, понятым им с самого рождения : раскрыть самого себя и свой собственный потенциал. Он делал это. Короткая жизнь Джима хорошо говорит сама за себя. А я сказал уже слишком много.

Никогда не будет другого такого, как он.

Дэнни Шугермэн Беверли Хиллз, Калифорния


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал