Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. Рейф пожалел о том, что проснулся




Рейф пожалел о том, что проснулся. Адская головная боль, казалось, пронзала его тело до пальцев ног. Он застонал. Неужели его головой кто-то поиграл в футбол? Он поморщился, солнечный свет слепил его даже через закрытые веки. И никакие пытки не могли заставить его открыть глаза. Болел низ живота. Мочевой пузырь мужчины был настолько полон, как будто он выпил половину Атлантического океана. Во рту остался отвратительный привкус. Подобное он чувствовал, когда учился в колледже - в то утро после концерта Pearl Jam, когда выхлебал бутылку текилы на пару с горячей брюнеткой.

Хотя, если задуматься, то сейчас ему было еще хуже, чем тогда.

Что, черт возьми, он делал вчера вечером? Хотелось надеяться, что несмотря на приближение тридцатилетия, он сможет вспомнить ту отличную вечеринку, после которой у него было такое невероятное похмелье. Но в памяти всплывало другое: блондинка с ямочками на щеках и желанной грудью, слегка прикрытой тканью. Керри-первая-К. В его памяти всплывали воспоминания только о ней.

Он услышал легкие, приближающиеся к нему шаги. Рейф изо всех сил попытался открыть глаза. Быстро распахнув их, он увидел блондинку в джинсовых шортах, на ее лице не было макияжа. Золотистый хвост кудряшек касался лопаток. Керри?

Солнечный свет, ударивший в глаза, был подобен Фредди Крюгеру, полоснувшему его череп своими лезвиями. Застонав, Рейф закрыл глаза.

- Я принесла тебе аспирин, - прошептала она, – и воду.

Рейф слепо протянул руку и взял их, морщась и глотая.

- Как долго я был в отключке?

- Больше тридцати шести часов. Просто отдохни немного. Подожди, пока лекарство начнет действовать.

- Не могу, - его хриплый голос звучал как голос девяностолетнего старика с эмфиземой. – Здесь есть ванная комната?

- Гм…да. Нужна помощь?

Чтобы «подержать» ему?

- Нет.

С закрытыми глазами Рейф откинул одеяло и попытался встать. Его лодыжки и запястья передвигались странно, поэтому у него появилось ощущение, что он пристегнут наручниками. Холодный воздух коснулся его тела. Результат похмелья и всего остального. Его глаза широко распахнулись.

Спустя пару секунд Рейф поймал себя на мысли, что он полностью обнажен и действительно пристегнут наручниками за запястья и лодыжки. Цепь, соединяющая его наручники, была прикована к кровати.

Ничего, кроме шока, не может так быстро привести в чувство сонного мужчину.

Он свирепо посмотрел на девушку, проверяя свои оковы на прочность. Дергая их, он понял, что они скреплены цепью, которая двигается по шкиву.

- Что за…

- Я все могу объяснить!

Этот голос. Он казался знакомым, исчезло фальшивое мурлыканье, звучащее в ее тоне прошлой ночью. Где-то он его уже слышал? В самолете? Нет. До вчерашнего дня, совсем недавно. Но когда? Вспышка боли полоснула его голову подобно ножу, мешая думать.



Он сосредоточил все внимание на блондинке и ее настороженном взгляде. Во всяком случае, ее взгляд был настороженным до тех пор, пока не остановился на той части его тела, ниже живота, как обычно твердой и напряженной по утрам. Румянец вспыхнул на ее щеках, и она отвернулась.

Женщины все еще умеют краснеть? Он пока не встречал ни одной такой. Она стесняется? Странно, учитывая, что у них был дикий секс прошлой ночью. Или нет?

Рейф нахмурился, в его мозгу всплывали смутные образы.

- Керри, не так ли?

- Ты помнишь, - удивление светилось в ее зеленых глазах, когда она снова встретилась с ним взглядом.

Однако ее улыбка быстро пропала.

Сегодня она выглядела не так, как прошлой ночью, и он бы никогда не обратил на нее внимания. Сексуальная сирена исчезла, сменив красный топ на простую футболку цвета лаванды. Короткие джинсовые шорты обтягивали плавные изгибы ее бедер, обнажая крепкие загорелые бедра. Босые ноги с розовыми ноготками проглядывали через ворс ковра. Сегодня Керри выглядела такой непорочной и невинной, как младшая сестренка... за исключением ее привлекательной фигуры в форме песочных часов.

Несмотря на похмелье, он не мог забыть ее раздвинутых коленей, покрасневших сосков и того, как она сказала «да». Может, в будущем ему повезет больше…только сейчас он понял, почему она казалась ему знакомой, и почему он был привязан к кровати, как очередная глупая девица в малобюджетном фильме категории «B».



Снова натянув цепь между запястьями, он убедился, что может двигать руками, благодаря определенной системе шкивов. Так же дело обстояло и с лодыжками.

- Это твоя сексуально-извращенная фантазия или что-то еще? Если это так, то я должен сказать тебе, что обычно предпочитаю быть на другой стороне.

- Сексуально-извращенная? – Кровь прилила к ее бледному лицу. - Нет. Я знаю, что люди так делают, но я никогда не…- она покачала головой, как будто пытаясь прийти в себя, - нет, и мне очень, очень жаль.

Хорошо, если это не ее фантазия, очень хорошо… за исключением того, что ее голос казался странно знакомым, и что-то в ее извинениях давало понять, что ее планы были связаны с далеко не с сексом. Даже в ее взглядах, брошенных на него украдкой, было больше любопытства, чем вожделения.

Хреново, потому что наблюдать за тем, как краснеет от оргазма ее бледная кожа – само собой, когда его головная боль отступит – было бы чертовски круто. И на этот раз, мать вашу, он бы все запомнил.

- А ты случайно не хочешь вернуть мою одежду, снять наручники и сказать мне, почему тебе жаль?

- Я не могу выполнить первые два требования, - она закусила губу и снова пристально посмотрела на его утреннюю эрекцию, прежде чем перевести взгляд широко распахнутых глаз обратно на его лицо.

Рейф наконец понял, что она по-настоящему смущена и потянул простыню, чтобы прикрыться. Он уже догадался, что Керри не была развязной девушкой. Сегодня она казалась совершенно застенчивой, несмотря на то, что они уже занимались сексом. Керри, безусловно, никогда не была проституткой. Тогда к чему были те уловки?

- Потому что…?

- Я похитила тебя, - выпалила она.

Должно быть, у него слуховые галлюцинации

- Похитила? – она кивнула, и на него снова нахлынуло неверие. - Ты похитила меня?

- Да.

Неужели он попал в другую реальность? Или у него посттравматический шок?

- Серьезно?

Керри вздрогнула.

- Боюсь, что так. До ЭТОГО я пыталась поговорить с тобой, объяснить все так, чтобы ты понял, но…

Наконец, он узнал ее голос, и все встало на свои места. У него отвисла челюсть.

- Ты! Та сумасшедшая, которая названивала мне!

- Сумасшедшая? - она уперлась руками в свои соблазнительные бедра и посмотрела на него. - Может быть, я тогда была немного эмоциональна. И нервничала. Хорошо, была я слишком эмоциональна и слишком нервничала. Но ты отвратительно ведешь телефонные переговоры. Ты не слушаешь. Вообще. Я поняла, что для того, чтобы ты, наконец, меня выслушал, я должна тебя похитить.

Похитить. Слово доходило до его сознания долго, так же как и ее отношение ко всему происходящему. Она говорила серьезно. Почему? Вспоминая ее телефонные звонки, он был уверен, что не хочет этого знать. Как долго она планирует держать его на привязи, как дворовую собаку? Или хочет продать его почки на черном рынке? Нет, слишком похоже на вымысел.

- Будь ты проклята! - он бросился на нее.

Она попятилась, почти выбежав из комнаты, глядя на него широко раскрытыми зелеными глазами. Пульс стучал у нее в горле. Да, маленькой дурочке следует испугаться. Когда он доберется до нее…

Рейф обхватил голову руками, проклиная наручники, ограничивающие запястья. Он был известным экспертом. И если в ближайшее время он не появится в "Стандарт Нэшнл", то лишится очень выгодного предложения, а это подорвет его репутацию. Если так и произойдет, то он не сколотит состояния в пять миллионов до своего тридцатилетия и не утрет нос своему ублюдку-отцу. Его бизнес может пострадать. Репутация была всем, а его денежное состояние еще только набирало обороты. Что будет, если он потеряет все, к чему так долго стремился?

Он не желал делать шаг назад. Он не желал этого, потому что знал, к чему в итоге все приведет. Неудачи имеют свойство накапливаться и приумножаться, хочешь ты того или нет.

Его гнев становился круче, чем горы Сен-Хеленс. Где, дьявол его раздери, он находится? И почему? Внезапно он почувствовал приступ тошноты, как при сильной простуде, и мочевой пузырь дал о себе знать.

Ситуация хуже некуда.

Рейф переместил собственный вес и уставился на свою похитительницу. Похитительница? Неужели бывают похитители женского пола? В любом случае, он должен был заподозрить что-то неладное в поведении Керри прошлым вечером. Он знал, что она говорила не своим голосом, но он был слишком занят, чтобы разгадывать ее уловки. «Сопровождающая»? Первый день на работе? Ага, как же. Неудивительно, что она так нервничала в лимузине. Она нарушала закон!

Керри снова медленно приблизилась к нему.

- Если ты только позволишь мне все объяснить…

Рыча, он вновь бросился к ней. Задыхаясь от страха, с широко раскрытыми глазами Керри снова отступила за пределы его досягаемости. Когда он понял, что не может дотянуться до нее лишь несколько дюймов, Рейф грязно выругался.

- Если мой бизнес и моя репутация пострадают, потому что я не явился в "Стандарт Нэшнл", то клянусь, что сделаю такое, в сравнении с чем убийство покажется тебе детской забавой.

- Тебе не обязательно мне угрожать, - закричала она. - Я не собираюсь причинять тебе боль и не займу слишком много твоего времени.

Рейф подавил желание разбить кулаком какой-нибудь предмет.

- Это все из-за денег?

- Нет, - заверила она, - я пытаюсь сказать, что мне нужна твоя помощь. Я не собираюсь причинять тебе боль, если тебя это беспокоит. И-и я сожалею, что подмешала тебе наркотик и связала тебя…

- Подмешала дурь… Значит, вот откуда это мерзкое похмелье. Неудивительно, что я так херово себя чувствую. Мы ведь не занимались сексом, правда?

Ее щеки снова вспыхнули румянцем.

- Нет.

Как ни странно, их желание заняться сексом было обоюдным. Действительно обоюдным.

Его что, как какого-то олуха ударили по голове и привезли в это глухомань прошлой ночью? Она обманула его, отвлекла его внимание своим крохотным красным топом и дразняще маленькой юбкой, чтобы что-то подмешать ему в напиток, а затем похитить. И он, безмозглый ублюдок, все никак не мог забыть ее дурманящие поцелуи. По-видимому, каждый из них был ложью. Это взбесило его сильнее, чем само похищение. И эти ее странные телефонные звонки в течение последних нескольких недель. Его жизнь превращалась в ад быстрее, чем троянский вирус съедает жесткий диск. И Керри придется за это ответить.

- Тебе что-нибудь нужно? Не хочешь позавтракать? – голос Керри звучал так искренне, будто она, как радушная хозяйка, хотела угодить своему гостю.

- К дьволу завтрак! Отцепи наручники и отпусти меня.

Сожаление смягчило черты ее лица.

- Я не могу. Ты моя последняя надежда.

Ее повышающийся тон никак не помешал его растущему гневу и потребности посетить туалет вырваться наружу.

- Я твоя последняя надежда на что? На наличие здравого рассудка в твоей голове? Позволь сообщить: твой план убедил меня лишь в том, что у тебя не все дома.

От досады у нее вытянулось лицо.

- Я совершенно нормальная и просто пытаюсь спасти своего брата от тюрьмы. Я пыталась объяснить тебе это по телефону, но ты не стал слушать.

- А что я мог понять из твоего бреда о ком-то, проходящем химиотерапию и собирающемся жениться? – Все и так было страннее некуда. Ну и что дальше? - Ты удерживаешь меня в обмен на его свободу?

Она покачала головой.

- Я думаю, что ты сможешь доказать его невиновность. Мне очень нужно…

- Что? - Рейф сделал глубокий вдох и досчитал до десяти. - Слушай, не стоит на меня надеяться, я не могу помочь твоему брату. Сейчас же сними с меня эти проклятые наручники. У меня есть работа, которую я должен выполнить.

- Я знаю, восстановить безопасность "Стандарт Нэшнл". Вот почему ты здесь. Моего брата Марка, бывшего сотрудника банка, обвиняют в хищении.

Ах, вот теперь он понял что к чему.

- И ты хочешь, чтобы я подделал некоторые файлы, чтобы его обелить?

- Конечно, нет! Он невиновен. Тебе не нужно ничего подделывать, а просто узнай, кто его подставил.

Рейф усмехнулся:

- Почему ты так уверена в его невиновности?

Керри поджала губу, ее глаза сузились. Без сомнения, он серьезно ее разозлил. Очень хорошо. По крайней мере, хоть в этом они на равных.

- Марк слишком честный. Он никогда бы не…

- Милая, ты говоришь о трех миллионах долларов. Да за такие наличные множество людей забывают о профессиональной этике.

- Только не мой брат. Марк никогда бы так не поступил! - Керри скрестила руки на груди и смерила его осуждающим взглядом. - Послушай, это не займет у тебя много времени. Я ничего не понимаю в компьютерах, а ты работаешь только с корпоративными клиентами, и твои расценки заоблачны. Я поняла, что только человек с твоей репутацией и связями имеет доступ к базе данных "Стандарт Нэшнл", и это мой единственный шанс помочь Марку. Я знаю, что ты взломал базу ЦРУ в девятнадцать лет, поэтому сможешь разобраться в банковских документах…

- Как ты узнала об этом? – впоследствии он оказался в таком дерьме, о котором старался никому не рассказывать.

- Сейчас это не важно, – бросив на него хмурый взгляд, она продолжила: - Слушай, я знаю, что совершила нечто ужасное…

- Скорее, нарушила закон, - выдавил он, - и я заставлю тебя заплатить за это.

- Я, действительно, прошу прощения за все неприятности…

- Как только я освобожусь, я прослежу, чтобы твоя задница гнила в тюрьме вместе с братом.

- Пожалуйста! Я знаю, что ты единственный человек, который может спасти Марка. Только ты со своими способностями можешь выяснить, почему банк обвиняет именно моего брата.

- Неужели ты даже не допускаешь мысли о том, что он может быть по-настоящему виновен?

- Конечно, нет!

- Точно, - протянул он, - ты неисправимая оптимистка, ищущая плюсы даже в деле неисправимого преступника?

- Я знаю, что ты злишься, но я в отчаянии. Мне просто нужно, чтобы ты мне немного помог. Пожалуйста.

Ее большие широко распахнутые зеленые глаза, обрамленные золотистыми ресницами, и локоны, сверкающие в лучах солнца, заставили его задуматься. Во всяком случае, его эрекция стала тверже. Без сомнения, он мог помочь Керри со множеством проблем – в особенности с обилием на ней одежды

Затем, покачав головой, он вспомнил о своем положении.

- Помочь тебе отнять у меня свободу и совершить преступление? Черт возьми, нет! Если я подделаю банковские документы, то получу такой же тюремный срок, как и твой брат. Ты ненормальная, если думаешь, что я позволю тебе заставить меня совершить глупость и нарушить закон. Вот, что я скажу тебе, милая: Ни. За. Что!

С умоляющим выражением на лице Керри подошла ближе. Господи, она так хорошо пахла: солнцем, морем и ванилью.

Проклятие, он похищен сумасшедшей, а его либидо сейчас думает только о том, как сладко она пахнет? Как глубоко в дерьмо он окунулся на этот раз?

Думай, приказал он себе. Как ему выбраться отсюда? Рейф оглядел комнату и не увидел никакого оружия в поле зрения. Он быстро окинул взглядом соблазнительную фигуру Керри и убедился, что она ничего не прячет под одеждой. Он стиснул зубы. По крайней мере, она не врала, что не причинит ему никакого вреда. Кроме того, по ее словам он был без сознания тридцать шесть часов. У нее было предостаточно времени, чтобы задушить его, вырезать органы или сделать с ним что угодно. Это имело смысл, она и правда придумала этот сумасшедший план, чтобы заручиться его помощью, а не укокошить его. Возможно, чтобы вырваться на свободу, ему просто нужно подыграть ей. Конечно, попытка наброситься на нее была не самой гениальной идеей.

- Я прошу тебя не подделывать документы, а просто их посмотреть. Если этого не сделать, мой брат сядет в тюрьму. Он единственный член моей семьи, и я люблю его. Я в долгу перед ним, ведь он заменил мне родителей.

Рейф хотел оборвать ее пламенную речь, но на глазах Керри выступили слезы. Ее подбородок задрожал, когда она попыталась бороться с ними. Он бы мог ей сказать много чего, но она выглядела по-настоящему расстроенной. Поэтому он проглотил язвительный комментарий и попытался сообразить, как использовать ее проблемы против нее же.

Комнату наполнило неловкое молчание. Ее взгляд был полон мольбы о помощи.

- Ты слушаешь? Как я поняла, слух не является одной из твоих сильных сторон. Если ты не хочешь понимать меня, то просто поверь в то, что Марк никогда бы не стал обворовывать банк. Он любил свою работу.

Она что, отчитывала его? Она не могла связать и двух слов и считала его виновным в этом?

- Прости, что не верю в невиновность брата своей похитительницы!

- Неужели тебе так обязательно на меня орать? Я знаю, ты злишься, и я не виню тебя, - она покачала головой, сожаление и злость одновременно были написаны на ее лице, - но крик не поможет.

- Думаешь, я должен быть спокоен, учитывая тот факт, что ты пытаешься испортить мне жизнь и профессиональную репутацию, - он попытался развести руки в стороны, - не говоря уже о том, что ты меня удерживаешь в этом коттедже, как какого-то сумасшедшего, пускающего слюни.

Покраснев, Керри, смотрела на него широко раскрытыми глазами. Что с ней случилось? Мгновение спустя он понял, что в пылу разговора уронил простыню. Не мешало бы прикрыться, ведь его нагота, очевидно, вызывает у нее чувство дискомфорта, но…он забил на это.

Склонив голову, он улыбнулся.

- Или ты Госпожа, а я твоя новая игрушка? Ты специально надела на меня наручники, чтобы рассмотреть во всей красе…

На ее щеках вспыхнул гневный румянец, и она отвернулась.

- У тебя стояк. Поговорим, когда ты успокоишься. Если тебе все еще нужно в ванную, то эта дверь ведет туда, - она указала на дверной проем в двух футах справа от нее, - там есть зубная щетка и туалетные принадлежности. Твои наручники позволят тебе пройти около десяти футов - более чем достаточно, чтобы оказаться в ванной.

Проклятье, он хотел выяснить все, что нужно и только потом закончить разговор, но матушка-природа не хотела ждать ни минуты.

Впрочем, как и Керри, которая вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь.

****

В комнате не было ни часов, ни книг, ни телевизора. Не было даже радио. Проклятье, и компьютера тоже нет. У Рейфа всегда был бесперебойный доступ к электронной почте еще со времен старшей школы. Температура в Аду снижалась быстрее, чем здесь бежало время. Прошло несколько часов. Он знал это, потому что солнце уже погружалось в океан, на который выходили окна его маленькой комнаты. В этой хрупкой тишине небольшого логова Доминатрикс Керри ему оставалось только думать. И его мысли были безрадостны.

Вскочив с кровати, он подошел к окну, не обращая внимания на качающиеся на ветру пальмы, белый песок и шепот океана. Он открыл ставни, впуская в комнату слабые лучи заходящего солнца. Он не сможет освободиться от наручников без кусачек и разводного ключа.

Он уже сделал все, что позволяли его цепи: воспользовался душем, осмотрел спальню и смежную гостиную. Он даже попробовал попасть в длинный коридор, но длины цепей хватило до шкафа, в котором, он мог поспорить, лежала его одежда. Рейф предположил, что Керри была где-то вне пределов его досягаемости, все такая же сексуальная, молчаливая и избегающая его. Не то, чтобы это имело для него значение. Ее интерес к нему был не более чем притворством.

Жаль, что Рейф не мог сказать то же самое про себя. Несмотря на гнев, его бросало в дрожь каждый раз, стоило этой маленькой преступнице приблизиться к нему на расстояние четырех футов. Это было выше его сил, и он не мог отрицать, что она заставляла его пылать.

- Керри?

Тишина. От девушки исходил почти осязаемый холод, с каждым дуновением превращающий его в ледяную глыбу.

Обычно ему нравилась тишина. Он жил один и часто работал в одиночестве. Он наслаждался этим уединением. Но молчание Керри выходило за рамки нерадушного приема. От нее веяло холодом больше, чем от промерзших глубин Северного полюса. Даже кладбище казалось более обитаемым местом, чем это. Проклятье, неужели эта женщина бросила его здесь одного, чтобы он умер от скуки?

- Керри! - крикнул он.

Опять тишина. Рейф выругался. Эта женщина, обидевшись, становилась упрямой как мул. Но он понял, что она здесь, услышав обрывки ее тихого разговора по телефону и шорохи на кухне.

- Проклятье, женщина! Это просто глупо. Я должен вернуться на работу!

Но ответом ему была тишина. Возможно, прошел час, а может всего три минуты. Судя по всему, ее не интересовало его мнение и беспокойство.

Рейф плюхнулся на кровать. И что теперь? Она ясно дала понять, что не будет разговаривать с ним снова до тех пор, пока он не перестанет кричать и не выслушает ее бессмысленное предложение помочь ее брату, который, вероятно, был невинен точно так же, как и Аль Капоне.

Люди бывают безрассудными и неуравновешенными. Вот почему он предпочитал компьютеры. Если машины начинали барахлить, то это либо можно было исправить, либо не обращать внимания. С людьми… все по-другому. Они становились все надоедливее и надоедливее.

Щелчок и поворот ручки сообщил ему о приходе Керри. Он увидел ее, стоящую в дверном проеме и насторожено наблюдающую за ним. В нем снова забурлила злость ….однако при виде нее его невольно пронзил укол вожделения, обжигая все тело до пальцев ног. Очевидно, он реагировал на нее, даже на расстоянии более пяти футов. Ну, разве он не счастливчик?

Несмотря на то, что вел себя как задыхающийся от страсти дурак, он не мог отвести от нее взгляд. Бледная невинность ее лица контрастировала с голым, чертовски соблазнительным изгибом ее бедра, выглядывающим между низко сидящими на бедрах джинсовыми шортами и короткой футболкой. Она выглядела как ангел… но в душе была дьяволицей.

Срань Господня, куда подевался весь воздух?!

Он не мог вспомнить, когда в последний раз его так возбуждала женщина. Помимо того, что Керри была не только сексуальна, но изобретательна и решительна (очевидным тому доказательством служило его похищение), он должен был отдать должное ее смелости, ведь она использовала все возможности, чтобы лишить его свободы. И она была чертовски предана своему брату, рискуя собственной шеей, чтобы спасти его. Глупая, поскольку парень, скорее всего, был виновен, но она все равно бросилась его спасать. Встречал ли он когда-нибудь такого же преданного человека?

- Хочешь есть? – спросила она без предисловий.

- Да, я умираю с голоду.

- Хорошо.

- Мне бы твою уверенность.

- Ты не должен на меня кричать.

Рейф посмотрел на нее.

- Ты похитила меня, помнишь? Прости, что я не радуюсь, став жертвой преступления.

Керри закатила глаза.

- Да Господи Боже, у меня даже нет оружия, чтобы причинить тебе боль, и мы оба об этом прекрасно знаем. Ты не жертва, а, скорее, временно, хотя и с неохотой, гостишь в этом доме.

- Звучит так, словно кто-то здесь немного сбрендил.

Разозлившись, она вышла из комнаты и вернулась через несколько минут с тарелкой яичницы и тостом, намазанным клубничным джемом. Это, конечно, не ресторан Сарди, но он быстро съел яйца и перешел к тосту, пока оранжевое солнце потихоньку заходило за горизонт. Огненные лучи проникли в комнату, ударив ему в глаза, еще больше ухудшив настроение. Рейф выругался и прищурился.

- Сейчас все устрою, – пробормотала Керри и пошла к окну. Она повернулась к нему спиной. Прекрасно. Он может напасть на нее сзади. Рейф швырнул в сторону тост, готовясь к броску. После того, как она окажется в его руках, он заставит ее…

Керри вытянулась в струнку, чтобы закрыть шторы, обнажая нежную кожу талии. Его план провалился под волной страстного желания, расплавляющего мозг. Интересно, она в курсе того, что делает с ним? Скорее всего, да. И, вероятно, ей все равно.

- Не дотягиваюсь, - пробормотала она себе под нос, стараясь добраться до цели.

Когда она привстала на цыпочки, ее ноги показались бесконечными. Золотые кудри струились по спине, а короткие джинсовые шорты обтянули ее попку, искушая его. Кровь от головы отлила к паху, и он почувствовал, как член напрягся под простыней. Керри приподнялась на носочки еще выше, и он мог поклясться, что видел, как через нижний край топика выглядывает ее грудь. У него выступил пот.

Блять! Он ее хотел, никаких сомнений. Он желал ее так, как голодавший месяц абориген, попавший за шведский стол. Ни одна женщина так не сводила его с ума. Он хотел видеть ее голой, извивающейся под ним. С блестящей от пота кожей, и мольбами об удовлетворении, пока он будет пировать на ее теле. А она между тем думает только о том, как удержать его в плену, чтобы помочь брату. Хм, она помнит хоть половину того, чем они занимались в лимузине?

Почему он не мог просто забыть об этом и держать в голове только одну мысль: она похитила его, послав к чертям его карьеру?

Рейф приказал себе наброситься на нее и заставить отпустить его… и перестать пускать на нее слюни. Он сделает это. Прямо сейчас.

Наконец, она дотянулась. Шторы с шумом упали, и их окутал интимный полумрак. Идеально подходит как для романтичного свидания, так и для секс-марафона.

Она повернулась к нему, робко улыбаясь. Рейф понял, что упустил хорошую возможность скрутить ее и вырваться на свободу. Черт возьми, что с ним происходит?

- Лучше? - спросила она.

Нет. Он злился на себя и был дьявольски напряжен. Хуже того, он был уверен, что таким сладким голосом она разговаривает со своим братцем. Эта мысль разозлила его еще сильнее. Почему у него такой невероятный стояк на женщину, которая не обращает на него внимания? Женщину, которая похитила его? У него пропал аппетит, и он отставил тарелку с остатками завтрака в сторону.

- Замечательно. Я люблю полежать в темноте. Связанным. Просто так. Без секса.

- А у тебя дерзкий язык. Никто не говорил тебе об этом?

- Мой отец, каждый день, как мне исполнилось двенадцать, и до того дня, как я в восемнадцать лет ушел из дома. Надеюсь, ты не собираешься перевоспитывать меня и читать мне лекции об этикете. Мне не нужна мамочка.

- Вы только посмотрите на Мистера Самодовольство. Скажи, тебе в детстве нравилось обижать котят и щеночков? - Керри склонила голову. - Я надеялась, что у тебя будет время остыть и стать более вежливым. Оказалось, что нет.

Она вырвала его из повседневной жизни и работы, сковала наручниками, как какой-то тупоголовый кусок мяса, и ожидает от него вежливости?

- Откуда ты, Мисс Не-от-Мира-сего?

- Я вернусь позже, когда у тебя будет больше времени на…

- Нет!

Один ноль, в пользу Керри. Он изнывал скуки. Кроме того, чем дольше он был скован и бездействовал, тем меньше у него было шансов на свободу. И еще меньше возможностей подмять ее под себя… и прикоснуться к ней. К сожалению для него, именно эти два желания сейчас съедали его живьем.

Ему было очень сложно усмирить свой нрав, но он должен это сделать, чтобы победить. В противном случае шансы вырваться отсюда равнялись нулю.

Рейф вздохнул:

- Я постараюсь сдерживаться.

Керри кивнула. Она должна успокоиться, но вид расслабленного, полуголого и аппетитного тела пленника возбудил в ней непонятные эмоции. И чувство облегчения не было одним из них. Господи, она едва могла думать, пока ее взгляд скользил по твердым мышцам его широкой загорелой груди и животу с шестью кубиками пресса. Он, взъерошенный после сна и привязанный к кровати, будил в ней такие фантазии, которые раньше никогда не приходили ей в голову, и которые она просто не могла себе представить. Все это время Рейф не сводил с нее пристального взгляда - такого как тогда, в лимузине…

Девушка отвернулась, сосредоточив все внимание на французском окне - на чем угодно, чтобы собраться с мыслями и перестать пускать слюни на этого мужчину.

- Керри?

От хрипотцы в его голосе по ее позвоночнику пробежала дрожь. Она сглотнула и торопливо повернулась к нему.

- Да.

- Пожалуйста, посмотри на меня на минутку.

Пораженная его просьбой, она уставилась на него. Он знал, как возбуждающе действовал на нее вид его обнаженного тела. Должен был знать. Она осознавала, что это глупо и дает ему преимущество над собой, но не могла отвести взгляд от его темных глаз, затем задержала взгляд на его порочных губах и снова посмотрела на соблазнительные мышцы его груди, которые ей не терпелось приласкать.

Возьми себя в руки. Керри вздохнула и подняла руку к цепочке на шее. Неужели ее рука дрожит? Она играла с ключом от наручников, нервно теребя его пальцами.

- Да? – хрипло спросила она.

Взгляд темных глаз Рейфа буквально пожирал ее. Керри двигала ключ на цепочке вперед и назад быстрее, чем на нее нахлынула волна жара от волнующей близости его тела.

Внезапно на губах Рейфа появилась широкая, озорная улыбка.

- У меня есть идея, как можно получить то, чего хочешь ты… и чего хочу я.

Его легкомысленная фраза приковала все ее внимание.

- Прости?

- Ну, ты ведь хочешь, чтобы я помог твоему брату?

- Угу.

- А я, - он наклонился вперед, простыня соскользнула с его голых бедер, когда он пристально посмотрел на нее своим порочным взглядом, - я хочу тебя.

Керри сглотнула. Жаркая дрожь пронзила ее живот. Она открыла рот, чтобы ответить, но слова замерли на ее губах. Он говорит это серьезно… или чтобы дать ей почувствовать вкус ее собственного «лекарства» и отвлечь ее?

- Я хочу закончить то, что мы начали в лимузине, - сексуально прошептал он.

Рейф снова откинулся на спинку кровати и скрестил за головой руки. Мышцы его плеч и бицепсы напряглись. Грудная мускулатура также пришла в движение. Сердце Керри бешено забилось.

Почему она похитила самого красивого в мире мужчину? Единственного, который, не говоря ни слова, заставлял ее чувствовать себя чертовски глупой?

- Я хочу снова и снова целовать твои губы. Я снова хочу насладиться твоей грудью и твердыми сосками. Я умираю от желания почувствовать, какой ты будешь горячей и узкой вокруг меня.

Она ощутила влагу между ног, и наслаждение пронзило ее живот. Этот мужчина волновал ее, просто сидя на кровати. Но его чувственные слова заставляли ее терять рассудок.

Керри заставила себя отвернуться. Рейф не мог знать, как он действует на нее. Если бы она встретила его в любое другое время и месте, то, скорее всего, не свернула бы на эту кривую дорожку. Он был зол весь день, и его внезапное изменение настроения показалось ей более чем подозрительным. Подходить к нему близко было очень глупо. Она – тюремщик, а он - пленник, и это не сделает их отношения приятными и легкими. Как только он поможет ей доказать невиновность Марка, то окажется на свободе.

Она снова на него посмотрела. Если она согласится на его соблазнительное, заставляющее замирать сердце, предложение, их отношения будут какими угодно, но только не легкими. Однако он был единственным человеком, кто мог помочь Марку.

- По крайней мере, я думаю, что именно этого я и хочу, - прервал он ход ее мыслей.

- Прости? - правильно ли она поняла?

Он пожал плечами, от чего под его золотистой, загорелой кожей забугрились мышцы.

- В лимузине я был под действием наркотиков. Что, если я смутно помню происходящее? Что, если мне только кажется, что вместе мы были обжигающей смесью?

То, о чем он говорил, имело смысл… и, в то же время, заставляло ее нервничать.

- О чем ты говоришь?

- Мне нужно знать наверняка, прежде чем я соглашусь на какую-либо сделку.

- Сделку? - он говорил слишком быстро для ее мозга, взрывающегося от гормонального всплеска. У нее было такое чувство, что Рейф жульничает, но ее очень сильно возбуждали его соблазнительные слова.

- Ты хочешь помочь брату, а я хочу тебя.

Он говорил об этом прямо и совершенно непреклонно. Керри спрашивала себя, упадет ли она в обморок от его слов, как героини исторических романов, которые она иногда читала. Она очень надеялась на положительный ответ, иначе из-за своей слабости, она рискует опозориться в ближайшем будущем.

- Думаю, наша сделка имеет смысл. Ты согласна стать моей на сорок восемь часов?

- Твоей? – она облизнула внезапно пересохшие губы, возбужденная его словами.

Он снова наклонился, и до нее донесся аромат мускуса с легкими древесными нотками. Она желала подойти ближе и прикоснуться к его коже.

Взгляд его темных глаз был полон плотского желания.

- Моей. Ты будешь делать все, что я хочу и как я хочу. В течение сорока восьми часов.

Господи, от его слов в ее мозгу всплыли картинки из разряда «18+»

Керри казалось, что жар охватил ее тело от живота до ступней ног, и она с трудом сглотнула.

- И?

- И я помогу тебе решить проблему брата.

- Это неправильно. Это шантаж! – ей не нравилось, что его предложение невероятно сильно ее взволновало.

- Это сделка, - он улыбнулся, сверкнув серыми глазами. - Не думал, что моя похитительница настолько добродетельна.

Керри покачала головой.

- Это плохая идея.

- Плохо, потому что неправильно, или плохо, потому что безнравственно?

- И то, и другое.

Его улыбка стала похотливой. Когда еще ее сердце так бешено билось? Почему он смотрит на нее как большой плохой серый волк на Красную Шапочку, одетую только в пояс с подвязками? Она испытывала какое-то извращенное желание согласиться на его наглое, но такое соблазнительное предложение.

- Так что ты скажешь? Может, запустим что-то вроде «тестового режима»? - прошептал он, и абсолютно белая простыня соскользнула, обнажив бронзовые кубики на его животе.

- «Тестового режима»?

- Просто будем целоваться и касаться друг друга то там, то здесь.

Просто? Керри не верила, что Рейфу хватит только легких прикосновений и поцелуев. Боже, она почувствовала слабость.

- Никакого секса, - уточнил он, – если только…

Она с трудом могла дышать.

- И это докажет, что ты хочешь меня?

Он кивнул.

- И если через десять минут я буду желать тебя так же сильно, как это было в лимузине, то выполню все условия нашей сделки. Что скажешь?

- Ты поможешь моему брату, если я соглашусь на эту безумную сделку.

- Каждый из нас получит то, чего хочет.

Мысли проносились в голове быстрее, чем на кабельном канале мелькали заголовки новостей. Его предложение в лучшем случае было необычным, а в худшем - эксплуататорским. Но почему же оно ее возбуждает? Она была современной женщиной, но некоторые ее взгляды на жизнь были старомодными. Но, так или иначе, идея уступить такому сексуальному и опасному мужчине, как Рейф, была невероятно привлекательной.

Господи, неужели она такая же пустоголовая, как жена Марка - Тиффани?

Керри посмотрела на его руки. Как он будет касаться ее? Ласкать ее спину, набухшую грудь, сжимать ее соски, исследовать ту часть ее тела, которая становилась все влажнее с каждой секундой? И если, верить теории о пропорциональности длины члена мужчины с его пальцами, то не только интеллект Рейфа был выше среднего уровня. Проклятье, она знала что права, так как видела каждый сантиметр его твердого члена своими глазами.

- Тик-так, - напомнил он ей. - Где сейчас твой брат?

Керри закрыла глаза, реальность снова нахлынула на нее.

- В тюрьме округа Пинелллас, в ожидании суда.

- Который состоится…?

Она сглотнула

- Осталось меньше двух недель.

- И чего ты ждешь? Ответь: да или нет. Это полностью твой выбор. Если тебя это не интересует, то так и скажи.

Согласиться на сделку было так просто и, в то же время, так сложно. Она закусила губу. Что он скажет, когда узнает, что она девственница? Он подумает, что она фригидная уродка. Не то, что бы она берегла себя для мужа, но сама мысль торговать своим телом вызвала у нее внезапный приступ разочарования. Да, она, конечно, понимала, что когда-то лишится невинности, но не думала, что это произойдет так быстро. Однако она, не раздумывая, отдаст ее в обмен на свободу брата. Ей очень хотелось что-то значить для парня, которому подарит свою невинность. Но лишаться ее здесь, в любовном гнездышке доминанта Дэйва, казалось таким же не романтичным, как в душевой кабинке с Денни.

Но сейчас она была с Рейфом. Она не слишком хорошо его знала, чтобы позволить ему все, что он захочет… в таком случае, это означало бы, что она полностью ему доверяет.

- Что случилось? Ты выглядишь взволнованной. Поговори со мной, – порочное, насмешливое выражение исчезло с его лица, сменившись на серьезное и явно обеспокоенное.

- Я-я думаю.

Внезапно он взял ее ладошку и сжал в своих теплых руках, лаская ее пальцы своими.

- Никаких извинений. Когда я хочу чего-то, то я его добиваюсь. Керри, я понимаю значение слова «нет». Я бы не стал брать тебя силой.

- Но ты ведь не думаешь о мести?

Он посмотрел вниз на топорщащуюся простыню.

- Сама как считаешь, чего сейчас я желаю больше: мести или секса?

Она встретилась с его взглядом, полным вожделения и предвкушения и поняла, что он говорил искренне. По какой-то странной причине, внутреннему наитию, но она ему поверила.

Сейчас самое главное - это помочь Марку. Она не могла сомкнуть глаз более чем на три минуты с тех пор, как приехала в этот коттедж. Влажные простыни навевали воспоминания о губах Рейфа, и Керри не могла отрицать, что хочет еще раз ощутить вкус этого мужчины.

- В-все нормально.

- Да?

Она кивнула, чувствуя себя одновременно невероятно смелой и, в то же время, робкой. Наконец-то она узнает о мужских прикосновениях больше, чем просто тисканье по пьяни на выпускном. Но чего он ждет? Что она должна сделать?

- Мне нужна, по крайней мере, одна свободная рука, милая.

Его настойчивая просьба вызвала сигнал тревоги в ее голове.

- Нет.

- Да, или я не смогу прикоснуться к тебе так, как хочу. Я умираю от желания потрогать тебя.

Очевидно, он принимал ее за совершенную идиотку.

- Ты говоришь так, чтобы убедить меня снять наручники.

Рейф как-то невесело засмеялся.

- У тебя что, не получилось посмотреть вниз?

Керри снова опустила глаза и увидела, что впечатляющих размеров эрекция приподняла простыню. Ее зрачки расширились.

- О, Боже.

- Если бы я притворялся, что хочу тебя, то не был бы в таком состоянии. Уверяю, это все из-за желания прикоснуться к тебе. И должен сказать, что буду не в состоянии сделать это как следует из-за этой штуки вокруг запястий.

Понимая его правоту, она почувствовала, что готова уступить. Керри была потрясена тем, что такой мужчина, как Рафаэль Доусон желает ее, особенно после их разговоров по телефону и его похищения. Чудеса случаются. Иногда.

- Я даже согласен освободить левую, а не правую руку, - он протянул ту к ней.

Она могла поспорить, что даже левой рукой он мог делать невероятные чувственные вещи.

Керри колебалась, не зная, можно ли доверять Рейфу. Но разве у нее были другие варианты?

Она посмотрела на его ладонь и пальцы. Почему ее тело до сих пор помнило его прикосновения? Она чувствовала себя подобно радио, настроенном только на его частоты. У нее в животе запорхали бабочки.

Проклятье, ей нужно думать о похищении, а не об обольщении.

- Керри? Ты хочешь помочь брату, а я хочу тебя. Да или нет?

Рейф прав.

Она медленно сняла цепочку с шеи и вставила ключик в замочек. Наручники открылись с тихим щелчком. Она быстро бросила ключ в противоположную гостиной сторону, прямо на подоконник. Ключик был вне пределов его досягаемости, даже на всю длину цепи. Тем не менее, она не находила в его действиях ничего подозрительного.

Рейф, казалось, не обращал на нее внимания, он разминал пальцы.

- Так намного лучше.

Сидя рядом с ним, Керри неуверенно кивнула. Их окружила тишина. Что теперь?

Затем Рейф посмотрел на нее жарким взглядом, полным обещания головокружительного секса. Длинные иссиня-черные ресницы веером окружали его невероятные глаза, сверкающие матовым серебром.

От этого взгляда Керри забыла, как нужно дышать. Бабочки в животе ускорили свой трепетный полет. Она не была напугана. Конечно, она нервничала, ведь у нее не было опыта, и она еще никогда не была так сильно возбуждена.

- Я мечтал об этом весь день, - прошептал он.

Ее желудок сжался с такой силой, что Керри невольно задалась вопросом, сможет ли она когда-нибудь снова есть.

- Но, - добавил он, - у меня есть еще кое-какое пожелание, – на его губах снова появилась греховная улыбка, сообщающая о том, что в нем вновь ожил демон-искуситель.

- Да? - Керри затаила дыхание.

- Я очень отчетливо помню, что в лимузине на тебе были прозрачные маленькие черные трусики. Я хочу увидеть их снова. На тебе.

Керри втянула воздух.

- Ты помнишь?

- Да, - сказал он хриплым голосом, - только трусики и ничего больше.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.05 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал