Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Западноевропейское направление




Республиканская администрация внесла заметные корректировки во внешнеполитический курс страны. Пожалуй, впервые за послевоенный период официальный Вашингтон в 80-х годах отказался концентрировать все свои внешнеполитические акции вокруг западноевропейского направления. Связи США с Западной Европой стали рассматриваться одним из аспектов – но не абсолютно преобладающим аспектом – американской внешней политики.

Администрация Р. Рейгана поставила под сомнение ключевую идею предшествующего правительства о первостепенной важности «трехстороннего» сближения «на равных» США, Западной Европы и Японии и игнорировала ее в своей внешнеполитической практике. Вместо этого республиканцы хотели бы в первую очередь укрепить единоличное лидерство Вашингтона, восстановить престиж и политические позиции Соединенных Штатов в новых условиях примерного экономического равенства с ЕЭС и примерного стратегического паритета с СССР, консолидировать под своим руководством позиции Запада.

Вторая задача администрации Р. Рейгана на западноевропейском направлении – блокировать усиление политической и экономической самостоятельности Западной Европы, отразить западноевропейское наступление на интересы и позиции Соединенных Штатов. США при Р. Рейгане в значительной мере отошли от осуществления совместных с Западной Европой мероприятий, перейдя к тактике односторонних действий. Они сняли ограничения с торговли обычными вооружениями с явной целью подавить западноевропейскую конкуренцию не призывами к компромиссу, а качеством, количеством и конкурентоспособностью своего военного экспорта; США прибегли к сепаратной политике в сфере ядерной технологии; заняли жесткую позицию по отношению к развивающимся странам по вопросу о новом международном экономическом порядке, игнорируя западноевропейский протест; квоты и судебные запреты стали орудием борьбы с западноевропейскими товарами на американском рынке; повышая процентные ставки в своих банках, американцы вызвали отток необходимой для экономического развития Западной Европы валюты на американский рынок; Соединенные Штаты начали значительное увеличение собственных военных расходов, в меньшей степени полагаясь на возрастание европейского вклада в НАТО.

В военной области США стали преследовать цель замедлить тенденцию падения относительного веса Америки в блоке НАТО. (За предшествующее десятилетие произошло укрепление западноевропейской части блока, который стал поставлять 90% наземных сил НАТО и 75% ВВС и ВМС на европейском ТВД.) Западноевропейские военные расходы за это время росли быстрее, чем американские, они более чем удвоились, достигнув примерно 100 млрд. долл. Западная Европа стала производить собственные самолеты, вертолеты, танки, бронетранспортеры, военные корабли и подводные лодки на техническом уровне, сопоставимом с американским. Администрация Р. Рейгана попыталась изменить соотношение сил. Военный бюджет США, превышавший в 1981 г. бюджет западноевропейских членов НАТО примерно вдвое, в 1984 г. превосходил их бюджет уже почти в 3 раза (бюджет Пентагона за четыре первых года правления Рейгана увеличился на 63%, с 178, 4 млрд. долл. в 1981 г. до 291, 1 млрд. долл. в 1985 г.). Поставленные на поток танки М-1 «Абрамс» рассчитаны на восстановление «танкового» преобладания США (поколебленного созданием западноевропейских танков типа «Леопард-2»), в авиации то же самое призваны сделать самолеты Ф-15, Ф-16, Ф-18, которые должны были превзойти западноевропейские «Торнадо», «Альфа-Джет», «Мираж». Последовательная линия Р. Рейгана на размещение 572 ракет средней дальности в пяти странах Западной Европы между 1983 и 1986 годами призвана закрепить военное присутствие США здесь, повысить значимость американской военной мощи в Западной Европе, лишить основы местные сепаратные схемы типа создания европейских ядерных сил и т.п.



Американское руководство летом 1982 г. выдвинуло так называемую «доктрину Роджерса», которая нацелена на создание таких вооруженных сил общего назначения, которые были бы способны к ведению длительной войны обычными средствами. «Доктрина Роджерса», которая якобы отодвигает перспективу использования ядерного оружия, требует ежегодного четырехпроцентного прироста военных бюджетов стран НАТО. В натовской политике Р. Рейгана стало заметно предпочтение, отдаваемое контактам на двусторонней основе с избранным кругом союзников. Англия в этом отношении снова сыграла роль проводника американской политики в блоке, а поведение США в ходе конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов было «благодарностью» за союзническую лояльность Лондона. Великобритании будет предоставлена возможность закупить стратегическую ракетную систему «Трайдент-2».



Итак, ставка на отдельные страны Западной Европы, на развитие двусторонних контактов, расширение географического фронта действий НАТО за пределы сферы действия Североатлантического пакта – такими стали ключевые особенности нынешней политики США в этой организации. При этом Вашингтон сохранил за собой право на односторонние (подобные решению о производстве нейтронного оружия) действия, хотя они касались прежде всего других членов этого блока. Одновременно выросло желание не «растворять» американскую военную помощь в натовской, а, наоборот, выделить американский компонент в блоке, приостановив падение его относительного веса, сделать американское военное влияние не менее, а более заметным и весомым. Тем самым Североатлантический союз прекратил прежнее движение к уравниванию веса и роли США и западноевропейской части. Напротив, проявилось желание американцев хладнокровно и твердо восстановить свои командные позиции, не прельщая союзников предложениями «разделить ответственность», а требуя от них лишь лояльности.

В экономической области задачи американской политики были сориентированы на приостановку перемещения центра экономического могущества капиталистического мира в западноевропейском направлении. Администрация Р. Рейгана проводит курс на восстановление позиций, утраченных Соединенными Штатами в 70-х годах, путем активного наступления на западноевропейских конкурентов. В этом плане американская сторона осуществила следующие шаги:

– поощрялось повышение банковских учетных ставок в США; это привело к оттоку в Америку капиталов из Западной Европы, подстегнув там снижение уровня капиталовложений, усугубив экономические трудности, увеличив безработицу; повышение учетных ставок привело также к искусственному завышению курса американского доллара, что заставило Западную Европу нести дополнительные расходы за импорт нефти и других видов сырья;

– были введены новые таможенные барьеры, ограждающие интересы американских сталелитейных корпораций и ставящие серьезные проблемы, в частности для металлургической промышленности западноевропейских стран;

– осуществлялось давление на страны – члены ЕС с целью обеспечения для США более широких возможностей на западноевропейском сельскохозяйственном рынке.

Администрации Р. Рейгана частично удалось осуществить свою экономическую стратегию. В 80-х годах США добились преобладания своего экспорта в Западную Европу над импортом оттуда в размере 10 млрд. долл. С постоянной и неуклонной помощью правительства осуществлялись попытки сократить импорт из стран Западной Европы (в частности, импорт западноевропейской стали). С другой стороны, представители американского правительства на торговых переговорах требовали расширения возможностей американского сельскохозяйственного экспорта в ЕЭС.

Американское руководство приложило большие усилия по усилению роли КОКОМ – специального западного органа, регулирующего (путем создания запретительных списков «стратегических товаров») продажу социалистическим странам различного рода продукции.

Были повышены процентные ставки на кредиты, расширен список «стратегических товаров», не подлежащих поставке в социалистические страны. В политической области были осуществлены усилия по восстановлению лидерских функций американского руководства среди западноевропейских членов Североатлантического союза. Многие решения, которые так или иначе касались западноевропейских партнеров, принимались Вашингтоном вопреки его же собственным прежним декларациям и призывам в одностороннем порядке и даже несколько демонстративно, без предварительного согласования через механизм НАТО или по иным дипломатическим каналам (решение в августе 1981 г. о производстве нейтронного оружия, провозглашение в марте 1983 г. так называемой стратегической оборонной инициативы (СОИ), призванной создать космический «щит» над американской территорией, и др.).

На западноевропейском направлении своей внешней политики американское руководство встретило значительные трудности, обусловленные прежде всего:

– различием между странами Западной Европы и США в подходе к СССР и политике разрядки Запада;

– несовпадением позиций в отношении национально-освободительных движений в развивающихся странах, включая разногласия по вопросу о путях ближневосточного урегулирования;

– воздействием движения за мир в Европе, принявшего в значительной мере антиамериканскую окраску.

Одно из ярких проявлений разногласий между Рейганом и лидерами западноевропейских стран – признание правительством социалистов во Франции левых сил, борющихся против военной хунты в Сальвадоре, происшедшее в период поддержки, рейгановской администрацией правых правительств в Центральной Америке.

В США поздно оценили силу и реальную значимость общественного движения против ядерной угрозы, размещения в западноевропейских странах ракет средней дальности, обсуждающихся в Вашингтоне вариантов локального ядерного конфликта в Европе. Фактически Вашингтон уже в первый год пребывания у власти Р. Рейгана сам подстегнул это движение заявлениями, в которых говорилось, в частности, о возможности «демонстративных» ядерных взрывов (госсекретарь А. Хейг, выступая 4 ноября 1981 г. в сенате США, заявил, что в случае конфликта с СССР в Европе блок НАТО мог бы пойти на «демонстрационное» использование ядерного оружия в качестве «предупреждения Москве»), других форм локального ядерного конфликта в Европе. Весьма негативную реакцию в Западной Европе вызвали и высказывания Р. Рейгана на встрече с редакторами американских газет 16 октября 1981 г., когда он допустил возможность обмена тактическими ядерными ударами по войскам на поле боя без последующего перехода к стратегическому конфликту.

Политика жесткого и грубого давления на Западную Европу, нарочитого игнорирования ее специфических интересов, как это было, в частности, в случае с запретом на поставки оборудования для газопровода Уренгой – Ужгород, привела к резкому конфликту внутри атлантического союза, к ухудшению позиций США в Западной Европе. Вашингтон вынужден был отступить и отменить осенью 1982 г. санкции против европейских компаний, участвующих в проекте «газ – трубы». Было заявлено, что в обмен США получили заверение союзников о готовности ужесточить кредитную политику в отношении СССР. Но речь шла по существу об операции по спасению престижа Белого дома. Неподчинение американскому давлению стало популярным политическим лозунгом в Западной Европе. Можно сказать, что лишь Великобритания демонстрировала более или менее полную лояльность Вашингтону. В ее основе лежала близость идеологических и общеполитических позиций администрации Рейгана и консервативного кабинета М. Тэтчер.

На подход правительства Р. Рейгана к отношениям с Францией значительное воздействие оказала победа на президентских выборах в апреле 1981 г. социалиста Ф. Миттерана, включившего в состав своего кабинета представителей Французской коммунистической партии. К известной трансформации этого подхода привел проамериканский и проатлантический крен социалистов, контрастировавший с более националистической политикой прежнего французского руководства. Правительство Франции пошло по пути определенного улучшения отношений с США, оказало поддержку планам размещения в Западной Европе американских ракет средней дальности. Как и в случае с Великобританией, экономическая политика администрации Рейгана вызвала недовольство французского правительства, стала фактором ухудшения отношений между двумя странами. К тому же выявились различия во взглядах Вашингтона и Парижа на отношения с социалистическими государствами, на разрядку напряженности, на политику в зоне развивающихся стран, прежде всего в Центральной Америке.

Наконец, весьма сложными и неровными были отношения республиканской администрации с двумя западногерманскими коалиционными правительствами. Фактически ФРГ, стремясь не выдвигать на первый план разногласия с Соединенными Штатами, вместе с тем заняла значительно отличающуюся от американской позицию в вопросах сохранения разрядки напряженности и отношений с европейскими странами социализма, в области экономической стратегии Запада. Даже после смены правительства в Бонне многие проблемы, включая проблему «евроракет», а также подход к сотрудничеству Восток – Запад, не были сняты с повестки дня американо-западногерманских отношений, на которые по-прежнему существенный отпечаток накладывала внутренняя обстановка в ФРГ.

Международный фон во многом благоприятствовал проведению американской внешней политики в среде союзников. Сложились особые экономические и, частично, политические условия, при которых своекорыстный, направленный на новое возвышение Америки курс Р. Рейгана не встретил организованного противодействия со стороны партнеров и соперников США в капиталистическом мире. Если примерно с 1950 по 1973 г. в условиях перманентного бума западной экономики происходило отчетливое возвышение Западной Европы и Японии, то в последующий период картина изменилась. Для десятилетия 1974 – 1984 годов в общем и целом характерна депрессия западной экономики. Высокие темпы развития японской экономики сократились вдвое, темпы экономического роста в странах ЕЭС также значительно уменьшились. Интеграционный процесс в Западной Европе замедлился, задача создания политического союза к 1980 г. не была выполнена, внутренние разногласия ослабили западноевропейский центр.

В эти годы особенно обнажилась сырьевая уязвимость соперников США. Фактор военной мощи Соединенных Штатов приобрел новое измерение: американская сторона получила возможность убеждать союзников в Западной Европе и особенно в Японии, что в случае критического развития событий на международной арене (образование новых объединений развивающихся стран – поставщиков сырья, резкое ужесточение в отношениях с Советским Союзом) лишь американская мощь, американский флот могут обеспечить жизненно важные торговые пути, обеспечить жизнедеятельность западноевропейской и весьма уязвимой японской экономики.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал