Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Про девочку Веру






Ту самую девочку, которая была с мамой, звали Вера. Ей было почти семь лет. И в тот момент, когда мы первый раз встретились за завтраком, я сразу обратил на неё внимание. В фильмах обычно это показывают, как она в замедленной съёмке поворачивает голову. Взгляд её случайно встречается с моим. Играет какая-то романтическая музыка и голуби. Белые. Обязательно за её спиной в воздух взлетают белые голуби. Прям устремляясь высоко в небо, а её светлые волосы развиваются от взмаха их крыльев и светятся в лучах солнца…

— Достали эти птицы, — ругался дед Матвей, перебив мой романтический настрой. — Опять насрали на голову.

Дед снял кепку и стал отряхивать её от следов птичьего помёта.

— А ну кыш отсюда!

С виноградника над столом взлетели в небо два голубя. Почему-то белые. Возможно с голубями это чересчур, подумал я. Можно и без голубей. И я стал думать. Как же мне проявить своё внимание.

— Знаешь что Вовка, — решил обсудить я с ним это вопрос на следующий день. — Помнишь ту девочку? Веру.

— Это которая с мамой тут отдыхает?

— Она самая.

— Ну помню.

— Так вот. Думаю, я определился. Такая жена мне и нужна. Красивая.

— Ты чё? Прямо на юге жениться надумал? — удивился Вовка.

— Ну жениться, не жениться я ещё точно не знаю, но познакомиться надо. Надо нам что-то для неё такого хорошего сделать. Или что-то такого, что бы привлечь внимание. Может быть спасти её от чего нибудь.

— Ну давай ей червяков или жуков под подушку наложим, — предложил Вовка. — Она точно заметит. Входит она в комнату, а там из под подушки червяки расползаются. Тут ты с криком — «Я спасу тебя девочка!». И всё. Дело в шляпе.

— Балван ты в шляпе.

— А что тебе не понравилось? — удивился Вовка.

— Себе червяков в трусы напихай, а потом спасай сам себя. Тут что-то посерьёзнее надо, — рассуждал я.

— Ну думай. Тебе надо, ты и думай.

И я стал думать. Вот если бы она стала тонуть, то я бы её спас. Но вдруг она не собирается и не соберётся тонуть? Или может на неё хулиганы напали бы в тёмном переулке. Так она по тёмным переулкам не ходит, да и вообще не факт ещё, что я её от хулиганов могу спасти. Короче ничего не шло в голову.

— А может привидение? — предложил Вовка. — Ну как в деревне тогда. Помнишь?

— Вовка. Ты гений! — похвалил я брата. — Вот только кто будет привидением?

— Чур, в этот раз не я, — сразу взял самоотвод Вовка.

После обеда приехал из города папа, и мы пошли на пляж.

Я всё размышлял нал тем, кто бы мог исполнить роль привидения. Вовка судя по прошлому опыту в деревне хреново подходил на эту роль. Да и вряд ли он снова согласился бы. Ему ещё в тот раз досталось. Хоть здесь бабки с дедом и не было, но всё же я сомневаюсь, что смогу уговорить его в этот раз.



Недалеко от нас расположились те самые студенты, наши соседи. Они возились в песке, так же как мы, закапывая друг друга. Брызгались водой и занимались прочей не свойственной взрослым людям ерундой. Мне показалось, что они в принципе не откажутся помочь двум маленьким детям. Тем более, если вопрос касается серьёзных любовных отношений.

— Может кто-нибудь из них согласится?

— Чё-то я сомневаюсь. Может они после медуз на нас ещё обижаются, — ответил Вовка.

— Мам. Мы сходим к нашим соседям? — я показал маме в сторону студентов.

— Только без приключений и в море без моего разрешения не заходить.

И мы с Вовкой отправились на переговоры.

— Здравствуйте, — поздоровались мы.

— Да вроде виделись уже с утра, но всё равно привет.

— У нас к вам одно дело, — начал сразу я.

— Даже интересно, что за дело. Фокусы показывать будете?

— Или в этот раз крабов наловили и хотите нам под подушку засунуть?

— Да нет. Вы нас конечно извините за медуз. Мы не специально.

— Это я нечаянно уронил, — оправдывался Вовка.

— Да ладно. Не переживайте. Мы не из злопамятных, — успокоил нас бывший владелец командирских часов. — Так что за дело?

— Понимаете, — продолжил я. — Вы же видели ту девочку, которая в нашем доме с мамой отдыхает?

— Ооооо! — улыбнулась одна из студенток. — Я так чувствую дела амурные. Понравилась?

— Ну да, — засмущался я.

— Он жениться на ней надумал, — влез Вовка.

— Тогда это конечно серьёзный вопрос, — студенты сделали серьёзные лица. — Мы вас внимательно слушаем.



— И ничего я не надумал, — засмущался я ещё больше. — Просто мы хотим…

— Он хочет, что бы вы её напугали, а он её спасёт, — опять влез Вовка.

— Попахивает криминалом. Как это — напугали?

— Ну не совсем прям напугали, а сыграли в привидение, — пояснил я.

— С этого места поподробнее.

Мне показалось, что студенты заинтересовались и я им рассказал наш план.

Кто-то из них должен вечером нарядится в белую простыню и когда все будут сидеть за столом, выскочить от куда-нибудь и всех напугать. Начнётся паника, все будут кричать, а я, как самый смелый, выскочу и встану на защиту всех. И как бы прогоню привидение.

— Ну и фантазия у вас, — заключили студенты, дослушав мой план. — Как с вами родители ещё не поседели?

— А если её не будут вечером за столом?

— Так дядя Вахтанги сегодня всех собирает, значит будут, — резонно заметил я.

— Логично, — согласились студенты.

— Вот только мы пока сомневаемся в вашей идее. Как-то не серьёзно. Привидение. Ну и что?

— Зря сомневаетесь. Мы в деревне так делали, — сказал Вовка. — Очень даже серьёзно.

Да уж, вспомнил я. Было очень серьёзно. Надеюсь, что тут всё пройдёт более гладко и без последствий.

— А чё. Давайте подурачимся, — согласились студентки. — Весело же будет.

— Назовём эту операцию «Привидение без моторчика», — предложил один из студентов. — Кто-то будет сегодня Карлсоном.

Я вспомнил про то, как мы фантазировали на тему пропеллера и Карлсона, когда играли дома в привидение и предложил студентам не брать это название.

— А чем вам не угодил Карлсон?

— Ну, просто тогда мы тоже думали про него, и не очень хорошо получилось, — пояснил я.

— Значит, схема у вас не отработана?

— Ну, мы же дети и не всё знаем про приведения, — оправдывался я.

— Тогда название не важно. Назовём это операция Ю, — предложила одна из девушек.

— А почему Ю? — спросил Вовка.

— Потому что потому, всё кончается на ю.

На том мы и порешили, хотя мы и не поняли, причём тут Ю. Мы договорились, что по условному знаку привидение появится. Техническую часть операции студенты взяли на себя. С нас требовалась только простыня.

Мы не возражали и довольные вернулись к родителям.

Вечером началась подготовка к шашлыку. Дядя Вахтанги готовил мясо для шашлыка, мама с мамой девочки хозяйничала на кухне, а папа во дворе. Нам нужно было раздобыть простыню. Мама, конечно, взяла с собой постельное бельё, на всякий случай. Случай как раз оказался всяким. Мы нашли в чемодане простыню и, свернув её, аккуратно, чтобы никто не заметил, отнесли её к студентам в мансандру.

— Вы только не режьте её. А то нам вернуть её ещё надо, — предупредили мы студентов.

— Не переживайте. Будет всё в лучшем виде, — успокоили они нас.

Девочки Веры во дворе не было видно. Оно и к лучшему, подумал я. Сейчас как-то неловко. А вечером я проявлю себя во всей красе.

Дед Матвей отправился в сад и мы решили попросить его, чтобы он рассказал нам чем закончилась история с немцами и с секретным пакетом.

— А вы нам расскажете, чем закончилось-то всё?

— Садитесь, — дед опять прикурил папиросу и начал.

— Так на чём мы остановились?

— На том, как вас окружили немцы, а у вас два патрона и вы съели секретный пакет, — напомнили мы.

— А. Ну да. Только про то, что я его съел, я пошутил. Дело было вот как…

Окружили они значит меня, а у меня, как я вам говорил, всего два патрона и секретный пакет. Подходят они ко мне и говорят. А ну русский Иван, рассказывай где у вас танки стоят.

— По немецки спрашивают? — уточнил Вовка.

— Зачем же по немецки. По русски.

— А откуда они русский знали? — не отставал брат.

— Да я откуда знаю! Вы либо слушайте, либо идите отсюда. Я им тут секретные вещи рассказываю, а они ещё вопросы лишни задают.

— Мы больше не будет, — толкнул я Вовку в бок.

— Ну значит спрашивают они меня, а я назад потихоньку пятюсь. К самолёту значит. Они мне типа — куда это ты. А я и говорю — у меня в бардачке секретная карта лежит. Я щас вам её покажу. Немцы обрадовались и давай на губной гормошке сразу играть. Любят они на губной гармошке играть. И значит, пока они от радости расслабились, я в самолёт и по газам. Они чуть гармошки свои не попроглатывали от неожиданности. Так я и улетел.

— А пакет?

— Что пакет?

— Ну секретный пакет-то вы передали разведчикам во вражеский тыл.

— Аааа. Конечно передал. Улетел я значит от немцев, лечу и вижу. Сидят наши разведчики недалеко от того места в лесу и картошку в костре пекут. Увидели меня, обрадовались и руками так машут. Типа мы тут. Ну я к пакету такой маленький парашют привязал и сбросил им. А затем уж домой полетел. Только пока я кружил по лесу я весь бензин-то и потратил. Пришлось садиться не долетев до аэродрома. Шел потом пешком ещё часа три. Да нет, больше. Часов пять минимум. Но дошел.

— А с самолётом что? — спросил я. Так его и бросили?

— Нет конечно. Кто ж его бросит. Тем более я там забыл свой кисет с табаком. Послал командир потом грузовик за ним. Так на буксире и довезли его до аэродрома. Вот такая история. Мне потом орден ещё дали.

— А у вас много орденов?

— Да полный шкаф. Если его открыть, так они и сыплются оттуда.

— А нам покажете?

— Так я его и не открываю, чтобы не сыпались. Пусть лежат. Чё их смотреть? Хватит на сегодня. Пойдёмте к столу собираться. Я уже чувствую запах мяса.

Дед затушил папиросу и направился к дому.

За столом уже почти все собрались. Небо темнело и это было то что надо. А то какое привидение при свете дня. Самое главное было то, что девочка Вера тоже присутствовала со своей мамой. Осталось только дождаться, когда стемнеет ещё больше и тогда…


Операция «Ю»

Стемнело уже в самый раз, и я в предвкушении ждал начала операции «Ю» и появления привидения. Народ за столом собрался в полном комплекте. Дадя Вахтанги говорил тосты и все дружно поднимали бокалы, чокались и выпивали. Мы с Вовкой тоже принимали активное участие. У нас в бокалах плескалась газировка. Каждый раз я старался первым делом чокнуться с Верой. Для этого мне приходилось тянуться через стол и немного в сторону. Однажды я даже не удержался и плюхнулся животом на тарелку с салатом, разлив газировку по столу и впечатавшись одной рукой в плов. Хорошо, что он уже был остывший.

— Вот ты кривожопый, — смеялся Вовка.

— Вова! Перестань! Где ты таких слов нахватался? — возмущалась мама, вытирая меня.

— Ясно где, у мамы твоей, — подсказал ей папа.

— Никогда больше не повторяй, это плохие слова — пристыдила мама Вовку, закончив со мной.

— Прям как на бреющем полёте пролетел над столом, — отметил дед Матвей.

— Ага. Только теперь салат с катышками из пупка и плов с грязью из-под ногтей, — заметил студент.

— У меня чистые ногти и катышки, — возмутился я в ответ. — И вообще, сами вы катышки, — добавил я, поняв, что про чистые катышки сморозил глупость.

Народ посмеялся и постепенно затих и переключился опять на вино и шашлык.

В это самое время, один из студентов мне подмигнул и встал из-за стола.

«Ну всё, начинается» — подумал я и приготовился к свершению подвига

Через несколько минут на мансарде загорелся свет, а потом потух. В слабом освещении я увидел фигуру студента. Он махал мне, как бы сообщая, что уже вот-вот. Типа готовься спасать мир. У меня аж где-то между лопаток зазудело.

Студенты, как оказалось, были более изобретательны, чем мы с Вовкой. То, что мы делали в деревни у бабки с дедом, это как говорится детский лепет. Они подошли к операции «Ю» с полной ответственностью, но с полной детской бесбашенностью.

Как раз в то момент, когда дядя Вахтанги встал в очередной раз, провозгласил тост и запел какую-то песню, в окне мансарды появилось привидение.

Идея студентов заключалась в следующем. Над мансардой крепились провода, которые шли вниз, к столу, где все мы сидели. Заканчивались они на фонаре, над столом, который освещал стол в тёмное время суток. И вот, когда дядя Вахтанги пел свою красивую песню, привидение начало свой полёт. Для утяжеления конструкции и придания привидению более реалистического вида, студенты приспособили арбуз. Сверху на арбуз была надета простынь. Для того, что бы привидение могло лететь по проводам, они приделали крючок от вешалки.

Дядя Вахтанги пел свою грузинскую песню, народ слушал, а я с ужасом наблюдал, как привидение стартует. Как только оно легло на курс, провода заметно дёрнулись и фонарь качнуло. Все, продолжая слушать песню, заметили это, но не придали сему событию никакого значения, а привидение уже приближалось, набирая скорость.

Как раз в тот момент, когда дядя Вахтанги затянул песню на одной ноте и подвывал, поднимая вверх руки, как бы призывая всех встать и присоединиться к нему, многое заметили приближение призрака и в недоумении, а может быть в ужасе, открыли рты. Через секунду к дяде Вахтанги из всех присутствующих, присоединилось только привидение. Оно пришлось ему, как раз арбузом по голове.

Со всей скорости, арбуз въехал ему в затылок. Дядя Вахтанги от неожиданности закрыл рот, оборвав свою песню на полуслове, и полетел вперёд на стол. Приземление его лица пришлось как раз в тот плов, в котором уже были мои катышки и грязь из-под ногтей. Про себя я успел подумать, что теперь там ещё и козявки из носа дяди Вахтанги.

Арбуз же, упёрся в виноградные заросли, в которых путался провод, дернулся и, развалившись на куски, полетел на стол. Простынь в завершении всего накрыла пожилую пару. Но это было ещё не всё. От таких перегрузок провод, наверное, не выдержал и вверху что-то щелкнуло, затем были искры и свет потух. Потух во всём доме.

За столом началась тихая паника. Тихая, потому что все понимали, что это не землятрясение и не конец света, но, тем не менее, что-то произошло. Но понять, что произошло, в почти полной темноте было невозможно.

— Что это было? — первым подал голос дядя Вахтанги, выбравшись из плова.

— Принесите воды, — просил, кажется, пожилой мужчина. — Люсе плохо.

— Нихрена себе, — удивлялись оставшиеся за столом студенты.

— Вова! Где вы? — искала нас мама.

Тут я только вспомнил, что должен был спасти Веру и показать себя героем в этой ситуации. Но во всей этой суматохе меньше всего я думал о Вере. Точнее я совсем о ней не вспомнил. Я был настолько заворожен этим зрелищем, что меньше всего я думал о том, что я герой и мне надо кого-то спасать…

Чуть позже стали прояснять ситуацию. Первым делом, конечно под подозрение попали мы с Вовкой. Так предположила мама. Но вроде как от стола мы не отходили, то вроде как не должны быть причастны. Но тогда кто?

Студенты неловко мялись, поглядывая на нас с Вовкой. Мы же молчали как партизаны. Сознаваться в содеянном нам не хотелось. Не хотелось быть даже косвенно причастными к этой ситуации. Одно дело в деревне. Там мы хоть знали, что ожидать от бабки с дедом, а тут… Совершенно посторонние люди. Как они отреагируют на эту ситуацию, ещё не известно. Вдруг нас выгонят с юга и тогда папе с мамой это точно не понравится.

Студенты тоже понимали неловкость ситуации, но вроде как закладывать детей, тоже неудобно.

— Это мы, — наконец-то вымолвил один из них. — Мы просто хотели, чтобы весело было, но не рассчитали.

— Немного, — добавил второй.

— Ничего себе немного! — возмущался дядя Вахтанги, отплёвываясь пловом и потирая затылок.

— Я чуть разрыв сердца не получила, — подала голос, вернувшаяся в наш мир Люся.

— Да-да, — поддакнул пожилой мужчина.

— А что со светом-то? — вмешался дед Матвей.

— Пробки, наверное, выбило, — предположили студенты.

— Э-э-э-эх! Мозги у вас выбило. Идите наверх, там, в мансарде щиток стоит, — отправила студентов баба Нюра.

Студенты покорно поплелись наверх, проверять пробки.

— Прям как малые дети, — продолжила она, когда студенты ушли.

— Может, керосинку принесу, и продолжим? — предложил дед Матвей.

— Напродолжались. Всё, щас свет наладим и отбой. Хватит на сегодня продолжений, — неодобрила баба Нюра предложение деда Матвея.

Через пару минут свет в доме включился и студенты вернулись. Дед Матвей всё-таки принёс керосиновую лампу, но для того, что бы разобраться со столом. Все стали расходится и только тут я заметил Веру. Она сидела, прижавшись к маме на скамейке, и не проронила за всё время ни звука. Я решил попытаться хоть как-то реабилитироваться.

— Если бы это было настоящее привидение, то я бы быстро с ним справился, — рассказывал я им, присев рядом на скамейку. — А так… оно даже не страшное было.

— А я и не испугалась, — сказала Вера. — Глупее шутки не видела.

Мне даже стало как-то неловко. Ведь шутка-то была по сути наша. Только исполнение не наше.

За столом остались только студенты. В виде наказания их оставили убираться и наводить порядок. Дед Матвей наказал им ещё фонарь починить.

— Что бы утром как солнце горел, — командовал он. — Ишь, призраки нашлись.

— Идёмте спать, — позвала нас мама.

Мы с Вовкой пошли за мамой. По пути мы оглянулись и посмотрели на оставшихся за столом студентов. Наши взгляды встретились. Бывший обладатель командирских часов только махнул рукой и покачал головой, как бы говоря нам:

— Сами мы дураки, в очередной раз повелись на ваши фокусы, но мы на вас не в обиде, идите спать…



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.041 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал