Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. Я с самого детства читаю призрачные следы




 

Я с самого детства читаю призрачные следы. «Я вижу мертвых людей». И все в этом роде.

А так как воспитывалась в семье ведьм и экстрасенсов, то никогда не считала себя сумасшедшей. Хотя и было несколько неприятных моментов на школьных экскурсиях по местам сражений времен Техасской революции. Сомневаюсь, что меня когда-нибудь снова пустят в Аламо.

И все же мой дар несколько изолирует меня от живых. Одним я, предположительно, кажусь немного странной – и речь не только о моих пристрастиях в одежде. А другим… Что ж, все хотят знать, что от нас остается после смерти, но большинство все же побаивается ответа.

Я сошла с тротуара и двинулась по траве – вдоль дорожки из психических мазков, оставшихся там, где протащили тело Верзилы. Шагала я решительно, Тейлор старался не отставать, Джерард и Логан плелись в конце. Мы обогнули здание и вышли к небольшому озеру. Здесь тоже обнаружились полицейские ленты, но копы, наверное, уже собрали все улики, так как я спокойненько пересекла границу, и никто меня не остановил.

- Зачем мы сюда вернулись? – задал Тейлор вполне логичный вопрос. Я ведь только что сказала, мол, желаю поговорить с тенью убитого, а делается это, как правило, на самом месте преступления или при помощи личных вещей покойного.

- Затем, что там, – я ткнула пальцем на участок, где верзила встретил свой конец, – его нет. Есть отпечаток его смерти, но маловато духа, чтобы пообщаться. Фантом должен быть в месте, где спрятали тело.

Вот только его не было. И это странно. А когда я говорю «странно», это значит действительно странно.

Я замерла посреди лужайки между общежитием и озером. Представила, как студентки загорают здесь в теплый солнечный день. А вот тело Верзилы, небрежно скрытое в кустах, можно было и не представлять – ибо я видела его там своим экстрасенсорным зрением. Но, учитывая недавность смерти, предполагала, что фантом будет стоять передо мной, словно персонаж «Особняка с привидениями» или хотя бы как туман или тень, из которых можно вытянуть сведения.

Верзила явно еще не успел перейти, потому что над землей до сих пор вились клочки и лохмотья его духа.

Я резко замерла, и Тейлор едва в меня не вписался.

- Что случилось? – спросил он. – Ты ведь не собираешься в Бейзингсток?

Это был наш секретный код, означавший «Полундра! Отступаем!», и он выдернул меня из прострации.

- Погоди ты, я еще даже ничего сделать не успела, – пробормотала я, ибо Джерард и Логан нас еще не нагнали. – Я не настолько слабачка.

Тейлор глянул в сторону старичков и понизил голос:

- Ну я же не знаю, что ты видишь… Это не… Ты ведь не видишь ее, правда?



И тут я почувствовала себя настоящей сволочью: он, вероятно, вообразил худшее, раз спросил про Бейзингсток. В смысле… Тейлор ведь тоже был в той пустыне.

Поблизости не наблюдалось ни единого намека на убитую студентку, но, прежде чем позволить любому из нас вздохнуть с облегчением, я сказала:

- Дай мне секунду, чтобы убедиться…

И закрыла глаза. Призрачные останки Верзилы стали ярче. Мерзкие желтые обрывки тумана кружились в вихре, подбираясь ко мне все ближе. Но в данный момент мне было не до них. Как и не до Логана с Джерардом, которые как раз нас догнали. И не до влаги и холода, что просачивались в мои кроссовки.

Мир призраков я воспринимаю через пять чувств, посылающих сигналы в мой мозг – плюсом к тем эмоциям, которые испытывают абсолютно все. Я научилась регулировать «громкость» психических впечатлений – визит в Аламо показал, насколько это важно, – но в основном это все равно что видеть мир в цвете. Умею, и все.

Гораздо труднее описать, как я взаимодействую с этим слоем реальности. Я представляю свое экстрасенсорное «Я» как некий дух, живущий под моей кожей – это одновременно и силовое поле, и целый арсенал различных чувств. Когда я ищу призраков, останки человеческих душ, то воображаю, как моя собственная мчится по венам, из крови проникает в поры и соединяется с бушующей вокруг энергией.

Этим я и занималась, стоя на мокрой траве за женским общежитием в Мухосранске, штат Миннесота, в поисках любых следов убитой девушки.

Ничего. Вот только затопившее меня облегчение не означало конец всем тревогам.

Я открыла глаза и взглянула на Тейлора. Логан и Джерард уже к нам присоединились.



- Напомните, как звали девушку, – попросила я.

- Алексис Магуайр, – ответил Тейлор. – Старшекурсница, последний год обучения.

- Никакого намека, что ее здесь убили, – сообщила я. – Но если дадите какую-нибудь принадлежавшую ей вещь, то скажу точно, жива она или нет.

Шеф Логан медленно кивнул. Уж не знаю, что он там думал об экстрасенсорных штучках, но кажется, ему понравился мой профессионализм. Именно поэтому я над ним столько трудилась.

- Да, это мы можем.

Я указала на частично скрытый кустами образ, даже если остальные его не видели:

- Вы сказали, что Верзила – водитель пропавшей, да? Это что, кодовое название для телохранителя? Потому как этот парень похож скорее на представителя Всемирной ассоциации рестлеров, чем на шофера.

- Водитель и телохранитель, – уточнил Логан. – Ее отец – очень богатый и влиятельный человек.

Деньги и враги. Значит, девушка из политической или криминальной семейки. Судя по волнам, исходящим от верзилы, скорее второе. Это ж настоящий наемник.

- Как долго тело здесь пролежало? – поинтересовалась я, пытаясь понять, почему призрачные останки такие странные, и выяснить примерное время исчезновения девушки.

- Всю ночь, – принужденно ответил Логан. – Мы знаем, что водитель должен был отвезти девушку в город на какую-то тусовку. Там она так и не появилась, но ее друзья не всполошились, пока сегодня утром она не пропустила занятия. Начались поиски, и вскоре обнаружили тело.

Итак, Алексис скорее забьет на вечеринку в клубе, чем прогуляет лекцию. Нетипично для образа мафиозной принцессы.

- Хорошо. – Я потерла руки, разгоняя кровь и свой внутренний «дух». – Давайте посмотрим, что скажет Верзила.

Я подошла к месту, где тело пролежало около двенадцати часов – плюс минус. Криминалисты утоптали всю траву, но земля была мягкой из-за моросящего дождя. Я присела на корточки и опустила руку в грязь, куда просочились кровь и мозги из дырки в черепе Верзилы. Так как его перенесли сюда уже после смерти, след оказался слабый, но серое вещество всегда обеспечивает наилучший контакт.

Как правило, нужно лишь немного напрячься, чтобы сконцентрироваться на призраке – словно настроить нужную волну на радио. Но этот фантом никак не желал вести себя нормально.

Обычно отпечаток смерти и фактический дух человека на этом этапе тесно связаны. Однако затем дух совершает переход, а фантом – то, что многие и называют «призраком» – разрушается и исчезает, если ничто его здесь не держит.

Этот дух был весь изодран, что обычно происходит по прошествии какого-то времени. Но в этих обрывках явно чувствовалась личность, а такое я встречала лишь у недавно умерших или у фантомов, сохранивших яркий образ благодаря воспоминаниям живых людей.

Клочки закружились вокруг меня, поползли по коже, забиваясь под рукава и за воротник. Я схватила нити и принялась соединять куски воедино, силой удерживая изношенные – нет, рваные края, пока они не начали сцепляться.

Что могло разорвать призрака на куски?

Внезапно все закончилось, и тень Верзилы предстала передо мной – большая, мускулистая, омраченная собственными грехами и вопящая так, будто адские гончие наступают ей на пятки.

Мой дух словно амортизирующий трос не давал Верзиле распасться, и его сотрясающий землю ужас прошелся по этой связующей нити нестройным визгом.

- Прекрати! – криком ответила я на вопли в моей голове.

Агенты вздрогнули – они ведь не могли видеть или слышать моего «собеседника». Им я казалась просто длинноногой рыжеволосой первокурсницей, что стоит на карачках на сырой земле и орет в пустоту.

- Никто тебя не обидит, – сказала уже не так громко, однако голос звучал все еще высоко и напряженно.

Не стоило говорить вслух, но Верзила требовал серьезной сосредоточенности. Мой дух, мое невидимое «Я» уже шаталось от усилий, позволяющих тени оставаться единой. Стоит ослабить внимание, и она вновь растворится в желчном тумане и диссонирующем вопле.

Ну о-очень странно.

Видимо, разорванный в клочья фантом слишком слаб, раз уж норовил снова рассыпаться, хоть я и собрала его воедино. И да, для жертв убийства паника – это нормально. Иногда. Но здесь все было чересчур. Не люблю признавать, что столкнулась с чем-то, связанным с призраками, чего раньше не встречала. Но на сей раз я действительно столкнулась с чем-то, связанным с призраком, чего раньше не встречала.

Наконец тень перестала вопить. Верзила оглянулся и, узрев меня, удивленно моргнул выпученными от ужаса глазами.

- Кто ты? – потребовал ответа. – Что происходит?

- Я здесь, чтобы помочь тебе.

И совсем даже не соврала. Он мог быть самой мерзкой пакостью на планете, но бросить дух страдать по эту сторону вечности мне не позволяли принципы.

На Верзиле красовалась та же одежда, в которой его убили: темный костюм с белой рубашкой. Пиджак облегал рельефные мышцы и явно выпирающую наплечную кобуру. Рука тени дернулась к оружию, когда он заметил рядом со мной Тейлора, а за ним еще и Логана с Джерардом.

- А как же они? Копы? Я ничего не сделал.

- Им на тебя плевать, – властно заявила я. Этим психованным призракам надо сразу демонстрировать, кто тут главный. – Мы просто хотим задать тебе несколько вопросов.

- Что он говорит? – требовательно спросил Джерард, который явно считал, что имеет право вмешиваться, когда я работаю. – Что с девушкой?

- Не сбивай ее, – оборвал Тейлор и тут же пояснил обескураженному шефу Логану: – Мы не можем видеть и слышать то, что доступно Дейзи. А вот видят ли нас призраки, зависит от их типа. К тому же, по ее словам, жертвы убийства иногда ведут себя немного сумбурно.

На самом деле я говорила, что у них полная каша в голове.

Верзила сердито посмотрел на Тейлора:

- О чем это он? Кто тут жертва убийства?

- Сосредоточься на мне, – приказала я тени, когда он начал расплываться и дрожать. – Расскажи, что произошло, когда ты приехал в общежитие за Алексис.

Верзила сконцентрировался, и его уродливое лицо перекосилось.

- Была моя очередь нянчиться с маленькой принцессой. Я отправил ей сообщение и стал ждать. Когда она спустилась, вся такая расфуфыренная для тусовки, я вышел, чтобы открыть дверь.

По мере возвращения воспоминаний возвращалась и значительная часть его личности, и это было ой как нехорошо. Запавшие глаза уставились на меня.

- Она порой пялилась на меня вот так же, как ты сейчас. Я в большой беде, если эта мелкая вертихвостка мертва, но скучать по ней и ее презрительному взгляду не буду.

Агенты нетерпеливо ждали, так что я проигнорировала данное замечание. И для них вслух сказала:

- Итак, ты вышел из машины, чтобы открыть для Алексис дверь. Что случилось дальше?

Лицо тени побледнело, глаза заметались в поисках подсказок и ответов.

- Не знаю… Как я сюда попал?

Терпение Джерарда лопнуло:

- Спроси его, кто забрал Алексис Магуайр! Он был с ними в сговоре?

- Нет! – возмутился Верзила, который прекрасно слышал вопрос. – Я в полной заднице, если с этой маленькой сучкой что-то случится. Я не продам Девлина Магуайра меньше, чем за частный остров и целую армию для его защиты.

- Он говорит, что нет, – передала я.

- Он может врать? – уточнил шеф Логан.

- Нет, – ответила я. – Духи не лгут.

Они могут неправильно истолковать или помнить неточно, но неправды никогда не скажут.

- В смысле, «духи»? – Верзила оказался куда проницательнее, чем я ожидала. – Это ты обо мне?

Дерьмо. Его снова охватила паника, и я затряслась от психического напряжения в нити, что удерживала обрывки тени вместе; мышцы горели огнем, словно Верзила навалился на меня всем весом.

- Расскажи, что произошло, когда ты открыл дверь для Алексис, – повторила я снова, когда он осознал свою смерть.

- Чернота, – ответил Верзила, задыхаясь от страха, хотя и не имел легких. – Рычание. И черная собака.

- Собака? – озадаченно переспросила я. – Что за черная собака?

- Что за черная собака? – эхом повторил Тейлор и обратился к Логану: – На теле обнаружены какие-нибудь укусы?

Ответ шефа потонул в набиравшем обороты вопле Верзилы, что превращался в одну большую, объятую ужасом и трясущуюся массу.

- Что раздирает и разрывает. – Затем его взгляд остановился на мне, и в нем вспыхнула надежда. – Ты! Ты можешь отправить меня туда, где собака меня не достанет.

Его уверенность потрясла меня так же сильно, как и его отчаяние. Я уже стояла на коленях в мокрой траве, или, может, ноги меня подвели…

- Откуда ты знаешь?

- Просто знаю.

Он не лгал. Что-то в его перелопаченном мозгу подсказывало ему, что я могу помочь, даже если Верзила не понимал, как именно.

Словно со стороны я услышала, как за моей спиной переговариваются мужчины.

- Она неважно выглядит, – заметил шеф Логан.

- Она все еще не дала нам ничего полезного, – отрезал Джерард. – На кой черт мне это представление, если толку от него ноль?

Затем Тейлор присел рядом со мной. Его голос проник сквозь ледяную экстрасенсорную сеть, что опутывала нас с Верзилой:

- Давай, нимфетка. Пора завязывать.

- Хор-рош-шо, – сказала я, стуча зубами. И когда это губы онемели? Я едва держалась на ногах, но оставить работу незавершенной не могла.

Открыть Завесу несложно. Стоило лишь позвать ее шепотом – и вот она задрожала перед моими глазами, готовая перенести вещи в надлежащее им место. Наш мир для живых. А мертвые должны находиться… где-то там.

Переход между «здесь» и «вечностью» заколебался в воздухе, словно занавес из жидкой ртути, но Верзила отшатнулся прочь:

- Что это?

«То, что лежит дальше», – ответила я мысленно. Ну, насколько мне известно. Я ведь видела только завесу, а не то, что там за ней.

- Это то, чего ты хотел. Шанс сбежать от черной собаки.

Наверное. Пустое обещание. Я ведь даже не понимала, о чем говорит Верзила.

- Я не хочу идти. – Он развернулся и, вытащив из кобуры пистолет, направил его на меня. – Ты меня не заставишь.

Вероятно, нет. Но что бы там ни было за гранью, оно с радостью потянулось навстречу и втащила покойника к себе. Что это, я не видела. В отличие от Верзилы. И его крик эхом отозвался в моих костях.

Я разорвала нашу связь, ослабив концентрацию, и телохранитель упал в мир иной, словно камешек в пруд. Завеса мерцала, маня заглянуть в место вне времени и пространства, помедлила, пока мое любопытство не переросло в болезненное желание, и затем исчезла.

Как всегда. Я практически слышала шепот: «Здесь есть нечто поразительное, но не для тебя. Пока нет…»

Однако сегодня… сегодня, прежде чем натянутая между «там» и «здесь» преграда содрогнулась в последний раз, мне показалось, будто я увидела фигуру… То, что, вероятно, могло быть силуэтом собаки – чернильного окраса, худой и дикой на вид.

Вот и все, что я получила – один взгляд украдкой в невозможное. И тогда-то отдача за все усилия, затраченные на сбор и удержание Верзилы, долбанула молотком боли мне прямо промеж глаз.

- Бейзингсток, – выдохнула я.

Но Тейлор все равно не успел поймать меня прежде, чем я грохнулась лицом в миннесотскую грязь.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал