Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






НА ДВЕНАДЦАТЬ СТАНЦ И ИХ ТЕРМИНЫ В ИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЙ НУМЕРАЦИИ В СТАНЦАХ И СТИХАХ 60 страница




Чтобы суммировать данный вопрос, мы снова можем воспользоваться таблицей действительных факторов, участвовавших в дифференциации видов. Стадии самого процесса не нуждаются здесь в дальнейшем пояснении, ибо они следуют основным принципам, лежащим в основании органического развития, и нам нет необходимости затрагивать область специалиста биолога.

ФАКТОРЫ, УЧАСТВУЮЩИЕ В ПРОИСХОЖДЕНИИ ВИДОВ, ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ.

Основные Астральные Прототипы переходят в Физические.

  Дхиан-Коганический Импульс, составляющий по Ламарку «наследственный и необходимый» закон развития. Он лежит позади всех меньших факторов. 1. Изменение, переданное Наследственностью. 2. Естественный Подбор. 3. Половой Подбор. 4. Физиологический Подбор. 5. Обособление. 6. Соотношение Роста. 7. Приспособление к Среде (Разумность, как противовес Механической причинности).
  Виды  

 

В.

ЕВРОПЕЙСКИЕ РАСЫ ПАЛЕОЛИТА: ОТКУДА ПРОИЗОШЛИ ОНИ И КАК РАСПРЕДЕЛИЛИСЬ?

Находится ли наука в противоречии с теми, кто утверждают, что до самого Четвертичного периода распределение человеческих рас чрезвычайно разнилось от того, каким оно является сейчас? Противоречит ли наука тем, кто утверждают также, что окаменелые останки людей, найденные в Европе – хотя они почти достигли уровня сходства и единства, продолжающегося до настоящего времени, если рассматривать 780] их со стороны основного физиологического и антропологического аспекта – все же, иногда чрезвычайно разнятся от типа, ныне существующего населения? Покойный Литтрэ признает это в статье, опубликованной им в «Revue des Deux Mondes» (Март 1, 1859), по поводу Мемуаров Бушэ де Перта, озаглавленных «Antiquites Celtiques et Antediluviennes» (1849).

В ней Литтрэ утверждает, что: (a) в те периоды, когда мамонты, раскопанные в Пикардии вместе с топориками, сделанными человеком, существовали в этой области, вечная весна должна была царствовать над всем земным шаром[1732]; природа была полным противоположением тому, чем она является сейчас и, таким образом, остается огромное поле для древности тех «периодов»; затем он добавляет: (b).

«Спринг, проф. Медицинского Факультета в Льеже, нашел в гроте, вблизи Намюра, в горе Шово большое количество человеческих костей, «принадлежавших расе, совершенно отличной от нашей».

Согласно Литтрэ черепа, раскопанные в Австрии, обнаруживают большую аналогию с черепами негритянских рас в Африке, тогда как другие, найденные на берегах Дуная и Рейна, походят на черепа карибов и древних обитателей Перу и Чили. Тем не менее, потоп, будь то Библейский или Атлантический, отвергается. Но дальнейшие геологические нахождения заставили Годри написать следующие убедительные слова:



«Наши предки, положительно, были современниками носорога tichorrhinus, великана – гиппопотама».

И он добавляет, что почва, называемая в геологии делювиальной –

«Была, по крайней мере, частично образована после появления человека на Земле».

По этому вопросу Литтрэ выразился окончательно. Затем, ввиду «воскрешения стольких старых свидетельств», он доказал необходимость пересмотра всех теорий о происхождении и длительности всех периодов, и добавил, что для изучения имеется эпоха, до сих пор еще неизвестная науке –

«Или на заре настоящей эпохи или же, как я думаю, при начале эпохи, предшествовавшей ей».

Типы черепов, найденных в Европе, относятся к двум видам, как это хорошо известно: к orthognathous и prognathous, или же к типу кавказскому и типу негритянскому – подобные тем, которые сейчас встречаются лишь среди африканских и низших племен дикарей. Профессор Хеер – считающий, что факты 781] ботаники требуют гипотезы существования Атлантиды, – доказал, что растения озерных обитателей эпохи Неолита были преимущественно Африканского происхождения. Каким образом появились эти растения в Европе, если раньше не было связи между Европой и Африкой? Сколько тысячелетий протекло со времени эпохи, когда жили семнадцать человек, скелеты которых были вырыты в области Верхней Гаронны в сидячем положении вблизи угольного очага, с несколькими амулетами и разбитой посудой вокруг них, вместе с ursus spelaeus, elephas primigenius aurochs (рассматриваемыми Кювье, как отдельные виды) и megaceros hibernicus – которые все относятся к допотопным млекопитающимся? Несомненно, они должны были существовать в весьма отдаленную эпоху, но не в той, которая относит нас еще дальше, нежели Четвертичный период. Остается доказать еще большую древность человека. Д-р Джэмс Хэнт, покойный Президент Антропологического Общества, исчисляет эту древность в девять миллионов лет. Этот ученый, во всяком случае, несколько приближается к нашему Эзотерическому вычислению, если мы не примем в расчет первые две полу-человеческие, эфирообразные расы и раннюю Третью Расу.



Однако, возникает вопрос – кто были эти люди Палеолита в европейскую Четвертичную эпоху? Были ли они аборигенами или же потомством какого-либо переселения, древность которого теряется в неизвестном прошлом? Последнее является единственной гипотезой, выдерживающей критику, ибо все ученые согласны на изъятии Европы из категории возможных «колыбелей человечества». Откуда же тогда проистекли различные последовательные потоки «примитивных» людей?

Самые ранние люди Палеолита в Европе – о происхождении которых этнология молчит и характерные черты которых еще недостаточно известны нам, хотя они и определены, как «обезьяноподобные», писателями, одаренными воображением, как например Грант Аллен – принадлежали к чистокровным атлантам и «Африкано»-Атлантической группе[1733]. (Следует иметь в виду, что в ту эпоху сам Материк Атлантиды был уже лишь мечтою прошлого). Европа в Четвертичную Эпоху весьма разнилась от Европы настоящего времени, ибо она находилась тогда еще в процессе образования. Она была соединена с Северной Африкой – или, вернее, с тем, что сейчас представляет собою Северную Африку – посредством перешейка, проходящего через нынешний Гибралтарский Пролив – таким образом, Северная Африка, до некоторой степени, была как бы продолжением настоящей Испании, тогда как широкое море наполняло огромный водоем Сахары. Что же касается до обширности Атлантиды, большая часть которой погрузилась в Миоценский период, то от нее остались лишь Рута и 782] Даития и несколько отдельных островов. Связь атлантов с праотцами[1734] Палеолитных пещерных жителей подтверждается открытием в Европе ископаемых черепов, близко приближающихся к типу карибов в Западной Индии и древних перуанцев – воистину, тайна для всех, кто отказываются признать «гипотезу» о древнем Материке Атлантиды, чтобы заполнить то, что ныне является океаном. Также, как быть с тем фактом, что в то время, как де Катрефаж говорит об этой «великолепной расе» пещерных людей высокого роста из Кро-Маньона и гуанчей Канарских островов, как о представителях одного и того же типа, Вирхов, таким же образом, соединяет с последними и басков? Профессор Рециус, независимо от этого, устанавливает сродство долихоцефальных племен туземцев Америки с теми же гуанчами. Таким образом, несколько звеньев в цепи доказательств основательно связаны между собою. Множество подобных фактов могло бы быть приведено. Что же касается до Африканских племен – которые сами являются отпрысками атлантов, изменившимися в силу климата и условий, – то они перешли в Европу через полуостров, который делал Средиземное море внутренним морем. Многие среди пещерных людей Европы, как например, из Кро-Маньона, принадлежали к прекрасным расам. Но, как и следовало ожидать, на протяжении всего огромного периода, уделяемого наукой эпохе Обитого Камня[1735], прогресс почти не приметен. Нисходящий импульс цикла тяжело ложится на группах, переселенных таким образом – кошмар Кармы Атлантиды навис над ними. В конце концов, человек Палеолита уступает место своему преемнику – и почти совсем исчезает со сцены. В связи с этим проф. Андрэ Лефевр задает вопрос:

«Явился ли век Полированного Камня преемником эпохи Обитого Камня путем неощутимого перехода или же он был следствием нашествия широкоголовых кельтов? Но явилось ли вырождение, происшедшее среди населений в Ла Везер, следствием грубых скрещиваний или же в силу общего отступления к северу в погоне за северным оленем, для нас это не имеет значения».

Он продолжает:

«Тем временем, дно океана поднялось, Европа вполне оформилась, и фауна и флора ее определились. С приручением собаки началась пастушечья жизнь. 783] Мы вступили в периоды полированного камня и в век бронзы, следовавшие один за другим, неравномерными промежутками времени, даже заходящими друг на друга, посреди этнических переселений и слияний, более смешанных и более кратких, нежели менее продвинутые и более рудиментарные эпохи. Примитивное европейское народонаселение было приостановлено в своей особой эволюции, оно не погибает, но сливается с другими расами, как бы поглощается последовательными волнами переселения, наступающими из Африки, возможно, из погибшей Атлантиды [? слишком поздно на эоны лет] и из плодовитой Азии. С одной стороны, пришли иберийцы, с другой пелазги, лигурийцы, скифы, этруски – все предвестники великого Арийского Нашествия [Пятой Расы][1736].

 

 

784]

ОТДЕЛ VI

ВЕЛИКАНЫ, ЦИВИЛИЗАЦИИ И ПОТОПЛЕННЫЕ МАТЕРИКИ, СЛЕДЫ КОТОРЫХ ВСТРЕЧАЮТСЯ В ИСТОРИИ

Когда выдвигаются утверждения, подобные тем, которые заключаются в вышеприведенном оглавлении, то, конечно, ожидается, что автор представит в подтверждение таких заявлений свидетельства исторические вместо легендарных. Возможно ли это? Да; ибо свидетельства такого рода многочисленны и просто должны быть собраны и сопоставлены, чтобы стать подавляюще убедительными в глазах непредубежденных лиц.

Как только прозорливый читатель овладеет руководящей нитью, он сможет сам найти такие доказательства. Мы даем факты и указываем на вехи; пусть путник следует им. Приведенного здесь достаточно для этого столетия.

Байи в письме к Вольтеру находит вполне естественным, что симпатии «старого, знаменитого инвалида из Ферней» были на стороне представителей «Знания и Мудрости», древних браминов. Затем он делает любопытное заявление. Он говорит:

«Но ваши брамины очень молоды по сравнению с их архаическими наставниками»[1737].

Байи, ничего не знавший ни об Эзотерических Учениях, ни о Лемурии, тем не менее, верил безусловно в погибшую Атлантиду, так же как и в существование нескольких до-исторических и цивилизованных народов, которые исчезли, не оставив никаких неоспоримых следов. Он широко изучал древних классиков и предания и он видел, что искусства и науки, известные тем, кого мы теперь называем «древними», не были:

«Достижениями каких-либо народов настоящего времени или даже существовавших в ту эпоху, так же как они не принадлежали к каким-либо историческим народам Азии...»

и что, несмотря на ученость индусов, их неоспоримое первенство в ранний период их расы должно быть отнесено к народу 785] или расе, еще более древней и просвещенной, нежели были сами брамины[1738].

Вольтер, величайший скептик своего времени, материалист par excellence, разделял убеждение Байи. Он полагал, что вполне правдоподобно, что:

«Задолго до империй Китая и Индии существовали культурные, образованные и мощные народы, которые были осилены нашествием варваров и, таким образом, вновь были приведены в свое первоначальное состояние невежества и дикости или, как говорится, возвращены в лоно Природы»[1739].

То, что у Вольтера явилось, как прозорливая догадка большого интеллекта, то для Байи было «вопросом исторических фактов». Ибо он писал:

«Я обращаю большое внимание на древние предания, сохраняемые на протяжении длинного ряда поколений».

Он считал возможным, чтобы чуждый народ, после обучения другого народа, исчез, не оставив даже следа своего прохождения. Когда его спрашивали, как могло случиться, чтобы этот древний или, вернее, архаический народ не оставил каких-либо воспоминаний в человеческом сознании, он отвечал, что Время было безжалостным пожирателем фактов и событий. Но история Прошлого никогда не была вполне утеряна, ибо Мудрецы древнего Египта сохранили ее и «она, таким же образом, сохраняется и по ныне в ином месте». По сведениям Платона, жрецы Саиса сказали Солону:

«Вы не знаете о той благородной и прекрасной расе людей, которая однажды населяла вашу страну, потомками которых являетесь вы сами и о чем свидетельствует все наше настоящее состояние[1740], хотя лишь малое число осталось ныне от этого великолепного народа.... Эти писания повествуют о той чудовищной мощи, которой однажды противостал ваш город, когда мощная воинственная сила, устремившись от Атлантического моря, подобно яростному потоку, разлилась по всей Европе и Азии»[1741].

Греки были лишь малорослыми и слабыми представителями этого однажды прославленного народа[1742].

Каков же был этот народ? Сокровенное Учение утверждает, что они были 786] позднейшей седьмой суб-расой Атлантов, уже поглощенной одной из ранних суб-рас Арийской группы, той, которая постепенно распространилась по материку и островам Европы, как только они начали подыматься на поверхность из морей. Спустившись с высоких плоскогорий Азии, где обе расы искали спасения во дни агонии Атлантиды, она постепенно населила и колонизировала вновь появившиеся земли. Эта переселившаяся суб-раса быстро усилилась и размножилась на этой девственной почве; разделилась на многие родственные расы, которые, в свою очередь, разделились на народности. Египтяне и греки, финикийцы и северные группы произошли от этой единой суб-расы. Тысячелетия позднее другие расы – остатки Атлантов – «желтые и красные, коричневые и черные» – начали свои нашествия на новый материк. Произошли войны, в которых новопришедшие были разбиты и они бежали; одни в Африку, иные в отдаленные страны. Некоторые из этих земель с течением времени, в силу новых геологических содроганий, стали островами. Результатом такого насильственного отделения от материка было то, что неразвитые племена и семейства, принадлежавшие к расе Атлантов, постепенно впали в еще более низкое и одичалое состояние.

Разве испанцы, входившие в состав экспедиции Сибола, не встретили белых главарей среди диких племен; и разве теперь не была подтверждена наличность негритянского типа в Европе в доисторические времена? Именно, это присутствие чуждого типа, близкого к негритянскому, также и к монгольскому и является камнем преткновения антропологии. Индивидуум, живший в отдаленную эпоху, неподдающуюся вычислению, в Бельгии, в Ла Нолетт, является этому примером. Один антрополог выражается так:

«Пещеры у берегов реки Лесс в юго-восточной Бельгии дают нам доказательства того, что может быть определено, как самый низкий тип человека на основании челюсти, найденной в Ла Нолетт. Тем не менее, такой человек имел на себе каменные амулеты, обработанные с целью украшения; они сделаны из песчаника, ныне находимого в бассейне Жиронды»[1743].

Итак, бельгийский человек был чрезвычайно древним. Человек, который предшествовал великому наводнению – покрывшему нагорья Бельгии осадками лёсса или нагорным гравием на тридцать метров над уровнем рек настоящего времени, – должен был соединять в себе черты туранца и негра. Человек Канстадта или Ла Нолетт мог быть черным, и он не имел ничего общего с арийским типом, остатки которого современны с пещерным медведем в Engis (в Бельгии). В Аквитании, жители пещер, наполненных костями, принадлежат к гораздо более позднему периоду истории и могут не быть столь древними, как предыдущие.

787] Если утверждение это будет оспариваемо на том основании, что наука не отрицает, что присутствие человека на Земле относится к огромной давности, хотя давность эта не может быть определена, ибо такое существование обусловлено продолжительностью геологических периодов, древность которых не установлена; если скажут, что ученые весьма определенно возражают против утверждения, что человек предшествовал животным, например; или же, что цивилизация относится к самому началу Эоценского периода, или, опять-таки, что никогда не существовали великаны, люди о трех глазах и о четырех руках и четырех ногах, андрогины и так далее, – то мы, в свою очередь, спросим этих возражателей – «как можете вы это знать? Какие доказательства имеете вы этому, помимо ваших личных гипотез, из которых каждая, в любое время, может быть взорвана новыми открытиями?» И эти будущие открытия, несомненно, докажут, что каков бы ни был цвет кожи этого раннего типа человека, известного антропологам, тип этот ни в одном отношении не был обезьяньим. Человек из Канстадта и человек из Engis, оба обладают основными человеческими атрибутами[1744]. Человечество искало недостающего звена не с того конца цепи; и Неандертальский человек уже давно отправлен в «чистилище всех слишком поспешных ошибок». Дизраэлли делил людей на союзников обезьян и ангелов. Здесь приводятся причины в пользу «ангельской теории» – как назвали бы это христиане, и как приложимой, по крайней мере, к некоторым человеческим расам. Во всяком случае, если даже допустить, что человек существует лишь со времени Миоценского периода, то даже тогда все человечество целиком не могло состоять из отсталых дикарей эпохи Палеолита, какими они изображаются сейчас учеными. Все, что они говорят, есть лишь просто произвольные догадки, измышленные ими, чтобы поддержать и ответить их собственным фантастическим теориям.

Мы говорим о событиях, относящихся к давности многих тысячелетий, даже миллионов лет – если человек современен периодам геологическим[1745], но не к какому-либо из тех событий, которые произошли в течение нескольких тысячелетий доисторического времени, допускаемых боязливой и всегда осторожной историей. Тем не менее, существуют ученые, которые почти приближаются к нашему образу мышления. Начиная от смелого признания аббата Брассер де Бурбург, который говорит, что:

«Предания, следы которых встречаются в Мексике, в Центральной Америке, в Перу и в Боливии подсказывают мысль, что человек существовал в этих различных странах в эпоху гигантского подъема Андов и что он сохранял память о нем».

788] Именно в пользу такой древности высказываются большинство ученых, до позднейших палеонтологов и антропологов включительно. Что же касается до Перу, то была ли сделана удовлетворительная попытка определить этнологическое средство, и также характерные черты, расы, воздвигшей те циклонические сооружения, развалины которых свидетельствуют о великой цивилизации? В Куэлапе, например, они состоят из

«Стены, сложенной из обработанных камней в 3600 ф. длины и в 56 ф. ширины, и вышиною в 150 ф., и представляющей собою прочную массу с срезанной вершиною. На этой массе помещалась другая, в 600 ф. длины, в 500 ф. ширины и в 150 ф. высоты, что в общем даст высоту в 300 ф. В них были комнаты и кельи»[1746].

Весьма показательным фактом является поражающее сходство между архитектурой этих колоссальных строений и архитектурой архаических европейских наций. Фергюссон считает, что аналогия между развалинами цивилизации «инков» и Циклопическими останками пелазгов в Италии и Греции, просто случайность –

«Самая замечательная в истории архитектуры..... Трудно удержаться от заключения, что между ними может существовать некоторая связь».

«Связь» эта объясняется просто происхождением групп народа, воздвигших эти сооружения, из одного общего центра на Атлантическом материке. Допущение этого может помочь нам приблизиться к разрешению этой и подобных же проблем почти в каждой области современной науки.

Д-р Лартэ, обсуждая эту тему, разрешает вопрос, заявляя, что:

«Истина, столь долго опровергаемая о сосуществовании человека с гигантскими вымершими видами (elephas primigenius, rhinoceros, tichorrhinus, hyaena spelaea, ursus spelaeus и т. д.), представляется мне отныне вне всяких опровержений и окончательно завоеванной наукой»[1747].

В ином месте показано нами, что таково и мнение де Катрефажа. Он говорит:

«Человек, по всему вероятию, был свидетелем Миоценских времен[1748], следовательно и всей Плиоценской эпохи. Имеются ли какие причины предполагать, что следы его будут найдены еще глубже назад?..... Тогда он мог быть современником самых первых млекопитающихся и может быть отнесен в глубь Вторичного Периода»[1749].

Египет гораздо древнее Европы, в том виде, как она начертана сейчас на карте. 789] Атланто-арийские племена начали заселять его, когда Британские острова[1750] и Франция даже еще не существовали. Хорошо известно, что «язык Египетского Моря» или же Дельта нижнего Египта стала твердою сушею очень постепенно и последовала за плоскогорьями Абиссинии; но в противоположность от последних, которые, говоря сравнительно, поднялись внезапно, Дельта образовывалась весьма медленно на протяжении долгих веков из последовательных наслоений морского ила или тины, ежегодно отлагаемых почвою, наносимою широкою рекою, нынешним Нилом. Тем не менее, даже Дельта, как твердая и плодородная земля, была обитаемой значительно дольше, нежели на протяжении 100,000 лет. Позднейшие племена с еще большим количеством арийской крови в них, нежели в их предшественниках, прибыли с Востока и завоевали ее у народа, само имя которого потеряно для потомства, исключая в Сокровенных Книгах. Именно эта естественная преграда из ила, которая засасывала медленно и неизбежно каждое судно, приближавшееся к этим негостеприимным берегам, и была еще несколько тысячелетий до Р. Хр. лучшим предохранителем позднейших египтян, которым удалось достичь ее через Аравию, Абиссинию и Нубию под предводительством Ману Вина в дни Вишвамитра[1751].

Древность человека становится с каждым днем настолько очевидной, что даже церковь готовится к достойной сдаче и отступлению. Ученый аббат Фабр, проф. Сорбонны, категорически заявил, что до-историческая палеонтология и археология могут, без всякого вреда для Писаний, открывать в слоях Третичного Периода столько следов Пред-Адамического человека, сколько им угодно.

«Раз Библейское откровение обходит молчанием все творения, предшествовавшие предпоследнему потопу [который, по мнению аббата, произвел делювиальные напластования], то оно предоставляет нам свободу допустить существование человека в сером делювиуме, в Плиоценском и даже в Эоценском слое. С другой стороны, геологи, однако, вовсе не согласны рассматривать людей, населявших землю в течение этих примитивных эпох, в числе наших предков»[1752].

День, когда церковь поймет, что единое спасение ее заключается в оккультном толковании Библии, может быть, не так далек, как это может казаться. Уже многие среди аббатов и церковников сделались ярыми каббалистами и столько же выступают публично, сражаясь с теософами и оккультистами в пользу метафизических 790] толкований Библии, но, к несчастью для них, они начинают с неправильного конца. Мы советуем им, прежде чем они начнут обсуждать метафизическую сторону своих Писаний, изучить и хорошо усвоить то, что относится к чисто физической стороне, – т. е., намеки в них на геологию и этнологию. Ибо такие намеки на семеричное строение Земли и Человека, на семь Кругов и Рас изобилуют как в Новом, так и в Ветхом Завете и для того, кто читает их символически, так же очевидны, как и Солнце в Небесах. К чему же относятся законы в главе XXIII Левита? Какова же философская причина всех таких семеричных приношений и символических исчислений, как например:

«Отсчитайте себе от первого дня после праздника..... в который приносите сноп потрясания, семь полных недель.... Вместе с хлебами представьте семь агнцев без порока» и т. д.[1753].

Несомненно, нам будут возражать, что все эти «потрясения» и приношения «мира» совершались в память семи «Саббат(х)» Мистерий. Эти Саббат(х) есть семь Пралай между семью Манвантарами или то, что мы называем Кругами; ибо «Саббат(х)» слово растяжимое, означающее период покоя любого вида, как это было уже объяснено раньше. И если это не достаточно убедительно, то мы можем обратиться к стиху, который добавляет:

«До первого дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней [сорок девять, 7Х7, стадий покоя, и сорок девять стадий деятельности на семи Глобусах Цепи, а затем наступает покой Саббат(х), пятидесятый], и тогда принесите новое мясное приношение Господу»[1754].

То есть, вы принесете, как приношение, вашу плоть или «оболочки из кожи» и, освободившись от тела, вы станете чистыми духами. Этот закон приношения, выродившийся и оматериализованный с течением времени, был установлением, которое относилось ко времени самых первых атлантов: оно пришло к евреям через «халдеев», которые были «мудрецами», принадлежавшими к одной касте, но не к одной народности; это была Община великих Адептов, вышедших из своих «Змеиных нор» и поселившихся в Вавилоне многие века тому назад. И если это толкование из Книги Левита (полной искаженных законов Ману) считается слишком притянутым, то обратимся к Откровению. Какое бы толкование ни давали невежественные мистики знаменитой главе XVII, с ее загадкой жены, облеченной в порфиру и багряницу; будут ли протестанты кивать на католиков, читая «Тайна, Великий Вавилон, Матерь блудницам и Мерзостям земным», или же католики воззрятся на протестантов, но оккультисты в своем беспристрастии заявляют, что слова эти относились с изначала ко всем и каждой экзотерической церковности – 791] «церемониальной магии» древности, с ее ужасающими последствиями, ныне же к безвредному, ибо искаженному, фарсу ритуального поклонения. «Тайна» женщины и зверя суть символы душу убивающей церковности и суеверия.

«Зверь, который.... был и нет его.... и, тем не менее, есть. И здесь ум„ имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор [Семь Материков и семь Рас], на которых сидит жена».

символ всех экзотерических, варварских, идолопоклонческих верований, покрывших этот символ «кровью святых и кровью мучеников», которые протестовали и продолжают протестовать.

«И семь царей [семь Рас], из которых пять пали [наша Пятая включена], и один есть [пятый продолжается], а другой [Шестая и Седьмая Расы] еще не пришел и, когда придет [Раса «царь»], не долго ему быть»[1755].

Много таких апокалипсических намеков, но изучающий должен сам найти их.

Если Библия придет к соглашению с археологией и геологией, чтобы показать, что человеческая цивилизация прошла через три, более или менее определенных, стадий, по крайней мере, в Европе, и если человек в Америке и Европе, так же как и в Азии, существовал со времен геологических эпох, – то почему не будут приняты во внимание утверждения Тайной Доктрины? Разве более философично или логично, и научно не верить вместе с Альбертом Годри в существование человека в Миоценскую эпоху и, в то же время, верить, что знаменитые кремни из Тэней[1756] «были выточены обезьяной дриопитекусом»; или же признать вместе с оккультистами, что антропоидная обезьяна появилась на многие века позднее человека? Ибо раз будет допущено и даже научно доказано, что

«В середине Миоценской Эпохи не существовало ни одного вида среди млекопитающихся, тождественного с встречающимися в настоящее время[1757]».

– и что человек был тогда таким же именно, как и сейчас; лишь выше ростом и более атлетичным, нежели мы[1758], – где же тогда затруднение? С другой стороны, несколько известных натуралистов удостоверяют, что человек едва ли мог быть потомком обезьян, следы которых не встречаются раньше Миоценской эпохи[1759].

792]

«Таким образом, у этого дикаря Четвертичного периода, который должен был бороться против мамонта каменными орудиями, мы находим все эти черепные особенности, которые обычно рассматриваются, как признаки большого интеллектуального развития»[1760].

Если только человек не появился внезапно, уже одаренным всем своим интеллектом и мудростью, то он не мог приобрести такой мозг в пределах времени Миоценского периода, от своего безмозглого каттархинского предка, если верить ученому аббату Буржуа.

Что же касается до великанов, то несмотря на то, что самый высокий человек, из до сих пор найденных среди ископаемых в Европе, есть «Человек из Ментона» (6 футов и 8 дюймов), то другие могут быть еще раскопаны. Нильсон, которого приводит Люббок, говорит:

«В гробнице Неолитической эпохи.... в 1807 году был найден скелет необычайного роста».

Он был приписан одному из королей Шотландии Albus McGaldus.

И если в наши дни мы иногда встречаем мужчин и женщин от 7 даже до 9-ти и 11-ти футов роста, то это лишь доказывает – по закону атавизма или же проявления особенности предков, – что было время, когда 9 и 10 футов было обычным средним ростом человечества даже в нашей позднейшей Индо-Европейской Расе.

Но так как эта тема была уже достаточно обсуждена в этом труде, то мы можем перейти к лемурийцам и атлантам и посмотрим, что знали об этих ранних расах древние греки, и что знают сейчас наши современники.

Великий народ, упомянутый египетскими жрецами, от которого произошли предки греков в веке Трои, и которые, как это утверждается, сражались с атлантами, конечно, не был тогда, как мы видим это, расою дикарей Палеолита. Тем не менее, даже в дни Платона, за исключением жрецов и Посвященных, никто, по-видимому, не сохранил какого-либо четкого воспоминания о предшествующих расах. Древнейшие египтяне были отделены от позднейших атлантов тысячелетия тому назад; сами они были потомками чуждой народности и поселились в Египте около 400,000 лет назад[1761], но их Посвященные сохранили все рекорды. Даже в такое позднее время, как век Геродота, они еще обладали статуями 341 царя, 793] царствовавших над их немногочисленной атланто-арийской суб-расою[1762]. Если мы допустим лишь двадцать лет, как среднюю цифру для царствования, каждого царя, то длительность Египетской империи должна быть отнесена от времени Геродота, приблизительно на 17,000 лет назад.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.027 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал