Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Смотри, чтобы увидеть




– Софи, а ты ничего не забыла? – процедил сквозь зубы Патрик, сощурив глаза. Парень был словно сам не свой. В его глазах то и дело вспыхивали злобные огоньки, свидетельствовавшие о предельной разъяренности, а заострившиеся от истощения черты лица делали его похожим на демонического обитателя Дна.

Он сделал несколько шагов навстречу девушке, но внезапно остановился и развел руками. – Так давай… Неужели тебе нечего сказать?

Софи глубоко вдохнула и только открыла рот, чтоб хоть что-то ответить, но, стоило ей взглянуть в глаза своего лучшего друга, как все слова куда-то растерялись.

– Проклятье! Да что же с вами случилось? – прозвучал за ее спиной голос Захарии. Догнав охотницу, ловец уже несколько мгновений наблюдал за этой тревожной немой сценой.

Патрик откровенно проигнорировал вопрос Зака, все так же пристально наблюдая за Софи, и ожидая ее объяснений. Его окровавленные руки дрожали, а кожа на участках, не запятнанных кровью, выглядела более темной, чем, к примеру, у Кука и Зевса. Софи как раз уставилась на его потемневшие ладони, и охотник, проследив за взглядом подруги, быстро спрятал руки в карманы.

Между друзьями повисло молчание. Казалось, напряжение, витавшее в воздухе, можно резать ножом, настолько оно было плотным и тяжелым. Софи судорожно сглотнула. Почувствовав слабость в коленях, она пожалела, что здесь нет ничего, к чему можно было прислониться. Секунда казались минутами, а сами минуты растянулись до бесконечности, и, наверное, прошла целая вечность, пока Патрик, наконец, продолжил:

– Кажется, я что-то пропустил, потому что никак не могу вспомнить, когда же ты успела стать командиром Альфы, и самолично отдавать приказы, которые идут наперекор моим? О невыполнении тобой моих приказов, так и быть, уже промолчу. – Его голос прозвучал необычайно низко, словно шипение змеи.

– Послушай… Мы… – собравшись с мыслями, выдохнула Софи, но так и не договорила, потому что ее прервал внезапный крик Патрика:

– Нет, солнышко, это ты послушай! Ты хоть представляешь, в каком дерьме ты нас оставила? Я велел разделиться не для того, чтоб ты могла свалить, как только тебе вздумается! София, там, на Дне начался настоящий ад, а ты даже не изволила поинтересоваться, живы ли мы!

– Да о чем ты говоришь?! – девушка повысила голос, озадаченно поглядывая то на Кука, то на Зевса, пытаясь понять, что же сейчас происходит.

– Хватит! Перестань валять дурака, Софи, – рявкнул Патрик и, произнеся несколько непечатных слов, уверенно направился к девушке.

– Но я действительно не понимаю, – тихо произнесла она, пораженная странным поведением друга. Он так сильно давил на нее, кричал, ругался, обрывал на полуслове, не давая ни малейшего шанса объяснить, рассказать хоть что-то. Да если б она знала, что на Дне происходит какая-то чертовщина, то ни за что не ушла бы оттуда без него! Неужели Патрик и правда думает, что ей на него плевать? Как он может быть такого мнения о ней?



– Ты еще скажи, что понятия не имеешь об охоте, что началась на Дне? – он перестал кричать, но его тон оставался холодным и резким. – Я поверить не могу, что ты просто вязла и ушла… Неужели наши жизни для тебя не имеют ни малейшего значения? А моя жизнь? И что ты молчишь? Ты ведь прекрасно знаешь, что, куда б нас не заносило, что бы ни случалось, я никогда тебя не бросал на произвол судьбы. Никогда. А ты…

От Софи Патрика отделял примерно метр, когда между ними внезапно вырисовался Захария. Неожиданное появление ловца заставило Патрика отшатнуться. На миг растерявшись, охотник, замер, но быстро опомнился и прошипел:

– Пошел вон! Я не с тобой разговариваю!

Захария пропустил его слова мимо ушей, не сдвигаясь с места.

– Прекрати орать, ты ведь ничего не знаешь, – спокойно произнес он. – Возьми себя в руки, Патрик… И мы обо всем поговорим.

– О, вот ты как раз и поговоришь! – фыркнул охотник, и на его лице появилась злая усмешка.– Ты ведь только это и умеешь, не так ли?

В ответ на злую улыбку ловец лишь вопросительно поднял бровь.

Патрик приблизился к нему почти вплотную, и тихо, так, чтоб его мог слышать только Захария, прошептал:

– В один далеко не прекрасный день ты появляешься из ниоткуда, и вся моя жизнь катится ко всем чертям. Столько лет ты не являл сюда свой светлый лик, а теперь надеешься, что она будет с тобой? Слишком поздно спохватился…



– Не смей, – ловец помрачнел. – Ты специально нарываешься, и я на это не поведусь… И, кстати, мой Знак на плече с каждым часом все темнее, так что будь добр объяснить, что с тобой происходит?

Патрик лишь покачал головой:

– Не твое собачье дело. А теперь сгинь, я еще не все сказал Софи…

– Ты и не скажешь, – Зак взял охотника за плечо, останавливая, – по крайней мере, пока не придешь в себя. Ты злишься, потому что, в отличие от меня, до сих пор боишься ее. Сколько времени прошло, а ничего не изменилось. Тьма всегда остается во мраке, неужели ты этого так и не понял? Ты трус, Патрик… И останешься им, пока не плюнешь на все. Мы ведь договорились, что Софи сама сделает выбор, и это не изменится. Только боюсь, ее решение тебе не понравиться, если ты опять умчишься, пытаясь скрыться за тем, что делаешь для нее. Пойми, ей этого не надо. Никому не надо. Поэтому, или рискни, или прекрати ныть! Патрик, ты мне как брат, но если ты продолжишь говорить с ней таким тоном, получишь по морде.

Патрик оскалился, готовясь разойтись новой тирадой, но ему помешал Орфей. Никто не заметил, как он с Пако выбрался из шумного ангара. Захария хотел еще что-то сказать, но командир Беты встал между охотником и ловцом.

– Прекратите вы оба, – велел Орфей и, приглядевшись к пятнам крови на одежде и руках товарище, побледнел, словно свежевыпавший снег. Схватив Патрика за шиворот, он произнес не своим голосом:

– Где Ива?

Патрик попытался освободиться, но хватка Орфея была мертвой, к тому же, сейчас охотник был далеко не в лучшей форме, чтоб оказывать сопротивление. Последние события на Дне, истощили его и без того скудные силы.

– Фея, отвали ко всем чертям! Ты тоже ослушался моего приказа…

– Я спрашиваю, где Ива?

– Почему ты не остановил их? – тяжело дыша, не унимался Патрик. – Если Софи не соображает, что делает, хоть ты должен был убедиться, что с нами все в порядке. А ты… – он шумно втянул воздух, намереваясь продолжить, но Орфей внезапно перешел на крик, больше похожий на рев раненого льва:

– Ива! ГДЕ ОНА? Богом клянусь, если ты сейчас не скажешь где она, я за себя не отвечаю!

Патрик молчал. Еще минуту он пытался отцепить от себя Орфея, но тот вдруг неожиданно затих и обмяк. Злобные огоньки в глазах угасли, зрачки расширились, и он сейчас напоминал загнанного в тупик зверя, отчаянно прислушивающегося к шагам бродящего неподалеку охотника. Затаив дыхание, он игнорировал все крики и суету друзей вокруг, и, выдержав паузу, разошелся громким смехом. Не ожидая такого от Патрика, Орфей разжал руки, и оторопело уставился на него.

– Какие же вы все-таки эгоисты, – отсмеявшись, произнес парень.– Особенно ты, дорогая моя Софи.

Девушка не могла понять, что происходит с ее лучшим другом. Она тяжело вздохнула, запустив ладони в свои светлые волосы. Как так? Не может ведь он быть таким… Еще раз взглянув на злобно улыбающегося Патрика, она зажмурилась, надеясь, что это всего лишь страшный сон, и сейчас она проснется. Но, когда она открыла глаза, чуда не произошло. Все-таки это не очередной кошмар, а страшная реальность.

– Патрик… Не надо… – умоляюще произнесла она, – ты ведь знаешь, что все не так…

Охотник скривился:

– Не как? Откуда такая уверенность?

– С Ивой все в порядке, – тихо сказал Кук, не сводя глаз с Патрика. – Чего не скажешь о нем.

– Да, кстати… С Ивой все хорошо, – словно опомнившись, произнес Патрик и перевел взгляд на Захарию. – А вот с Джейн… Странно, никто из вас не заметил ее отсутствия. Черт возьми, ловцы, она ведь ваша напарница, а вам на нее абсолютно наплевать. Хорошие же вы товарищи, если оставили ее одну среди демонов! Орфей, ты должен был остаться с ней и Куком! Но тебе так захотелось попасть в круговорот событий, эпицентром которых является Софи, что ты бросил девушку, не имеющую специальной подготовки на Дне. И оно того стоило?

От этих слов Зак едва заметно вздрогнул. Тем временем бесцветным голосом отозвался Пако:

– Она... Она жива?

– Была, – подал голос молчавший до этого Зевс, – когда мы оставили ее с Ивой. Сейчас не знаю.

– Ее задел какой-то демон. Оружием или когтем, не известно, – пожал плечами Кук. – И судя по ране, дела плохи.

– Мне жаль, Софи, – посмотрев на подругу, произнес охотник, и не дожидаясь ее ответа, двинулся в сторону выхода из доков.

Девушка закрыла лицо ладонями. В горле образовался ком, мешающий дышать. Мысли путались, превращаясь в густую вязкую кашу, которая все плотнее обволакивала ее разум. Ей едва хватило сил, чтоб подавить желание догнать его. Сейчас не время, Патрик четко дал понять, что в данный момент не нуждается в объяснениях. Но она обязательно поговорит с ним, как только он немного остынет. И все будет хорошо. Все опять будет хорошо!

Кое-как собравшись с силами, Софи повернулась к товарищам. Они молча ждали указаний, так как не знали, что делать дальше. Но на сегодня хватит приказов… Ей нужно побыть одной и хорошо все обдумать. Поэтому она передала все полномочия Орфею и Захарии и покинула компанию. Никто не бросился ее остановить и, наслаждаясь одиночеством, девушка побрела вглубь доков. Она долго шла, поглощенная собственными мыслями, не разбирая дороги, и спохватилась лишь тогда, когда поняла, что заблудилась.

 

* * *

– Эй! Патрик, погоди! – окликнул Захария, догоняя охотника. Как только Софи исчезла из поля зрения, он решил не терять ни минуты и выяснить, что же, черт возьми, происходит. Отправив ребят под руководством Орфея в Лигу, ловец направился за Патриком, который успел к тому времени покинуть доки и выбраться в более оживленный район.

Маневрируя в обильном потоке людей, Патрик не услышал друга. Или сделал вид, что не услышал. Вокруг сновали горожане, уныло глядя перед собой и пытаясь посильней закутаться в верхнюю одежду, чтобы сохранить последние крупицы тепла, которые беспощадно вырывала холодная сырая погода.

Обойдя стайку чумазых цыганят и чуть не налетев на их более взрослых родичей, которые несомненно обчищали карманы прохожих, Зак позвал Патрика еще раз, но все так же безуспешно. Пробормотав себе под нос что-то на неведомом обычным людям языке, он принялся бежать, наплевав на аккуратность и манеры. Сейчас самым важным было догнать товарища, и оттоптанные ноги вместе с парочкой пинков и непечатных ругательств от медлительных акропольцев были приемлемой ценой.

– Смотри, куда прешь! – рявкнул раздраженный мужчина, когда Захария, ориентируясь на мелькающую в толпе спину товарища, грубо протиснулся между ним и держащей его под руку женщиной. Увернувшись от дамской сумочки, нацеленной ему в голову, ловец, в конце концов, оказался в нескольких шагах от Патрика. Он мог поклясться, что расслышал, как охотник разговаривает сам с собой, опустив голову и глядя под ноги.

– Ты должен мне кое-что объяснить, – сказал ловец, наконец, добравшись до друга и опустив ему руку на плечо. Патрик вздрогнул и прервал свой монолог, что заставило Зака убедиться в том, что ему не показалось.

– Ошибаешься, – настороженно взглянув на него, заверил Патрик. – Вообще, оставь меня в покое и катись куда подальше.

Захария взглянул Патрику в глаза. Не собираясь так легко отступать, он хотел было продолжить разговор, но неожиданно ощутил прилив дурноты, а сломанное ребро решило напомнить о себе необычно сильной ноющей болью. Внезапная слабость навалилась так же неожиданно, как и первый снег.

Крошечные причудливые снежинки мягко опускались на протянутую руку, которой он держал друга за плечо, намереваясь поделиться своей энергией, ведь то, насколько Тьма истощила Патрика, было видно невооруженным взглядом. Без посторонней помощи ему не обойтись. Снова. Конечно, Софи могла оказать охотнику более значительную помощь, только вот, согласно одному из всемирных законов подлости, необходимость не всегда совпадает с возможностью. Да и если б она была здесь, еще не факт, что Патрик разрешил бы ей прикоснуться к себе. Хотя, вряд ли бы его кто-то спрашивал.

Свободной рукой Зак потер глаза, пытаясь отогнать неприятные ощущения. Нет, что-то определенно было не так. По какой-то причине, Патрик нуждался в куда большем количестве сил, чем уже получил. Ловец передал другу огромную долю своей энергии, но это никак не отразилось на его внешнем виде – он оставался все таким же бледным, уставшим и злым. Казалось, он все больше теряет контроль над своей сущностью, позволяя Тьме взять верх и поглощать все и всех вокруг, словно черная дыра.

– Эй! Ты что, бежал за мной лишь для того, чтоб пообниматься? – сухо спросил Патрик, давая понять, что ответ его не интересует.

Он неподвижно стоял в тесном потоке прохожих, но еще никто не наткнулся на него, и даже не зацепил, словно инстинктивно огибая охотника, как воплощение чего-то отталкивающего и пугающего. Снежинки все плотнее облепляли его пальто, скрывая бурые пятна крови на рукавах и превращая черное в белое за считаные секунды. Ох, если б и в реальной жизни все было так просто…

«Снег... Во второй половине сентября? С ума сойти...» – Пронеслась в голове Захарии запоздалая мысль, прежде чем он собрал изрядно ослабшие силы и продолжил:

– Мой Знак… Он темнеет прямо на глазах. С каждым часом. Патрик, я не настолько глуп и прекрасно вижу, что ты что-то скрываешь. Так, во что ты вляпался?

– Как ты достал меня со своими глупыми выдумками!

– Если ты не заметил, здесь нет Софи, так что можешь не усердствовать, – уверенно произнес ловец, убрав руку с плеча охотника. С Патриком явно что-то происходило, ведь он отбирал все его силы. До этого момента Захария точно знал, что делиться Светом с Тьмой абсолютно безвредный и даже полезный процесс. Но раньше Тьма была пуста, а сейчас…Что, если теперь в ней скрывается что-то… Или кто-то? Эти ужасные догадки мелькнули в затуманенном от нахлынувшей слабости мозгу ловца, бросая его в предательскую дрожь.

В ответ Патрик лишь рассмеялся. Тихо, спокойно, но неприятно.

– Не весь мир крутится вокруг Софи, – произнес он, прекратив смеяться. – Лишь мы с тобой. Представь, как она разочаруется, если узнает об этом. Хотя, ей не привыкать к разочарованиям.

– Вот только не надо менять тему, – Захария потянул Патрика с пешеходной зоны в сторону домов, где было меньше людей. Парень недовольно фыркнул, и с явной неохотой последовал за товарищем, всем своим видом давая понять, что у него нет намерения вести продолжительную беседу. Ловец не придал этому значения, и, сделав еще несколько шагов, оперся о стену принадлежавшего какой-то финансовой компании небоскреба. Скрестив руки на груди, он вопросительно поднял бровь и сказал:

– Ну, и что ты на этот раз удумал?

– Ничего, – развел руками Патрик, но проследив за внимательным взглядом ловца, спрятал их в карманы. – Я не герой, чтоб каждый раз всех спасать. Пришло время и самим научиться заботиться о себе.

– Ага, как же, – Захария покачал головой. – Да ты и дня не проживешь, чтоб почувствовать себя героем, спасая шкуру какого-то очередного бедолаги. Ведь для этого ты и стал охотником, не так ли? Всепоглощающее желание быть нужным кому-то, быть для кого-то целым миром, как кое-кто является целым миром для тебя… Ты ведь знаешь, что я прав. Признай, тебе самому нужна помощь, и это станет первым шагом к тому, чтоб получить ее.

Охотник молчал, сверля Захарию тяжелым взглядом. Поняв, что ответа не дождется, ловец добавил:

– И как давно вены начали чернеть?

– Не твое дело.

– Как раз мое. Ты можешь еще несколько минут поломаться, но потом я все равно вытащу из тебя все, что мне нужно, – Захария пожал плечами, провожая взглядом цыганят, которые явно уже успели хорошо разжиться на невнимательных прохожих. В другой ситуации он бы уже давно поймал этих мелких засранцев и отправил в министерство, но сегодня фортуна повернулась к воришкам лицом, демонстрируя ловцу свой упитанный зад. И черт с ней! Потирая озябшие руки, Захария плюнул на цыганят и вернулся к разговору с товарищем:

– Ну, так что?

Патрик был спокоен, словно сытый удав.

– Что же, не будем тратить драгоценное время, – наконец, лениво бросил он. – Начнем прямо сейчас! – с этими словами Патрик замахнулся и изо всех сил ударил ловца в лицо.

 

Снег плавно опускался на землю, укутывая город белым покрывалом, сглаживая все острые углы и делая все вокруг мягким и пушистым.

Захария осторожно открыл глаза и сразу же об этом пожалел, ощутив тупую боль в затылке. Лицо скривилось в страдальческой гримасе, когда он нащупал солидный синяк на скуле, любезно оставленный Патриком.

– Чудесно, – прошептал он, пытаясь вспомнить, что же происходило после удара. Бесполезно. В голове витала лишь назойливая мигрень, полностью вытеснив все воспоминания, четкие мысли или хотя бы намек на них. Там не было ничего. Ничегошеньки.

Тяжело вздохнув, ловец стал неторопливо подниматься, бережно держась за поврежденное ребро. Приняв вертикально положение, он оторвался от созерцания своих ботинок и с удивлением обнаружил, что прямо перед ним стоят двое мальцов – из той шайки, что недавно занималась ловким облегчением карманов прохожих. Мальчишки, выряженные в грязную одежду, стояли в нескольких шагах, терпеливо дожидаясь, пока ловец придет в себя. На вид им было около восьми и одиннадцати лет. Захария оглянулся и обнаружил, что, кроме них, на улице никого нет. Только он и мальчишки среди белого дня на улице города с многомиллионным населением. По собственному опыту парень знал, что такая ситуация не сулит ничего хорошего.

– Нас прислала Шанталь, – произнес младший мальчик. Его голову густо покрывал пушистый снежок, а светлые волосы торчали из-под снежной шапки в разные стороны. Ясные разноцветные глаза (правый – светло-карий, а левый – голубой) изучали ловца с неподдельным интересом. Захария встрепенулся от этой странной схожести с малышом и с легкой улыбкой озвучил единственную догадку:

– И эта ведьма не придумала ничего получше, как сделать тебя настолько похожим на меня в детстве. Весьма оригинально.

– И не говори, я сам в диком восторге, – съязвил мальчишка, переглянувшись со своим товарищем. Тот был повыше ростом с темными, слегка кудрявыми волосами и выразительными ярко-зелеными глазами на лице с тонкими аристократическими чертами. Стряхнув с головы снег, количество которого свидетельствовало о том, что они стояли здесь довольно долго и, как ни странно, совсем не замерзли, мальчишка сказал:

– У нас мало времени. Ты очень долго валялся без сознания. Шанталь сказала, мы должны тебе кое-что передать...

– Одну минутку. Погоди, – перебил его Зак, убедившись, что может ровно стоять на ногах, и сделал несколько шагов к мальчуганам, чтоб лучше их рассмотреть. – Так вот каким был Патрик в детстве? – ловец опустился на колено, и теперь его лицо было на одном уровне с чумазыми мордашками ребят. – Только вот с глазами ошибочка вышла. У Патрика слегка раскосые глаза… И темные. Так вы Ифриты, да?.. Для чего Шанталь что-то мне передавать?

– Ошибочка… Ифриты, – повторил мальчишка, закрыв глаза и потирая переносицу с таким видом, словно большей глупости в своей жизни еще не слышал. – Ты, видимо, сильно башкой ушибся?

– Хьюго, перестань, – вмешался младший. – Время почти закончилось, и если мы не успеем… – мальчик отодвинул старшего товарища и обратился к ловцу, – послушай, па… – он запнулся, но сразу продолжил. – Запомни, все, что ты увидишь – правда. Смотри, чтобы увидеть. Внимательно смотри.

С этим словами он подошел еще ближе к Захарии и одновременно с Хьюго опустил руку ловцу на голову.

Ледяная вода быстро просачивалась сквозь одежду, больно обжигая еще теплую кожу. От холода тело онемело и потеряло всякую чувствительность. Софи открыла глаза, но сквозь царящую вокруг тьму ничего увидела.

Где-то кричали люди, но их голоса были приглушенными и далекими, казалось, кто-то набил ей уши ватой. Мокрая одежда тяжелым камнем тянула вниз. Все попытки плыть оказались напрасными, и, лишившись последних сил, девушка медленно пошла ко дну. Она чувствовала, что все это длится лишь считаные секунды, но они растянулись, и все происходящее напоминало замедленную съемку. Воздух быстро заканчивался, и горло сжало спазмом. В голове отрывками проносились воспоминая, словно кто-то включил слайд-шоу. Вот она с друзьями сидит в «Ракете», щедро залитой полуденным солнцем. Вот они с Патриком упражняются в тренировочном центре Лиги. Вот Патрик рассказывает ей о какой-то очередной прочитанной книге. Патрик! Его лицо возникло перед ней слишком четко и от этого воспоминания ее словно пронзило током. Софи отчаянно рванулась вверх, но тело было слишком утомлено, а давление холодной воды и тянущая вниз одежда сводила все ее жалкие попытки выплыть на нет. Воздух закончился. Судорожно пытаясь вдохнуть, она все больше и больше глотала ледяную воду. Кровь прилила к мозгу, застучав в висках с бешеной скоростью. Софи почувствовала под собой твердую почву и в этот момент в глазах потемнело.

Захария покинул территорию маленького задрипанного мотеля, в саду которого буйно цвело заброшенное озеро. Он понятия не имел, что делать дальше… Хотя нет, это неправда, он знает куда ему надо идти. Подойдя к краю холма, на котором находился мотель, он замер, обведя взглядом долину. Лес вокруг ходил ходуном. Деревья страшно трещали и валились на землю, словно кто-то вырывал их и бросал, прямо с корнями. Кто-то неистово кричал, визжал, рыдал и в то же врем, триумфально выл. Словно гигантское ранено чудище, Акрополь, находящийся сразу за этим небольшим лесом, ревел и проваливался в преисподнюю. Почерневшее небо было удивительно ясным, да и пылающий город был отличным источником света. Даже находясь здесь, Захария четко видел вход, ведущий к Сумеречным Вратам. Крепко сжав меч, он начал медленно спускаться вниз.

– Зак! – позвал Патрик, тормоша парня. Осторожно открыв глаза, ловец обнаружил, что сидит, опираясь на стену все того же небоскреба, возле которого они беседовали. Редкие прохожие бросали на них осуждающие взгляды, но более. Никто не пытался узнать, что случилось и предложить свою помощь. Как и всегда в большом городе.

Заметив, что парень потихоньку приходит в себя, Патрик облегченно вздохнул и помог ему подняться.

– Прости… Я не знаю, что на меня нашло, – произнес он, виновато опустив глаза. От его тревожного спокойствия и высокомерия не осталось и следа. В общем, все стало на свои места, и Патрик стал прежним собой.

– Да ладно, с кем не бывает, – отмахнулся Захария, коснувшись синяка на лице. Он потихоньку начал замечать закономерность в изменениях поведения друга и это подтверждало его опасения. Если все действительно так, злиться на Патрика не имеет смысла. – Ты еще не решил рассказать мне, во что же ты вляпался?

– Если бы я знал, – охотник лишь грустно улыбнулся. – Сейчас я просто устал, вот и все. Мне нужно только немного отдохнуть, и все станет на свои места,– как можно более убедительно заверил он.

О пробелах в памяти, о странных голосах, звучащих в голове, об ужасах, которые преследуют его, стоит лишь закрыть глаза, парень решил не рассказывать.

Захария молчал. Как бы Патрик ни старался, весь этот спектакль об уставшем охотнике был заранее обречен на провал. Чернеющий Знак Извечных на плече у ловца был тому доказательством.

– Послушай, – примирительным тоном сказал Патрик. – Я отыщу Кисть, а ты присмотри за Софи. Все снова будет хорошо. Верь мне... А сейчас я должен проверить, что с Джейн. Если хочешь, пойдем со мной, – охотник развернулся, давая понять, что спешит. Захария кивнул, показывая, что еще немного побудет здесь и попозже подойдет.

«Я отыщу Кисть» – в его голове безостановочно крутились слова товарища, словно заевшая пластинка.

– К сожалению, это не так, – прошептал Захария, глядя вслед Патрику, пока тот не скрылся из виду.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.028 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал