Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Пятнадцать




 

Роза и Ванесса сидели молча, пытаясь разработать план. Роза равнодушно взяла остывающую картошку. – Возможно, на создание пары картофелин ушла энергия обеих ног Урсуса, – сказала она, вновь откладывая вилку.

– О, нет, – сказал ДЖИНН. – Это очень простое желание. Возможно, стоило не более одного глаза.

Роза решительно отложила пакет и встала. – Слушай, нет толку сидеть сложа руки и желать – то есть, надеяться, – тут же поправила она сама себя, – на что-то.

– Предлагаешь убить кучу людей, да? – печально сказала Ванесса.

– Это же Рим, – Роза сделала вид, что задумалась. – Можно устроить поддельную арену и позволим Джиму-ДЖИНН замаскироваться под льва. – Она помотала головой. – Нет, нам нужен другой источник энергии. Знаешь, ветряная электростанция, солнечная батарея или что-то другое.

– А сами как жить будем в это время? – спросила Ванесса. – Сидеть здесь и загадывать желания о картошке?

Роза пожала плечами. – Тебе ведь как-то удавалось выжить, – сказала она. – Предлагаю вернуться к Грацилису. Доктор говорил, что через пару дней он вернёт всех к жизни, но раз уж его здесь нет, – она подняла склянку, – то нам придётся побыть героями дня.

– Доктор – тот человек, что пришёл с тобой сюда, пока ты не пожелала об обратном? – спросила Ванесса.

– Тот самый, – сказала Роза.

Ванесса кивнула. – Но если мы уйдём, как насчёт...? – она указала на ДЖИНН.

– Я его здесь не оставлю, – решительно сказала Роза. – Послушай, ДЖИНН, ты же всё знаешь о том, как притворяться Минервой?

– Просто подчиняться желаниям моего нынешнего хозяина, – сказал ДЖИНН.

– Да, неважно. Если мы возьмём тебя с собой, ты должен сменить облик. В собаку, например, превратиться. – Она обратилась к Ванессе. – У римлян есть собаки?

– Кажется, да, – совсем неуверенно сказала Ванесса. – Тебе известны какие-нибудь домашние животные, которые у них точно есть? Желательно те, которых водят на поводке.

Ванесса задумалась. – Я видела несколько людей с обезьянами, – сказала она наконец.

– Великолепно, – сказала Роза. – Идеально. ДЖИНН, превращайся в обезьяну.

ДЖИНН с досадой воскликнул. – Ты должна пожелать...

– Хорошо. Ладно. Так уж и быть. ДЖИНН, я жела... Погоди-ка! – в этот раз Роза зажала себе рот рукой. – Если я "пожел", чтобы ты стал обезьяной, ты станешь обезьяной, верно? Маленькой мохнатой обезьяной, помешанной на бананах и не умеющей исполнять желания.

– А ты начинаешь думать, – сказал ДЖИНН. – Всё веселье мне испортила.

Роза посмотрела на него и очень осторожно сказала: – Желаю, чтобы ты принимал облик обезьяны, когда рядом находились римляне, которые могли бы тебя увидеть, сохраняя все способности ДЖИНН.



Прогремел гром. – Твоё желание для меня закон, – сказал ДЖИНН.

– Но ты не изменился, – сказала Ванесса.

ДЖИНН снисходительно вздохнул. – Рядом нет римлян, которые могли бы меня увидеть. Я повинуюсь каждому слову желания.

– Придётся принять его слова на веру, – сказала Роза, поднимая картонную коробку.

Вблизи ДЖИНН слегка пах металлом, а его чешуя излучала бронзовое сияние в лучах света. Девушка неожиданно поверила, что он был искусственной вещью, конструкцией, а не странным пришельцем, и она почувствовала к нему сострадание. На самом деле, он не был виноват в том, что случилось, он лишь исполнял своё предназначение – или же, возможно, считал, что таково его предназначение. Она никогда раньше не задумывалась об идее искусственного разума, не была уверена, что ей по душе идея компьютера, который способен думать, надеяться и мечтать (хоть она и смотрела дважды тот фильм Спилберга, ведь там был Джуд Лоу)... Но, возможно, она могла бы принять идею, что искусственный разум думает, что он думает сам, хоть это и не так. Или же... нет, она решила остановиться на этом.

 

Роза немного беспокоилась, что они не смогут выбраться из леса, но, к счастью, по пути к храму они оставили много следов в подлеске, по которым можно было найти дорогу назад, ошибившись лишь пару раз. К облегчению девушки, когда они, наконец, добрались до повозки Урсуса, осёл безмятежно стоял на своём месте, совершенно равнодушный ко всем трагедиям смерти, путешествий во времени и одиноком существовании за 2000 лет в прошлом от твоего рождения, которые могли происходить совсем рядом. Роза забросила ДЖИНН на повозку рядом с Ванессой и села спереди, чтобы править ослом обратно на виллу Грацилиса.



 

Марсия увидела, что они подъезжают, и поспешила им навстречу. – Роза, вы в порядке! Слава богам! Мы так беспокоились. О, какая же милая обезьянка.

Подняв коробку с ДЖИНН, Роза выбросила из головы поспешно придуманные рассказы о детских игрушках и иноземных животных и с облегчением вздохнула. На неё огромными тёмными глазами смотрела самая милая толстощёкая шоколадно-коричневая обезьяна. Значит, он исполнил её желание.

– Разве она у вас раньше была? – поинтересовалась Марсия. – Я не помню...

– Эм, да, была, – ответила Роза. В любом случае, их воспоминания уже были изменены, так что от небольшой лжи не было бы вреда. – Но она много спала.

Ванесса слезла с повозки и молча стояла рядом. Практически сразу, как они пересекли границу имения, девочка снова стала застенчивой – хотя и раньше она не была особо разговорчивой.

– Ну и ладно, – сказала Марсия, разворачиваясь, – мне нужно вернуться, нас навестили несколько друзей. Мы пригласили их посмотреть на статую Оптатуса, а отменять приглашение – дурной тон, даже учитывая обстоятельства. Проходите в дом и присоединяйтесь к приёму.

– Надо же, – прошептала Роза Ванессе, – дела-то налаживаются. Она относится к тебе, как к человеку.

Ванесса косо улыбнулась. – По-моему, она обращалась к тебе и обезьяне...

Роза передала ей картонную коробку. ДЖИНН выглядывал оттуда, рассматривая всё окружающее, как собака, высунувшаяся из окна машины. – Держи, – сказала Роза. – Будешь моей официальной сопровождающей обезьяны. Тогда они ничего не смогут возразить против твоего присутствия на приёме.

Ванесса взяла коробку. – Значит... ты всё же пропала, да? Раз Марсия о тебе волновалась.

Роза пожала плечами, не зная ответа. – Наверно.

– Но если твой друг Доктор никогда сюда не приезжал...

– Если Доктор никогда сюда не приезжал, то и я бы не приехала, – заметила Роза. – Боже мой! Меня здесь не должно быть! Совсем! Значит... это какой-то парадокс. Возможно, время пытается излечиться, оставляя меня здесь.

Пока они шли за Марсией в дом, Роза снова пробормотала: – Меня здесь не должно быть...

На вилле находилось несколько человек, вероятно, ближайшие соседи Марсии. Среди них несколько супружеских пар, одна из которых явно была в ссоре; девушка, оказавшаяся дочерью ссорящейся пары; громоздкая женщина средних лет в ярко-жёлтой мантии, которая ей совершенно не шла; обвешанная украшениями пожилая дама, чьи ярко-красные волосы очевидно не принадлежали ей с рождения; красивый молодой человек в зелёном плаще и три-четыре невзрачных мужчины, которые уже перебрали вина, судя по их резкому смеху.

Роза ожидала, что на приёме все будут стоять с напитками и общаться, как на скучных вечеринках у неё дома, но они просто лежали на диванах, как и во время ужина, а вокруг танцевала труппа полуголых африканок.

– Где Грацилис? – спросила Роза, осторожно ложась на диван, на который ей указала Марсия.

Ванесса, не опуская коробки с ДЖИНН, встала позади Розы, подобно другим рабам, находившимся в комнате.

– Дорогая, он отправился в Рим на ваши поиски. Мы так волновались...

Роза нахмурилась. Она заподозрила причастность Доктора в этом. – Он отправился один?

Марсия на секунду казалась озадаченной. – Но... конечно же. Нет-нет, кажется... Конечно, рабыня Ванесса ушла вас искать, а когда она не вернулась, мой муж сказал – хотя я в точности не помню, что он сказал... О, да, мне следовало послать письмо, если Ванесса вернётся. Полагаю, стоит это сделать...

– Письмо кому? – спросила Роза.

– Моему мужу, конечно же.

Марсия казалась неуверенной в своих словах, и Роза почувствовала к ней жалость. Конечно же, время не излечилось полностью. Оно словно просто залепило рану пластырем и надеялось на лучшее. Случаи, в которых участвовал Доктор, теперь казались смутными всем – кроме неё. Дурацкий ДЖИНН и его желания! Если бы она никогда снова не услышала тот глупый раскат грома в своей голове, она бы не стала жалеть...

Бум!

Роза подпрыгнула. Она больше не лежала на диване рядом с Марсией, а стояла рядом с мужчиной в зелёном плаще.

Он тоже подпрыгнул. – Ой, – сказал он.

– И не говорите, – улыбнулась Роза. – Вы только что пожелали узнать меня получше.

– Раз уж вы об этом заговорили, – сказал он.

– Я Роза, – сказала она. Ей понравился взгляд его тёмно-синих глаз и слегка смущённая улыбка. – Роза Тайлер.

– Криспий. Квинтий Юний Криспий.

Раб передал Розе бокал вина, который она взяла, но потом передумала из него отпивать – она помнила, что с ней случилось в прошлый раз. И когда Криспий неожиданно произнёс слово "Урсус", она чуть не свалилась с дивана.

Стараясь успокоиться, Роза переспросила: – Урсус? Что?

– Я слышал, что он создавал вашу скульптуру. Я бы не прочь её увидеть.

– Да, но этому, видимо, не бывать, – сказала она. – Я решила, что не создана для работы модели.

– О, – сказал он, явно ничего не понимая. – Как жаль. Кажется, Корнелия очень хотела с вами поговорить.

Роза нахмурилась. – Корнелия?

Он указал на крупную женщину в ярко-жёлтой мантии. – Корнелия, мать Урсуса.

Роза замерла. Девушке совершенно не хотелось с ней общаться. Но было поздно. Женщина заметила её взгляд и намеревалась воспользоваться этой возможностью, чтобы поговорить. Она подошла, своей совсем не грациозной походкой напомнив Розе ковбоя, идущего на разборку. Неотёсанность Урсуса явно была семейной чертой...

– Вы, должно быть, Роза, – сказала она, протянув руку.

Роза взглянула на её толстые розовые пальцы и вспомнила те неуклюжие руки, тянувшиеся к ней в мастерской... Она не могла пожать руку этой женщине, просто не могла.

Через секунду женщина опустила руку. Розе хотелось провалиться сквозь землю. Конечно, если бы она сказала это вслух, она бы, наверно, уже проваливалась в Австралию – нет, что там напротив Италии – в Новую Зеландию?

Корнелия заговорила, прервав размышления Розы. – Я расстроена, что моего сына здесь нет, – сказала женщина. – Между нами, он нас много лет разочаровывал. Я очень рада, что он, наконец, обрёл успех, пусть и как ремесленник. – Она оценивающе улыбнулась Розе. – И как прелестно, что он создавал вашу статую. Уверена, он не мог устоять перед случаем увековечить кого-то столь молодого и красивого.

Роза сделала выражение "Нет-нет, что вы", всё ещё не доверяя себе что-то произнести.

– Мне бы хотелось, чтобы вы всё мне об этом рассказали, – сказала Корнелия.

В ушах Розы раздался грохот. ДЖИНН услышал! Она открыла рот, чтобы возразить, но вместо этого сказала: – Ваш сын отравил меня, а затем превратил в камень с помощью силы, которой его наделила Генно-инженерная нервно-образная машина из 24-го века, замаскированная под богиню Минерву. Мои друзья, последний из Повелителей Времени, который теперь здесь никогда не был, и девочка из будущего, вернули меня к жизни, и мы проследили за Урсусом до разрушенного храма, где он превратил в камень обоих моих друзей и из-за меня упал на свой же кинжал, получив смертельную рану. Затем его тело поглотил ДЖИНН, он вот там, сейчас он в образе обезьяны.

Казалось, Корнелия вот-вот упадёт в обморок.

Роза отчаянно пыталась придумать что-нибудь, как...

Бум!

Роза знала, что не желала – по крайней мере, вслух, – какого-то отвлекающего манёвра, но он всё равно случился. Столпившиеся римляне вздыхали и улюлюкали. Африканки-танцовщицы прекратили их тщательно отрепетированный танец, так как их и без того откровенные наряды одновременно исчезли. Смущённые танцовщицы поспешили прочь из комнаты. Роза подозревала, что виновниками произошедшего были два изумлённых и недоверчиво выглядящих молодых человека.

Бум!

Девушка, чьи родители были в ссоре, закричала. Её отец пропал, бесследно исчез, будто никогда и не существовал. Её мать выглядела шокированной, но и, как показалось Розе, довольной.

Бум!

На месте пожилой дамы теперь лежал крохотный ребёнок, чей плач приглушал рыжий парик, упавший ему на голову…

– Думаю, она пожелала снова стать молодой, – пробормотала Роза. – Но, очевидно, она не планировала оказаться в пелёнках.

Ванессу, казалась, охватила паника, она держала ДЖИНН на вытянутых руках.

Роза вскочила и подбежала к ней. – Нужно уходить отсюда, пока он не натворил ещё бед, – сказала она, забирая коробку. Она посмотрела на обезьяну. – Может, остановишься уже, продавец желаний?

– Такова моя функция, – ничем не мог помочь ДЖИНН. – Я должен выполнять все желания, которые услышу, если у меня на это есть энергия. Ага!

Раскат грома не оставил Розе никаких сомнений в причине восклицания ДЖИНН. Она быстро огляделась, пытаясь угадать, чьё желание он исполнил на этот раз.

У неё ушла всего секунда, чтобы заметить. Одежда молодого человека Криспия неожиданно сменила свой цвет на ярко-красный, а на его голове появился лавровый венок. Конечно же, так ему и подобает одеваться. Он же император, в конце концов. Император Цезарь Квинтий Юний Криспий Август, принцепс Рима, а она, Роза... она его... любовница?

Люди в комнате кланялись, некоторые даже падали ниц. Роза чуть было к ним не присоединилась.

Но остановила себя. Она девушка из 21-го века. У неё нет привычки кланяться и падать на пол. В любом случае, так быть не должно. Что-то шло не так...

И погодите-ка, она уж точно не была ничьей любовницей. Вот нахал! А он поначалу казался ей таким милым... Роза начала вспоминать.

Она посмотрела на коробку у себя в руках.

Внутри сидела обезьяна. Нет – ДЖИНН. Исполнитель желаний. Всё это было неправдой. – Вы не император! – громко сказала она.

Большая ошибка. По всей комнате пронеслись удивлённые вздохи.

Криспий подскочил. – Что? Я тебе за такие слова голову снесу! Схватить её! – властно крикнул он.

Роза схватила преклонившую колени Ванессу, потянув её к выходу.

– Отпусти! – сопротивляясь, закричала Ванесса, но Роза не могла бросить её посреди того безумия.

Пьяные мужчины поднялись на ноги, и несколько крепких рабов уже направились к девушкам. Роза ускорила шаг, Ванесса, спотыкаясь, шла за ней, но рабы нагоняли их.

–Быстрей! – прокричала она Ванессе.

– Император убьёт нас за бегство! – простонала Ванесса.

– Он не император! – задыхаясь, сказала Роза.

Ванесса простонала ещё громче. – Он убьёт тебя за такие слова!

– Умру, значит, дважды. Обычное императорское массовое убийство. Бежим!

Ванесса закричала – раб схватил её за тунику. Роза повернулась, чтобы ей помочь, но напрасно – другой раб схватил её за руки. Она уронила коробку с ДЖИНН, и раб потащил её обратно к Криспию. Сейчас или никогда. Из-за желания она может попасть из огня да в полымя, но сейчас надеяться больше не на что, ведь огонь разгорался всё сильнее...

Она не могла придумать, что сказать, на ум не шла ни одна безопасная фраза, которую нельзя было бы неверно истолковать. Безопасность... она была самым главным, самым важным на данный момент.

– Желаю, чтобы мы с Ванессой были в безопасности! – прокричала Роза.

Бум!

И всё пропало.


 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал