Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 19 Марк




Фонарь чадил и отбрасывал на кирпичные стены дрожащие, уродливые тени.

Таня стояла, прислонившись к столу. Сложив руки на груди, она мрачно взирала на своего вечернего гостя.

Марк не особо следовал моде: на нем был все тот же черный костюм, наглухо застегнутый до самой стойки воротничка. В руках он держал все ту же трость. При взгляде на него Тане невольно вспоминался чадр – черный дракон, охранявший древнюю гору.

Марк шагнул к ней, и фитиль фонаря вспыхнул ярким пламенем, озаряя пространство комнатушки.

– А ты симпатичная, Каве. – Он взял ее за подбородок – в точности, как сделал это его отец.

Таня промолчала. А что она могла сказать? Этот парень с ледяным взглядом бледно-голубых глаз пугал ее. Если вспомнить все слухи о нем, этот тип недалеко ушел от своего папочки.

– И как же тебя угораздило стать хранительницей Карпатского Венца? – Марк повернул ее голову влево, а потом вправо.

Таня невольно сглотнула, молясь, чтобы он случайно не задушил ее своей ледяной ладонью.

– Ты разучилась говорить? – В его голосе послышалось нетерпение. – Я могу сделать с тобой все, что захочу. – Водянисто-голубые глаза сузились, а на губах заиграла полуулыбка. – Могу убить… Избить… Жестоко избить… – Он с наслаждением растягивал беспощадные слова. – Могу даже попробовать тебя… И прислать Вордаку небольшое послание на руническом трехстрочье, пусть бы он активировал его и посмотрел.

– Урод, – процедила Таня.

Улыбка тут же погасла. Парень нахмурился.

– Поосторожнее со словами, стерва. – Голос Марка стал ледяным. – Ты даже представить не можешь, какая у меня фантазия…

– Да пошел ты со своей фантазией! – Поразмыслив, Таня добавила ядреное непечатное слово, уточняющее, какой именно фантазией.

У Марка вытянулось лицо. Похоже, он давно не слышал подобных вещей в свой адрес, да еще от ведьмочки.

Глаза его превратились в щелки. Он резко убрал руку от ее лица. В ту же секунду девушка почувствовала, как ее потянуло назад со страшной силой, и она больно ударилась затылком о кирпичную стену. Ну сколько можно!

На миг ярко блеснул фонарь и размножился хороводом огней. Где-то в задней части головы вспыхнул костер, а во рту появился солоноватый привкус, кажется, при ударе она прикусила язык.

Впрочем, Марк не собирался ее больше бить.

– Смотри, кто у нас тут есть.

Глаза его сузились, он плавно и нарочито медленно повел головой из стороны в сторону. Боковым зрением Таня уловила легкое шевеление черной тени. Через мгновение ее взору предстало нечто ужасное: полупрозрачное тело с худым, костлявым лицом и огромными, пугающе пустыми глазницами. Голову духа обрамляли длинные черные волосы, спускающиеся до самого пола, при движении они шевелились, будто дух передвигался в воде.



– Познакомься, – прошептал ей на ухо Марк, наслаждаясь ужасом пленницы. – Это твой старый друг… суккуб. В настоящем обличье.

Таня с трудом подавила вскрик.

– Признаться, мы еле словили мерзавца. Собственно, это приключение стоило отцу двух человек. Пока суккуб обездвижен. Занятная нечисть, не правда ли?

Девушка больше не теряла времени. Воспользовавшись единственной возможностью, она дотронулась до браслета и ударила духа огненной плетью.

Суккуб обиженно и зло застонал. Но в тот же миг Танины руки будто магнитом притянуло к стене.

– Поколдовала и хватит, – ласково сказал Марк. Он подошел к ней и достал нож. Сначала полетела вниз изрезанная клочьями зеленая куртка – чуть ли не любимая Танина вещь. А после улеглась ровными полосами тонкая ткань футболки. Вскоре к обрывкам присоединились и другие части гардероба.

Таня осталась оголенной до пояса. Длинные волосы слегка прикрыли ее наготу, однако чувствовала она себя прескверно. К счастью, Марк решил на этом остановиться. Его руки прошлись по груди, а после больно сжали талию – так, что у девушки захрустели ребра.

– Посмотри на него, – зловеще прошептал он. – Суккуб уже чувствует твой запах…

Освобожденный суккуб часто и хрипло задышал и потихоньку двинулся к Тане. Видя, что жертва и так никуда не денется, он даже не собирался чаровать ее другим обликом.

Таню озноб пробил по спине: казалось, ее хребет стал ледяным. Сердце забилось в груди, как испуганная птичка в клетке. Да, ее оставят в живых, но долго ли продлится поцелуй суккуба?! И какие необратимые последствия это принесет…



– Твой отец хочет Карпатский Венец, не так ли? – быстро прошептала Таня. – Я отдам его тебе. Сегодня. Если ты уберешь отсюда эту тварь.

– Мы и так получим Венец завтра, – ухмыльнулся Марк. – А такое хорошее развлечение жаль пропускать.

Таня чуть не взвыла: вот же проклятый садист!

Ну ничего, мы еще сыграем на твоей самонадеянности… Мысли в ее голове носились как угорелые, а в мозгу, казалось, скрипят от натуги маленькие и быстрые шестеренки.

– Отец будет благодарен только тебе, – тихо, но четко произнесла девушка, – если ты поднесешь ему Карпатский Венец самолично. Он выделит тебя среди всех. Когда-то Лютогор не смог завладеть этим сокровищем, поэтому и сейчас наверняка не до конца уверен в успехе мероприятия…

– Не уверен? – перебил ее Марк. – Какая-то глупая ведьмочка будет рассуждать о том, в чем мой отец не уверен! – Его лицо перекривила усмешка. – Вскоре он станет Единым Карпатским Князем, и тогда посмотрим, кто же был действительно не уверен!

– Я подарю тебе Венец, – медленно и четко произнесла Таня. Краем глаза она видела, что суккуб остановился, сдерживаемый чужой магической силой. Значит, Марк хотел послушать, что же еще скажет девушка. – Ты сам сможешь встать в Круг Силы. Ведь это великий момент. Ты прославишься на несколько миров. И разве ты не хочешь досадить Алексею Вордаку? Думаю, Венец на твоей голове очень его расстроит.

Лицо Марка превратилось в каменную маску.

Вначале Тане показалось, что она переборщила с последним высказыванием. Но после того как лицо мучителя приобрело задумчивое выражение, вдруг поняла, что попала точно в цель.

Парень усмехнулся. Причем это была самая искренняя улыбка за сегодняшний вечер. Суккуб, взвыв нечеловеческим голосом, отлетел к другой стене и там замер: по-видимому, Марк припечатал его к кирпичу каким-то заклятием.

– Где Венец? – спросил он.

– Недалеко, – тут же отозвалась Таня. – Надо совершить ультрапрыжок в один город… Но ты должен пообещать… – Таня хлопнула глазами, чтобы выглядеть как можно более испуганно. – Если я отдам тебе Карпатский Венец, ты попросишь отца пощадить меня. Клянусь, я не буду претендовать на эту дурацкую корону. Я просто уйду.

Лицо Марка расцвело противнейшей улыбочкой.

– Да, крошка, – нахально произнес он. – Конечно, я обещаю сделать все, что будет в моих силах.

«Вот ведь лживый ублюдок, – с отвращением подумала Таня. – Конечно, ты и пальцем не пошевелишь. А я закончу дни в лапах суккуба, если сейчас ничего не придумаю».

– Отсюда нельзя совершить ультрапрыжок, – проговорил Марк будто бы для себя. – Но я проведу тоннель-бумеранг. Петлю возвратного прыжка. Такое можно сделать. Двадцати минут хватит?

Он с жадностью уставился на девушку. Ого, кажется лютогоровский сынок вошел во вкус. Наверняка уже видит себя в Кругу Силы с Венцом на голове – равный отцу, равный карпатскому президенту…

Ну ничего, посмотрим еще, кто кого.

– Хватит и десяти минут, – мрачно пробурчала девушка.

– Тогда – пятнадцать, – решил Марк. – Указывай направление.

Прямо перед ним засеребрился овал перехода, очерченный ярко-синей светящейся линией. Наверное, это какой-то особый семейный способ выходить из дома наружу… Для своих, так сказать.

Таня послушно представила в мыслечувствах крышу оперного театра, ослабив защиту водопада лишь для этого фрагмента, – так передавалась информация для магического поиска в нужном направлении.

– Дама вперед, – гаденько усмехнулся Марк и подтолкнул полуобнаженную девушку к серебристому овалу.

 

Над крышей театра громоздились плотным навесом тучи. Да, кажется, небо над этим славным городом собиралось разразиться дождем, а может быть, и небольшой бурей. Как будто в подтверждение, где-то вдалеке сильно громыхнуло.

Таня, обхватив руками плечи, зябко поежилась.

– Давай скорее, – поторопил девушку Марк. Несмотря на надменный вид, он явно переживал.

Девушка двинулась к статуе богини, вознесшей над собой золотую пальмовую ветвь, и легко заскочила каменной красотке на шею.

Венец был на месте. Да, славная вышла иллюзия – надежно защищала от чужих глаз корону карпатских князей.

Таня сразу же увидела сияние изумрудных огней на золотом ободе. Неожиданно ей припомнилось, что скоро полнолуние. Но теперь, когда Венец вновь вернулся к своей хозяйке, он уже больше не будет мучить ее при ярком лунном свете.

Марк, конечно, корону пока что не видел. Но как только Таня возьмет ее в руки…

– Только не делай резких движений, крошка, – предупредил колдун, встав у нее за спиной.

Таня закусила губу. Конечно, этот гад настороже. Ну, ничего…

– Его здесь нет, – растерянно произнесла она. – Нет!

– Что? – Голос Марка выражал явное недоверие. – Ищи лучше!

– Но этого не может быть! Не может! – Она разрыдалась так натурально, что Марк тут же очутился рядом, его глаза жадно осматривали статую.

Таня медленно и осторожно сползла вниз и стала шарить руками у подножия.

– Может, он упал? – в отчаянии повторяла она. – Скатился с головы каменной богини и лежит где-то здесь?

Марк следил за ее попытками отыскать Венец со смешанными чувствами. Наконец он пересилил себя и стал помогать девушке в бесплодных поисках: его руки быстро водили по кровельному настилу, обрамлявшему подножие каменной богини.

Но как только Таня решилась заскочить в один прыжок на статую и сорвать проклятый Венец, он выпрямился.

– Ты обманула меня, – свистящим шепотом произнес он. – Что, захотелось пошутить? Осталось семь минут… Ну ничего, когда вернемся, я покажу тебе, что у меня тоже есть чувство юмора.

Правду молвят: кто долго говорит, теряет бдительность. Молниеносно осознав, что это – ее последний шанс, Таня взметнулась, словно вихрь, и «напала» на богиню сзади. В следующий миг девушка приняла Карпатский Венец в свои руки. Марк, не ожидавшей от нее такой прыти, невольно попятился.

Это и стало Таниной победой.

Марк отлично смотрелся в кольце обзора Венца: прямо чеканный королевский профиль на старинной монете.

– Ты влюблен, – ласково сказала ему девушка. – В эту прекрасную статую…

Поплыли серебристые кольца, а между ними – черные змейки стрелок.

– Она прекрасна! – выдохнул Марк, с обожанием взирая на бедняжку богиню с золотой ветвью в руках. Таня чуть не прыснула, впрочем, одухотворенное любовным экстазом лицо парня было куда красивее обычной его надменной физиономии.

– Погоди, – еще более нежно молвила ему девушка. – Ты ведь должен раздеться, чтобы она оценила твое прекрасное тело.

Парень одобрительно кивнул и моментально стал расстегивать пуговицы на мундире. Вскоре он избавился от штанов, майки и очень забавных ярко-красных трусов с надписью спереди «Рожденные в СССР».

– Прижмись к своей возлюбленной и ожидай благословенного часа, – вошла во вкус Таня. – Когда она оживет под влиянием твоей безответной любви.

Задержавшись взглядом на куче одежды, девушка потянула на себя за рукав черный мундир и тут же напялила его. Сразу стало тепло.

Марк между тем уже залез на статую и обнимался с ней весьма недвусмысленно. Это уже было слишком даже для Тани, и она громко расхохоталась.

К счастью, последняя секунда пребывания на крыше знаменитого оперного театра истекла, и девушку мгновенно отбросило петлей возвратного прыжка назад, в темницу.

 

В комнате ее ожидали. Громче всех проявил свои чувства суккуб, он по-прежнему был распластан по кирпичной стенке.

Но те двое, что с интересом разглядывали нечисть… Вот уж кого не ожидала Таня увидеть у себя в гостях, так это Шелла и его, его! Алексея Вордака.

– Мы пришли тебя спасать. – Лешка первым нарушил неловкую, весьма ошеломительную паузу. Шелл, продолжая с любопытством пялиться на духа, в подтверждение кивнул.

– Меня не надо было спасать! – тут же возмутилась Таня. – Я сама себя спасла. С помощью вот этого. – Она выставила напоказ Карпатский Венец.

– Занятная вещица, – прокомментировал Шелл, отвлекаясь от созерцания суккуба. – Это обстоятельство, как я полагаю, увеличивает наши шансы еще так процентов на… тридцать.

– И все-таки мы еще не сбежали, – напомнил Лешка. – А где Марк? Я знаю, что он собирался к тебе… – Парень запнулся, с удивлением разглядывая Танин наряд.

Шелл тоже обратил внимание на черный мундир, наспех застегнутый девушкой всего лишь на три пуговицы – на уровне груди.

– Действительно, где же наш боевой товарищ? – спросил он, не без удовольствия косясь на Таню.

– Извините его, он немного занят, – не выдержав, самодовольно произнесла Таня. – Сейчас он обнимается со статуей. На крыше оперного театра в одном известном тебе, Вордак, городе.

– Со статуей?!

– Да, он влюблен. В каменную богиню. – Не на шутку развеселившись, Таня прыснула.

– Ты навела на Марка иллюзию? – с уважением спросил Лешка. – Воистину ты меня удивляешь все больше… Какими волшебными химикатами тебя кормили в той Англии?

Таня прищурилась.

– Это все Венец, – холодно произнесла она, глядя в сторону. – Я лишь успела им воспользоваться. Надо сказать, до сих пор удивляюсь, как мне это удалось.

Она подняла корону и водрузила себе на голову. После, игнорируя Лешку, послала долгий пламенный взор Шеллу. Поляк ухмыльнулся, откровенно забавляясь вмиг помрачневшим лицом друга.

А Тане вдруг подумалось, что если они сейчас не уберутся из этого дома или их поймают после, не дай бог… Они все завершат свой жизненный путь мучительной смертью в руках разъяренного Лютогора. А когда еще Марк очухается, о-о-о…

Девушка сняла Венец, и он тут же исчез. Она спрятала его в личную астральную область – на всякий случай. Но если понадобится им воспользоваться, то вытащит корону в один миг.

Суккуб зашевелился и, крадучись, начал переползать по стенке ближе к людям.

– Ни с места, сволочь, – обратился к нему Шелл. – Давай-ка тобою займемся…

Дух грозно зарычал, потом перешел на жалобный визг и вдруг затих.

На глазах изумленной Тани суккуб начал превращаться в девушку, судя по возникшему подолу платья… довольно-таки знакомого платья… Да это же Эрис!

– Я так и знал, – молвил Шелл, оценивающе глядя на суккуба. – Но меня ты этим не возьмешь, идиотский недомерок. А за то, что ты превратился в девушку моей мечты, я развоплощу тебя больно и быстро.

Таня, которую совсем недавно бил озноб при одном взгляде на мерзкого духа, сейчас с большим удовольствием созерцала его жалкий вид.

– Лучше отвернись, – внезапно посоветовал Лешка.

– Почему это?

– Да ладно, пусть смотрит, – сказал, не глядя на них, Шелл. – Будет меня уважать и бояться.

В следующую секунду польский колдун зарычал. Очертания его тела стремительно изменились: одежда подернулась серебристой пылью, а лицо…

Таня, не ожидавшая столь разительной перемены, вскрикнула.

Огромный белый медведь раскрыл пасть, усеянную частыми и острыми серебряными зубами, и ринулся на суккуба.

Через несколько мгновений от духа осталась кроваво-алая дымка, которая тут же истаяла.

Белый медведь вновь вернул себе человеческий облик.

– Это просто моя работа, – гордо произнес Шелл. В глазах его таились насмешливые огни.

А Таня подумала, что со своим жалким (и единственным!) превращением в ящерицу выглядит совсем уж маленькой рядом с такими крутыми медведями – белым и бурым.

– Шелл – специалист по духам и полудухам, – поспешил разъяснить Лешка. – А также по их уничтожению.

Последняя фраза заставила девушку насторожиться – Лешка произнес ее довольно странным тоном…

– Погоди-ка! – вдруг пришло ей в голову. – А как же это мы видели Эрис… вернее, – поправилась она, – иллюзорный облик суккуба, если другие его не могут увидеть? Только дух и его жертва?

– Кто сказал, что нельзя? – удивился Шелл. – Нет, облик суккуба видят все. Ну, за исключением некоторых случаев. Порой такие сердечные тайны можно открыть… Ну вот, как сейчас. – Он смутился и замолк. Впрочем, глаза оставались веселыми.

Таня не выдержала и оглянулась.

Лешка тут же подарил ей хитрую улыбку.

– Я тогда пошутил, – сказал он, с удовольствием наблюдая за реакцией девушки. – Конечно, я видел, в кого превратился этот суккуб в лесу.

Танины щеки вмиг сделались маковыми.

Большим усилием она заставила себя вновь сосредоточиться на делах насущных.

– Ладно, раз этот гад уничтожен… Тогда какие будут предложения по побегу?

Шелл с Лешкой снисходительно переглянулись.

– У нас была только одна проблема – Марк. Но раз вы, леди, ее разрешили… – Шелл с уважением посмотрел Тане в глаза, впрочем, его взгляд тут же сместился пониже – туда, где из-под черного мундира выглядывала полоска нежной белой кожи, – то для начала советую переодеться.

– Я дам футболку. – Лешка начал стаскивать с себя футболку, но был тут же остановлен Шеллом.

– Позаботились уже. – Поляк насмешливо покосился на друга. – В следующий раз блеснешь своим телосложением.

После этого он протянул Тане пакет, в котором оказалась черная женская майка.

– Эрис передала, на всякий случай, – добавил Шелл. – Давай скорее.

Парни отвернулись.

– В общем, просто линяем по-быстрому, – произнес поляк, когда Таня дала знать, что переоделась.

Девушка посмотрела на него, как на сбрендившего.

– Ка-ак?! Я пробовала – здесь нельзя совершать ультрапрыжки! Марк и тот смог провести лишь тоннель-петлю с обратным ходом.

Парни одновременно хмыкнули.

– Нас покатает на себе темная лошадка… И светлая. Единороги. Насколько известно, единороги легко носятся по любым тропам и дорогам. И какие-то заговоренные стены крепости для них – не препятствие. Они такие барьеры просто игнорируют.

– Осталось только раздобыть единорога, – скептически заметила Таня. И вдруг, при взгляде на их хитрые лица, к ней начало приходить понимание…

– Твоя подруга Эрис предложила свою помощь, – верно озвучил ее догадку Шелл. – Но чтобы не утруждать девушку чрезмерным весом, советую превратиться во что-нибудь мелкое.

– В ящерицу. – Лешка насмешливо сложил брови домиком. – А я стану змеей. Хотя можно и пауком.

– Ну а я – вороном, чтобы донести вас до нашей милой лошадки, – довершил поляк и скомандовал: – На раз… два… три!

Таня послушно вскинула руки и совершила превращение.

И тут же была схвачена за хвост Лешкой. Он поднес маленькую ящерку к самым глазам. Таня, не мигая, уставилась на него в ответ.

Рядом нетерпеливо каркнул ворон. Возле него уже проступали нечеткие тени – белая и черная…

– Я очень рад, что ты в порядке, – тихо произнес Лешка и поцеловал ящерку в мокрую мордочку. Таня изогнулась, пытаясь дотянуться лапками и влепить ему нечто вроде пощечины, – вот же нахал!

Но Лешка, игнорируя это, а также хриплое насмешливое карканье друга за спиной, аккуратно вознес ящерку на спину белого единорога, и та мгновенно уцепилась лапками за белоснежную с серебром гриву. А сам превратился в небольшого ужа. Ворон аккуратно подхватил живую извивающуюся плеть и вознес на спину черного единорога.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал