Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. ― Боже, это прорыв, ― заявила Лей, постучав ногами под обеденным столом




Один год спустя...

― Боже, это прорыв, ― заявила Лей, постучав ногами под обеденным столом. ― Это никогда не устареет.

Я усмехнулась, поняв свою ошибку, мы проработали вместе много месяцев. Мы пережили много взлетов, но сегодня ― безоблачный поздний сентябрьский день был особенным. После нескольких месяцев ухищрений и ублажений, мы собирались заключить сделку, чтобы поймать двух ярчайших звезд Яна Пембри ― расплата за то, он сделал с Лей много лет назад, и огромный успех для нас.

Лей оделась по случаю, да и я тоже. Ее платье от Дианы фон Фюрштенберг было винтажным и характерного ей красного цвета. В паре с черными сапогами, она выглядела жестокой и сексуальной. Я дебютировала в темно-золотой блузке из осенней коллекции Донны Каран и папиросных штанах, которые мой дизайнер скомбинировал с ней. Ансамбль был шикарным и отобразил новую меня, Джианну, которая претерпела значительные изменения по сравнению с прошлым годом.

Сгорая от нетерпения, когда же все завершится, я посмотрела в сторону входа в бар отеля и почувствовала прилив адреналина, когда близнецы Уильямс появились как по щелчку. Брат и сестра представляли собой замечательную пару с золотисто-каштановыми волосами и нежно-зелеными глазами. Они были отличной командой в области кулинарии, сделав себе имя на приготовлении пищи непритязательной Южной кухни, включив в нее изысканные ингредиенты. Вместе они осуществляли продажу роскошных книг и милых маленьких баночек с приправами, но правда была не настолько красива. Негласно, они ненавидели друг друга.

И это было роковой ошибкой Пембри с его динамическим дуэтом. Он сказал им, чтобы они не мирились с этим, и заставлял их работать, потому что они делали миллионы на своей родственной историей успеха. Лей предложила им то, что они действительно хотели — возможность разделиться и работать самостоятельно, все еще извлекая выгоду из их, якобы, шутливого соперничества. Ее план состоял в том, чтобы построить сеть ресторанов с участвующими в дуэли кухнями всемирно известных казино Mondego и курортов.

― Чед. Стейси, ― приветствовала их Лей, поднимаясь на ноги вместе со мной. ― Вы оба выглядите великолепно.

Чед подошел и поцеловал меня в щеку, прежде чем поздороваться с Лей. Он какое-то время флиртовал со мной, и это стало частью наших с ним переговоров.

Я признаю, что мне хотелось больше, чем просто флирт, но мысли о том, что его сестра будет мстить, удержали меня от этого. Чед, каким бы то ни было образом, не был святым и вел себя ожесточенно. Но Стейси была настоящей работягой, и она ненавидела меня больше, чем ее брат. Несмотря на все мои дружественные увертюры, она мгновенно ощутила неприязнь ко мне, и это серьезно тормозило весь процесс.



Лично я подозревала, что она спала с Яном Пембри или, возможно, однажды пострадала от безответной любви к нему. Я думала, что это и было причиной того, почему ей не нравится Лей, либо, она была просто одна из тех женщин, которые ненавидели других женщин.

― Я надеюсь, что Ваши номера удобны, ― сказала я, зная, черт возьми, что они такими и были. Не зря же «Четыре Сезона» имели 5 звезд.

Стейси пожала плечами, и ее блестящие волосы скользнули по плечам. У нее было ангельское личико, бледное с множеством веснушек, которые были очаровательны. Приводило в замешательство то, как кто-то такой милый и невинный на вид с густым южным акцентом, может быть такой бешеной сукой.

― Всё в порядке.

Чед закатил глаза и отодвинул стул для меня.

― Всё отлично. Я спал как рок-звезда.

― А я нет, ― его сестра быстро схватила свой стул и изящно скользнула на него. ― Ян продолжает звонить. Он знает, что что-то произошло.

Она скользнула взглядом в сторону Лей, как будто измеряя воздействие ее слов.

― Конечно, он знает, ― легко согласилась Лей. ― Он умный человек. Именно поэтому я удивлена, что он не сделал больше, чтобы сделать вас обоих счастливыми. Он лучше знает.

Стейси надулась. Чед подмигнул мне. Обычно я не считала подмигивание милым, но оно работало на него. Часть его ангельского очарования гармонировало с тем, насколько сексуально он выглядел. Было в нем что-то такое, что намекало на то, что он мог бы отшлепать вас кухонной лопаткой так же профессионально, как он бы готовил с помощью нее.



― Ян много сделал для нас, ― утверждала Стейси. ― Я чувствую себя неблагожелательной.

― Вы не должны. Вы ничего еще не подписали, ― сказала я, зная, что обратная психология лучше всего работала с ее противоположным характером. ― Если вы чувствуете, что ваше имя близнецов Уильямс имеет больший потенциал, чем быть просто Стейси Уильямс, то вы должны продолжить такую работу. Это завело вас так далеко, в конце концов.

Краем глаза я наблюдала за Лей, она подавила улыбку. Это дало мне понять, что она осталась довольна, ведь это она научила меня всему, что я теперь знала об утверждении самомнения и как его продвигать дальше.

― Не будь упрямой, Стейс, - пробормотал Чед. ― Ты знаешь, что эта сделка с казино является отличной возможностью для нас.

― Да, но это не единственная возможность, ― возразила она. ― Ян говорит, что мы должны дать ему шанс исправиться.

― Ты рассказала ему? ― ее брат огрызнулся, нахмурившись. ― Да это, черт возьми, не только твое решение! Это моя проклятая карьера, тоже!

Я стрельнула обеспокоенным взглядом на Лей, но она лишь незаметно кивнула. Я не могла поверить, как круто и невозмутимо она выглядела, полагая, что это сделка могла быть тем, что смогло бы сравнять счет между ней и ее наставником.

Голливудские закусочные, которые Ян вытащил из-под нее, обанкротились, когда знаменитые инвесторы поработали над новизной, и, бросив его, стали искать другие налоговые убежища, которые не включали личностные проявления. И двое его самых главных поваров вернулись на родину, возложив тяжелую ношу на плечи молодых близнецов Уильям.

― Соглашение о Mondego, безусловно, является эксклюзивом гастрономии, ― сказала Лей. ― Что Ян предлагает вам?

Что, черт возьми, пошло не так? Я взглянул на брата и сестру, а затем на своего босса. У меня были контракты в моей счастливой сумке под столом. Мы вышли на финишную прямую, но вдруг наша главная сделка стала отступать.

Позже, я опознала пульсацию моего сознания, что струилось по моей коже. В то время я думала, что это было предчувствие, мои инстинкты предупреждали меня, что сделка могла рухнуть до того, как мы сели за стол.

Затем, я увидела его.

Все во мне замерло, как будто хищник не мог видеть меня, если бы я не двигалась. Он зашел в бар развязным шагом, от которого под столом мои руки сжались в кулаки. Его походка была легкой, гладкой и уверенной. И все же это как-то давало сигнал моему женскому мозгу, что он был хорошо «упакован» между этими длинными, сильными ногами и знал, как это использовать.

Боже, это он и делал.

Одетый в серый свитер с V-образным вырезом и брюки более темного оттенка, он выглядел, как успешный человек даже в выходной день, но я знала лучше. Джексон Ратледж никогда не брал отгула. Он много работал, играл жестко и также жестко трахался.

Я взяла стакан с водой дрожащей рукой, молясь, что он не будет воспринимать меня как девушку, которая когда-то безнадежно была влюблена в него. Я уже была другой. Я изменилась.

Джекс тоже изменился. Стал стройнее. И жестче. Его лицо теперь было великолепнее из-за новой резкости в области подбородка и скул. Я сделала глубокий, трепетный вздох при виде его, реагируя на его присутствие, как будто я была физически атакована.

Я даже не понимала, что Ян Пембри шел рядом с ним, пока они не остановились возле нашего стола.

 

* * *

 

― Какова вероятность того, что Джексон Ратледж связан с сенатором Ратледжем? ― спросила Лей с шелковистой четкостью, когда мы сели на заднее сиденье ее автомобиля. - Или к кому-либо из Ратледже, если уж на то пошло?

Ее водитель отъехал от обочины, а я возилась со своим планшетом просто для того, чтобы отгородиться от ее пристального взгляда. Я боялась раскрыть слишком много того, что ее проницательные глаза увидели бы в моем потрясенном состоянии.

― Сто процентов, ― сказала я, опустив глаза на экран планшета, на прекрасное лицо, которое я думала, надеялась, что никогда больше не увижу. ― Джексон и сенатор ― братья.

― Что, черт возьми, Ян делает с Ратледжом?

Я задаю себе тот же самый вопрос. Как соглашение, над которым я так упорно работала, развалилось прямо передо мной — мы шли с контрактами и ручкой в руке и остались с пустыми руками. К сожалению, я потеряла нить разговора в тот момент, когда Джекс позволил себе чувственно поцеловать щеку Стейси. Рев крови в моих ушах заглушил все.

Малиновые ногти Лей простучали тихое стаккато [прим.пер. ― музыкальный штрих, предписывающий исполнять звуки отрывисто, отделяя один от другого паузами] на мягкой дверной ручке. Манхэттен расположился вокруг нас, улицы кишели автомобилями, а тротуары ― людьми. Пар от метро волнообразно клубился, в то время как тени заявляли нам сверху, что солнце держится в страхе небоскребов, которые приглушают свет.

― Я не знаю, ― ответила я, немного испуганная энергией, которую она излучала, как тигрица на охоте. Действительно ли Джексон не имел никакого представления, во что он вмешивается, стоя на пути у Лей?

― Джексон единственный из мужчин Ратледж не служит на политическом посту где-нибудь в стране, ― продолжила я. ― Он управляет Ратледж Капитал, фирмой венчурного капитала.

― Он женат? Дети есть?

Я ненавидела то, что знала ответ на этот вопрос, не ища его.

― Никого. Он играет на этом поле. Много. Предпочитает эффектных блондинок в общественных местах, но не откажется поиграть с чем-то вроде... более бросающимся в глаза, в крайнем случае.

Я никогда не смогу забыть то, как двоюродная сестра Джэкса, Эллисон Келси когда-то описала меня: Вы роскошны, Джианна. Парням нравится трахать кого-то вроде Вас. Это заставляет их чувствовать, будто они трахают порно звезде. Но это им также быстро надоедает. Наслаждайтесь им, пока это не закончилось.

Мелодичный голос Эллисон и жестокие слова отозвались эхом в моей голове, напоминая мне, почему я разгладила естественно волнистые темные волосы и прекратила делать акриловые ногти с французским маникюром, которые заставляли меня чувствовать себя сексуальной. Я ничего не могла поделать с генетикой, которая дала мне чрезмерно щедрую задницу и большую грудь, но я старалась держать в тонусе остальные части моего тела, стремясь быть классной вместо того, чтобы быть сильно бросающейся в глаза.

Лей посмотрела на меня внимательно.

― Ты узнала это из пятиминутного поиска?

― Нет. ― Я вздохнула. ― Я узнала из-за пяти недель, проведенных в его постели.

― А. ― Ее глаза сверкнули блеском. ― Так значит он один. Хорошо, это становится интересным.

 

* * *

 

В течение всего оставшегося времени поездки назад в офис я готовила себя, чтобы сказать Лей, что проблемой стал конфликт интересов. Я пыталась найти способ, чтобы сгладить это.

― Это было несерьезно, ― сказала я ей, когда мы ехали на лифте. «По крайней мере, не для него…» ― Больше похоже на одну длинную ночку. Я не думаю, что он даже узнал меня сейчас.

И, черт меня дери, если меня это не задело. Он даже не посмотрел на меня.

― Ты не та женщина, которую мужчина может забыть, Джианна. ― Она выглядела задумчивой. ― Я думаю, мы можем обойти эту проблему, но готова ты к этому? Если это собирается переходить на личности для тебя, то нам нужно поговорить об этом сейчас. Я не хочу доставлять тебе неудобства. И также не хочу подвергать риску свой бизнес.

Моим первым побуждением было солгать. Мне было жаль, что Джекс значил для меня больше, чем я для него. Но я уважала Лей, и моя работа значила для меня много, чтобы лгать.

― Я неравнодушна к нему.

Она кивнула.

― Я вижу. Рада, что ты честна в этом. Давай остановимся сейчас на этом. Ты бросишь Ратледжа тогда, когда мы будем нуждаться в этом. И ты моя вместе с Чедом Уильямсом. Ему нравится поддерживать деловые отношения с тобой.

Я вздохнула с облегчением. Она была неправа относительно Джекса, но я не собиралась указывать на это.

― Спасибо.

Мы вышли на нашем этаже и прошли через стеклянные двери. Секретарь ЛаКонни подняла брови на меня, очевидно заметив наш взволнованный вид. Нам следовало бы вернуться победителями, но не побежденными.

― Есть какие-нибудь идеи, почему у Ратледжа появился внезапный интерес к ресторанной индустрии? - спросила Лей, вернувшись к раннему вопросу, когда мы направились в ее офис.

― Если бы мне пришлось сделать предположение, я бы сказала, что один из Ратледжей задолжал что-то Пембри. ― Таким способом семья Ратледж работала. Они работали вместе, как сплоченная команда и даже если Джекс не был политиком, он еще играл в эту игру.

Лей подошла прямо к своему столу и села.

― Нам нужно выяснить, на чем он наживается.

Я уловила затаенное чувство раздражения в ее голосе и поняла его. Ян Пембри копал под Лей бесчисленное количество раз в течение многих лет, но она ждала своего часа — это научило ее выдержке, которая, как она должна признать, сделала ее еще лучшей бизнесвумен. Она была полна решимости доказать, что извлекла многое из его последнего урока, предательства, и я была полна решимости помочь ей в этом.

― Хорошо. ― Я знала немного о том, что она чувствовала. Меня все еще злило то, что я запрыгнула в постель к Джексу. Я знала, кем он был, знала о его репутации, но всё же я думала, что была достаточно опытна, чтобы справиться с ним.

Хуже всего, что я заблуждалась, думая, что он обо мне заботился. Он жил в округе Колумбия; я была в Лас-Вегасе. В течение пяти недель он прилетал каждые выходные, и иногда в будние дни, чтобы увидеть меня. Я думала, что такой красивый и сексуальный парень, как Джекс, не пойдет на все эти хлопоты и растраты только ради того, чтобы просто потрахаться.

Я не приняла во внимание, насколько богатым он был. Достаточно богатым, чтобы найти себе развлечение через всю страну и достаточно осторожным, чтобы счесть его удобным, потому что его неуместная любовница была далеко и от посторонних глаз и его семьи.

Мой телефон на столе начал звонить и я вышла из офиса Лей, чтобы ответить на него. Мой кабинет был расположен в непосредственной близости от ее двери, заставляя меня увидеть посетителей прежде, чем они иметь аудиенцию с ней.

― Джианна. ― Голос ЛаКонни прозвучал из динамика. ― Джексон Ратледж в приемной и спрашивает Лей.

Я ненавидела то, как застучало мое сердце, услышав его имя.

― Он здесь?

― Это то, что я сказала, ― поддразнила она.

― Пусть поднимается. Я буду через минуту, чтобы провести его в конференц-зал. ― Я положила трубку на место и вернулась в кабинет Лей.

― Ратледж в приемной.

Ее брови поднялись.

― Ян с ним?

― ЛаКонни этого не сказала.

― Интересно. ― Она посмотрела на инкрустированные бриллиантами часы на запястье. ― Уже почти. Ты можешь остаться на встрече с Ратледжом или уйти, выбор за тобой.

Я знала, что, вероятно, следует остаться. Но я уже потеряла почву из-под ног от бесконтрольного поведения в «Four Seasons». Я была слишком удивлена неожиданным появлением Джекса, чтобы понять, как изменилась ситуация с близнецами Уильямс. К сожалению, я была не в лучшей форме сейчас.

― Вместо того, чтобы держаться поблизости, может быть мне следовало бы использовать это время, чтобы связаться с Чадом, ― предположила я. ― Почувствовать, где он в этом находится. Я знаю, мы хотели взять близнецов Уильямс вместе, но даже если мы получим только одного, это сильно ударит по Пембри.

― Хороший план. ― Она улыбнулась. ― Это даст мне возможность познакомиться с Ратледжем поближе, тебе так не кажется? Если бы Ян привел его к мысли, что я легкая добыча, было бы умно, доказать обратное сейчас.

Я почти улыбнулась при мысли о Джексе и Лей, бодающимися своими головами. Он слишком привык к тому, что женщины влюблялись в него из-за двух факторов: его разрушительно привлекательной внешности и фамилии, которая была ближе всех к королевской семье во всей Америке.

― Я проведу некоторое расследование после разговора с Чедом…, ― я пошла на выход из кабинета ― …и посмотрю, смогу ли я найти связь между Пембри и Ратледжем.

― Хорошо. ― Она соединила пальцы вместе и положила на них подбородок, изучая меня. ― Прости меня за вопрос, Джианна — но ты любила Джексона?

― Я думала, что мы любили друг друга.

Лей вздохнула.

― Я думаю, это единственный урок, который женщины так и не выучили, наступая на собственные грабли.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал