Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3 4 страница




Чтобы понять истинные мотивы своего поведения, женщина должна задать себе некоторые вопросы.

Почему я веду себя именно так:

l Потому что я этого действительно хочу?

l Потому что другие ожидают от меня такого поведения?

l Потому что я предполагаю, что окружающие ожидают от меня такого поведения?

Выясните, приносит ли ВАМ такое поведение какую-либо пользу, и если приносит, то какую именно. Спросите себя: что Я надеюсь выиграть, если буду вести себя подобным образом?

В критических ситуациях вы должны ответить себе на следующие вопросы:

l Каковы мои желания?

l Чем определяются мои действия? Каковы мотивы моего поведения?

l Какой результат ожидаю получить Я, когда веду себя определенным образом?

l Есть ли другие пути, которые приведут меня к цели?

l Есть ли у меня альтернатива тем жестам, словесным и действенным образам, которые я использовала?

l Какое у меня сейчас настроение?

l Что бы мне хотелось сделать?

l Что лучше для меня?

l Что может случиться, если я пройду через это?

l Что меня останавливает? Какие у меня есть опасения?

l Какие чувства я буду испытывать, осознавая, что в данный момент жертвую своими интересами и тем самым изменяю себе?

l Какие чувства я буду испытывать завтра / на следующей неделе / в следующем месяце / в следующем году? Как я чувствовала себя, оказавшись в аналогичных ситуациях?

Цель — раскрыть истинные причины поведения подчинения. Речь идет о предрасположенности к такому поведению, которая живет в любой женщине. Только проанализировав индивидуальные предпосылки подчинения, можно выработать собственные защитные механизмы.

Подчинение имеет много форм выражения. Я выделила три основных признака подчинения, чтобы правильней идентифицировать поведение подчинения.

Ритуал подчинения — определенные действия, которыми женщина выражает свою готовность подчиняться, уступать и покоряться.

Жесты подчинения — невербальное выразительное поведение: язык телодвижений, мимика, жестикуляция.

Речь подчинения подразумевает характерные слова, выбор определенных слов, а также мета-обращение, то есть сказанное между строк, и голосовой регистр.

Подчинение раскрывается в этих трех плоскостях. Используя их, женщина сама препятствует собственному развитию, тем самым позволяя окружающим эксплуатировать себя. Это называется бессознательный вред себе.

Бессознательный вред себе

Подчиняясь, женщины лишний раз подтверждают распространенный предрассудок о превосходстве мужчин. Женщина, которая подчиняется или покоряется, предает себя и укрепляет таким образом власть мужчин. Это и есть девальвация самой себя. Она увеличивает барьеры, которые потом ей придется преодолевать, приложив еще больше усилий.



Ритуал подчинения. Директор-женщина ведет себя “вежливо” по отношению к начальнику одного из отделов своей компании. Ее реакция представляет собой церемонию приличия: обращаясь к нему, она использует доброжелательные слова, говорит тихим голосом, улыбается даже тогда, когда он ее перебивает. Он называет ее не иначе как “милостивая директор” и дает ей “ценные указания” громким голосом. Однако ее тактика — оборона. Она даже позволяет ему бранить себя перед всеми сотрудниками на собрании отдела.

Начальница отдела кадров ищет необходимые документы сама, откладывая срочные дела, потому что не хочет обременять свою секретаршу, которая потратила бы на поиски гораздо больше времени. Тем самым она позволяет себе деградировать.

Жест подчинения. Вас опять хотят загрузить “черной” работой. Вы отказываетесь, говоря “нет”, но при этом улыбаетесь, как будто извиняясь, и неуверенно смотрите в пол. Такое поведение подобно вызову: “Попробуй еще раз, может быть, я все-таки соглашусь, потому что иначе буду казаться себе мелочной, жалкой и ленивой”.

Речь подчинения. Вы уверенно высказываете свою точку зрения, но заканчиваете фразу полувыводом-полувопросом: “Это ведь так, правда? Или ...” либо “Вы со мной согласны?”. Таким образом вы показываете, что куда большую ценность имеет мнение окружающих, чем ваше собственное.

Кратковременная польза

подчинения

Возникает вопрос: в чем заключается польза подчинения?

Многие женщины постоянно унижаются, терпят оскорбления и в конце концов сами начинают верить в то, что умоляющие улыбки, просьбы, слезы, жалобы или покорность — это испытанные женские способы достижения успеха. На первый взгляд кажется, что эти системы действительно работают, так как сначала проявляется позитивный эффект. Обычно подчинение вызывает у окружающих совершенно определенную внешнюю реакцию одобрения, поэтому маленькая девочка послушно отдает свою конфету, за что будет вознаграждена похвалой. Взрослую девочку, выполняющую сверхурочную работу и доводящую до конца дела коллег, тоже похвалят. Беспомощной женщине-водителю помогут поменять колесо, а боязливую жену освободят ото всего, вызывающего страх.



Бритта тоже “сбежала” в подчинение, едва заслышав профессиональный вызов. После 17 семестров обучения она наконец-то сдала заключительные экзамены, но годами не могла найти работу по специальности, поэтому жила за счет своего партнера. Она очень умело аргументирует такое положение вещей. Бритта преподносит себя как интеллигентную женщину с высшим образованием, которая слишком хороша для работы переписчика, поэтому имеет право сидеть и ждать, когда же ей наконец предложат работу по специальности. Какое-то время окружающие ей верили. Когда же Бритта все-таки нашла работу своей мечты, все очень быстро закончилась: она забеременела. Она в буквальном смысле слова сбежала от профессиональной ответственности в материнство. Побег удался ей легко, потому что беременность для женщины — это испытанный способ борьбы со стрессами, связанными с карьерой. Однако цена, которую ей пришлось за­платить позже, оказалась слишком высокой: ее муж требовал к себе все больше внимания и при этом совершенно не заботился о ребенке. В результате Бритта осталась один на один со своими проблемами.

Данный пример подтверждает: возможно, поведение подчинения принесет сиюминутную пользу, но эта польза позднее обязательно будет компенсирована гораздо более серьезным и длительным вредом. Главный же вред, наносимый подчинением, заключается в резком снижении самооценки, которое происходит глубоко внутри и может быть не сразу замечено подчинившейся. Внимание со стороны других, которого ожидали с таким нетерпением, в конце концов остается недополученным. Это неизбежно, так как надежда на то, что кто-то будет верить в тебя больше, чем ты сама, никогда не оправдывается. Основные последствия проявляются по прошествии довольно длительного времени, когда чувство неудовлетворенности сменяется ощущением усталости, опустошенности и становятся очевидными первые симптомы болезни. Коллеги, друзья и знакомые, ощутив воздействие вашего состояния, прекращают контакты с вами.

Долгий путь

к самопорабощению

Причины и взаимозависимости трудно разглядеть задним числом. В большинстве случаев процесс начинается гораздо раньше — с события, кажущегося несущественным. Это может быть с улыбкой проглоченная обида, подавленное недовольство на семейном празднике или роковое понимание подруги. Вероятно, первые настораживающие сигналы не будут восприняты, так как их можно интерпретировать совершенно по-другому: беспомощная, разочарованная улыбка, выражение лица смирившегося с судьбой человека, пульсирующая вена на шее, бурчание в желудке, боли в спине или головные боли.

Женщины приспосабливаются к тому, что есть, они принимают и регулярно подтверждают распространенные предрассудки, против которых борется уже не одно поколение женщин. Они все время ожидают, что кто-то придет им на помощь, надеются, что кто-то спасет их в трудной ситуации. Это заученное поведение. Самое каверзное здесь то, что такая идеология функционирует, может быть, и кратковременно, но она существует в умах миллионов женщин во всем мире. Исследования показали, что свое начало подобное мироощущение берет еще в детстве: родители позволяют сыновьям самостоятельно решать свои проблемы, тогда как с пути дочерей пытаются убрать все возможные препятствия. Именно поэтому, повзрослев, девочки продолжают верить в то, что так всегда и будет: им ничего не нужно делать самим, все сделают окружающие. Женщины оказываются в трудном положении: принять вызов означает сделать что-то самостоятельно. Самостоятельно поменять колесо, устроиться на новую работу, организовать путешествие — значит “запачкать” себя какой-то деятельностью, трудиться, а может быть, даже терпеть неудачи. Необходимо принять на себя ответственность за свои действия, самой просчитывать возможные последствия. Или сидеть и ждать, пока придет кто-то, готовый подставить “хрупкой женщине” свое сильное плечо. Однако такой вариант можно рассматривать только в качестве временного спасения.

Петра, например, считает, что больше никогда не сможет водить машину. Все начиналось совсем безобидно. С тех пор, как она стала жить вместе со своим молодым человеком, за рулем почти всегда сидит он. Он ездит гораздо быстрее. Когда машину вела она, он всегда комментировал ее действия, а Петре это не нравилось. Не нравилось ей и то, что он слишком быстро ездит, однако ей было легче смириться с его манерой езды, чем с постоянными “шутливыми” указаниями своего бойфренда, как ей водить. Положение стало критическим, когда Петра дважды попала в несерьезные дорожно-транспортные происшествия. После этого она стала садиться за руль все реже и реже, и в результате настолько утратила уверенность в себе, что, давая задний ход, врезалась в стену дома. Она доказала себе, что действительно не умеет водить, хотя не была виновата ни в одном из двух ДТП. Ее отец всегда считал дочь неумелой, поэтому каждый раз, когда она собиралась ехать куда-либо на машине, ей приходилось выслушивать бесконечные “добрые” советы родителя. Сегодня Петра уверена, что ее отец был прав в своей оценке.

Петра смирилась со своим невыгодным положением. Она даже в некоторой степени была довольна тем, что муж ее опекает. Он взял на себя все большие покупки, отвозил ее в спортивный зал и в кино. Ее неспособность к вождению, казалось, имеет определенные преимущества. Значительно удобней, когда тебя всегда отвозят, куда ты захочешь. Приятно чувствовать, что тот, в ком ты нуждаешься, всегда рядом. Итак, в итоге выигрыш?

Едва ли. Петра — пленница: каждый ее шаг контролируется кем-нибудь из окружающих. Она попадает все в большую зависимость от других и скоро уже не сможет самостоятельно принять ни одного решения. Запущен невидимый механизм порабощения: Петра становится все более боязливой и нежизнеспособной. Закончится все тем, что вскоре она не сможет ничего делать сама: она всегда нуждается в своем муже, но даже когда он рядом, Петру не покидает слабый и неопределенный страх.

К сожалению, Петра — не единственный пример. Многие женщины постоянно живут с ощущением необъяснимого, на первый взгляд, страха, который крепко приковывает их к домашним делам. Почти всегда этот страх овладевает своей “жертвой” незаметно, постепенно, и является своеобразной защитой от принятия самостоятельных решений, которые могут привести к отходу от принятого в семье стиля жизни.

Ранние корни

Выбор такого жизненного пути может быть предопределен еще в детстве, когда родители и другие взрослые, а также старшие дети влияют на формирование норм и ролевых ожиданий ребенка. В этот период закладываются основы будущего “взрослого” восприятия себя как сильной, умной, одаренной или беспомощной, слабой и глупой. Родители уже с первых дней жизни ребенка бессознательно воспитывают его либо как мальчика, либо как девочку. Воспитание же девочек означает воспитание беспомощности: девочки рано начинают осознавать, что существует не так уж много вещей, которые они могут делать сами. Чья-то “сильная рука” убирает с их дороги любые возможные препятствия еще до того, как они появились.

Мамы невольно кормят девочек грудью быстрее, чем мальчиков, реже до­трагиваются до них и берут на руки.

Даже сегодня девочек узнают по розовым ползункам, а мальчиков — по голубым. Поэтому позднее синий цвет в различных вариациях — в тонкую полоску, благородный или грязно-синий — в основном отличает мужскую одежду.

Над кроватью девочки крутятся погремушки из цветов, куколок, ангелов, а над мальчиком кружат самолеты, машинки, лошадки и кораблики, поэтому мальчишка рано познает, какой ему уготован жизненный путь, ведь он уже сейчас — маленький пилот. Никого не удивляет, что с первых дней жизни девочек больше интересуют картинки с людьми, тогда как мальчиков — рисунки, на которых запечатлены объекты окружающего мира.

И если ученые мужи никак не могут решить вопрос, является ли определенное поведение врожденным или приобретается в силу влияния конкретной социальной среды, то другой факт установлен наверняка: воспитание, обусловленное полом ребенка, начинается с рождения, если не в материнской утробе. Так, бурно толкающемуся плоду приписывают мужские черты, потому что он активен: конечно, это будет крепкий, жизнеспособный и самоуверенный мальчик!..

Подвижные же девочки — это плохие девочки: они ведут себя строптиво только для того, чтобы разозлить маму. Они должны быть всегда вежливы и доброжелательны. Они ориентированы на гармонию и воспитываются как миротворцы.

Так, отец просит свою восьмилетнюю дочь дать ему руку, но та реагирует с опаской, жеманится. Его комментарий: “Ну, давай же, звереныш”. Звериное свободомыслие — это то, что девочкам не нужно. Когда маленькая девочка хочет настоять на своей правоте, выразить свой эмоциональный порыв в движении, это воспринимается как агрессивность, твердолобость и упрямство. Отцовский взгляд выражает презрение и неприязнь. Мальчику он, конечно, простил бы, ведь это они — упрямцы, это они, мужчины, должны проявлять характер, настаивать на своем. Перебеситься — это здорово. Таким образом из радостных, не отягощенных жизненным опытом детей формируются “твердые” мужчины и “мягкие” женщины.

Буйное, дикое поведение девочки еще прощается, пока она ходит в начальную школу, но позже оно безжалостно искореняется, а его место должны занять только те качества, которые подобают “прекрасной даме”. С ошибками мирятся только первое время, самое позднее — до периода полового созревания, затем давление усиливается. Те, кто не подчиняется “дрессуре”, теряет благосклонность как родителей, так и других взрослых, и даже своих сверстников. В предполагаемом рае на земле им уже отказано, золотая решетчатая дверца в такую же золотую клетку — предел мечтаний всех женщин — грозит захлопнуться перед самым носом. Если же угрозы не приносят результата, окружающие начинают сочувственно перешептываться, что с малышкой что-то не в порядке. Способ, которым прививают ролевое поведение, сегодня труднее распознать, чем раньше, поскольку родители действительно стараются воспитать ребенка нейтральным в ролевом отношении, в результате чего характерные ролевые признаки исчезают под маской великодушной толерантности и либеральности. Таким образом невольно подтверждаются старые предрассудки: женщины менее агрессивны, они испытывают меньший интерес к технике, чем мужчины, они пассивнее, несамостоятельнее, менее честолюбивы, но зато они более креативны в области тонкой моторики, у них больше склонность к вязанию, ручной работе, гончарному искусству — и все это по возможности на пользу семьи.

То, что позднее становится истинно женским или мужским, на самом деле имплантируется в сознание человека с младенчества и позднее интерпретируется как врожденное.

Чем раньше усвоены уроки “правильного” поведения, тем сложнее его потом квалифицировать как приобретенное: ведь то, что “приобретено”, можно изменить.

Маленькую девочку, которую берут на руки, ласкают и удерживают, скорее, чем ее сверстника-мальчика, вновь возьмут на руки, как только она начнет, убегая, удаляться от матери. Таким образом ее учат, что познавать окружающий мир опасно (неправильно? неприлично?).

Наиболее наглядный пример того, как девочек учат ориентироваться в жизни на людей, а не на объекты окружающего мира, не на положение вещей в нем, — это традиция дарить им кукол, начиная с младенчества и заканчивая уже зрелым возрастом. Мальчикам их почему-то не дарят. Уже в десять месяцев девочки убаюкивают своих пупсов, а некоторые исследователи называют этот феномен “рефлексом качания кукол”. Что это — горькая ирония или неправильная интерпретация? Такое поведение ошибочно считается проявлением материнского инстинкта, свойственного любому существу женского пола. В действительности речь идет о “результате беспрерывной тренировке женственности”*.

Всех способов воспитания “настоящих” мужчин и “настоящих” женщин не перечислить, потому что их великое множество. Некоторые из них широко известны и пользуются большой популярностью. Например, все знают, что девочки больше играют в куклы, а мальчикам дарят гораздо больше технических игрушек, чем девочкам. Однако существуют способы, которые невозможно с первого взгляда интерпретировать как методы воспитания ребенка в зависимости от его пола. Так, воспитательница в детском саду оживленно рассказывает, как ей нравится, когда маленькие мальчики с ней хитрят. Ее забавляет юмор и лукавство, при помощи которых они уклоняются от общепринятых правил и пренебрегают исполнением своих обязанностей. Усмехаясь, женщина рассказывает, что она всегда (в редких случаях слабо сопротивляясь) молча принимает правила игры своих подопечных. У нее вызывает восхищение то, что мальчики не держат своего слова, и она относится к этому совершенно спокойно. Мальчикам удается ввести воспитательницу в заблуждение, вселить в нее неуверенность, девочкам же это сделать не так легко*.

Замечено, что мальчики получают в подарок в основном игрушки, тогда как девочки — что-нибудь полезное, вплоть до приданого: мальчики развлекаются, а девочки... готовятся к будущей роли домохозяек. Девочкам реже позволяют носить тяжелые вещи — это им вредно. А может, они просто слабы? Во время менструации они не должны заниматься никаким спортом, плавать. Они больны?

“Будь осторожна!” — это предупреждение преследует девочку, а потом и женщину, всю жизнь. Предполагается, видимо, что девочки не могут быть достаточно внимательными, тогда как их везде подстерегают опасности. Под прикрытием самосохранения девочку выучивают не рисковать, а позднее под тем же предлогом она закрывает себе дорогу к победе. Не зря говорят: “Кто не рискует — тот не пьет шампанского!”, “Кто не рискует — тот не выигрывает!”. Поэтому “конкуренция” со стороны женщин не может быть достаточно серьезной.

Одна из наиболее коварных ловушек для женщины — это вера в то, что тот, кто ей вредит, в действительности желает ей только добра. За вредоносной опекой или поддержкой стоит якобы абсолютно бескорыстное, святое желание помочь. И женщина должна с благодарностью принимать такую “заботу”. Даже если последствия далеко не благоприятные: главное — добрые намерения! Этот метод является не чем иным, как одной из форм двойной ловушки: поведение содержит два противоречащих друг другу начала. Именно таким образом женщины попадают в ситуации, делающие их беспомощными. Уже не важно, как они реагируют, — это все равно будет неправильно. Например, в повышении по работе отказано под предлогом заботы: “Ты переоцениваешь свои силы, я не допущу, чтобы ты перенапряглась”. Если женщина продолжает настаивать на повышении, ее обвиняют в неблагодарности; если она отступает, то теряет уверенность в себе и уважение окружающих — это и есть двойная ловушка.

Решение, способное вернуть женщине веру в свои силы, трудно принять, если утрачено свойство, которое помогает четко определить для себя, что “во благо”, а что “во вред”. Так концом женского ролевого воспитания практически всегда оказывается неутешительный результат: женщина всегда остается в проигрыше. Она реагирует нелогично, слишком много говорит, лукавит и часто полагается на свою интуицию. Психологически стабильный, зрелый человек в общепринятом понимании — полная противоположность женщине: он склонен к анализу, точен, абстрактен и прям — одним словом, это типичный мужчина. Следовательно, либо у женщины должна быть проблемная психика, и тогда она действительно будет женщиной, либо она — мужчина! Поэтому женщины не годятся для ответственных заданий, их предназначение — работать под чьим-то мудрым руководством.

“Сегодня все уже по-другому, — ответят многие читательницы. — Я воспитываю своего ребенка так, чтобы он стал полноценным взрослым человеком, независимо от того, мальчик это или девочка”. Да, верно, можно очень стараться преодолеть вековые предрассудки, но, к сожалению, ролевые стереотипы наших предков безжалостно продолжают переходить из поколения в поколение. Ведь очень часто родители невольно, бессознательно вкладывают в своего ребенка то, чего бы хотели избежать сами, через свое поведение, свои привычки, семейные ритуалы.

Этому есть масса примеров. Например, женщина, инженер-самолетостроитель, ждет ребенка. Она очень хочет, чтобы это был мальчик, потому что, по ее мнению, мальчики более восприимчивы к технике от природы, а также одареннее, чем девочки.

Софии пять лет, она не любит играть в куклы, и чуткая мать дарит ей машинку с дистанционным управлением. Казалось бы, пример нейтрального современного ролевого воспитания налицо, и в подтверждение тому — машинка, железная дорога и небольшой ящик с инструментами в комнате Софии. Мать девочки может торжествовать: она воспитывает “нового” человека. Однако ловушка захлопывается, как только маленькая София отважно пытается забраться на дерево: испуганная мама оттаскивает ее от потенциальной опасности.

Бетти хочет воспитать в своей дочери сильную личность, но она учит ее бороться исключительно словом, и даже если на нее нападают, никогда не давать сдачи, защищать себя словами и никогда не пускать в ход кулаки. Когда, проиграв, малышка бывает недовольна, Бетти объясняет ей: “Играют не для того, чтобы выигрывать, а для того, чтобы радоваться победе других”.

Родители снова и снова обращаются к проверенным временем образцам поведения. Это не новая, а старая метла, которая еще хорошо метет. В результате все волей-неволей возвращается на круги своя: воспитание идет по накатанному пути. Такой способ надежен, он придает тебе уверенность в своих силах, ведь до тебя так воспитывали своих детей многие поколения родителей, значит, это не так уж и плохо. Каждая мать знает это: она говорит что-то своему ребенку, комментирует его поведение, а потом виновато думает про себя: “Как моя мать”. Она знает, что определенная фраза не должна была сорваться с уст, и вновь оказывается маленькой девочкой, которую учит жить ее собственная мать, и чувствует вину перед своей дочерью. Как она могла такое сказать?! Она ловит себя на мысли, что так же одержима, как и ее мать, которая своим поведением вгоняла в безумие всю семью, или, что еще хуже, на нее жаловались муж и дети.

Таковы “первые плоды” воспитания, которые потом играют немаловажную роль в том, что девочек признают типичными женщинами. Это поведение не является зависимым, а базируется на регулярном тренинге: дружелюбие, зависимость и приспособляемость — вот “слагаемые успеха”. К сожалению, воспитание с ранних лет в девочке активности, самостоятельности, независимости и способности настоять на своем — скорее исключение, чем правило.

Неверным будет сказать, что в девочках вообще не воспитывают самостоятельность и уверенность в себе, однако эти качества присутствуют в минимальном количестве, достаточном для элементарного жизнеобеспечения, и проявляются в таких вещах, как покупки, приготовление пищи или помощь маме по хозяйству. Это не имеет ничего общего с настоящей независимостью, самостоятельностью, уверенностью в себе, храбростью, а представляет собой лишь хорошо замаскированные формы подготовки к приспособлению и будущей работе обслуживающего персонала. Девочкам также внушается, что свободно передвигаться за стенами своего дома — опасно. Не случайно многие женщины страдают от страха выйти из дома: им рано прививается боязнь того, что снаружи они потеряются, их подстерегают многочисленные опасности, особенно если они собираются куда-то вечером или вовсе отправляются в другую страну. Негоже девочке/женщине пить пиво в ночном клубе или планировать путешествие с рюкзаком через всю Австралию!

Подобные предупреждения откладываются где-то на дне сознания девочки и в результате пересиливают впечатление от истинной реальности. Непроверенная ситуация считается потенциально опасной, и даже противоположный “добрым советам” позитивный опыт ничего не меняет в сложившемся убеждении и воспринимается скорее как исключение из правила или случайное везение.

Вместо того чтобы давать девочкам импульсы к развитию, им внушается, что лучше оставаться там, где они есть. Под прикрытием заботы и любви родители порабощают своих дочерей: так у них формируется опыт, что искать защиту и находиться в надежном окружении — это хорошо.

Таким же образом девочкам внушается, что у них нет способностей к математике, менеджменту или другим наукам, которые считаются мужскими и в которых можно добиться значительных успехов. Уже в раннем возрасте у девочек забирают некоторые вещи: их “облегчают” из самых добрых побуждений — сделать их жизнь легкой. Однако эффект всегда одинаков: их делают нежизнеспособными. Позднее перед женщиной открывают дверь, помогают надеть пальто: это подразумевает, что самой даме неловко самостоятельно одеться. Перед ней открывают дверь автомобиля. Цена: она сидит рядом с шофером, который отвозит ее туда, куда ей нужно, но дорогу и темп езды определяет он сам. Опять женщина играет пассивную роль! Муж обеспечивает существование жены, а она должна платить ему послушанием и заботой.

Многие знают о неблагоприятных последствиях постоянной опеки ребенка родителями, но почему-то это никак не влияет на методы воспитания. Женщина не виновата в том, что ее математические способности похоронены ее же родителями в далеком детстве. Ее останавливает воспитанная в ней идеология подчинения, но даже это знание — всего лишь крошечный шаг на пути к освобождению себя от пут. Необходимо доказать себе, что ты можешь принимать самостоятельные решения, несмотря на то, что убеждена в обратном. И это очень трудно. Вместо того чтобы раскрывать в себе новые таланты, люди склонны цементировать собственную негативную самооценку, даже если она основывается на шатком фундаменте “предрассудочного” воспитания.

Одна семилетняя девочка объясняла мне: “Мы не так умны. Я не могу так же хорошо считать и писать, как другие в классе”. В действительности ее успехи в школе были ничуть не меньше, чем у других учеников. Малышка просто произнесла то, что говорит ее мать. Под словом “мы” подразумевалась вся семья. И мама девочки была такого же мнения: “Мы — простые люди из деревни. Мы недостаточно умны, поэтому впечатляющих успехов в школе наши дети никогда не достигнут”. Вполне возможно, что эта женщина на самом деле не так уж умна, но я думаю, что она заторможена негативной самооценкой всей семьи, откуда и признание собственных невысоких возможностей вместо раскрытия истинных задатков. Для ребенка такое поведение совершенно нормально. Но если взрослая женщина переносит внушенные в детстве установки и убеждения во взрослую жизнь или принимает непроверенные правила и нормы поведения других, она не может действовать ответственно.

То, что люди берут из детства во взрослую жизнь не только хорошее, но и плохое, — это факт. Однако этого следует избегать, так как нельзя всю свою жизнь измерять убеждениями и впечатлениями детства. Поэтому женщины не должны держаться за советы, полученные еще в детстве. Некоторые из этих советов находят свое отражение в пожеланиях, написанных в открытках или блокнотах: “Будь всегда хорошей и готовой помочь и никогда не падай духом” или “Говори не все, что знаешь, но знай все, о чем говоришь”. Это могут быть и общие правила жизни, которые дети получают как напутствие в дорогу. Некоторые из них вы уже знаете из главы “Большой обман”:

“Длинная нитка — ленивая девочка” (если ты облегчаешь себе работу, значит, ты что-то делаешь неправильно).

“Мужчина должен выйти во враждебную жизнь” (то, что происходит за стенами твоего дома, — сплошная опасность, поэтому ты должна быть благодарна за свое тихое существование у плиты).

“Женщины могут работать, мужчины — должны!” (женская работа, в отличие от мужской, — не работа).

“Красота требует жертв” (то есть участь женщины — страдание).

“Подвенечное платье скроет все печали” (главная цель любой женщины — выйти замуж).

“Девочкам, которые свистят, и курицам, которые кукарекают, надо вовремя свернуть шею!” (самостоятельные, независимые женщины, обладающие силой воли, должны быть уничтожены) и т.д.

Другие установки просто внушаются:

l Улыбайся, всегда будь вежлива, даже тогда, когда тебе не до того.

l Не выплескивай свое настроение на других.

l Улыбкой достигают большего, чем тысячью аргументов.

Любая женщина, следующая этим правилам, остается в роли послушной тихой девочки, подтверждает старые предрассудки и создает собственные.

Обманчивая польза

предрассудков

Рассмотренные с позиций социальной и глубинной психологии предрассудки имеют определенный смысл: они служат для отграничения одной социальной группы от другой, а также для поднятия престижа собственной социальной группы.

Возникает так называемое “Мы-чувство”, позволяющее отделить себя от других групп общества, чувствовать себя сплоченными, следовательно, защищенными от воздействия внешнего мира. Отход от этих норм будет подобен прыжку в пропасть. Не каждый решится порвать с привычным, надежным укладом жизни — для такого шага необходима определенная
смелость.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.016 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал